© Заикина А.И., 2011

УДК 81’42 ББК 81.0

РЕЧЕВЫЕ СРЕДСТВА РЕАЛИЗАЦИИ СТРАТЕГИИ САМОПРЕЗЕНТАЦИИ В СОВРЕМЕННЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ТЕКСТАХ

Ю.А. Заикина

Язык и политика - глубоко взаимосвязанные явления. Развитие средств массовой коммуникации привело к тому, что слово стало основным инструментом политической борьбы. Сегодня политики используют многообразную палитру речевых средств, реализуя различные стратегии и тактики, позволяющие повлиять на восприятие окружающими адресанта.

Для успеха речевого воздействия особенно важной представляется стратегия самопре-зентации. По мнению О.Н. Паршиной, «само-презентация - это эмоциональная “самоподача” оратора, косвенная демонстрация психических качеств его личности для формирования определенного впечатления о нем самом и о его целях» [2, с. 26]. Тактики, с помощью которых реализуется стратегия самопрезентации, можно разделить на три типа: 1) тактика отождествления; 2) тактика дистанцирования; 3) тактика создания позитивного образа.

Суть тактики отождествления состоит в «демонстрации ненарочитой символической принадлежности к определенной социальной, статусной или политической группе» [2, с. 26]. Без отождествления невозможно сформировать полноценный образ политика. Говорящий показывает себя представителем аудитории, а избиратель видит в кандидате человека такого же социального класса, как и он сам. Имидж политического лидера должен соответствовать ожиданиям социальной среды.

Собранный материал дает право говорить о том, что для реализации данной тактики характерны следующие языковые средства:

1. Фразеологизмы и устойчивые выражения: Роланд Херианов действительно человек путинской закалки, человек, которому удалось меньше чем за год поднять и запустить огромное количество социальных программ (Единая Россия. Команда Путина. 2009. 11 янв.). В данном случае наблюдается отождествление с В.В. Путиным путем введения в текст ставшего уже устойчивым словосочетания человек путинской закалки. Эта характеристика создана по аналогии со словосочетаниями человек особой закалки, человек старого закала, имеющими в словарях помету «разговорное».

2. «Мы-совместное». В тех случаях, когда местоимение мы выступает в значении «мы-совместное», оно «помогает создать атмосферу взаимопонимания между кандидатом и избирателями, когда автор приглашает читателей к совместному размышлению о каких-либо фактах, событиях» [3, с. 189]: У каждого из нас есть мечта. Дать нормальное образование детям, построить дом, чувствовать уверенность в завтрашнем дне (Единая Россия. 2009. 24 фев.). В данном случае автор текста-обращения говорит от лица всего народа, выявляя общие жизненные приоритеты, общие желания.

3. Речевые формы установления контакта, связанные как с использованием обращений, так и с прямым призывом к избирателям, содержащим в себе явное отождествление: Дорогие сограждане! (С. Миронов); Уважаемые земляки! (Р. Гребенников); Если вы, как президент России Дмитрий Медведев, считаете, что власть должна работать для

людей, приходите на выборы и поддержите партию «Единая Россия» и команду ее кандидатов (Единая Россия. 2009. 24 фев.).

Сущность тактики дистанцирования -«отдаление», «отстраненность» от объекта (оппонента, адресата). Именно эта тактика характеризуется проявлением наибольшей оценочности, яркостью используемых средств. При этом оценка себя, «своего» круга всегда положительна, а оценка оппонентов отрицательна.

Для достижения тактики дистанцирования политиками обычно используются:

1. Вводные конструкции: К сожалению, большинство из тех, кто претендует сегодня на кресло градоначальника, не хотят и не могут играть честно (Наказано сделать. 2007. 26 апр.). В данном случае политик выражает свое негативное отношение к оппонентам при помощи вводного слова, которое относится к семантической группе, выражающей чувства говорящего в связи с сообщением.

2. Фразеологизмы: Хотел бы просто заметить, что, на мой взгляд, работа областной партийной организации построена сплошь и рядом на интригах. Я не буду вдаваться в подробности, каждый из нас неоднократно был тому свидетелем (Первая газета в Волгограде. 2007. 4 апр.). Политик негативно оценивает работу партийной организации, используя существительное интрига («скрытные действия, обычно неблаговидные, для достижения чего-либо, происки» [1, с. 250]). Эта отрицательная оценка значительно усиливается в сочетании с фразеологизмом сплошь и рядом, имеющим значение «очень часто, почти всегда» [4, с. 449].

3. Противительные конструкции. Как отмечает Е.Г. Сидорова, «яркой чертой публицистических текстов в рамках рассматриваемого жанра является полемичность речи, что вызвано необходимостью сопоставить позиции кандидатов. Этому способствует использование противительных конструкций с союзом а, соединяющим слова и части сложносочиненного предложения, обозначающие противоречащие друг другу явления, действия или признаки» [3, с. 194]: Все идеи единорос-сам спускают «сверху», а мы генерируем их сами, опираясь на инициативу «снизу» (Хозяйство. 2007. № 28).

В ряде случаев противопоставление может быть скрытым. Так, во фрагменте: Какие цели преследовали эти партии-однодневки? Набить свои карманы и занять теплое место в парламенте? Политическая партия - это ответственность, это воля, конкретный план и люди, которые олицетворяют собой линию на созидание (Первая газета в Волгограде. 2007. 8 нояб.) имеет место противопоставление существительного однодневка, то есть «та, что живет очень недолго, не оставляет после себя следа» [1, с. 446], помеченного как «разговорное», «неодобрительное», и существительного с пометой «высокое» созидание. Таким образом, благодаря смешению разговорной и высокой лексики выражается негативная позиция политика, дистанцирующегося от другой партии.

4. Постпозитивные номинативы и близкие им конструкции, выражающие неприятие того или иного положения дел: В последние годы чиновники мэрии занимаются откровенным прожектерством: то обустройством центральной набережной, то идеей строительства аквапарков и лыжных курортов на Мамаевом кургане... Бред какой-то! (Волгоградская правда. 2007. 2 апр.).

5. При дистанцировании от оппонента политики часто используют метафоры и сравнения, содержащие лексику с отрицательным коннотативным значением: Страна была скована параличом власти, справа и слева ее покусывали сепаратисты (Первая газета в Волгограде. 2007. 8 нояб.).

Тактика создания позитивного образа используется для того, чтобы представить политика в выгодном для него ракурсе. Она реализуется при помощи следующих речевых средств:

1. Формы глагола в будущем времени. Данное языковое средство характерно для случаев, когда политик дает обещания: Не буду больше строить прогнозов, скажу лишь одно: все изменения в городе будут только к лучшему! (Единая Россия. 2009. 24 фев.).

2. «Мы-совместное»: Мы получили множество писем и предложений. Мы обсудили нашу программу во всех уголках страны <... >Яубежден, мы сможем воплотить чаяния и надежды наших соотечественни-

ков, взяв курс на Новый Социализм<... >. Мы сможем с уверенностью смотреть в будущее! В наше общее справедливое будущее (Справедливая Россия. 2009. 8 фев.).

3. «Я-конструкции», которые, с одной стороны, «выступают в качестве средств характеристики кандидата как личности, уверенной в собственных силах и профессиональной подготовленности к любой ситуации», а с другой -при неоправданной чрезмерности их употребления способствуют «появлению агрессивной окраски текстов» [3, с. 189]: Для меня политика - это, прежде всего, защита интересов простых граждан. Пусть это звучит громко, но я не могу молчать, когда вижу несправедливость (Наказано сделать. 2007. 26 апр.).

4. Аффективы, представляющие собой такие слова-классификаторы, которые вызывают однозначную реакцию массовой аудитории, называя абстрактные понятия, например: «человеческое достоинство», «милосердие», «вера в идеалы», «мечта», «истина», «духовность», «вера в будущее», «надежды на будущее» и т. п. Употребляемые без указания точного смысла они теряют конкретное историческое, идеологическое и политическое содержание: Добрые дела людям и городу (Роланд Херианов); За справедливость, родину и честь! (Справедливая Россия).

5. Отрицание: С нашей стороны никаких грязных технологий нет. Это конструктивная критика. Такая критика будет продолжаться, так как избиратели хотят

знать правду. Никакой грязи там нет. Я вообще не сторонник грязи (Блокнот Волгограда. 2007. 29 марта). Как правило, данное языковое средство характерно для способа нейтрализации негативного представления.

Итак, для реализации стратегии самопре-зентации политики могут выбирать разное речевое воплощение, которое зависит от ситуации общения, особенностей адресата, а также от статуса политика, его индивидуальнопсихологических характеристик и культурного уровня.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ожегов, С. И. Толковый словарь русского языка / С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. - М. : Азъ, 1992. - 955 с.

2. Паршина, О. Н. Приемы реализации стратегии самопрезентации в речи административнополитической элиты / О. Н. Паршина // Проблемы речевой коммуникации : межвуз. сб. науч. тр. / под ред. М. А. Кормилицыной, О. Б. Сироти-ниной. - Вып. 4. - Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 2004. - С. 25-34.

3. Сидорова, Е. Г. Синтаксические средства самопрезентации политических деятелей в контексте предвыборной кампании / Е. Г. Сидорова // Язык региона: Лексика. Грамматика. Функциональное пространство : сб. науч. тр. / под общ. ред. Н. А. Тупиковой. - Волгоград : Изд-во ВолГУ 2009. - С. 179-206.

4. Фразеологический словарь русского языка / под. ред. А. И. Молоткова. - СПб. : Вариант. -1994. - 544 с.

12

Ю.А. Заикина. Речевые средства самопрезентации в современных политических текстах