Богомолова Е.Н.

РЕАЛИЗАЦИЯ КАТЕГОРИЙ СВЯЗНОСТИ И ЦЕЛЬНОСТИ В КИТАЙСКИХ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИХ ТЕКСТАХ (в свете предикационной концепции языка)

Категории связности и цельности считаются одними из важнейших в лингвистике текста; достаточно сказать, что данная дисциплина определялась именно как посвящённая изучению связного текста. При этом в большей части работ, в которых рассматривалась данная проблематика, исследовались только формальные средства достижения связности текста, сущностные же характеристики феноменов, репрезентациями которых являются категории связности и цельности, оставались за рамками интересов их авторов. В настоящей статье сделаем попытку проанализировать пути реализации данных категорий, понимаемых как отражение сущностных характеристик текста и - шире - языка (рассматриваемого с позиций предикационной концепции, разработанной В. А. Курдюмовым), в публицистических текстах, опубликованных средствами массовой информации КНР.

Сведение феномена наличия в текстах связности и/или цельности к наличию в них определённых лексических или грамматических элементов представляется автору некорректным. Большинство лингвистов в настоящее время отмечают, что языковые единицы высшего уровня принципиально несводимы к единицам низшего уровня. Соответственно, автор полагает, что трактовать связность и (тем более) цельность текста как наличие некоторого набора формальных показателей будет неверно; напротив, объяснение данного феномена должно быть сообразно уровню языка, то есть уровню текста.

Как указывает в своих работах В. А. Курдюмов, нулевым в делении языка на уровни и ярусы является уровень простого предложения. Более высокие уровни являются развёртками элементарной предикативной пары, более низкие же -свёртками [2: с. 132-133], [1: с. 144-147]. Представляется, что анализ связности и цельности любого текста целесообразно проводить, диверсифицируя уровни функционирования средств обеспечения как связности, так и цельности. Нулевой уровень - простое предложение - служит в данном случае «точкой отсчёта», позволяющей рассматривать различные уровни в комплексе, не преувеличивая значение ни одного из них (в особенности уровней, находящихся ниже нулевого).

Способы, ранее выделявшиеся исследователями, работавшими в области лингвистики текста, в большинстве своём относятся к фонетическому уровню (ритмико-образующие средства - рифмовка и вкрапление в прозаический текст фрагментов, обладающих некоторым стихотворным размером); лексическому уровню (лексические средства - ключевые слова, лексические повторы; логические средства - перечисления, маркеры текста) или занимают промежуточное положение между лексическим уровнем и уровнем предложения (формальнограмматические средства - союзы, союзные слова, прочие дейктические средства языка; ассоциативные средства - коннотация, ретроспекция, оценочная модальность). Уровню простого предложения, на взгляд автора, более всего соответствует предложенная Ю.В. Поповым и Т.П. Трегубович методика пропозиционального анализа текстов, где в качестве основной единицы выступает пропозиция, которую с известным допущением можно приравнять к простому предложению [4]. Эти ученые принимают данное Н.А. Арутюновой определение пропозиции, которая понимается ими как «семантическая структура, объединяющая денотативное и сигнификативное значения, из которых последнему принадлежит центральная позиция» [4, с. 110]. Пропозиции, встречающиеся в различных видах текстов, Ю.В. Попов и Т.П. Трегубович предлагают классифицировать следующим образом:

Несмотря на то, что Ю.В. Попов и Т.П. Трегубович исключили из своей схемы экзистенциальные пропозиции, как не выводимые на текстуальный уровень [4, с. 138], автор считает необходимым использовать этот подтип при классификации пропозиций, встречающихся в публицистических текстах, будучи солидарными с их мнением о том, что в большинстве текстов СМИ подобные пропозиции не получают эксплицитного выражения и остаются в пресуппозиции в силу информационного характера таких текстов [там же].

Как явствует из приведённой схемы (рис. 1), Ю.В. Попов и Т.П. Трегубович выделяют 4 уровня классификации: на первом уровне пропозиции подразделяются на пропозиции статической и динамической характеризации; они, в свою очередь, подразделяются на пропозиции статальной, качественной, локальной и темпоральной предикации (в случае с пропозициями статической характеризации) и пропозиции акциональной и процессуальной предикации (в случае с пропозициями динамической характеризации) (второй уровень). Пропозиции акцио-нальной предикации далее подразделяются на пропозиции детерминирующей предикации и пропозиции реляционной предикации (третий уровень); последние делятся на пропозиции объектной предикации и пропозиции экспликативной предикации (четвёртый уровень). Таким образом, это дает исследователям возможность классифицировать пропозиции, объединяя их не только по совпадению конкретного подтипа, к которому они принадлежат, но и по принадлежности к подтипу высшего уровня. Например, можно констатировать, что пропозиции детерминирующей предикации относятся к акциональным, что делает их ближе к пропозициям процессуальной предикации, нежели чем, например, к пропозициям локальной предикации. Данный подход может оказаться продуктивным при построении так называемой единой текстуальной пропозициональной структуры (ЕТПС), идея которой также принадлежит Ю.В. Попову и Т.П. Трегубович [4, с. 144]. ЕТПС является семантической моделью текста, которая получается методом объединения выделяемых в данном тексте пропозиций и которую в дальнейшем, по нашему мнению, следует выделить в качестве объекта анализа, классифицируя входящие в ее состав текстуальные пропозиции согласно приведенным выше критериям. Текстуальные пропозиции, характеризуемые наибольшей частотой употребления их конституентов, составляют так называемую тематическую текстуальную пропозицию (ТТП) [4, с. 144]. Выделение ТТП, как указыва-

ют Ю.В. Попов и Т.П. Трегубович, имеет много общего с процессом автоматического реферирования текстов по «ключевым словам» и имеет большое значение для определения степени цельности анализируемого текста.

Автор считает, что для полноценного анализа реализации категорий связности и цельности в конкретном тексте необходимо провести ранжирование имеющихся в тексте средств обеспечения как связности, так и цельности относительно уровней и ярусов языка. Формальные средства обеспечения связности, реализуемые на фонетическом, морфологическом и лексическом уровнях, находятся ниже нулевого уровня, поэтому преувеличение их роли будет являться теоретически некорректным. Уровень пропозициональной структуры, на котором проводится классификация пропозиций, и их обобщение на данном основании будет являться нулевым (первым сущностным, но еще недостаточным для раскрытия феномена связности в тексте как таковом). Уровню текста будет соответствовать выделение связей между элементами ЕТПС и ТТП; надтекстовым же уровнем языка - интертекстуальные пропозициональные связи. Подобная классификация, на взгляд автора, дает возможность проанализировать феномен реализации категорий связности и цельности в тексте с учетом его сущностных характеристик.

Продемонстрируем использование данной методики на примере разбора статьи (В какую сторону ведет «средний путь»), опублико-

ванной в газете «Жэньминь жибао» 14 апреля 2008 г. Классический подход к анализу средств обеспечения связности данного текста основан на выделении следующих их типов:

• формально-грамматические средства, представленные рамочными конструкциями (££ЯТч

Фч союзными конструкциями (&7...Щ^ч

Мй..1);

• лексические средства, представленные лексическими единицами одного

семантического поля (йШВДШч ШЛч Ш^ч ?Ш#ч ТпРч

®!ч Й^ЙШч ФЛЙШч !№?^ч ШШШ

Шч ^й^ч ЙШШШ), местоименными повторами (Й^ШЛч ЙШШ), именными повторами (ЙШВДШ), иными дейктическими средствами (^ — Ш«ч Л£ч й—#“£^у»\ й—№®);

• лексико-стилистические, представленные стилистически маркированной лексикой (ЙЙ^^): единицами с +/- коннотацией (¥&*ч ТШ^ч £

ТИ1Ш ), цитированием современных руководителей или религиозных деятелей (всего 5 цитат), идиомы (^ нУЙ^ч ^Ж^^ч

Ш£”);

• стилистические, представленные конструкциями с обобщающими лексическими единицами (^^—конструкциями с полу-

служебными глаголами (г^^П^М), штампами (М^^^ч ^Т!^ч

^И#ч ЁАЙЙ^ч ^ММч

}^^ч М$^1ч З&^^Ж), способами выражения

актуального членения предложения Ж

т«±# , ^#£ЙЙ»«**«Й“*®Ш”; , ШШЙШШ

Д—ф&Ш&Я±Й£Е^£ЙЙК; т«Й“ФЙМЙ” , МД), сокращениями (Ж^Уч Ш&ч ^^ч Н№), элементами вэньяня (^^Тч ^нУ Й^ч ^Ш^ — МДч ЖЖШЙч «&ч Я£^*Й“Ш&”£

^ч Ж^^Й).

(Конкретные способы реализации средств обеспечения связности текста перечислены согласно [3]).

Как было показано выше, данные средства будут находиться ниже нулевого уровня, поэтому анализ связности текста не должен ограничиваться лишь выделением подобных элементов. В соответствии с положениями работ Ю.В. Попова и Т.П. Трегубович выделяем в данном тексте пропозиции и классифицируем их согласно вышеприведенной схеме. В результате получаем:

• количество пропозиций экзистенциальной предикации — 2,

• пропозиций статальной предикации - 7;

• пропозиций качественной предикации - 13;

• пропозиций темпоральной предикации - 0;

• пропозиций локальной предикации - 0;

• пропозиций процессуальной предикации - 7;

• пропозиций детерминирующей предикации - 6;

• пропозиций объектной предикации - 12;

• пропозиций экспликативной предикации - 8.

При этом экзистенциальные пропозиции, а также пропозиции статальной и качественной предикаций будут объединяться нами как относящиеся к пропозициям статической характеризации; прочие же типы пропозиций - как относящиеся к пропозициям динамической характеризации. Пропозиции объектной и экспликативной предикаций будут объединяться как формирующие подтип пропозиций реляционной предикации, входящей, наряду с пропозициями детерминирующей предикации, в подтип пропозиций акциональной предикации. Все вышеизложенное дает основание утверждать, что пропозиции динамической характеризации преобладают в данном тексте над пропозициями статической характеризации с соотношением примерно 60:40.

Для анализа реализации категории связности на текстуальном уровне объединим обнаруженные нами в тексте пропозиции в ЕТПС и установим типы связей между ними. За основу примем выделенные Ю.В. Поповым и Т.П. Трегубович четыре типа смысловых связей между отдельными текстуальными пропозициями: копулятивную связь (et), адверсативную связь (ant), каузальную связь (caus) и финальную связь (fin). Вместе с тем мы считаем нужным заметить, что данные типы связей применимы в основном к классификации связей между пропозициями, входящими в состав различных предложений. В том случае, если анализу подвергаются пропозиции, входящие в состав одного и того же предложения, подобных критериев будет явно недостаточно, и исследователь будет вынужден вводить новые типы связей между пропозициями, такие, как экспликативная связь, уступительная связь, усилительная связь и др.

Реализацию категории цельности текста целесообразно анализировать через построение ТТП, включающую в себя важнейшие смысловые конституенты данного текста. При этом конечной целью построения ТТП следует считать вскрытие авторского замысла, разверткой которого будет являться анализируемый текст (как частный случай говорения данного субъекта языка). Можно также утверждать, что в случае наличия у реципиента существенных трудностей с построением ТТП, анализируемый текст следует признать некачественным, то есть неэффективно реализующим коммуникативную интенцию своего автора.

В заключение следует отметить, что объяснение феноменов связности и цельности текста теоретически целесообразно проводить именно с предикатоцентрических позиций. Главная ценность подобного подхода будет заключаться в том, что в данном случае будут анализироваться сущностные свойства явлений, актуализирующихся на уровне текста. Сопоставление уровней обеспечения связ-

ности текста с уровнями языка, выделяемых на основе предикационной концепции, позволит осуществить интеграцию бытовавших ранее подходов к объяснению явлений связности и цельности с новейшими (при доминировании последних).

* * *

1. Курдюмов В.А. Идея и форма. Основы предикационной концепции языка. М.: Воен. ун-т, 1999. 193 с.

2. Курдюмов В.А. Курс китайского языка: теоретическая грамматика. М.: Цитадель-трейд, 2005. 575 с.

3. Никитина Т.Н. Грамматика китайского публицистического текста. СПб: КАРО, 2007. 224 с.

4. Попов Ю.В., Трегубович Т.П. Текст: структура и семантика. Мн.: Вышэйшая школа, 1984. 189 с.