УДК 81’272:81’271

ББК 81.21-7

Р 98

Рядчикова Е.Н., Тхакушинова Ж.Б.

Речевой этикет как показатель сильной языковой личности политика

(Рецензирована)

Аннотация:

Цель данной статьи - показать взаимосвязь между использованием норм и правил речевого этикета и позиционирование политика как сильной языковой личности. Задачи исследования - обобщить определения этики и речевого этикета, выявить их основные параметры, отразить их значимость для общества и для успешной коммуникации, выявить специфику этикетности речи некоторых политиков современности. Основной вывод: наиболее успешным можно считать того политика, который придерживается в своей речи тактичности, предупредительности, терпимости, уважительного отношения к собеседникам.

Ключевые слова:

Этика, мораль, речевой этикет, культура, нравственность, общение, политика, толерантность, корректность.

Любое общество, начиная с самых древних основ человеческой цивилизации, вырабатывает нормы поведения, определяет, что можно допускать, а что нет, что приветствуется, а что должно осуждаться. «Этикет в конечном счете выражает содержание тех или иных принципов нравственности, уважения к человеку... Этика -составная часть внешней культуры общества» [1: 431]. Совершенно очевидно, что никакое общение не будет успешно без соблюдения культуры речи, или элементарной этики. По мнению одного из ведущих деятелей современной американской риторики Р.Нельсона, основным регулятором речи, лежащим вне ее, является этика (цит. по: [2: 97].

В первоначальном значении «этика», «мораль», «нравственность» - разные слова, но один термин. Со временем ситуация изменилась. «В общекультурной лексике все три слова продолжают употребляться как взаимозаменяемые. Например, в живом русском языке то, что именуется этическими нормами, с таким же правом может именоваться моральными нормами или нравственными нормами» [3: 10-11].

Золотое правило нравственности требует от человека в его отношениях с другими людьми руководствоваться такими нормами, которые можно было бы обернуть на самого себя, нормами, по поводу которых он мог бы желать, чтобы ими же руководствовались другие люди в их отношении к нему. Формулировка золотого правила такова: «(Не) поступай по отношению к другим так, как ты (не) хотел бы, чтобы другие поступали по отношению к тебе». Оно возникает в середине первого тысячелетия до н.э., в так называемое «осевое время» (К.Ясперс). «Оно появляется одновременно и независимо друг от друга в различных культурах - древнекитайской (Конфуций), древнеиндийской (Будда), древнегреческой (Семь мудрецов) - но в поразительно схожих формулировках. Раз возникнув, золотое правило прочно входит в культуру, как в философскую традицию, так и в общественное сознание, и у многих народов переходит в пословицу» [3: 24].

Одно из базовых требований этики, нравственности - всеобщность, одинаковость для всех членов общества. В противном случае эти социально значимые категории перестают иметь смысл.

Речевой этикет - это принятая в данной культуре совокупность требований к форме, содержанию, порядку, характеру и ситуативной уместности высказываний. «Речевой этикет - это микросистема национально специфических вербальных единиц,

принятых и предписываемых обществом для установления контакта собеседников, поддержания общения и желательной тональности соответственно правилам речевого поведения, иначе говоря, единиц, при помощи которых осуществляется обращение и привлечение внимания, приветствие, прощание, знакомство, извинение, благодарность, поздравление, пожелание, просьба, приглашение, соболезнование, комплимент и т.д. [4: 324].

Отсюда можно сделать вывод о том, что немаловажным критерием успешности политика является соблюдение им правил ведения речи, а точнее, речевого этикета, как в своей профессиональной деятельности, так и в повседневной жизни. Многолетний опыт показывает, что владение речевым этикетом дает много видимых преимуществ политику: способствует приобретению авторитета, порождает доверие и уважение во стороны широких масс. Кроме того, неукоснительное соблюдение речевого этикета в деловом общении оставляет у реципиента благоприятное впечатление и поддерживает положительную репутацию [5].

В любом этносе, в любой социальной группе устанавливаются свои этикетные правила. Как отмечает И.П. Сусов, культуре определенного этноса противостоит не просто язык как таковой, а присущая человеку коммуникативно-когнитивная система, которую образуют тесно взаимосвязанные друг другом мышление, сознание и язык [6: 31].

Прежде всего, залогом успешного общения является соблюдение следующих правил ведения речи: доброжелательного отношения к адресату, демонстрация

заинтересованности в разговоре, внимания искреннего выражения своего мнения. При этом для достижения подобного эффекта используются не только этикетные реплики, но и некоторые паралингвистические средства, такие как мимика, жесты, взгляд и т.д. Не менее важно также умение хорошо ориентироваться в речевой ситуации, ролевых признаках партнера, соответствовать собственным социальным признакам и удовлетворять ожиданиям других людей, стремится к «образцу», сложившемуся в сознании носителей языка, действовать по правилам коммуникативных ролей говорящего и слушающего, строить текст в соответствии со стилистическими норами, владеть устными и письменными формами общения, уметь общаться контактно и дистантно, а еще и владеть всей гаммой вербальных средств коммуникации [7].

В российском обществе особую ценность издавна представляют такие качества, как тактичность, предупредительность, терпимость, доброжелательность, выдержанность. Важность этих качеств отражается в многочисленных русских пословицах и поговорках, характеризующих этические нормы общения, например: Слово не воробей, вылетит - не поймаешь; слово - стрела, выпустишь - не вернешь; невысказанное высказать можно, высказанное возвратить нельзя.

Нередко встречается ситуация, когда люди слышали об этих понятиях, но четко не могут сформулировать, что же конкретно они обозначают.

Л.А. Введенская дает такие определения:

Тактичность - это этическая норма, требующая от говорящего понимать собеседника, избегать неуместных вопросов, обсуждения тем, которые могут оказаться неприятными для него.

Предупредительность заключается в умении предвидеть возможные вопросы и пожелания собеседника, готовность подробно проинформировать его по всем существенным для разговора темам.

Терпимость состоит в том, чтобы спокойно относиться к возможным расхождениям во мнениях, избегать резкой критики взглядов собеседника. Следует уважать мнение других людей, стараться понять, почему у них сложилась та или иная точка зрения. С таким качеством характера, как терпимость, тесно связана выдержанность

- умение спокойно реагировать на неожиданные или нетактичные вопросы собеседника.

Доброжелательность необходима как в отношении к собеседнику, так и во всем построении разговора: в его содержании и форме, в интонации и подборе слов [8].

Помимо этих общих требований, в политической коммуникации выработались и некоторые специфические понятия, например, политкорректность и толерантность.

Политическая корректность языка выражается в стремлении найти новые способы языкового выражения взамен тех, которые задевают чувства и достоинства индивидуума привычной языковой бестактностью и/или прямолинейностью в отношении расовой и половой принадлежности, возраста, состояния здоровья, социального статуса, внешнего вида и т.п. [9:216].

Вместе с тем, С.Г. Тер-Минасова находит термин «политическая корректность» не совсем удачным, так как слово «политическая» подчеркивает выбор по политическим, а значит неискренним мотивам в противоположность искренней заботе о человеческих чувствах, стремлению к тактичности, к языковому проявлению хорошего отношения к людям [9: 215]. Взамен исследователь предлагает термин «языковой такт» (linguistic tact). А.Г. Стихин считает, что применительно к языковым явлениям более подходящим может стать термин «коммуникативная корректность», тогда как «политическая корректность» подразумевает комплекс проблем не только лингвистического, но и этического и философского характера [10: 138]. Сходное мнение высказывает Ю.Л. Гуманова, говоря о политической корректности как о «нормировании коммуникативных процессов определенным образом» [11: 197].

Толерантность в политическом плане интерпретируется как готовность власти допускать инакомыслие в обществе и даже своих рядах, разрешать в рамках конституции деятельность оппозиции, способность признать свое поражение в политической борьбе, принимать политический плюрализм как проявления разнообразия в государстве [12: 9]. С точки зрения этики, толерантность представляет собой норму цивилизованного компромисса между конкурирующими культурами и готовность к принятию иных взглядов [13: 58]. Объектом толерантности являются различия, представленные на ментальном уровне в виде дихотомии «свой - чужой/другой», «мы - они». Толерантность предполагает признание права «других» быть непохожими на тебя и уважение этого права [14: 102]. И.А. Стернин понимает под толерантностью «положительное нравственное качество человека, заключающееся в ценностной ментальной установке на терпимость к мнениям, убеждениям и формам поведения другого человека» [15: 331].

О.Я. Гойхман и ТМ. Надеина приводят основные требования этики к деловому общению: избегать жаргонных словечек и оскорбительных выражений; уметь слушать других и показывать, что вам это интересно; говорить правильно и соблюдать правила грамматики и устной и письменной речи; правильно произносить имена собственные; все служебные тайны хранить при себе [16: 182].

В силу ряда причин (плохое воспитание, недостаточное знание правил этики, корыстность, жестокость и т.п.) люди нарушают те или иные законы этики. Чаще всего причиной этого является заблуждение, ибо «даже люди, которых принято считать отъявленными злодеями, стремятся выдать творимое ими зло за добро, преступления - за справедливые деяния. При этом они могут быть очень искренними. Моральное самообольщение - не всегда обман и лицемерие. Чаще всего оно является самообманом, ''честным'' заблуждением» [17: 39]. В.З. Демьянков говорит о существовании «политической диглоссии», когда имеется как бы два разных языка — язык официальной пропаганды и обычный язык [18: 37].

Современные политики, к сожалению, нередко допускают в своей речи нарушения этикетного характера, задевающие принципы, общепринятые устои, слух, вкус других людей, следствием чего является дискредитация, падение престижа либо объекта речи, либо самого говорящего.

Сравним в плане речевой этики новогодние поздравления российскому народу двух Президентов нашей страны.

Михаил Горбачев, 1989 год:

«Позади труднейший год начатой нами перестройки. С большим напряжением идет экономическая реформа, обострилась ситуация на потребительском рынке. Но зато теперь мы яснее представляем себе цель, к которой стремимся. Это гуманный демократический социализм общества свободы и социальной справедливости» [19: 22].

Борис Ельцин, 1998 год:

«Год был непростым для страны [дефолт - Е.Р., Ж.Т.]. Но новогодняя ночь - это всегда новые надежды. Верю, огни новогодней елки согреют даже самые заледеневшие сердца. Ободрите тех, кто рядом с вами устал и отчаялся» [19: 22].

Структура этих посланий сходна: вначале речь имеет отрицательную

направленность - говорится о проблемах, затем тональность меняется на положительную. Однако сравнение этих контекстов позволяет сделать вывод о том, что в этическом плане речь Б.Н. Ельцина является в ситуации новогоднего приветствия более этичной, поскольку стратегически направлена не на растревоживание людей, а на единение, душевную теплоту и взаимопомощь. Соответственно, различаются и тактики, диктующие выбор лексических, морфологических и коннотативно-дискурсивных средств. Если Горбачев использует в речи неопределенно-расплывчатое «мы», то Ельцин применяет глагол в первом лице (верю), говорит не от имени некоего грандиозного «коллектива» (страны, народа, правительства и т.п.), а от себя, что способствует уменьшению официальной дистанции между субъектом и объектом речи, делает ее понятнее, ближе и доступнее для восприятия. Эмоциональные акценты и характер лексики также различны: в первом случае довольно большой упор делается на негатив (труднейший, с большим напряжением, обострилась ситуация), во втором использовано единичное, более «мягкое» по сравнению с ними, прилагательное (непростой). В качестве положительного образа, «новогоднего пожелания» у Горбачева выступают социальные ориентиры, не имеющие чёткого, конкретного наполнения и обещающие улучшение лишь в отдалённой перспективе (гуманный демократический социализм общества свободы и социальной справедливости). Лексика и образы у Ельцина иные - понятные и близкие (новогодняя ночь, огни новогодней ёлки, согреть сердца, ободрение родных и друзей). Слушатели получают добрые импульсы и стимулы для того, чтобы самим стать лучше, добрее и поделиться этим с окружающими.

Сильный политик стремится соблюдать также этические нормы и традиции не только своего народа, но и дружественных, стремится поддержать добрососедские отношения. Пример:

« - Асланчерий Китович, при Вас Адыгею впервые за много лет посетил губернатор Краснодарского края Александр Ткачев. Вас сблизило полпредство или сами договорились?

- Он приезжал на инаугурацию наряду с главами других регионов. Но то не был просто формальный визит. Ткачев мне первый позвонил, поздравил с назначением - я старше его, он все четко сделал по нашим кавказским обычаям <...> С Александром Ткачевым мы на всех совещаниях сидим рядом и возмущаемся самим актом того, что между нашими регионами могла быть прохладца в отношениях. Этого не должно быть и не будет ни между главами, ни между людьми» [21:5].

Итак, можно сделать вывод о том, что политик, речь которого соответствует принятым нормам морали, нравственности, этикета, вызывает у реципиентов доверие, уважение, и, значит, более теплые чувства и положительные эмоции. Такому политику легче общаться с народом и с коллегами, проще решать поставленные задачи. Эти качества позиционируют политика как сильную языковую личность.

Примечания:

1. Словарь по этике / под ред. И.С. Кона. М., 1983.

2. Шепель В.М. Введение в имиджелогию. Как нравиться людям. М., 2002.

3. Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика. М., 1999.

4. Русский язык и культура речи: учеб. пособие для студентов вузов / М.В. Невежина [и др.]. М., 2005. 351 с.

5. Формановская Н.И. Речевой этикет и культура общения. 1989. URL: http://reader.boom.ru/form/form.htp

6. Сусов И.П. Введение в языкознание. М., 2006. 380 с.

7. Формановская Н.И. Указ. соч.

8. Введенская Л.А. Русский язык и культура речи. М., 2002.

9. Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. М.: Слово, 2000. 264c.

10. Стихин А.Г. Лингвистические аспекты коммуникативной корректности // Язык и этнический менталитет. Петрозаводск, 1995.

11. Гуманова Ю.Л. Политическая корректность: как это делается в России // Россия и Запад: диалог культур. Вып. 8, т. 1. М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, 2000.

12. Асмолов А.Г., Солдатова Г.У., Шайгерова Л.А. О смыслах понятия

«толерантность» // Век толерантности: научно-публицистический вестник / гл. ред. А. Асмолов. М.: Изд-во МГУ, 2001.

13. Панин В.В. Политическая корректность как культурно-поведенческая и языковая категория: дис. ... канд. филол. наук. Тюмень, 2004. 234 с.

14. Заболотная Г.М., Шило И.Н. Толерантность и доверие - социальные ориентиры современного общества // Вестник Тюменского госуниверситета. 2003. № 1.

15. Стернин И.А. Толерантность и коммуникация // Философские и

лингвокультурологические проблемы толерантности. Екатеринбург: Изд-во

Уральского ун-та, 2003.

16. Гойхман О.Я., Надеина Т.М. Речевая коммуникация. М., 2001. 272 с.

17. Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика. М., 1999.

18. Демьянков В.З. Политический дискурс как предмет политологической филологии // Политическая наука. Политический дискурс: история и современные исследования. М., 2002. № 3.

19. Комсомольская правда. 2007. 28 дек.

20. Южный репортер. 2007. 9-15 апреля.