© И.П. Пальянов, 2007

ПРОСОДИЯ КАК ЯВЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ

И.П. Пальянов

На разных этапах эволюции лингвистической мысли перед исследователями языка ставятся все новые и новые задачи. Настоящее состояние лингвистической науки диктует решение задач, которые выходят за рамки исследования собственно строевых средств языковой системы как «самих в себе и для себя». Все более насущными представляются проблемы, решение которых отражается на понимании между людьми - носителями различных языков и культур.

Круг вопросов, связанных с соотношением языка и культуры, понимание того, насколько способен язык выражать своими средствами особенности восприятия и отражения мира тем или иным этносом, нацией или человечеством в целом, рассматривается в относительно новом направлении в лингвистике - лингвокультурологии. Способность же влияния культурно обусловленных и национально-специфических языковых и речевых средств на эффективность общения между разнокультурными коммуникантами находит свое отражение в теории межкультурной коммуникации.

Новизна культурологического и меж-культурного направлений в лингвистике в настоящее время не является бесспорной, если принимать во внимание труды лингвокультурологической направленности таких языковедов и мыслителей прошлого, как В. фон Гумбольдт, Э. Сепир, Б. Уорф, А.А. Потебня и др. Однако теоретическое осмысление, подведение методологической базы под отдельные работы, посвященные проблеме соотношения языка и культуры, происходит именно в последние два десятилетия.

В настоящее время лингвокультурологическое направление является одним из доминирующих направлений в лингвистике, в рамках которого или смежно с ним выполняется большое количество работ и, как следствие, разрабатываются лингвокультурологические теории и концепции. В нашей стране развитие

лингвокультурологических концепций связывают с именами Ю.М. Лотмана, Н.Д. Арутюновой, Е.М. Верещагина, В.Г. Костомарова, В.В. Воробьева, Д.Б. Гудкова, В.В. Красных, Ю.С. Степанова, В.Н. Телия, и других ученых, активно разрабатывающих разные аспекты лингвокультурологической проблематики. Построение теорий в подходах ученых-язы-коведов основывается на различных точках зрения на культуру и роль языка в ней. Так или иначе, отправной точкой построения лингвокультурологической теории является, с одной стороны, опора на определенный языковой материал (то есть языковые средства -носители культурной информации), с другой -подходы к определению культуры.

Обзор основных лингвокультурологических работ позволяет сделать вывод о том, что языковые средства, на которых основываются лингвокультурологические исследования, представлены в подавляющем большинстве номинативными языковыми единицами, просодические же средства остаются вне какого-либо концептуального рассмотрения с точки зрения обладания национальной спецификой либо культурной обусловленностью.

Так, в лингвокультурологической теории Ю.С. Степанова центральное место отводится понятию концепта. Концепт представлен им как «основная ячейка культуры в ментальном мире человека»1, при этом «...у концепта одна главная форма - слово, или словосочетание, равное слову»2. Исследования Н.Д. Арутюновой направлены на изучение универсальных терминов культуры, то есть также соотнесены с номинативными языковыми единицами. Школа В.Н. Телия рассматривает в качестве источника национально-культурной специфики и культурной обусловленности фразеологический уровень языковой системы. Заслуга В.В. Воробьева - в разработке им понятия лингвокультуремы как центральной единицы в описании культуры. Если интерпретировать данное понятие в языковом ракурсе, то линг-

вокультурема представляется как слово, которое помимо языкового значения наделено внеязыковым культурным смыслом 3. Таким образом, лингвокультурологическая концепция

В.В. Воробьева также отталкивается от номинативной единицы языка - слова.

Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров указывают на то, что «национально-культурную семантику нужно искать преимущественно у слов, фразеологизмов и афоризмов»4. Наряду с номинативными единицами в работах указанных авторов рассматриваются реляционные единицы языка, принадлежащие фонети-ко-интонационному, деривационному, морфологическому и синтаксическому уровням. Однако на фонетико-интонационном уровне в качестве носителей и источников национально-культурной информации данными авторами рассматриваются только фонемы и звуко-типы, то есть сегментные единицы звучания, которые создают неповторимый звуковой колорит языка. Сверхсегментные (просодические) средства остаются вне рассмотрения и анализа. По существу констатируется, что «эстетика произносимой речи - одна из составляющих национальной культуры»5.

Некоторые известные зарубежные исследователи особенностей культуры посредством анализа языковых единиц 6 также расширяют арсенал номинативных культурно обусловленных и национально-специфических средств реляционными средствами, включая в рассмотрение словообразовательные (деривационные) и синтаксические особенности неродственных языков. В качестве примера приводится соотношение словообразовательных возможностей русского и английского языков, обозначены особенности использования пассивных конструкций, безличных предложений как носителей культурной информации. Другие реляционные языковые единицы - фонетические, интонационные - в рассмотрение не включены.

В работе Д.Б. Гудкова 7 наряду с другими уровнями языка интонационный уровень упоминается как один из возможных источников «системных» ошибок у не-носителей какого-либо изучаемого языка при межкуль-турных контактах. К «системным» ошибкам Д.Б. Гудков относит те, которые вызваны «слабым владением системой языковых значений

различного уровня и способов их выражения»8. В пример приводится некорректное использование иностранным студентом интонационной конструкции русского языка - употребление ИК-3 вместо ИК-2. Какое-либо концептуальное рассмотрение функционирования сверхсег-ментных средств в культуре в целом и меж-культурной коммуникации в частности в данной работе также отсутствует.

В.В. Красных выделяет среди характерных черт, которые обусловливают национально-культурную специфику коммуникации, просодические особенности национального дискурса 9. Ею приводятся в пример характерные черты темпового оформления речи отдельных языков, а также указывается на наличие отличительных национально-специфических тембровых особенностей, формирующих «национальный голос» (понятие, введенное

В.В. Кулешовым 10). Однако не упомянут основной компонент просодического оформления высказываний - тон и его вариации, которые, по словам В.В. Кулешова, наиболее информативны при оформлении высказываний 11.

Таким образом, практически во всех рассмотренных выше лингвокультурологических теориях и воззрениях не представлена просодическая подсистема звукового уровня языка, отсутствует обоснование ее национально-культурной специфики, не поднимаются вопросы, связанные с особенностями просодического оформления речи, обладающими культурной обусловленностью. Однако просодия, наряду с другими языковыми и паралингвистическими средствами, является компонентом культуры, обладает национальной спецификой и культурной обусловленностью. Попытка обоснования принадлежности просодии к явлениям культуры предпринята нами ниже.

Всякая лингвокультурологическая концепция или теория помимо языковой основы опирается на различные определения культуры. Характеристика определений культуры, ввиду их огромного количества, могла бы составить, вероятно, не один научный труд, поэтому в нашем изложении мы учтем некоторые значимые для обоснования выдвинутого тезиса («просодия - явление культуры») подходы к определению культуры и предпримем попытку спроецировать их содержание на про-

содический уровень языковой системы, таким образом обосновывая место просодии среди характеристик и явлений, которые составляют какую-либо национальную (этническую) культуру.

Несмотря на большое количество определений культуры, одним из наиболее приемлемых и наиболее функциональных с точки зрения рассмотрения проблем межкультурной коммуникации определений является понимание культуры как «общей, универсальной для общества (этноса, нации) системы ценностных ориентаций, стереотипов сознания и поведения, форм общения и организации совместной деятельности людей, которые передаются от поколения к поколению»12. С точки зрения коммуникативной (речевой) деятельности уместно отметить, что «культура человека - это не только определенный склад мышления и чувствования народа, это также знание языка и свободное владение невербальными кодами, принятыми в данном обществе, это следование выработанным нормам и правилам коммуникативного поведения, заставляющим людей чувствовать и осознавать свою принадлежность к данной культуре...»13.

На основании приведенных выше, а также многих других определений культуры можно прийти к заключению, что одними из ключевых характеристик в определении культуры (в частности - национальной (этнической) культуры) являются: 1) системность (многокомпонент-ность); 2) знаковый характер; 3) противопоставление культуры природе; 4) представление культуры как совокупности материальных и духовных ценностей; 5) представление культуры как особенности сознания и поведения.

В определениях различных ученых и мыслителей культура предстает в виде многокомпонентного единства, при этом одной из важнейших ее составляющих является язык, который является основным специфическим и этнодифференцирующим признаком. Как отмечали Ю.М. Лотман и Б.А. Успенский, «невозможно существование языка, который не был бы погружен в контекст культуры, и культуры, которая не имела бы в центре себя структуры типа естественного языка»14.

Следовательно, просодия, как составная часть языка, является составной частью, компонентом культуры. Культура может рассмат-

риваться как макросистема, или система систем, одной из которых является система языка. Просодии же в этой последовательности принадлежит статус микросистемы, обладающей, наряду с другими языковыми средствами, культурно-специфической информацией. Следовательно, просодия является компонентом культуры, являясь компонентом языковой системы.

Соотношение языка и культуры основывается на отношениях знаковости, на что указывают исследователи проблемы языка и культуры 15. Ю.М. Лотман отмечал, что культура выступает как знаковая система на фоне не-культуры, природности 16. Будучи сложной знаковой системой, язык может быть средством передачи, хранения, использования и преобразования культурной информации 17. А. Вежбицкая в данной связи отмечала, что «анализ культуры может обрести новые идеи... из лингвистической семантики... семантическая точка зрения на культуру есть нечто такое, что анализ культуры вряд ли позволит себе игнорировать»18. Следовательно, обладающие семантикой языковые знаки, примером которых являются и просодические знаки, входят в состав знаков культурного характера, которые противопоставляются вне-культурной, природной информации.

Культура рассматривается в противопоставлении природе, то есть в рамках определения сущности культуры указывается на ее оппозицию биологическому миру. Однако Д.Б. Гудков отмечал, что «не всегда можно четко и однозначно разделить природу и куль-туру»19, подкрепляя свою точку зрения цитатой из работы Ю.М. Лотмана: «...граница размыта, и определение каждого конкретного факта как принадлежащего культурной или внекультурной сфере обладает высокой степенью относительности»20. Такая точка зрения является приемлемой при рассмотрении просодии в отношении культуры. В просодии, прежде всего в эмотивной, сливаются воедино элементы биологического (отприродного) и культурного характера.

В качестве примера для обоснования от-природного характера просодии можно привести мимические способы выражения эмоций в языках различных культур. На универсальность проявления и восприятия эмоций различными

народами указывал еще Ч. Дарвин, считающийся основоположником научного изучения мира человеческих эмоций. Одним из выводов в его книге «О выражении эмоций у человека и животных» (впервые издана в 1872 г.) является то, что «...все главные выражения эмоций, свойственные человеку, одинаковы на всем свете»21. В этой работе объектом рассмотрения являлось не просодическое, а мимическое выражение эмоций у человека и животных. Однако известна взаимообусловленность работы мышц лица и мускулатуры гортани, отвечающей, в частности, за тембральное и тональное оформление речи. Невозможно, например, при сведенных бровях и сжатых губах выразить эмоцию радости, сопровождающуюся повышением тона голоса. Другим выводом в данной работе является то, что «одинаковость» в «главных выражениях эмоций», является еще одним доказательством в пользу того, что «различные расы произошли от одной группы предков, строение тела которых, а в значительной мере и душевный склад, наверное, были уже почти полностью человеческими»22. Таким образом, это подтверждает наличие генетической связи между фонационно-просодическим выражением эмоций представителями животного мира и людьми.

Сопоставительные исследования в области просодии также подтверждают факт наличия универсальных просодических характеристик, участвующих в выражении эмоций. На основании сопоставления просодических средств выражения эмоций в нескольких европейских языках (французском, немецком, английском и русском) выделены универсальные просодические характеристики, которые сопровождают проявление различных эмоциональных состояний. Для негативных эмоциональных состояний свойственно понижение частотных составляющих мелодики, узкий мелодический диапазон, увеличение времени реализации согласных (при общем увеличении длительности фрагмента), изменение формантной структуры гласных путем понижения среднего значения формант. Позитивные состояния отмечаются повышением и большим диапазоном мелодики, сдвигом формантной структуры гласных в область более высоких частот 23.

Таким образом, наличие универсальных черт в просодическом оформлении эмоций (при-

нимая положения эволюционной теории) свидетельствует об их, с одной стороны - отпри-родном, общечеловеческом характере, когда она рассматривается как общность просодических возможностей человека как вида 24.

В качестве социоэтнической составляющей, на примере эмоционального оформления речи, можно указать и на частные просодические характеристики, которые создают национальную специфику звучания того или иного языка на сверхсегментном уровне, то есть реализуются в какой-либо конкретной национальной культуре. Наряду с указанными выше чертами просодического оформления эмоций универсального характера остается достаточно широкое поле для их вариаций в отдельных языках. Как нами уже было отмечено, главные типы выражения эмоций имеют общее биологическое происхождение, но общество в своем дальнейшем развитии наложило некоторые «ограничения» на их выражение, которое просодически варьирует в разных культурах, сохраняя, однако, и некоторые универсальные признаки.

Одним из подтверждений наличия подобных ограничений являются данные, полученные Е.К. Позгоревой 25 при исследовании эмотивно-го аспекта просодии на материале разнородственных языков (русского, азербайджанского, эстонского, английского), свидетельствующие о «неравной возможности» выражения средствами интонации эмоционально-модальных значений в рассмотренных языках, что в значительной мере связано с гибкостью интонационной системы того или иного языка. В целом, специфику интонационного выражения того или иного значения Е.К. Позгорева видит не в существовании особых просодических приемов, присущих конкретному языку, а в том, что из всех многочисленных возможных способов передачи этого значения он избирает те, которые наиболее приемлемы для его интонационной системы. Как нам представляется, эти «неравные возможности» изначально накладывает не система языка, не его просодическая подсистема, а общество, этнос, коллективное сознание или коллективное бессознательное носителей этого языка, которое и определяет вариативность просодических средств в соответствии со своими нормами и стереотипами, в которых закреплена связь между просодическим звучанием и харак-

тером передаваемых им смыслов, а вместе с тем и с национальным характером.

Проявление отприродной и культурноспецифичной сторон в проявлении эмоций на просодическом уровне можно проследить, опираясь на концепцию Е.Н. Винарской, которая подразумевает существование трех типов коммуникативно-познавательных средств современного человека 26. Во-первых, это наиболее древние незнаковые биологические средства, к которым относятся универсальные для всех людей комплексы врожденных вегетативно-двигательных эмоционально-выразительных реакций, в том числе тембровые комплексы младенческих криков, гуления и лепета. Эти незнаковые биологические коммуникативно-познавательные средства преобразуются в процессе эмоционального взаимодействия членов общества в уже знаковые, но еще доязыковые, эмоционально-выразительные комплексы. Знаковые эмоционально-выразительные комплексы включают в себя мимические, пантомимические, жестикуля-торные и просодические реакции. Все они имеют регламентированную обществом национально-специфическую структуру. Структура эмоционально-выразительных национальноспецифических просодических комплексов становится в дальнейшем коммуникативнопознавательном развитии основой формирования фонетических форм языковых знаков, как сегментных, так и суперсегментных. В поведении взрослого человека все три типа коммуникативно-познавательных средств взаимодействуют, причем языковые знаки оказываются в большинстве случаев ведущими и, следовательно, наиболее осознаваемыми функциональными средствами 27.

Из этого следует, что в просодии вообще и эмотивной просодии в частности находят свое отражение как биологические, отприродные компоненты, присущие человеческому роду как биологическому виду, так и культурно-специфические, свойственные какой-либо отдельной лингвокультурной общности.

Помимо противопоставления природе, биологическому миру, в трактовке подходов к определению культуры 28 указывается на ценностный подход, согласно которому культура трактуется как совокупность материальных и духовных ценностей.

На первый взгляд, материальное существование просодии слабо соотносимо с пониманием материальных объектов культуры в традиционном культурологическом понимании. «Периодические колебания», «продольные волны», «быстрая смена чередующихся сжатий и разрежений воздуха» вряд ли у кого-либо из культурологов и лингвокультурологов могут ассоциироваться с материальными объектами культуры, которые представлены в опредмеченном виде. Тем не менее материальную сущность просодии, звука в целом, нельзя не признавать, несмотря на то, что в обычных условиях объективное существование акустических сигналов продолжается лишь доли секунды. По определению К. Левина, «культура - непрекращающийся процесс, состоящий из бесчисленных социальных интеракций»29, добавим - который совершается, главным образом, посредством устной речи, так или иначе оформленной просодически. Поэтому определенные просодические эталоны, свойственные конкретному языку и отобранные конкретным национальным социумом, регулярно воспроизводятся представителями той или иной культуры и имеют постоянный характер.

Несмотря на определенную четкость в разграничении материального и духовного в культуре, некоторые ученые считают «данное разграничение нерелевантным, так как ценность любого материального предмета как культурного феномена определяется не его субстанцией самой по себе, а тем значением, которое приписывается этому феномену человеческим сознанием, той ценностью, которой он наделяется в определенном социуме»30. Справедливость этой точки зрения в отношении просодии подтверждается тем, что «акустическая информация, используемая при речевой коммуникации, характеризуется двойственной природой: с одной стороны, она материальна, так как распространяется в форме звуковых волн, с другой стороны, она является как бы инструментом, с помощью которого передаются и понимаются мысли. ..»31.

Как известно, характер языкового и па-ралингвистического выражения мыслей и чувств в разных культурах имеет свою специфику, ввиду разности национальных ментальных и поведенческих стереотипов. Ины-

ми словами, «материальные» различия в просодическом оформлении высказываний в разных национальных культурах имеют свою духовную ценность. Причем эта ценность распространяется, на наш взгляд, как на литературное произношение - произносительный стандарт, которого придерживаются профессиональные дикторы радио, телевидения, актеры театра, кино и др., - так и на разговорно-бытовую сферу общения, то есть отражает характер звуковой картины мира массовой культуры.

В эстетическом смысле просодия, манера произносить звуки являются стилеобразующими факторами звучания эпохи. Поэтому просодия является формой передачи ценностных ориентаций той или иной нации в определенный период времени. Как отмечала И.Г. Торсуева, «вариативность интонационного оформления текста различными носителями языка находится в пределах вариативности, заданной конкретным языком и картиной мира эпохи»32. Данное высказывание подчеркивает, что просодия воплощает в себе закрепленный опыт человеческих отношений и восприятия мира определенного социума, этноса.

В целом, с точки зрения обоснования культурной ценности просодии можно констатировать как наличие в ней национально-специфических, так и культурно обусловленных характеристик. Эстетическую ценность просодии правомерно отнести к национально-специфическому аспекту, поскольку просодические вариации являются одними из наиболее ярких и непосредственных проявлений национального звукового колорита языка. Способность же просодии определенным образом эксплицировать некоторые черты национального менталитета (сознания, мышления, характера), что является духовной ценностью, следует относить к культурно обусловленным явлениям, чему есть подтверждение в научной литературе.

Известны воззрения некоторых ученых 33, отмечающих, что менталитет нации накладывает свою специфику на просодическое оформление речевых сообщений и проявляется в особенностях коммуникативного поведения. Так, определенные черты национального характера могут коррелировать с просодической

организацией речи, что можно проследить на примере особенностей русского и британского просодического оформления высказываний.

Л.Г. Фомиченко отмечает, что автономность личности, утверждение в речи, выражение своего «я», индивидуализм, которые присутствуют в ментальных характеристиках англичан, выражаются при помощи низкого понижения тона в ядерном слоге. Также следует отметить в этой связи использование широкого тонального диапазона в речи британцев. Русскому же менталитету свойственны такие качества, как открытость, щедрость, непрактичность, отсутствие самоутверждения в речи, которые не позволяют использовать понижение тона в финальной позиции в соответствии с английским аналогом, поэтому русские чаще завершают фразы с помощью плавного понижения ядерного тона в пределах среднего регистра высотного тонального диапазона человеческого голоса 34. Все перечисленные особенности британского и русского тонального оформления высказываний подтверждают способность просодии выступать в качестве культурно обусловленного явления.

Таким образом, просодия имеет основания считаться культурным феноменом, поскольку она является компонентом языка, имеющим знаковый характер; в просодии присутствуют характеристики, противопоставляющие ее миру природы (биологическим средствам фонации); она является материальным объективно существующим в пространстве образованием, отражающим духовные ценности культуры, которые заключаются в ее способности создавать эстетический колорит звучания языка и определенным образом отражать ментальные характеристики представителей какой-либо лингвокультурной общности, которые, в свою очередь, предопределяют принятые в культуре особенности коммуникативного поведения.

Следовательно, явлению просодии свойственны как языковые, так и паралингвисти-ческие характеристики, позволяющие ей быть источником культурной информации. Однако проблемы соотношения просодии и культуры, проявления просодии как культурного феномена не ограничиваются описываемыми в данной статье подходами и нуждаются в дальнейшем развитии и уточнении.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Степанов Ю.С. Константы: Слов. рус. культуры. 2-е изд., испр. и. доп. М., 2001. С. 43.

2 Там же. С. 80.

3 Воробьев В.В. Лингвокультурология (теория и методы): Монография. М., 1997. С. 44.

4 Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура: Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. 3-е изд., пере-раб. и доп. М., 1983. С. 269.

5 Там же. С. 190.

6 См.: Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание: Пер. с англ. / Отв. ред. М.А. Кронгауз, вступ. ст. Е.В. Падучевой. М., 1997.

7 Гудков Д.Б. Теория и практика межкулыур-ной коммуникации. М., 2003. С. 68.

8 Там же.

9 Красных В.В. Этнопсихолингвистика и лин-гвокультурология. М., 2002. С. 288.

10 См.: Кулешов В.В. Семиотика основ английской фонации: Дис. ... д-ра филол. наук. М., 1987.

11 Там же. С. 126.

12 Василик М.А., Вершинин М.С. и др. Основы теории коммуникации. М., 2003. С. 580.

13 Крейдлин Г.Е. Невербальная семиотика: Язык тела и естественный язык. М., 2002. С. 151.

14 Лотман Ю.М., Успенский Б.А. О семиотическом механизме культуры // Семиосфера. СПб., 2000. С. 487.

15 Там же.

16 См.: Там же.

17 Воробьев В.В. Указ. соч. С. 12.

18 Вежбицкая А. Понимание культур через посредство ключевых слов / Пер. с англ. А.Д. Шмелева. М., 2001. С. 12.

19 Гудков Д.Б. Указ. соч. С. 13.

20 Лотман Ю.М. Культура и взрыв. М., 1992.

С. 45.

21 Дарвин Ч. О выражении эмоций у человека и животных. СПб., 2001. С. 339.

22 Там же.

23 Златоустова Л.В., Потапова Р.К., Потапов В.В. и др. Общая и прикладная фонетика: Учебное пособие. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1997.

С. 346.

24 См.: Кодзасов С.В. Проблемы исследования просодии // Известия академии наук Серия литературы и языка. Т. 62. 2003. N° 4.

25 См.: Позгорева Е.К. Универсальное и специфическое в интонационном оформлении эмоционально-окрашенных высказываний (экспериментально-фонетическое исследование на материале неродственных языков): Дис. ... канд. филол. наук. Л., 1988.

26 См.: Винарская Е.Н. Субсегментные эмоционально-выразительные тембровые комплексы // Сб. науч. тр. МГПИИЯ им. Мориса Тореза. Вып. 230. М., 1984.

27 Там же. С. 42-43.

28 Маслова В.А. Лингвокультурология: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. М., 2001.

С. 14.

29 Левин К. Разрешение социальных конфликтов: Пер. с англ. СПб., 2000. С. 164.

30 Гудков Д.Б. Указ. соч. С. 14.

31 Потапова Р. К. Речь: коммуникация, информация, кибернетика. 2-е изд., доп. М., 2001. С. 27.

32 Торсуева И.Г. Интонация и картина мира художественного текста / Текст как отображение картины мира: Сб. науч. тр. МГПИИЯ. Вып. 341. М., 1989. С. 6.

33 См.: Фомиченко Л.Г Национальные особенности ритмической организации речи в сфере меж-культурного общения // Лингвистическая мозаика. Вып. 2. Волгоград, 2001; Crystal D. Encyclopedia of the English Language. Cambridge, 1995.

34 См.: Фомиченко Л.Г. Когнитивная лингвистика как новый подход к исследованию просодической интерференции // Лингвистическая мозаика: Наблюдения, поиски, открытия: Межвуз. сб. науч. ст. Вып. 1. Волгоград: ВолГУ, 1998.