© Л.Г. Фомиченко, 2008

ПРОСОДИЧЕСКИЙ ФРЕЙМ В КОГНИТИВНОЙ МОДЕЛИ ПОРОЖДЕНИЯ РЕЧИ

Л.Г. Фомиченко

На современном этапе развития языкознания ученые, освещая то или иное лингвистическое явление, уже не ограничиваются только констатацией фактов, а стараются заглянуть в глубинные процессы мыслительной деятельности и выявить истоки формирования анализируемого феномена.

Если брать во внимание когнитивный аспект исследования языка, то такой подход к изучению лингвистических событий представляется вполне закономерным и оправданным, поскольку современная лингвистическая наука уже не довольствуется простым накоплением и описанием эмпирического материала, а старается объяснить тот или иной факт в языке с точки зрения объективных сведений наук из различных областей знания.

В фонетических исследованиях при попытке объяснить определенные закономерности сегментного или сверхсегментного уровней языковой системы фонетисты зачастую «берут на вооружение» модель порождения речи на фонетическом уровне, так как данная модель помогает проинтерпретировать многие явления на уровне просодии.

В лингвистике большую популярность приобрела фреймовая модель порождения и восприятия речи. Тем не менее, отмечая общие черты речепорождения, необходимо и важно учитывать не только глубинные структуры в виде грамматических правил, но и смысловое содержание сообщений, принимающих форму пропозиций. Кроме того, важен учет конкретной ситуации речи, степени осведомленности слушателя, общих целей коммуникации и т. д., то есть учет той совокупности экстралингвистических факторов, которые также влияют на конкретное содержание рождающейся фразы. Следует, однако, помнить, что только синтаксические и лексические средства не могут передать всю ту

гамму настроений, которая окрашивает то или иное высказывание. Более того, если речь не будет характеризоваться определенным просодическим рисунком, то не только никакого воздействия на партнера по коммуникации не произойдет, но и передача адекватности смысла на иностранном языке будет под сомнением. Как отмечает А.Р. Лурия (см.: [9]), синтаксические формы сами по себе не располагают достаточными средствами для выражения внутреннего смысла высказывания. Для этого нужно обратиться к другой стороне организации высказывания - к просодике. По замечанию Н. Хомского (см.: [14]), просодическая организация текста сохраняется в поверхностно-синтаксических структурах, продолжая играть в них существенную роль.

В научной литературе (см.: [4; 8; 11] и др. ) совершенно справедливо отмечается, что в формировании высказывания исходным является наличие мотива или замысла. Далее этот процесс проходит через стадию внутренней речи, которая опирается на схемы семантической записи с ее потенциальными связями, приводит к формированию глубинно-синтаксической структуры, затем развертывается во внешнее речевое высказывание, опирающееся на поверхностно-синтаксическую структуру. Последними звеньями на этапах формирования высказывания считаются процессы, протекающие на фонетическом уровне [9, с. 40]. Однако в этой схеме, как мы считаем, есть одна неточность. По нашему убеждению, экстериоризация просодической программы оформления звучащей речи является параллельным процессом с формированием глубинно-синтаксических структур (см.: [13]). Если внимательно анализировать речь, нельзя не заметить, что в зависимости от замысла высказывания речевые структуры уже произносятся с заданной

интонацией, то есть мозг уже выдал ту интонацию, которая соответствует речевой ситуации, соотносимой с нашими планами. В данном случае мы совершенно согласны с Е.И. Исениной (см.: [5; 6, с. 58]) и рядом других языковедов, занимающихся исследованием детской речи, которые констатируют на основании проведенных экспериментов, что словесный язык начинается с просодии, а не с сегментики. Становление речи в онтогенезе проходит три этапа: 1) овладение просодическими навыками речевых сообщений с последующим усвоением звуковой организации слов; 2) накопление лексико-семантического потенциала; 3) овладение грамматическими структурами и правилами построения предложений.

Психолингвистика, являясь одной из основ когнитивной лингвистики и опираясь на фундамент практических исследований, сумела «заглянуть» в сокровенные тайны человеческой психики, попыталась объяснить механизмы восприятия речи и ее продуцирования, выйти на модель языковой способности в сфере вербальных ассоциаций, проводить исследования в области текста, который является результатом уже сформированного и сформулированного речевого произведения, найти методы исследования вероятностного прогнозирования речи и т. д.

Ученые разных направлений широко используют термин «поле» при описании процессов речепорождения и речевосприятия, вероятностного прогнозирования речевого потока и других. Под этим термином следует понимать «совокупность содержательных единиц (понятий, слов), покрывающую определенную область человеческого опыта» [1, с. 334].

Результаты психологов и лингвистов подтверждаются данными нейролингвистических и нейрофизиологических исследований отражения слов в мозге человека. Оказывается, что предъявление изолированного слова «приводит к появлению в импульсной активности избыточного структурирования, рассматривавшегося... как нейрофизиологическое выражение расширенного ассоциативного поиска» [3, с. 143].

Если говорить о «поле» с точки зрения фонетики, то, вероятно, можно выделить просодическое поле, звуковое поле и т. д. Говоря

о просодических полях, следует помнить, что это есть результат воплощения замысла высказывания в линейно-интонационной схеме, протекающего в пространственно-временном континууме. Актуализуясь в устной речи, интонационные модели приобретают когнитивную окраску в глубинных механизмах зарождения мысли, порождаемой ситуацией общения, в зависимости от намерения говорящего, впоследствии реализуемой в речи.

В современном языкознании существует тенденция моделировать как информацию, поступающую в мозг человека, так и психические и познавательные процессы высшей нервной деятельности человека. Сетевые модели организации знаний приобрели особую популярность среди лингвистов. Однако следует отметить, что идеи фрейма, схемы, глагольной рамки не являются сверхновым в науке и первоначально возникли на основе психологических исследований восприятия и памяти. А благодаря работам Ч. Филлмо-ра (см.: [12]) эти идеи получили лингвистическую трактовку.

Развивая гипотезу сетевых моделей на уровне просодии или, другими словами, модель хранения просодических знаний в памяти человека, мы можем представить порождение и реализацию просодических программ в виде ассоциативной организации связей, точки и узлы пересечения которой репрезентируют ядерный тон определенной просодической конструкции. Просодическая организация предъя-дерных и заядерных компонентов служит в виде цепочки соединений узлов.

Такая «ядерная теория» просодических программ с ограниченным набором средств и выразительности основывается на небольшом перечне параметров ядерных конструкций и может считаться универсальной для языков с акцентным строем. При этом следует обратить внимание на специфику интонационного оформления коммуникативных типов предложения в различных языках, как, например, интонационное оформление общего вопроса в английском и русском языках. В английском языке первый ударный слог является самым высоким в мелодической конструкции (шкале) общего вопроса (Doyou live in London?) и низкое повышение тона узкого диапазона на ядерном слоге «Lon» в слове «London». В русском

языке наблюдается повышение первых двух безударных слогов и резкое понижение третьего ударного слога в среднем регистре узкого голосового диапазона, шкала приобретает зигзагообразую мелодическую кривую с резким повышением на ядерном слоге «Лон» с последующим понижением безударных слогов в слове «Лондоне» во фразе «Вы живете в Лондоне?». Или же отметим специфику ритмического оформления речи в двух языках -в английском наблюдается тенденция энклитического членения ритмических групп (когда последующий безударный тяготеет к предыдущему ударному слогу) и проклитико-эн-клитический ритм в русском языке (равномерное ударение на слогах в ритмог-руппах) и ряд других особенностей, с одной стороны. А с другой стороны, наблюдается мелодическая универсальность оформления эмоциональных состояний человека (страх, восторг, удивление, радость и т. д.) в разных языках, что позволяет людям угадывать психическое состояние партнеров по коммуникации без знания иностранного языка в различных ситуациях речевого общения.

Кроме того, теория просодических фреймов помогает понять искажение мелодического контура фраз в исполнении билингвов на иностранном языке. Билингв «эксплуатирует» в своей речи и без того скудный набор ядерных конструкций (повышение/понижение ядерного тона), как бы оставляя без внимания просодическую конфигурацию компонентов, входящих в предъядерные и зая-дерные компоненты смысловых фрагментов, и тем самым искажает просодию изучаемого языка, используя ограниченный набор тональных модификаций в просодическом арсенале второго языка.

Положение еще осложняется тем, что любая ядерная конструкция на просодическом уровне, любое просодически экспрессивное высказывание и т. д. обладают своего рода «зонным характером», в рамках которого носитель языка свободно ориентируется, чтобы передать просодическими средствами то или иное экспрессивно-эмоциональное состояние. В пределах данной «просодической зоны» могут модифицироваться различные просодические параметры, а именно высота тона, диапазон, мелодическая кривая, интен-

сивность и длительность слогов и т. д. Таким набором просодических вариантов и вариаций, естественно, в полной мере обладает носитель языка. Люди, изучающие иностранный язык, часто не только не обращают внимание на просодическое оформление высказывания, но и, конечно же, не различают всех тонкостей просодического оформления речевого потока или даже отдельно взятых фраз.

При создании языковых моделей в современном языкознании особой популярностью пользуется теория М. Минского (см.: [10]) о фреймах. Он рассматривает два вида фреймов, которые сейчас принято называть статическими (или фреймами) и динамическими (сценариями). Справедливости ради следует сказать, что в лингвистике в большей степени утвердилось понятие «фрейма». Фрейм, в понимании М. Минского, - это та минимально необходимая структурированная информация, которая однозначно определяет какой-то класс явлений, объектов или процессов. С каждым фреймом ассоциирована информация разных видов. Одна часть фрейма указывает на способ использования данного фрейма, другая - предположение о его выполнении, третья - изменение ситуации в случае неудачи использования данного фрейма. Фрейм представляется в виде сети, состоящей из узлов и связей между ними. В теории фреймов акцент делается на многочисленность взаимодействий между сенсорными данными и громадной сетью символьной информации.

Гипотеза о возможности использования понятия фрейма при рассмотрении механизмов речепорождения присутствует в различных лингвистических работах. Процесс человеческого мышления сопровождается актуализацией в памяти человека разнообразных фреймов. С нашей точки зрения, фрейм-подход применим для описания любого вида информации, как вербальной, так и невербальной. Гипотетически можно предположить наличие в системе способов речепроизводства отдельного механизма просодического оформления речи. Кстати, данные нейролингвистических исследований подтверждают это. Из этого следует, что существуют определенные просодические фреймы порождаемых высказываний, которые подразделяются на базисные элементы, так называемые просодические инварианты, при-

сущие просодической системе языка, и их вариативное разнообразие (слоты), мотивирующие контекст общения. Просодический фрейм представляет собой структуру, компонентами которой можно считать тон, громкость, темп. Просодический фрейм включает пакет информации о просодическом оформлении длительного речевого сегмента, такого, как интонационная группа или фраза. Однако полагаем, что существуют параллельно отдельные фреймы как ядерных тонов, так и фреймы, содержащие тональные, динамические и темпоральные модификации предъядерных и заядерных компонентов. Фрейм, или единица знания, по определению В.З. Демьянкова [7, с. 188], обладает более или менее конвенциональной природой и поэтому конкретизирует, что в данной культуре характерно и типично, а что - нет. Таким образом, просодическая организация ментальных репрезентаций осуществляется параллельно с лексико-синтаксическим структурированием информации. Каждому высказыванию присущ определенный набор просодических фреймов, принимающих форму гештальтов, что и создает неповторимое своеобразие национального языка. Напомним, что в лингвистической литературе «гештальт» понимается как «когнитивная и психическая структура, опре-

деляющая человеческое восприятие и интерпретацию действительности и не сводимая к простой сумме ее составляющих» (см.: [2]).

В данной статье приведем примеры просодического фрейма, отражающего характер ядерного речевого сегмента, содержащего экспрессивно-эмоциональную окраску стилистически маркированных слов в английском языке. Так, в интонограмме предложения «Annabel is very clever, but Sonia is absolutely brilliant» (см. интонограмму 1) обратим внимание, во-первых, на мелодическую кривую в пределах шкалы и, во-вторых, на просодический рисунок ядерного сегмента «brilliant» и предъядерного компонента «absolutely». Ядерный тон на слоге «brill» составляет 19 пт, а интенсивность звучания - 85 dB, длительность ядерного сегмента - 524 мс. Предъя-дерный компонент состоит из двух тональных пиков на слогах «ab» & «lut» в слове «absolutely». Тональный диапазон просодических пиков составляет 10 пт, интенсивность звучания - 60 dB. Мелодика всей шкалы также характеризуется тональной вариативностью, что на перцептивном уровне создает яркую экспрессивную просодическую окраску.

Еще один характерный пример для иллюстрации просодического фрейма, содержа-

Интонограмма 1

щего экспрессивно-эмоциональную окраску речевого сегмента на уровне звучания, «The meal was very pleasant, and the company absolutely delightful» (см. интонограмму 2). В данной фразе наблюдается характерная для английского языка изрезанность мелодического контура в пределах всей шкалы и яркое тональное завершение тона на ядерном слоге «-light-» на речевом сегменте «delightful». Предъядерный компонент «absolutely» имеет несколько отличное звучание по сравнению с предыдущей фразой, но это-то как раз и иллюстрирует «просодическую зону фрейма», в пределах которой наблюдается просодическая вариативность ядерных и предъядерных компонентов. На предъядерном компоненте первый тональный пик достигает 180 Гц, а второй - 150 Гц, при этом звучание данного сегмента на перцептивном уровне незначительно варьирует по сравнению с предыдущим иллюстративным материалом. Мелодическая вариативность в пределах шкалы свидетельствует о наличии специфического просодического фрейма, характерного для английского языка.

Таким образом, анализ эмпирического материала показывает, что на просодическом уровне языковой системы имеются как базис-

ные ядерные фреймы, так и вариативность предъядерных и заядерных компонентов (наряду с базисными аналогами), которые все вместе составляют просодическую зону фрейма. Для беглого и хорошего владения иностранным языком необходимо использовать весь арсенал просодического аппарата, чтобы речь на иностранном языке не казалась монотонной, неестественной, но главное - бессмысленной, так как просодическая вариативность необходима не только для украшения речи билингва, но и для адекватной передачи смысла на иностранном языке и привлечения внимания к определенному смысловому фрагменту, что опять же необходимо для передачи точного смысла высказывания в ситуации речевого общения.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ахманова, О. С. Словарь лингвистических терминов / О. С. Ахманова. - М., 1966.

2. Баранов, А. Н. Англо-русский словарь по лингвистике и семиотике / А. Н. Баранов, Д. О. Добровольский, М. Н. Михайлов, П. Б. Паршин. - М., 1996. - 642 с.

3. Бехтерева, Н. П. Здоровый и больной мозг человека / Н. П. Бехтерева. - Л., 1980.

4. Выготский, Л. С. Мышление и речь. Избранные психологические произведения / Л. С. Выготский. - М., 1956. - Гл. IV

5. Исенина, Е. И. Дословесный период развития речи у детей / Е. И. Исенина. - Саратов, 1986. - 164 с.

6. Исенина, Е. И. Психолингвистические закономерности речевого онтогенеза. (Дословесный период) / Е. И. Исенина. - Иваново, 1983.

7. Краткий словарь когнитивных терминов / под ред. Е. С. Кубряковой и др. - М., 1996.

8. Леонтьев, А. А. Язык, речь, речевая деятельность / А. А. Леонтьев. - М., 1969. - 214 с.

9. Лурия, А. Р. Основные проблемы нейролингвистики / А. Р Лурия. - М. : МГУ, 1975. - 253 с.

10. Минский, М. Фреймы для представления знаний / М. Минский. - М., 1979. - 151 с.

11. Страхов, И. В. Вопросы психологии внутренней речи / И. В. Страхов // Ученые записки Саратов. гос. пед. ин-та. - Саратов, 1948. - 237 с.

12. Филлмор, Ч. Фреймы и семантика понимания / Ч. Филлмор // Новое в зарубежной лингвистике. Когнитивные аспекты языка. Вып. XXV. - М., 1989. - С. 122-128.

13. Фомиченко, Л. Г. Когнитивные основы просодической интерференции : дис. ... д-ра филол. наук / Л. Г. Фомиченко. - М., 1998.

14. Хомский, Н. Язык и мышление / Н. Хомский. - М., 1972. - 170 с.