УДК 81’373

ББК 81.411.2 - 3

М

А.А. Минакова

Редупликация и ее функция в поэзии Евг. Евтушенко

(Рецензирована)

Аннотация:

В статье рассматривается редупликация как языковое явление и как средство характеристики идиолекта Евг. Евтушенко, дается анализ различных типов данного явления, выявляется его роль в построении стихотворения и идейно-тематическом содержании текста.

Ключевые слова:

Повторение слова, полная, неполная, дивергентная редупликация, редупликант, базовая единица редупликации, идиолект, узус, авторские новообразования.

В современной лингвистике существует ряд явлений, называемых редупликацией или схожими терминами, такими, как повтор, удвоение, повторение. Редупликацию понимают в качестве «повторения основы слова как способа словообразования» [1: 121], как «повтор слова, который может иметь морфологическое (он служит, например, для образования новых слов) или стилистическое значение (когда в результате повтора меняется характеристика и смысл слова)» [2: 213]; как «фономорфологическое явление, состоящее в удвоении начального слога (частичная редупликация) или целого корня (полная редупликация)» [3: 408]. В любом случае ключевым понятием при определении данного термина различными лингвистами (Э. Сепир, О.Ю. Крючкова, Ф.Р. Минлос, Ж. Марузо и др.) является повторение слова или какого-либо его компонента, фрагмента, сегмента.

Редупликация имеет универсальный характер, поскольку наблюдается в языках различных типов. Подробный анализ редупликации в аспекте языковой типологии проведен в статье О.Ю. Крючковой [4: 68-85]. Автор дает определение этого явления «как способа слово- или формообразования, состоящего в удвоении корня или его элементов (звуков, слов), аффиксов и целых слов, переходящих на положение морфем» [4: 84], рассматривает структурные типы редупликации: полную, неполную, дивергентную; ее виды по характеру редупликанта (т.е. базовой единицы редупликации): аффиксальную, лексемную, корневую; а также выделяет семантические функции этого явления. Полная редупликация представляет собой повторение всего редупликанта: синий-синий, белый-белый и т.д., неполная - редупликант повторяется частично: улюлю; дивергентная -происходит изменение звукового состава редупликанта: там-сям, тяп-ляп. Кроме того, в статье говорится и о синонимической редупликации, когда повторяется не звуковая оболочка редупликанта, а смысл, семантика: дочурочка (диминутивные суффиксы -урк-, -к-), расспрашивать-разузнавать.

Представляет особый интерес и изучение редупликации в художественном тексте, а также в идиолекте отдельной языковой личности, в частности Евг. Евтушенко. Под идиолектом мы понимаем «совокупность формальных и стилистических особенностей, свойственных речи отдельного носителя данного языка» [3: 171]. Согласно этому, редупликация выступает как одна из индивидуальных характеристик идиолекта. В поэтическом творчестве Евг. Евтушенко редупликация достаточно частотна, и поэт использует ее для различных целей: и для усиления смыслового содержания

стихотворения, и для характеристики того или иного явления окружающей действительности, и в качестве средства построения художественной ткани произведения.

Евг. Евтушенко использует как узуальные слова с редупликацией различных компонентов, так и те, которые еще не стали или вообще не являются частью узуса.

Если учитывать классификацию редупликации, представленную в статье О.Ю. Крючковой, то в поэзии Евг. Евтушенко нами были обнаружены следующие ее виды: 1) полная (здесь наибольшее количество единиц): темной-темной, хрупка-хрупка, долгим-долгим, ровный-ровный, тугими-тугими, бледной-бледной, маленькая-маленькая, белой-белой, молодою-молодою, юным-юным (имена прилагательные со значением усиления признака); открыт-открыт, трясла-трясла (глаголы со значением непрерывности процесса); низко-низко, шибко-шибко, сонно-сонно, чуть-чуть, рядом-рядом, пустопусто, кругло-кругло, вот-вот (наречия с усилительным значением); хе-хе, хи-хи, тю-тю, топ-топ, хруп-хруп (междометия); 2) осложненная: совсем-совсемушки, латан-

перелатан, умных-переумных, полным-полнехонький, Верка-Верочка, верба-вербочка, страшно-престрашно; 3) синонимичная: грусть-печаль, букашки-мурашки.

Редупликация в поэзии Евтушенко может выступать как композиционное средство. Так, в стих. «Чуть-чуть», [9: 18] составное наречие повторяется 15 раз, что является идеей всего стихотворения, оно же служит и названием: Чуть-чуть мой крест,/ чуть-чуть мой крестик.../ чуть-чуть умри,/ чуть-чуть воскресни,/ потом опять чуть-чуть умри. Таким образом, происходит актуализация всего текста, благодаря чему усиливается смысл слов, а также их эмоционально-экспрессивная значимость. Наряду с редупликацией корней (слово чуть-чуть) в данном стихотворении наблюдается и однокорневой повтор: крест, крестик, воскресни, а также смысловой повтор, выраженный в контекстуальных антонимах умереть - воскреснуть. Так редупликация сочетается с другими видами повтора, что указывает на значимость явления повтора, который мы понимаем шире, чем редупликацию как таковую (повтор включает в себя редупликацию).

В стих. «Пустые качели», [9:106-108] звукоподражание «скрип-скрип-скрип» повторяется 4 раза, оно композиционно делит произведение на четыре части: 1)... раздается/ скрип-скрип-скрип./История века дописана [9:106]; 2)Скрип-скрип-скрип.../ Будто бы река без рыб,/ будто небеса без птиц,/ детский сад без детских лиц[9:107]; 3)Скрип-скрип-скрип.../ ключик есть,/ да только скрыт,\ в ту воскресшую Россию, \ где качели - не пустые [9:107]; 4)Скрип-скрип-скрип.../Наш народ,/ ты не погиб?! [9:108]. Первая часть повествует об истории России, о «бывшей великой державе», во второй -дается характеристика новой России: «открываем детдома, закрываем детсады», в третьей - идет рассуждение о том, какой путь ждет страну, а четвертая - заканчивается вопросом-утверждением: погиб народ или нет. Таким образом, редупликация скрип-скрип-скрип представляет собой символ качелей, которые скрипят, а не взмываются вверх, отражая неустойчивое состояние жизни.

Число авторских новообразований, или окказионализмов («речевые новообразования, впервые встреченные на страницах письменного текста и не выходящие за его пределы» [5: 22]), с редупликацией в творчестве Евтушенко также велико. Лингвистический статус данных единиц определяется различными лингвистами по-разному: слово, композит, словесное образование. Среди подобных слов (будем называть данные единицы словами вслед за В.В. Виноградовым, Н.М. Шанским, относящих редупликацию к способу словообразования, который может сопровождаться помимо повторения основ префиксацией и суффиксацией) в поэзии встречаются с полной редупликацией: худым-худой, живым-живой, седым-седой (встречается неоднократно в различных стихотворениях: «Давленыши», 1993; «Тринадцать», 1996), красным-красны, родным-родны, своим-свои, простым-простой, белым-бела, темным-темна. Редупликация здесь служит для усиления признака, т.е. для любого из этих слов характерно значение «очень+признак» («очень седой», «очень белый» и т.д.). Интересно, что подобный тип словопроизводства характерен скорее для наречий, чем для прилагательных: «К качественным наречиям на -о примыкает непродуктивный тип составных наречий, образуемых путем слияния форм на -ым с формой на -о от одной и

той же основы прилагательного, например: полным-полно, темным-темно, голым-голо» [6: 278]. Но с появлением у подобных слов категорий числа и рода, а также семантики признака предмета (темным-темны, тайга темным-темна, бедным-бедна) налицо переход из разряда наречий в разряд прилагательных: И для меня, чья речь бедным-бедна, как дом, который кем-то обворован... [6:144].

Среди слов с редупликацией различных компонентов можно выделить слова-отзвучия, или эхо-слова (причем эти слова относятся к дивергентному типу редупликации), для них характерна разговорная окраска: воробушек-хворобушек, мальчик-лгальчик, мальчик-с-пальчик (от слова «спать»), синочь-наночь, современники-содременники. В этом случае редупликация является важным языковым средством, благодаря которому возможно увидеть то, как проявляются авторские ассоциации, не свойственные обычным носителям языка. Например, стих. «Инфантилизм» [7: 186-187] Евг. Евтушенко начинает так: Мальчик-лгальчик,/ подлипала,/ мальчик-спальчик с кем попало,/ выпивальчик,/ жральчик,/ хват... Редупликация здесь служит для создания отрицательного отношения к подобным мальчикам, а кроме того, она выполняет текстообразующую функцию, поскольку на протяжении всего стихотворения мы видим окказионализмы, построенные по модели «глагол + -льчик-». «13 окказионализмов из 16 опираются на аналог мальчик-спальчик, у которого они заимствовали часть финали -льчик в результате ее контаминации с глагольной основой» [5:137]. Это редупликация с унификсом. «Унификсами становятся окказиональные элементы, участвующие в образовании слов, формируясь во время самого процесса создания нового слова», как считает Р.Ю. Намитокова, в то же время «унификс при повторах может стать каким-нибудь конкретным аффиксом» [5:138]. В этом стихотворении есть и наречие, которое образовано повторением форм одного и того же существительного (подобные наречия выделяет В.В. Виноградов [7: 291-292]): ...пробивальчик, беспечальник, хамом хам.

Окказиональные слова Евг. Евтушенко нередко создает с помощью редупликации, что является специфической особенностью идиолекта поэта, поскольку подобные слова не встречаются у других авторов, а высокая частота использования говорит об индивидуальных чертах, присущих только Евг. Евтушенко и отражающих его мировосприятие. Так поэт выступает как новатор и экспериментатор в области поэтического языка.

Редупликация в поэзии Евг. Евтушенко, являясь одной из характеристик идиолекта, выступает как художественно-изобразительное средство, участвующее в архитектонике произведения, выражает идейно-тематическое содержание текста. Сочетаясь с другими типами повтора, редупликация может быть как вспомогательным элементом построения смысла и структуры произведения, так и выполнять главную функцию, когда только редупликация служит ключом к пониманию произведения.

Примечания:

1. Нечаев Г.А. Краткий лингвистический словарь. Ростов н/Д, 1976. 184 с.

2. Марузо Ж. Словарь лингвистических терминов. М., 1960. 436 с.

3. Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. 685 с.

4. Крючкова О.Ю. Редупликация в аспекте языковой типологии // Вопросы языкознания. 2000. № 4.

5. Намитокова Р.Ю. Авторские неологизмы: словообразовательный аспект. Ростов н/Д, 1986. 160 с.

6. Евтушенко Е.А. Стихотворения и поэмы. М., 1990. 190 с.

7. Виноградов В.В. Русский язык: грамматическое учение о слове. М., 1972. 614 с.

8. Евтушенко Евг. Отцовский слух. М., 1978. 239 с.

9. Евтушенко Евг. Между городом Да и городом Нет. М., 2007. 384 с.