ТЕОРИЯ РЕЧЕВОГО ЖАНРА

УДК 8208 ББК 81.2

РЕЧЕВОЙ ЖАНР «НЕРАЗДЕЛЕННАЯ ЛЮБОВЬ» НА МАТЕРИАЛЕ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ ДЖОНА ГОЛСУОРСИ «САГА О ФОРСАЙТАХ»

М. В. Ползу нова

SPEECH GENDER «UNREQUITED LOVE» IN JOHN GALSWORTHY’S «THE FORSYTE SAGA»

M.V. Polzunova

Проведено исследование речевого жанра «Неразделенная любовь» на материале художественного произведения Джона Голсуорси «Сага о Форсайтах». Целью статьи является изучение речевого жанра Неразделенная любовь» в контексте художественной речи.

Ключевые слова: речевой жанр, художественная речь.

The article is devoted to the investigation of the speech genre “Unrequited love” in John Galsworthy’s “The Forsyte Saga”. The aim of this article is the examination of the speech genre “Unrequited love” in the context of literary language.

Keywords: speech genre, literary language.

Активное изучение речевых жанров (РЖ) началось в 90-х годах XX века русскими учеными-лингвистами (Гольдин, Дементьев, Кожина, Орлова, Седов, Федосюк и др.) под воздействием работ М.М. Бахтина.

Под речевыми жанрами М.М. Бахтин понимает широкий спектр разнородных письменных и устных тематически и ситуативно обусловленных «типов высказываний», которые охватывают все сферы «человеческой деятельности» и частично пересекаются с литературными жанрами, широко рассматриваемыми в теории литературы. К речевым жанрам М.М. Бахтин причисляет «короткие реплики бытового диалога..., бытовой рассказ, и письмо..., и короткую стандартную военную команду, и развернутый и детализованный приказ, и довольно пестрый репертуар деловых документов..., и разнообразный мир публицистический выступлений». Сюда же он относит «многообразные формы научных выступлений и все литературные жанры». Понимая всю сложность и разнородность категории речевого жанра, он классифицирует жанры с функциональной точки зрения. Так, он различает «первичные / простые» и «вторичные / сложные» речевые жанры, причем по-

следние он определяет как «идеологические» жанры, а также «диалогические» и «монологические», или «специализованные» и «конструктивные». Эта классификация основана на положении о том, что первичные речевые жанры интегрированы во вторичные и что речевые жанры имеют внутреннюю структуру.

Анализируемый нами текстовой фрагмент отличается богатым жанровым разнообразием, поскольку в нем представлен практически весь спектр используемых в литературе речевых жанров: информативный РЖ во всех формах проявления; жанр внешней высказанной речи, оформленный в масках почти всех соответствующих РЖ (беседа, откровение, оценочный регулятив и реф-лексив, шутка, комплимент и т. д.); императивный жанр (просьба, угроза, приказ); жанр невысказанной речи (размышление, сомнение, внутренний конфликт и т. п.) в различных формах (монолог, аутодиалог и т. д.); активно используется такая речевая форма изложения, как несобственнопрямая речь, где границы РЖ размываются.

В целом отрывок достаточно объемен, поэтому для удобства анализа разобьем его на три смысловые части. Проанализируем основную часть

Марина Владимировна Ползунова - канд. филол. наук, доц. кафедры иностранных языков, Озерский технологический институт- филиал НИ-ЯУ МИФИ (ОТИ НИЯУ МИФИ).___________________________

Marina V. Polzunova - Candidate of Philology, Assistant Professor of Foreign Languages Department of Ozersk Technological Institute - branch of the Na-tional Research Nuclear University MEPhl.______________

отрывка, где собственно и происходит диалог между Сомсом и Ирэн, используя структуру так называемой «анкеты речевого жанра», предлагаемую Т.В. Шмелевой. Доминанта данного текстового фрагмента - РЖ высказанной речи в форме диалога.

Коммуникативная цель - прямым воздействием на адресата (Ирэн) адресант (Соме) стремится реализовать поставленную задачу: получить необходимую информацию, чтобы начать бракоразводный процесс.

Концепция адресанта достаточно твердая, он лично заинтересован в результате, о чем свидетельствует применение в рамках диалога сложного императивного РЖ, причем с использованием полного спектра простых РЖ: приказ, просьба, поучение, жалоба и т.д.

Концепция адресата не дает оснований ожидать от Ирэн (адресат) немедленной готовности произвести необходимое действие, выполнить некие требования, приказания. Адресанту приходится прибегать к аргументации, вынужденной смене тактики поведения, что вызвано неожиданной непредсказуемостью «адресата». «Адресат» в процессе диалога начинает активно влиять на ситуацию.

Фактор коммуникативного прошлого. В начале диалога адресант инициирует желаемые ответные действия активно и наступательно.

Фактор коммуникативного будущего. Ввиду того, что доминантным жанром диалога является императивный жанр, то предполагается обязательное наличие адресата-исполнителя. Особенностью же этого диалога является такое развитие событий, при котором «адресат» сам становится «адресантом». Наблюдается постепенная смена ролей.

Диктумное содержание. Коммуникативное событие, участниками которого являются Соме и Ирэн, происходит в гостиной Ирэн.

Отразить такую динамику развития сюжета невозможно, не обратившись к множеству РЖ во всем их разнообразии. Поэтому здесь мы наблюдаем сложное наслоение и взаимопроникновение речевых жанров, даже некоторую их гибридизацию.

1. Один РЖ обладает признаками другого (других), иногда едва заметными. Например:«/ have paid for it. You will find some way perhaps. You needn’t mind my name, I have none to lose. Now I think you had better go». РЖ признания, даже откровения, содержит приказ, побуждение к действию, что является признаком императивного жанра. Или: «And, visited by the sudden memory of how, those many years ago, he and she had bought china together, he remained staring at this little bowl, as if it contained all the past» - РЖ воспоминания напоминает РЖ описания.

2. Граница между жанрами размыта: «Why he said that, what he meant by it, he knew neither when he spoke nor after. It was a truism almost preposterous, but its effect was startling». Прослеживаются оценочно-повествовательные мотивы.

3. В плавное течение одного жанра резко вклинивается другой: «She was in a black evening dress, with a sort of mantilla over her shoulders — he did not remember ever having seen her in black...» -РЖ описания глазами героя соседствует с РЖ размышлений-воспоминаний.

Такая мастерская манипуляция жанрами достаточно характерна для творчества Голсуорси. Вне зависимости от типа применяемого жанра, явно или едва уловимо ощущается постоянное присутствие писателя, участие в событиях, его отношение ко всему происходящему. Далее по ходу анализа произведения будем возвращаться к этой теме.

В РЖ повествования большую роль играет временная соотнесенность сказуемых, которая может проявляться и как их временная однотипность, и как временная разнотипность. Основную смысловую нагрузку выполняют глаголы (walked in, noted, had risen, stood recoiled against it, had struck a sudden discord, released, fell, sat down, had moved away, said, meant, knew, rose, stood, could see, turned to, threw it open, moved towards, beset, etc.), которые обозначают действия предельные, сменяющиеся. Для РЖ повествования характерна конкретная лексика (the piano, the hand, the light, a dress, mantilla, the face, the eyes, the hair, etc.). Ход событий акцентируется посредством обстоятельств образа действия (partly, mainly, slowly, mechanically, suddenly, spiritually, perfectly still, to and fro, hard, when his feelings were too much for him, etc.) и обстоятельств времени (then, neither when he spoke nor after, etc.). РЖ повествования функционирует прежде всего в художественных текстах, где органично сочетаются элементы описательно-сти и повествовательности. Описание включается в повествование для наглядно-образного представления героев, места действия. В данном текстовом фрагменте мы также видим РЖ описания, осложненный оценкой: «Soames looked at her hard. He said that she had not changed; now he perceived that she had. Not in face, except that it was more beautiful; not in form, except that it was a little fuller

- no! She had changed spiritually. There was more of her, as it were, something of activity and daring, where there had been sheer passive resistance» (восприятие Ирэн и автором, и Сомсом).

Далее приведем пример текстового фрагмента, где мы наблюдаем авторское описание + внутренний диалог в форме аутодиалога Сомса при обнажении его внутреннего конфликта: «Не

stopped and looked at her intently with a sort of curiosity. What on earth did she do with herself, if she really lived quite alone? And why had he not divorced her? The old f eeling that she had never understood him, never done him justice, bit him while he stared at her». В данном контексте мы чувствуем, как Соме оценивает Ирэн. Затем следуют его размышления в форме аутодиалога: «What on earth did she do with herself...?» и «And why had he not divorced her?».

Теория речевого жанра

Приведем еще один пример, где, на наш взгляд, присутствует РЖ описания:

«The sound of her voice, reserved and close, the sight of her figure watchfully poised, defensive, was helping him now. And thousand memories of her, ever on the watch against him, stirred, and he said bitterly:...». Сомсу помогает голос Ирэн «reserved and close» собраться с мыслями, а также ее поза «watchfullypoised, defensive».

Использование различных РЖ в плотном переплетении и взаимодействии попытаемся проследить на следующих примерах:

РЖ этикетный: «Yes, it’s a queer visit! I hope you’re well»,включающий оценочный РЖ: «Yes,

it’s a queer visit!». РЖ этикетный: «‘You’ll catch cold in that dress. I’m not dangerous’. And he uttered a little sad laugh», состоящий из жанра светского проявления заботы, РЖ шутки и оценочного регу-лятива с позиции автора. Сложный императивный РЖ: «’Rather old habit, ’ said Soames as bitterly. ‘Shut the window! ’», где есть оценка с точки зрения героя: «’Rather old habit’», оценка героя с точки зрения автора: «...saidSoames as bitterly» и приказ: «•’Shut the window! ’». Интересный вариант воплощения эмоционального давления (что характерно для императивного РЖ) в форме вопроса (РЖ вопроса) :«7we/ve years! Do you suppose I can believe that?». Или РЖ просьбы: «Perhaps you will be good enough, then to give me information...» с элементом этикетного официоза: «you will be good enough».

Еще один пример «комплексного» использования РЖ совета - поучения:

« You had better tell me, he said; ‘it’s to your advantage to be free as well as mine. That old matter is too old». Неявная форма РЖ воспоминания, обладающая и признаками жанра повествования: thousand memories of her, ever on the watch against him, stirred...»;«And, visited by the sudden memory of how, those many years ago, he and she had bought china together, he remained staring at her little bowl, as if it contained all the past».

РЖ описания, являющийся в конкретном случае сложным, включающим в себя оценочный жанр в виде эмоциональных реплик - в тексте выделим шрифтом (внутренний монолог в форме аутодиалога):

«And now it was as if he were in the presence not of a mere woman and erring wife, but of some force, subtle and elusive as atmosphere itself, within him and outside.»;«She had developed power, this woman - this — wife of his! He felt it issuing from her as she sat there, in a sort of armour. And most unconsciously he rose and moved nearer; he wanted to see the expression of her face. Her eyes met his in-flinching. Heavens! How clear they were, and what a dark brown against that white skin, and that burnt-amber hair! And how white her shoulders! Funny sensation this! He ought to hate her!»

Наряду со сложнокомбинационным использованием речевых жанров, когда жанры переплета-

ются, дополняя друг друга, вклиниваясь один в другой, остаются востребованными и четко определенные речевые жанры, имеющие ясные границы и цели. Например, группа этикетных РЖ: жанр этикетного прощания: «’Will you shake hands? ’ he said.»; благодарность: «Thank you. Will you sit down?»; комплимент явный: e< ’You have not changed’, he said»; при первом контакте и завуалированный: «’Lowestoft. Where did you get this? I bought its fellow at Jobson’s» - одна из попыток наладить контакт после неудачного диалога, потянув за ниточку из прошлого. РЖ светской беседы:

-7 suppose you’re comfortably off now?’ he

said.

— Thank you, yes.

РЖ эмотивно-оценочного регулятива в форме внутренней прямой речи;<?57ге dresses even when she’s alone»; «’Ah! He thought, that’s her independent income! Confound Uncle Jolyon!»; «’She’s made of ice, he thought - ‘she was always made of ice!». Жанр делового разговора: «No? What have you come for? To discuss things». Жанр признания, откровенной исповеди: «А crime to marry you, I have paid for it». «Yes; it was a crime to marry you. 1 have paid for it. You will find some way perhaps. You needn’t mind my name, I have none to lose. Now I think you had better go». Вот как раз тот момент в диалоге, когда «адресант» и «адресат» меняются местами, и приказ исходит от бывшего «адресата»: «You needn’t mind my name, I have none to lose. Now I think you had better go». И далее, в ответ на попытки «адресанта» восстановить свой статус, следует приказ: «Таке it. I don’t want it».

Если еще детальнее разбирать внутрижанро-вую структуру, то необходимо отметить присутствие РЖ вопроса и РЖ ответа (как простейших неделимых компонентов РЖ) практически во всех более сложных жанровых структурах диалога.

Отдельно остановимся на жанровом воплощении темы любви, безответной любви мужчины к женщине.

Любовная тема репрезентируется в произведении без использования любовной лексики: ни одного слова «люблю» или «любовь», нет пылких фраз, откровенных признаний и т. д. Тем не менее, любовь Сомса к Ирэн пронизывает все содержание произведения. Рассмотрим, с помощью каких РЖ писатель смог передать накал страстей, бушующих, без преувеличения, в душе Сомса, и какими средствами передан холод, идущий от Ирэн.

РЖ авторского описания поведения, эмоций Сомса:

«...and thus almost assured of seeing her, he stood more undecided than ever. Shivers of anticipation ran through him; his tongue felt dry, his heart beat fast»;

«He crossed back into the doorway, and, slowly, to keep down the beating of his heart, mounted the single flight of stairs and rang the bell»; «...He had never thought that the sight of this woman whom he

had once so passionately desired, so completely owned, and whom he had not seen for twelve years, could affect him in this way»;«...her face, eyes, hair, strangely as he remembered them, strangely beautiful»; «А thousand memories of her...stirred...»; «‘She’s made of ice, he thought - ‘she was always made of ice!»; «But even as that thought darted through him, his senses were assailed by the perfume of her dress and body, as though the warmth within her, which had never been for him, were struggling to show its presence.». В данных контекстах писатель прорисовывает сложное эмоциональное состояние персонажа с изменением его физического состояния перед встречей с Ирэн (he stood more undecided than ever; shivers...ran through him; his tongue felt dry; his heart beat fast; crossed back into the doorway, and, slowly, to keep down the beating of his heart). Соме не мог и предположить, что встреча с Ирэн «could affect him in this way».

Кульминационный момент в разговоре Сомса и Ирэн воплощен в виде РЖ завуалированного признания в форме прямой речи: «Why didn’t you let me provide for you? I would have, in spite of everything». Только что-то очень сильное может заставить такого прагматичного человека «would have in spite of everything». Это, без сомнения, любовь.

Все вышесказанное объясняет, не оставляя и тени сомнения, что Соме продолжает любить Ирэн, по-настоящему, глубоко и страстно. Эту любовь не ослабили ни годы, ни эмоции, ни обиды; ни бессильно и искусственно подогреваемое и подстегиваемое самим Сомсом раздражение, которое он сам же пытается подпитать негативными воспоминаниями.

Подробнее остановимся на способах создания образов главных героев - Сомса и Ирэн.

Для создания образа Сомса ни разу не используется жанр прямого описания. Представление о нем исчерпывающе дается через внутреннюю прямую речь, реплики, аутодиалоги, описание поведения. Большую роль играет позиция самого автора, выраженная иногда прямо, чаще косвенно, через речевые жанры описания и оценки. Существует как бы два человека в одном: один - нерешительный юнец, которым всецело завладела любовь к прекрасной женщине; другой - солидный юрист, зачастую вершитель чьих-то судеб, прислушивающийся только к голосу разума, закона, здравого смысла. Стилистические метания не случайны в данном отрывке - все работает на создание непростого образа героя - и герой постоянно мечется, постоянно неуверен и недоволен собой. И, конечно же, образ создается посредством репрезентации внутренних размышлений в формах прямой речи, внутренних монологов и аутодиалогов.

В создании же образа Ирэн совершенно отсутствует внутренняя прямая речь и аутодиалог. Вся нагрузка в этом плане легла на речевые жанры описания внешности героини с позиции главного героя и автора.

Необходимо отметить, что описание внешности дается в динамике, «по нарастающей»: сначала лица не видно, только слабо освещенная шея, затем при освещении ее «face, eyes, hair» предстают во всем великолепии «strangely beautiful», чуть позже эта красота уже поражает воображение, наступает и подчиняет.

Такую же нарастающую динамику наблюдаем и в поведении Ирэн, точнее, в проявлении реакций на то или иное внешнее воздействие, отображенных РЖ описания. Сначала растерянность, покорность в позе, потребность в поддержке; потом постепенно наступает настороженное спокойствие; затем описывается поведение, выдающее с трудом скрываемые героиней эмоции, иногда все-таки вырывающиеся наружу. И, наконец, явное проявление внутренней силы, понятное даже недалекому Сомсу.

То же самое можно сказать о ее репликах (РЖ произнесенной речи в форме прямой речи). Сначала шепот, затем холодная вежливость, потом Ирэн уже диктует и указывает, задает острые нелицеприятные вопросы, ставит в тупик и раздражает. Кульминация — эмоциональная и откровенная исповедь-отповедь, переходящая в прямые указания (характерные для императивного жанра): «Yes; it was a crime to marry you. I have paid for it. You will find some way perhaps. You needn’t mind my name, I have none to lose. Now I think you had better go»; «Take it. I don’t want it». По сути, Ирэн просто морально «растоптала» и прогнала Сомса.

Шкала эксплицитности использована также достаточно полно: от имплицитного «А faint smile came on her lips; but she did not answer» (хотя мы прекрасно понимаем, что это тоже ответ), « ‘You! ’ he heard her whisper» до, как отмечено ранее, суровой отповеди (пресуппозитивное): « Yes; it was a crime to marry you. I have paid for it. You will find some way perhaps. You needn’t mind my name, I have none to lose. Now I think you had better go».

Таким образом, наблюдая большое жанровое разнообразие, можно сделать вывод, что сложные психологические перипетии, межличностные отношения невозможно передать с помощью ограниченного набора четко разграниченных РЖ. Чем богаче жанровая палитра, чем сложнее взаимодействие и взаимодополнение жанров (имеется в виду также взаимопроникновение жанровой стилистики), тем эффективнее результат воздействия произведения на читателя. В этом смысле задача изучения РЖ представляется архиважной.

Поступила в редакцию 16 апреля 2010 г.