УДК 801.318

ПСИХОЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ КОНЦЕПТА «СМЕРТЬ», ВЕРБАЛИЗИРОВАННОГО В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ Ф.Г. ЛОРКИ И Д.М. СИНЖА

Е.А. Плеухова, Д.Д. Сулейманова

В настоящее время в лингвистике происходят изменения, связанные с осмыслением процессов познания языка в широком, общенаучном контексте, наблюдается переориентация исследователей с системы и структуры на человеческий фактор в языке. Предлагаемая статья содержит сопоставительный анализ художественного концепта «смерть» в испанском и английском языках, что, по нашему мнению, является попыткой комплексного исследования, сочетающего в себе теоретические принципы изучения концептов, и их практическое применение.

В лингвистике конца XX - начала XXI столетий, знаменующей смену научных парадигм, на первый план выходит мнение о том, что языковая картина мира антропоцентрична, так как человек характеризует атрибуты мироздания через призму своей ценностной ориентированности.

Языковая картина мира является одним из способов структурирования знаний об объективной действительности, поскольку все представления человека о мире, полученные им в течение жизни, существуют в его сознании в виде наивной картины мира, которая определяет его отношение к реальности, оказывает влияние на нормы поведения, на становление системы ценностей, на стратегию жизнедеятельности.

Описание структуры языковой картины мира предполагает два уровня.

1. Выявление общечеловеческого, универсального содержания языковых знаков или же концептов как компонентов языковой картины мира.

2. Характеристика специфики национального языка как способа закрепления опыта познания мира определенной этнокультурной общностью1.

Национальная картина мира, формирующаяся на основе культурных констант и ценностных доминант, - это система мировоззрения, в значительной степени неосознаваемая ее носителями. Она состоит из совокупности индивидуальных картин мира, складывающихся под влиянием самых разных факторов, среди которых важное место занимают возрастные особенности, профессиональная подготовка, личный эмоциональный опыт человека.

Потенции, открываемые в словарном запасе как отдельного человека, так и всего языка в целом, в их совокупности мы можем назвать концептосферами.

В данном контексте особенно важно ввести понятие национальной концептосферы, потому что оно помогает понять, почему язык является не просто способом общения, но неким концентратом культуры - культуры нации и ее воплощения в разных слоях населения вплоть до отдельной личности.

Менталитет и ментальность носителя того или иного языка отражаются в концепте, являющемся

базовой категорией когнитивной лингвистики и лингвокультурологии. Концепты представляют собой своего рода семантические матрицы, которые включают в себя значительную часть словарного состава языка.

Д.С. Лихачев утверждает, что концепт тем богаче, чем богаче национальный, сословный, классовый, профессиональный, семейный и личный опыт человека, пользующегося концептом.

Рассматривая концепт как особый лингвокультурологический феномен, можно дать ему следующее определение: концепт - комплексное, не жестко структурированное, мыслительное, смысловое образование, являющееся продуктом отражения действительности, познания внешнего мира, характеризующееся многослойной организацией и включающее в себя понятийную, образную и ценностную составляющие, опредмеченное в той или иной языковой форме.

Концепт - одновременно и индивидуальное представление, и общность. Такое понимание концепта сближает его с художественным образом, заключающим в себе обобщающие и конкретночувственные моменты. Смысловое колебание между понятийным, чувственным и образным полюсами делает концепт гибкой, универсальной структурой, способной реализоваться в дискурсах разного типа.

Реализуясь в художественном произведении, культурный концепт становится художественным. В статье Л.В. Миллер этот феномен определяется как «сложное ментальное образование, принадлежащее не только индивидуальному сознанию, но и ... психоментальной сфере определенного этнокультурного сообщества», как «универсальный художественный опыт, зафиксированный в культурной памяти и способный выступать в качестве фермента и строительного материала при формировании новых художественных смыслов»2.

Художественный концепт принято понимать как единицу сознания поэта или писателя, которая получает свою репрезентацию в художественном произведении или совокупности произведений и выражает индивидуально-авторское осмысление сущности

Психолингвистика и вопросы речевого поведения

предметов или явлений. Таким образом, при различных подходах художественный концепт может занимать нежесткое положение на шкале «универсаль-ное/индивидуально-авторское».

Основу художественного концепта составляет диалогическая структура отношений человека, культуры и природы. В нем сублимируются понятия, представления, эмоции, чувства, волевые акты. Множество интерпретаций, ассоциаций, связанных с перцепцией каждого конкретного текста, характеризуются неопределенностью и непредсказуемостью реакции читателя.

Дискуссионным в научной литературе остается вопрос тождественности или нетождественности концептов, универсальности и уникальности в разных языках. Согласно распространенной в настоящее время точке зрения, концепты в разных языках и культурах не совпадают, поскольку при формировании концепта или понятия выделяют разные стороны наблюдаемых процессов и явлений, хотя определенная общность при этом, безусловно, прослеживается.

Существуют так называемые семантические универсалии и концепты, в основе которых лежит один принцип - выявление общих категорий, позволяющих классифицировать реальность, представленную тем или иным языком. Можно выделить набор неделимых универсальных элементов, которые воспринимались бы одинаково во всех языковых системах, вокруг которых строятся концепты путем наслоения дополнительных значений, характеристик, ассоциаций, отражающих картину мира того или иного народа. По мнению А. Вежбицкой3, в сознании каждого человека в качестве необходимой части имеется семантическая система, т.е. набор элементарных понятий, или «логических атомов», и правил, по которым эти атомы участвуют в построении более сложных комплексов - ментальных предложений или мыслей.

Наиболее показательны среди универсальных концептов имена абстрактных понятий, не имеющих непосредственной вещественной «опоры» во вне-языковой действительности в виде денотатов, семантика которых проявляется через сигнификативный аспект значения. Понятийное содержание таких концептов конструируется носителями языка исходя из лингвокультурной системы ценностей, поэтому культурные концепты способны наиболее ярко отражать специфику языковой картины мира. Одним из таких концептов является концепт смерти, ставший объектом нашего исследования. Понятию «смерть-вообще», которое бытует во всех языках мира, соответствует несколько по-разному воспринимаемый образ смерти в сознании людей, в зависимости от системы их культурных и личностных ценностей, от их религиозных верований и индивидуального опыта.

Известно, что ментальный концепт не может быть полностью «схвачен» языковым знаком и даже совокупностью языковых знаков, поскольку он постоянно развивается и какая-то его часть всегда оста-

ется вербально не означенной4. Однако ядро концепта вполне определимо по семантическим признакам ключевого слова, именующего исследуемый концепт. Эти семантические признаки позволяют выявить круг лексем, образующих ЛСП ключевого слова, и затем выполнить построение этого поля, т.е. определить, какие лексемы относятся к центру и ядру, а какие образуют ближнюю, дальнюю и крайнюю периферию поля. Если концепт достаточно сложный, а ЛСП его ключевого слова обширно, составляющие его лексемы можно распределить еще по сегментам, в рамках которых они уже расслаиваются на лексемы ближней, дальней и крайней периферии.

Формирование мировосприятия Ф.Г. Лорки и Д.М. Синжа протекало под воздействием целого ряда факторов, среди которых необходимо отметить одновременное влияние их собственного, индивидуального опыта и опыта, накопленного их народом и всем человечеством. Взаимодействие этих факторов определило различия и сходства отдельных мотивов творчества писателей, отражающих их видение мира и их трактовку культурных концептов. Сопоставительный анализ ЛСП ключевого слова концепта «смерть», вербализованного в произведениях Ф.Г. Лорки и Д.М. Синжа, наглядно представленный в виде таблицы, позволит нам сделать вывод о возможных схожих и отличающихся моментах восприятия смерти авторами.

Таблица 1

Сопоставительный анализ ЛСП ключевого слова концепта «смерть», вербализованного в произведениях Ф.Г. Лорки «Кровавая свадьба» и Д.М. Синжа «Всадники к морю»

«Кровавая свадьба» «Всадники к морю»

Центр поля ключевое слово, называющее концепт:

«1а тиеЛе» (смерть) «death» (смерть)

Деление на сегменты ЛЕ ядра и периферий ЛЕ периферий

Ядро Сложная структура Простая структура

«1а Батоге» (кровь) «е! сисЫНо» (нож) «1а Ьипа» (Луна) «е1 саЬаПо» (конь) «sea» (море)

Сег- менты ЕА УГОЛ ЕЕ 8АСШР1СЮ ЕА ЕАТАЕШАО ЕА РАБЮИ FATALITY THE OBJECT OF DEATH DEATH RITUAL POWER OF NA-

Несмотря на то, что деление на сегменты в произведениях происходит на разных уровнях, между сегментами прослеживаются сходства. Это объясняется тем, что как Ф.Г. Лорка, так и Д.М. Синж в своем произведении отразили архаичную ментальность народа, который верит в неизбежность судьбы и в ритуальность смерти. Однако особенности климата и местного фольклора определили существенность различий в лексической репрезентации концепта на

24

Вестник ЮУрГУ, № 1, 2007

Плеухова Е.А., Сулейманова Д.Д.

Психолингвистический анализ концепта «смерть», вербализованного в произведениях Ф.Г. Лорки и ДМ. Синжа

всех уровнях и даже в рамках сегментов с совпадающим названием. Для наглядность рассмотрим сегмент «Фатальность».

Таблица 2

Проанализировав ЛСП ключевого слова концепта «смерть» обоих авторов мы пришли к выводу, что как Ф.Г. Лорки, так и Д.М. Синж представляют смерть, как явление ритуальное и неизбежное, связанное с действием сверхъестественных сил. Причем у Гарсии Лорки больший акцент сделан на представлении смерти в виде ритуала жертвоприношения, а у Д.М. Синжа - на ее неизбежности, фатальности. Таково было видение смерти нашими далекими предками, обладавшими архаичным сознанием, которое сохранилось в отдельных уголках земного шара и отразилось в творчестве Ф.Г. Лорки и Д.М. Синжа.

Однако особенности климата определили различие образов, которыми передаются зачастую очень схожие идеи: «земные» у испанского писателя и «морские» у ирландского. В ЛСП ключевого слова концепта «смерть», составленном по произведению Ф.Г. Лорки, из 117 ЛЕ 40 имеют отношение к земле и особенностям климата Андалузии, что составляет около 34 % от общего числа ЛЕ, а в ЛСП ключевого слова этого же концепта, составленном по произведению Д.М. Синжа, 24 ЛЕ из 63 имеют отношение к морю иособенно-стям климата ирландского острова, что составляет 38% от общего числа ЛЕ. У каждого автора появляются «новые», не фигурирующии в словарном поле данного языка значения, реализованные в индивидуальном ЛСП, которые могут присутствовать в потенциальной форме в поле, составленном на основе лексико-графических источников другого языка.

1 Замалетдинов P.P. Национально-языковая картина татрского мира: автореф. дис. ...д-ра филол. наук / P.P. Замалетдинов; Казанский гос. пед. ун-т. Казань, 2004. С. 37.

2 Миллер Л.В. Художественный концепт как смысловая и этетическая категория / Л.В. Миллер // Мир русского слова. 2000. №4. С. 39-45.

3 Вежбицкая А. Сопоставление культур через посредство лексики и прагматики / А. Вежбицкая. М.: Языки славянской культуры, 2001. С. 272.

4 Кубрякова Е.С. Когнитивная обработка языковых данных / Е.С. Кубрякова, В.З. Демьянков, Ю.Г. Панкрац. М., 1996. С. 630.

Испанский Английский

I LA FATALIDAD (фатальность) FATALITY (фатальность)

Назва- ния совпадение названий

Ядро «1а Luna» тесная связь с ядром «sea»

Луна и море воспринимаются как сверхсущества, определяющие судьбу человека и несущие неизбежную гибель

Ближ- няя пери- ферия Совпадающие цвета: пе^о»/«Ыаск» (черный), «Ыапсо»/«ш1н1е» (белый), «1чуо»/«ге<1» (красный)

«verde» (зеленый) «amarillo» (желтый) «grey» (серый)

образы - предвестники смерти:

«1а Mendiga» (нищенка-смерть) «el bosque» (лес) «pig» (свинья) «hag» (карга) «ропу»(пони)

Даль- няя пери- ферия образы, связанные с судьбой:

«е1 5егр1егйе» (змея) «1а п^е]а» (клубок) «е1 Ы1о» (нить) «white boards» (белые доски) «black knot» (черный узел) «spinning wheel» (прялка)

Представления о судьбе тесно связаны с представлениями о роде - «1а савт» (род) Все жители острова образуют один род, объединившийся в оппозицию к морю

Край- няя пери- ферия ЛЕ, связанные с лесом луны - «1ов lecadores» (дровосеки) «1оз бгЬокБ» (деревья) «108 УюНпез» (скрипки)

ЛЕ «е1 сисЫПо» (нож) сегмента ЕЕ БАСЯтСЮ (ядро) ЛЕ «knife» (нож)

ЛЕ, связанные со сном:

«1а папа» (колыбельная) «е1 эиепо» (сон) «1а со1с11а» (ложе) «1а сипа» (колыбель) сегмент DEATH RITUAL: «sleeping» (сон) «rest» (отдых)