УДК 81.00

ББК 81.00

Н.А. Коваленко

просодия и сознание: системно-синергетический подход

Статья посвящена сравнительному анализу просодических и ментальных процессов в единой концепции самоорганизации систем. Особое внимание обращается на общие признаки -параметры порядка, иерархичность уровней по принципу спиральной фрактальности, взаимодействие ядерных единиц.

Ключевые слова: просодические и ментальные процессы; спиральная фрактальность; ядро системы; просодическая детерминанта; просодемное пространство; обратная связь

N.A. Kovalenko

prosody and consciousness from the viewpoint of the system-synergetic approach

The article is devoted to the analysis of prosodic and mental processes in the interconnected conception of the self-organized systems. Special attention is paid to the general markers: order parameters, hierarchy of the levels on the spiral fractality principle and interaction of nuclear units.

Key words: prosodic and mental processes; spiral fractality; nucleus of the system; prosodic determinant; prosodemic field; inverse relationship

Видите ли, что такое мелодия - знают все люди, что такое предложение - тоже. Однако то, что предложение, состоящее из подлежащего, сказуемого, дополнения на самом деле в подсознании представляет собой мелодию - это как раз известно

лишь немногим.

Р.Штейнер (Цит. по К.Слезак-Шиндлер)

В центре современных лингвистических исследований все больше оказываются глубинные фундаментальные и универсальные закономерности функционирования и самоорганизации ментальных, языковых и просодических процессов. Хотя речь, язык и сознание имеют разные генетические корни, но у человека эти высшие психические функции теснейшим образом связаны, так как человек как индивид и личность - это целостная, динамическая саморегулирующаяся система, которая находится в процессе непрерывного становления во взаимодействии со сложно организованной средой. Недостаточное внимание к проблеме целого и к способам организации его частей приводит к непониманию единого механизма наблюдаемых фактов конкретных систем. Абстрактные же системы принадлежат всегда только одному логическому классу, что и послужило поводом в настоящей ста-

тье провести сравнительный анализ просодических и ментальных процессов.

Контекст парадигмы сложности породил в настоящее время многообразие путей и средств анализа, а развитие нелинейной динамики дало научную основу и открыло новые возможности исследования двух параллельных миров - субстанциональной структуры языка и блоков сознания. Именно синергетическая парадигма может обеспечить рассмотрение двух разнокачественных систем в единой концепции взаимодействия просодии и сознания человека. Язык, по образному выражению А.Р Лурии, «будучи реальной формой сознания, представляет собой смыслопреобразующую систему» [Лурия, 1998, с. 50]. Для языка исключительное значение имеет то обстоятельство, что «его звуковое оформление невозможно вырвать из системы выразительных средств, вообще средств интеллектуальной переработки; он важнейший член этой системы, и все мыслительное стремится к тому, чтобы обрести свою значимость в звуковом языке» [Вайсгербер, 1925, с. 83].

Звуковые реакции человека, как одна из форм мировосприятия, и другие формы коммуникации и сознания составляют неразрывные, нераздельные стороны человеческого бы-

тия, имеющие одну основу - системную природу. Эмпирическими индикаторами нашего сознания служит вербальная реакция человека, составной частью которой является просодия, поэтому, опираясь на эффекты ее деятельности, можно иметь представление о работе сознания. Теоретическая репрезентация просодии и сознания - это всегда идеализация, описание принципов логического осмысления функциональных механизмов исследуемых систем.

Просодический уровень языка и сознание

- две качественно неоднородные динамические самоорганизующиеся системы генерируют свои параметры порядка благодаря возникновению в процессе эволюции соответствующих аттракторов, приводящих остальные части обеих систем в упорядоченное устойчивое состояние. «Без наличия определенной устойчивости не может существовать сознание, да и вообще любой организм» [Чил-лингуорт, 1979, с. 249]. Проблема исследования этих двух систем сталкивается с разрешением вопросов качественной разнородности, многомерности. Мир синергетики вступил на путь преодоления разделенности разнокачественных систем. Вместе с тем в процессе коэволюции просодические структуры языка и модули сознания самоорганизуются через свои механизмы самоупорядоче-ния по принципу подобия. В науке широко известны такие явления, как «стабилизация через резонанс», процессы «вовлечения в синхронизм», «принудительная синхронизация» и т.д. Теоретическое преломление этих понятий на определенном уровне абстракции может прояснить кодовую специфику просодических и ментальных систем в их инвариантной сущности.

Логические классы исследуемых систем часто пересекаются, что неизменно дает возможность познания их универсального механизма в процессе коэволюции. Многие языковеды обращали внимание на то, что при написании стихотворных произведений зарождалась сначала общая мелодия, она овладевала душой поэта, и лишь потом в эту мелодию они погружали слова, содержание. Мелодия, звучащая в голове поэта, оказывала влияние на выбор темы произведения, подбор соответствующих слов, рифмы и т.д. А. Блок всегда долго и мучительно искал сначала мелодию, в

которую он собирался облечь неотступно преследующую его мысль. Ученые полагают, что даже самый прозаический текст немыслим без участия элемента мелодии. Это извечная тема первоединства материи и сознания решается в сверхпросодемном пространстве таким образом, что мысль сначала «омузыкаливается», а потом реализуется в словах, уточняя при этом смысл, заданный мелодией. Данный пример свидетельствует о том, что мелодия выражает часть смысла, а позиция нейтрализации данной коррелятивной пары нивелирует противопоставленность более глобально.

Основанием для типологизации просодических и ментальных процессов далее является системное время, так как время - это способ существования любой движущейся материи, ее атрибут, при этом каждый язык обладает своим собственным системным временем, называемым локальным временем, которое характеризуется соответствующими имманентными свойствами. Логика сменяемости времени в процессе коэволюции в просодических и ментальных пространствах фрак-тальна, но не тождественна. Просодические пространства соотносятся с ментальными уровнями таким образом, что переход от одного пространства к другому - это новый виток спирали, своеобразный скачок в развитии языка и сознания. Это так называемая спиральная фрактальность, реализующаяся в просодических и ментальных пространствах в единстве их составляющих. Изоморфность языка и сознания, однако, является спорным вопросом, «хотя слово может действительно считаться инструментом сознания, но оно вряд ли ему изоморфно ...» [Шаховский, 2009, с. 42].

Основываясь на всеобщности действия спиральной фрактальности системного времени, можно подчеркнуть его способность к разотождествлению при переходе от одного уровневого пространства к другому - от фонемного пространства к просодемному и от него к сверхпросодемному. В этом смысле структуры просодии языка и блоки сознания демонстрируют аналоги между процессами формирования паттернов в пределах просодических и ментальных пространств. Тождественность структур внутри каждого из пространств уступает место масштабной фрак-тальности, так называемой «игре масштабов». Переход от одного уровня организации

системы, режима функционирования к другому означает, в частности, смену инвариантов, соответствующих ее отдельным устойчивым состояниям. Самоорганизация систем и состоит в механизме такого рода переходов как непрерывной цепи состояний.

В силу универсальности параметра времени, спиральная фрактальность развивается для достижения временной симметрии. Каждый раз с переходом на новое уровневое пространство происходит нарушение временной симметрии, а «нарушение симметрии порождает упорядоченность и, следовательно, снижает энтропию» [Николис, 1979, с. 228]. Все эволюционные преобразования в области просодии происходили в основном для достижения симметрии времени. Принцип симметрии приобрел в современной науке большую методологическую нагрузку и значимость. По словам Ю.А. Данилова и Б.Б.Кадомцева, «симметрию следует искать не только в физическом пространстве, где разыгрывается процесс системообразования, но и в любых пространствах, содержащих портрет «системы» [Данилов, 1983, с. 13]. В рамках гештальтпси-хологии симметричность по закону прегнант-ности относится к так называемому фактору хорошей формы, предпочтительным группам элементов для восприятия человеком.

Несмотря на разнопросодичность языковых систем следует подчеркнуть константность параметра времени особенно при реализации в речи минимальной просодемы, обеспечивая при этом тождественность просодически варьирующих единиц и структур. Сжатие предударных слогов минимальной просо-демы в немецком, французском и заударных слогов в английском, русском, испанском и других языках независимо от коммуникативного типа предложения происходит одновременно со сжатием блоков сознания. Феномен сжатия речи и структур сознания - это динамически сбалансированный процесс само-конструирования субъектом так называемых «реальностей второго порядка». Синергетика, вступив на путь преодоления разделенно-сти систем, определяет эволюционное время в просодических и ментальных пространствах как последовательность появления сменяющих друг друга состояний материальных, ментальных и функциональных процессов, и соответственно смены моментов времени.

Время варьирует в результате взаимодействия элементов бытия, наличия в них внутренних движущих сил. Проводя сравнение просодических и ментальных уровней, можно констатировать, что с переходом от одного пространства к другому меняется ход времени, плотность времени, увеличивается или уменьшается параметр сжимаемости или, как говорят на Востоке, меняется цвет времени, чтобы достичь единства независимо от длины предложения, текста.

Для исследования любого типа системы, будь то субстанциональная или ментальная, необходимо принять ту или иную концепцию элементарности. Как было уже опубликовано ранее, с выявлением минимальной просодемы была преодолена проблема неконстантности длины слова, противодействующей созданию единой теории в области просодии [Коваленко, 1998, с. 37]. Понятие минимальной про-содемы как дискретной инвариантной языковой единицы просодемного пространства выражает точно установленный факт, при этом многие признаки субстанциональной сферы языков обусловливаются особыми ее самостоятельными состояниями. Благодаря расшифровке первичной структуры минимальной просодемы выяснены основные черты и разнообразие их строения в разных языках.

Для когнитивной лингвистики концепт как ментальное образование представляется дискретной инвариантной единицей, аккумулирующей, как надо полагать, свое единство во внутренней дифференциации с учетом множественности способов ее реализации. Ученые едины во мнении, что концепт имеет чисто когнитивный статус и не существует вне мышления, а язык и речь - сферы, в которых концепт опредмечивается.

Для обеспечения устойчивости и стабильности просодической и ментальной систем необходимо наличие ядра, без которого не может существовать ни одна система. Стабильность ядра просодемного пространства осуществляется прочными связями между подъ-единицами ядра - тонемой и акцентемой, функционирующие во внутренней структуре просодемы. Неравновесность отношения двух единиц - тонемы и акцентемы заключается в значимости этих единиц для просодем-ного пространства и языка в целом. Маркированный член оппозиции - тонема характери-

зуется единонаправленным движением частоты основного тона и расширением диапазона этого параметра с увеличением количества предударных слогов, в то время как дифференциальным признаком акцентемы является неединонаправленный мелодический контур, сопровождающийся сужением частотного диапазона.

Разделение же концепта на ядро и периферию требует дальнейшей разработки с использованием принципа выделения внутренних составляющих, из которых одна обладает более широкими пространственными и временными границами, а другая выполняет подчиненную роль. Хотя эти подъединицы не имеют еще своего термина, но понятно, что одна подъединица образована на основе коллективного мышления, а другая индивидуального. Одна подъединица отличается от другой по объему класса отображаемых реалий -по своему экстенсионалу, в нем объединяются элементы множества, каждый из которых обладает данным набором признаков классообразующего характера. В интенсионале группируются дифференциальные признаки и указывают на возможность включения каких-то предметов в соответствующий класс [Сусов, 2006, с. 14-20].

Существует мнение, что в центре концепта находится концепт-универсалия, формирующая обобщенное схематичное знание об определенной реалии окружающего мира (прототипе), а к периферии относится все разнообразие реализации этого концепта, имеющее место в окружающем нас мире [Степанов, 1997, с. 40-76]. На более высоком уровне развития ментальных пространств ядро делится на прямые и непрямые высказывания, в которых «маркированными являются непрямые высказывания в функциональностилистическом, прагматическом, эстетическом и другом отношении» [Дементьев, 2006, с. 93]. Прямая коммуникация организуется аттракторами и не включает участков неаттрак-торового характера. «Сколь бы ни было изощренным познание, внутренняя дифференциация с ее множественностью способов реализации, никогда не открывается исследователю сразу» [Сороко, 2009, с. 192].

Асимметрия противоречия ядра выступает одним из главных факторов, определяющих становление нового. Возвращаясь к ис-

следованию просодии, необходимо подчеркнуть, что язык не может существовать в речи и осуществлять свою «смыслопреобразующую» функцию без просодического оформления подъединиц просодемы, оно всегда живет в нашем сознании, постоянно готовое облечь нашу мысль в соответствующие просодические одежды разных типов языков.

Сознание, как отмечают Н.И. Чуприко-ва, В.И. Молчанов и др. - это опыт различия, «различие различий». Как мы дифференцируем «сферы бытия», способы познания, эмоции, прямой смысл от метафорического, так и повышающийся тон, с которым произносятся варианты тонемы в немецком, английском, испанском и других языках, от понижающегося тона, с помощью которого реализуются в речи варианты акцентемы. Специалисты, занимающиеся микрокартированием головного мозга, выяснили, что в слуховой зоне звуковые частоты наносятся на карту «тонотопически». Это означает, что они организованы по тому же принципу, что и пианино: низкие звуковые частоты расположены на одном конце проекционной слуховой зоны, а высокие - на другом [Дойдж, 2010, с. 118].

Сознание так же, как и просодический уровень языка имеет иерархическую структуру, которая, согласно В.В. Налимову, обладает шестью уровнями, при этом второй уровень - это «уровень предмышления, где вырабатываются те исходные постулаты, на которых базируется собственно логическое мышление», является главенствующим [Налимов, 1989, с. 103]. Именно этому уровню автор отдает предпочтение, так как происходящее там и есть «внутренний семантический облик человека». В просодической иерархии также второй уровень - просодемное пространство является доминирующим во всей просодической сфере языка. Это пространство (макропространство) существует и характеризуется как независящее от микрофлуктуаций нижележащего уровня - фонемного пространства и от малых влияний сверхпросодемного пространства. Однако противоречие между фонемным и просодемным пространствами сыграло главенствующую роль в смене структуры слова в германских языках [Коваленко, 2006, с. 147-149]. Крупномасштабные флуктуации сверхпросодемного пространства могут оказать влияние на функционирование

единиц просодемного пространства, не затрагивая при этом инвариантные характеристики ядерных единиц, так как взаимодействие ядерных единиц - тонемы и акцентемы является гарантом стабильности субстанциональной сферы языка. Просодемное пространство выступает носителем специфичности просодии каждого из языков.

Язык и сознание соотносятся друг с другом, освещают друг друга, как было уже упомянуто, путем аналогии. Произнесение тона (крик) относится к врожденному механизму человека, а превращение его в просодическую детерминанту, в системообразующий фактор просодической системы языка требует затрат достаточно большого количества времени. Просодическая детерминанта

- это специфически индивидуальное организующее начало любого языка и складывается она постепенно в зависимости от его субстанциональной природы. Детерминанта восходящей или нисходящей звучности взаимодействует с ядром просодемного пространства языковой системы таким образом, что детерминанта реализуется в полном объеме в маркированном члене базисной оппозиции - тонеме. Ядро заключено в просодеме - в языковом инварианте, а инвариант - это «островок устойчивости и спокойствия в мире всеобщего и абсолютного движения .» [Сороко, 2009, с. 102]. Просодическая детерминанта - это связующий элемент с прежнем уровнем - фонемным пространством и эволюци-онно будущим уровнем - сверхпросодемным пространством, а ядро - это начальное (первичное) структурное отображение системообразующего фактора - просодической детерминанты. Само собой разумеется, что элементы ядра - тонема и акцентема имеют достаточно прочные связи, они носители внутренних противоречий и отражают закономерности внешней среды, т.е. фонемного и сверх-просодемного пространств. Так как ядро -это отображение целого, то оно обладает высоким уровнем организации, оно максимально гибкое и устойчивое и информация о процессах всех уровней упакована в нем. С организации ядра действуют положительные обратные связи. Положительная (усиливающаяся) обратная связь не может проявлять свою усиливающую силу беспредельно. При отсутствии ограничения усиливающаяся обратная

связь порождает экспоненциальный рост. Частотный диапазон в немецком, английском, испанском и других языках не пережил экспоненциальный рост, так как физиологические возможности человека не позволяют реализовать в речи его дальнейшее расширение в варианте тонемы. В этом случае начинает формироваться второй тип обратной связи, так называемая уравновешивающаяся (отрицательная) обратная связь, т.е. связь, противостоящая изменениям. Возникновение отрицательной обратной связи произошло с переходом от фонемного к просодемному пространству, когда появилась потребность называния окружающих предметов, т.е. с возникновения слов (в первую очередь минимальной просо-демы) и двух качественно неоднородных слогов - ударного и безударного. Таким образом, для поддержания стабильности системы необходима сила сопротивления, или сила стабилизации, нашедшая свое выражение в образовании и становлении слов и словесного ударения. Благодаря этому просодическая система становится достаточно сбалансированной для своего дальнейшего существования. Как известно, чем меньше разница между состояниями единиц ядра, тем меньше изменяется система. Ярким примером малого различия между ядерными единицами служит английский язык, учитывая, что маркированный член базисной оппозиции обладает комплексным признаком, который не имеет пока еще готового термина, но «он реален, если воплощает смысл целой сущности» [Баранцев, 2003, с. 57]. Через комплексирование единичных признаков маркированный член базисной оппозиции - тонема характеризуется в английском языке единонаправленным восходящим движением частоты основного тона и одновременным расширением диапазона этого параметра с перемещением ударения к концу варианта просодемы. Переход тонемы в позицию нейтрализации происходит уже в нейтральной речи в варианте тонемы, состоящей из трех слогов [Краев, 2005, с. 15]

Граница между ядром и остальной системой является сложной, разнообразной и отражает закон существования системы в целом. С формирования ядра система начинает свою эволюционную линию, ведущую к возникновению синхронизации языковой и ментальной систем. Согласно Эшби, сложность ядра

не должна быть ниже сложности регулируемой системы.

Когда возникла потребность в существовании просодической системы с заданной детерминантой, то самой языковой системы еще не было. Опираясь на заданность просодической детерминанты, появляется возможность воссоздать все этапы эволюции субстанции языковой системы и блоков сознания, так как единицы сознания включают в себя сформированные элементы всех пространств субстанциональной сферы языка.

Итак, с точки зрения системносинергетического подхода может быть отмечено сходство системных организаций языковой субстанции и структур сознания. И языковая материя, и структуры сознания отражают все уровни развития языка, начиная с древних времен до наших дней. Прогресс развития языка и сознания происходит изоморфно, например, через разрастание из сравнительно небольшого числа исходных данных - фонем к созданию большего количества просо-дем, из которых строится бесчисленное множество единиц сверхпросодемного пространства - предложений.

На основе изложенной здесь исследовательской методики можно констатировать, что все языки мира представляют собой реализацию двух типов просодических детерминант - восходящей или нисходящей звучности. Имеются экспериментальные аргументы становления отрицательной обратной связи, т.е. нисходящей мелодии на примере изучения развития детского языка. В русском языке просодическая детерминанта нисходящей звучности формируется к трем годам жизни ребенка, а в немецком языке детерминанта не меняет свою материальную природу, т.е. остается восходящей, при этом нисходящая линия повествования завершает стадию становления только к 10, 11 годам [Г аврилен-ко, 2009]. Соизмеримость и соразмерность тонов пробуждает в сознании каждого человека идею соотношения.

Несмотря на то, что две разные системы -просодическая и ментальная движутся по существенно разными траекториям, но их развитие осуществляется преимущественно по пути формирования более высоких уровней, качественно изменяющих структуру управления, поэтому здесь можно говорить о веду-

щей роли процессов интеграции. Роль просодической детерминанты в сверхпросодемном пространстве не умаляется, но усиливается. Фактором усиления в данном пространстве выступают другие просодические средства, например, фразовое ударение, пауза и т.д. В сверхпросодемном пространстве так же, как и при прогрессирующей иерархизации когнитивных структур на высоком уровне развития, преобладают процессы интегрированности.

Таким образом, системная природа двух разнокачественных феноменов - субстанциональной и ментальной систем имеет много общего через синхронизацию процессов, определяющей их непосредственную связь и возможность сравнительного рассмотрения, а синергетика дает надежду гуманитарным наукам на поиск новых интегративных принципов для описания поведения сложных систем.

Библиографический список

1. Баранов, А.Н. Аспекты теории фразеологии /А.Н. Баранов, Д.О. Добровольский.- М.: Знак, 2008.

2. Баранцев, Р.Г. Синергетика в современном естествознании / Р.Г. Баранцев. - М.: УРСС, 2003.

3. Гавриленко, А.И. Особенности просодии немецкой детской речи: автореф. дис. ...канд. филол. наук/ А.И. Гавриленко. - М., 2009.

4. Данилов, Ю.А. Нелинейные волны. Самоорганизация / Ю.А. Данилов, Б.Б. Кадомцев. - М.: Наука, 1983.

5. Дементьев, В.В. Непрямая коммуникация / В.В. Дементьев. - М.: Гнозис, 2006.

6. ДойджНорман Пластичность мозга. Потрясающие факты о том, как мысли способны менять структуру и функции нашего мозга / Норманн Дойдж; пер. с англ. Е Виноградовой. - М.: Эксмо, 2010.

7. Коваленко, Н.А. Системный подход к фразовой просодии слова / Н.А. Коваленко. - Красноярск: Кларетианум, 1998.

8. Коваленко, Н.А. Функционирование закона инверсионного доминирования в немецком и русском языках / Н.А. Коваленко// Проблемы межкультур-ной коммуникации в теории языка и лингводидак-тике: материалы III Междунар. науч.-практ. конф. (Барнаул, 11 - 12 октября 2006 г.). - Барнаул: ГРА-ФИКС, 2006. - С. 147-149.

9. Краев, А.Ю. Фразовая просодия слова в современном английском языке: системно-синергетический подход: автореф. дис. . канд. филол. наук / А.Ю. Краев. - Иркутск: 2005.

10. Лурия, А.Р. Язык и сознание / А.Р. Лурия.- Ростов н/Д.: Феникс, 1998.

11. Молчанов, В.И. Различение и опыт: феноменология неагрессивного сознания / В.И. Молчанов. -М.: Модест Колеров, Три квадрата, 2004.

12. Налимов, В.В. Спонтанность сознания / В.В. Налимов. - М.: Водолей, 2007.

13. Николис Г Самоорганизация в неравновесных системах: От диссипативных структур к упорядоченности через флуктуации / Г. Николис, И. Приго-жин. - М.: Мир, 1979.

14. Слезак-Шиндлер, К. Искусство речи в школьном возрасте / К. Слезак-Шиндлер. - М.: Парсифаль, 1996.

15. Сороко, Э.М. Золотые сечения, процессы самоорганизации и эволюции систем / Э.М. Сороко. - М.: URSS, 2009.

16. Степанов, Ю.С. Константы: Словарь русской культуры. Опыт исследования / Ю.С. Степанов. - М.: Языки русской культуры, 1997.

17. Сусов, А.А. Размышления о концептах/ А.А. Сусов, И.П. Сусов // Вісник Харківського національного

університету ім. В.Н. Каразіна. № 726. Серія: Романо-германська філологія. Методика виклада-ния іноземних мов. - 2006. - Вип. 49. - С. 14-20.

18. Чиллингуорт, Д. Структурная устойчивость математических моделей: Значение методов теории катастроф. Математическое моделирование / Д. Чиллингуорт. - М.: URSS, 1979.

19. Чуприкова, Н.И. Мозг, психика, сознание / Н.И. Чу-прикова // Мир психологии. - 1999. - №1. - С. 8497.

20. Шаховский, В.И. Эмоции. Долингвистика, лингвистика, лингвокультурология / В.И. Шаховский. -М.: URSS, 2009.

21. Weißgerber, L. Sprache als gesenschafffiche Erkenntnisform. Еіпє Untersuchung über das Wesen der Sprache als Einleitung zu einer Theorie des Sprachwandels / L.Weißgerber. - Bonn: Univ.Phil.Fak., umgedr. Habilitationsschrift. - 1925.

УДК 81.00 ББК 81.00

С.А. Хахалова

метафора: техника и идеология

В статье рассматриваются проблемы взаимосвязи и разграничения языковой и концептуальной метафоры, линейности её языкового овеществления и нелинейности её ментального существования. Предлагается авторский взгляд на суть метафорического моделирования. Утверждается, что языковая метафора есть техника номинации, а концептуальная метафора - идеология коммуникации.

Ключевые слова: метафора, языковая метафора, концептуальная метафора, метафорическое моделирование, модели, языковая номинация, переконцептуализация

S.A. Khakhalova

the technique & the ideology of metaphor

This paper suggests a new approach to the discrimination between traditional metaphors and conceptual metaphors. The metaphor assumes a linear character in the language but is invariably nonlinear in the mind. The body of metaphorical sign deals with the nomination while, embodied metaphors deal with the ideology of society.

Key words: embodied metaphors; the body of metaphorical sign; metaphorical models; the ideology of society; nomination; a conceptual metaphor; a metaphor

В монографии «Метафора в аспектах языка, мышления и культуры» [Хахалова, 1998] доказано, что метафора является одной из сущностных характеристик языка, мышления и культуры, при этом показана возможность построения теоретической модели категориального описания метафорических единиц. Но научная мысль идет дальше и выясняется, что метафора есть четко структури-

рованное и системно закрепленное лексикосемантическое явление, с одной стороны, а с другой стороны, метафора есть концептуальная единица нелинейности языкового сознания с фрактальной природой.

Фрактальная природа метафоры позволяет утверждать, что тезисы об «аномальности» метафоры не имеют под собой достаточного основания. Поскольку метафорическая дея-