УДК 801:803.0(045)

ББК81

Р.З. Габдракипова

ПРОИЗВОДНОЕ СЛОВО КАК КОМПОНЕНТ ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКОГО ПОЛЯ ТАКСИСА

Категория таксиса появилась в лингвистическом обиходе сравнительно недавно. Статья представляет собой исследование производных слов как одного из компонентов функциональносемантического поля таксиса. В nett рассматриваются темпоральные признаки производных слов, между дегютвиями которых существуют разные хронологические отношения.

Ключевые слова: функционально-семантическое поле; номинализация; таксис; акциональное имя; одновременность; разновременность; транспозиты.

R. Z. Gabclrakipova

THE DERIVATIVE WORD AS A COMPONENT OF THE FUNCTIONAL-SEMANTIC FIELD OF TAXIS

The category of taxis has been recently defined in linguistics. This article adds up to the research of derivative words as one of components of the functional-semantic field of taxis. The temporal signs of derivative words are regarded as the actions between which are the different chronological attitudes.

Key words: a functional-semantic field; nominalization; taxis; an action nominal; a simultaneity; a diver-

Немецкий язык располагает богатым набором языковых средств выражения темпоральных отношений. Одной из характерных черт немецкого глагола является не только наличие разветвленной системы временных форм, но и их специализация при выражении абсолютных и относительных значений в парадигматическим плане. Восприимчивость временных форм к контекстуальным условиям, взаимодействие грамматических форм с другими элементами высказывания с темпоральной семантикой обусловливают «двойной аспект рассмотрения морфологии: в плане парадигматическом как системы оппозиций и в плане синтагматическом, где происходит смешение оппозиционных отношений и многообразные скрещения форм» [Шендельс, 1970 :

3]. Синтагматический динамизм, многофункциональность временных форм и потенциальная поливариантность выражения темпоральных значений оказываются явлениями взаимосвязанными. Так, в монографии А.Штойбе, посвященной исследованию темпоральной системы немецкого языка, выделяются 9 временных значений, в которых находит свое членение темпоральное пространство, состоящее из четырех временных ступеней (Gegenwart, Vergangenheit, Zukunft, genere-lles Tempus) [Steube, 1980 : 35]. В Берлинской академической грамматике указывается на 15 типов временных значений («temporale Bedeutungsvari-anten») [Grundziige, 1981 : 508]. Такой богатый

© Габдракипова Р.З., 2009

спектр значений относительно небольшого числа временных форм является следствием их взаимодействия с единицами других языковых уровней, участвующих в формировании функциональносемантической категории темпоральности, или, шире, с понятием среды [Бондарко, 1984 : 87]. К языковым средствам, с которыми грамматическое ядро функционально-семантической категории таксиса выступает в кооперации, относятся прежде всего союзы, предлоги и наречия.

Удельный вес и степень специализации и универсальности различных средств, участвующих в формировании функционально-семантической категории темпоральности, неодинаков. Максимальная однозначность в выражении временных отношений характерна для союзов. Лишь три союза (а1з, \venn, пас!к1ет) могут выражать более чем одно семантическое отношение. Менее универсальны в большинстве своем деривационнородственные, т.е. соотносительные с союзами по своему морфемному строению предлоги, для которых характерно сочетание пространственных и темпоральных, темпоральных и причинноследственных, пространственно-темпоральнокаузальных и т.д. значений, например: Ьск уог, пасЬ. аш и т.д. Наименее универсальны в выражении темпоральных значений наречия, образующие в отличие от союзов и предлогов многочисленный класс лексических единиц, обладающих, однако, небогатым семантическим спектром: они

обусловливают лишь четыре семантические области темпоральности, каузальности, кондицио-нальности и модальности. Большинство темпоральных союзов, предлогов и наречий обнаруживают генетическое родство, выражающееся в частичной или полной общности их морфемного строения (союзы: indem, indessen, wahrend, nach-dem, seit, seitdem, sobald, bis, bevor, ehe; предлоги: in,wahrend, nach, seit, bis, vor; наречия: indem, ehedem, danach, bisher, seitdem, wahrenddessen).

В связи с тем, что так называемые темпоральные предлоги служат выражению не времени действия как такового, а временных отношений между действиями, необходимо уточнить понятие таксиса. Как известно, родоначальником идеи о таксисе был P.O. Якобсон, который ввел в лингвистический обиход понятия зависимого и независимого таксиса. Об этой категории P.O. Якобсон пишет буквально следующее: «У этой категории нет стандартного названия; термины типа "относительное время'’ определяют лишь одну из ее разновидностей. Предложенный Блумфилдом (в 1946 г.) термин "порядок” ("order”), или скорее его греческий прообраз «таксис», представляется наиболее подходящим. Таксис характеризует сообщаемый факт по отношению к другому сообщаемому факту и безотносительно к факту сообщения» [Якобсон, 1972 : 101]. Свое дальнейшее теоретическое развитие и практическое применение в описании функциональносемантического поля темпоральности категория таксиса нашла в трудах Ю.С. Маслова, А.В. Бондарко и их учеников. Таксис определяется Ю.С. Масловым как «категория, характеризующая "действие”, обозначенное предикатом, с точки зрения его соотношения с другим упоминаемым в данном высказывании или подразумеваемым "действием”, причем имеется в виду хронологическое соотношение (одновременность-предшествование-следование), но также и противопоставление второстепенного действия главному» [Маслов 1983 : 42]. Более подробного рассмотрения заслуживает концепция А.В. Бондарко, который в ряде исследований в контексте теории функционально-семантических полей разрабатывает разные аспекты теории таксиса. В целом он полагает, что «семантика таксиса представляет собой временные отношения между действиями (в указанном смысле) в рамках целостного периода времени, всегда сопряженные с аспектуальной характеристикой компонентов выраженного в высказывании полипредикатив-ного комплекса и реализуемые как: а) отношения одновременности/разновременности (предшествования — следования); б) отнесенность действий к одному и тому же периоду времени при

Вестник ИГЛУ, 2009

неактуализованности различия одновременности/разновременности; в) связь действий во времени в сочетании со значениями обусловленности (значениями условия, причины, следствия, цели, уступки, обусловленности времени одного действия временем другого) модальными значениями и значениями характеризации» [Бондарко, 1983 : 237].

Специфика категории таксиса в немецком языке состоит в полиморфизме ее ядра, т.е. в наличии относительно большого количества грамматических времен, половина из которых специализирована в выражении таксиса предшествования: футур II (futurum exactum), плюсквамперфект и частично перфект. В связи с этим необходимо указать на принципиальные различия между таксисными значениями временных форм системы индикатива и системы конъюнктива. Если в индикативе таксисное значение временной формы лимитировано ее темпоральным значением предшествование только в прошлом (плюсквамперфект), предшествование только в будущем (футур II) и предшествование по отношению к будущему и настоящему, но не в прошлом (перфект), чем, собственно, и обусловлено наличие значительного числа относительных времен в немецком языке, то в определенных типах придаточных предложений, например, в придаточных ирреального сравнения или косвенной речи, временные формы конъюнктива приобретают универсальные таксисные значения, т.е. для выражения одного и того же таксисного значения на всех временных ступенях - в прошлом, настоящем и будущем - используется одна и та же временная форма или ее грамматический синоним: для выражения предшествования - перфект/плюсквамперфект конъюнктив, одновременности - презенс /претерит конъюнктив, а следования действия, т.е. относительного будущего (relative Zukunft) всегда используется футурум I в конъюнктиве или кондиционалис I. В данном случае можно говорить о таксисе, освобожденном от темпоральности и аспектуальности, но сопряженном с модальностью.

Независимый таксис в немецком языке находит свое регулярное выражение в финитных предикатах придаточных предложений, как правило, в кооперации с темпорально-таксисными союзами и другими языковыми средствами. Отсутствие регулярных глагольных форм, служащих выражению зависимого таксиса в немецком языке, компенсируется «активным» участием словообразовательных моделей деривационносемантического поля акциональности (имен действия) в выражении данного комплекса значений. Транспозиты, или деривационные номина-

лизации, благодаря вербогенности своей лексической семантики в сочетании с темпорально-таксисными предлогами создают конструкции, охватывающие практически необозримый класс отглагольных существительных [Мурясов, 1993 : 127]. С точки зрения продуктивности и частотности модели Prap.+Nac. (предлог+акциональное имя) в тексте она должна быть признана ведущим (основным) средством выражения зависимого таксиса в немецком языке.

В отличие от агентивных существительных и лексикализованных глагольных имен, которым значение атемпорального презенса или перфект-ности присущи в большинстве случаев как словарным единицам, т.е. входят в их семантическую структуру, в акциональных именах (номинализа-циях) категория времени подавлена, но при соотнесении выражаемых ими действий с действием финитного предиката они получают относительное временное значение. Следует отметить, что номинализация - лингвистический термин для обозначения процесса образования абстрактного существительного от глагола и для обозначения самого существительного, образованного таким способом.

Предполагается, что финитный (опорный) предикат выражает главное действие (не с точки зрения глубинной структуры или коммуникативного синтаксиса, так как в обоих случаях смысловая нагрузка может быть концентрирована именно в номинализации, а номинализа-ции - второстепенные, сопровождающие, попутные действия (по крайней мере, с точки зрения синтактико-коммуникативной перспективы данного предложения). Номинализации, обладающие пропозитивным содержанием, представляют собой, как отмечает Р. 3. Мурясов, компрессированный и экономный способ многоступенчатого эшелонирования временных значений в рамках одного высказывания (предложения или сверх-фразового единства) и позволяют тем самым семантическое углубление и усложнение высказывания за счет сжатия и упрощения его синтаксического построения и элиминирования цепи реальных и потенциальных придаточных предложений, создающих определенные «неудобства» как в плане стилистическом, так и с точки зрения формирования коммуникативной перспективы высказывания [Мурясов, 1993 : 128]:

Als nach der koniglichen Entscheiclung tiber die Klage des Miillers Arnold die Kunde von der Ab-setzung des Justizministers und der Verhaftung der Kammergerichtsrate die Runde gemacht hatte, sol-len sich vor den Joren des Berliner Schlosses vie-le Bcniern mit ihren Bittschriften versammelt haben (Wochenpost, 94).

В данном предложении содержится 6 действий, находящихся друг с другом в темпоральных отношениях одно- и разновременности, 4 из которых выражены акциональными именами, а 2 - финитными предикативами. Все номинализации сгруппированы вокруг опорного предиката придаточного предложения: 1. 1) Muller Arnold

richtsrate wurden verhaftet, 4) als die Kunde... die Runde gemacht hatte; 5) sollen sich... versammelt haben. Решающая роль в выражении таксиса принадлежит предлогу. Именно предлог определяет тип таксиса между действием, выраженным но-минализацией, и действием опорного предиката, о чем свидетельствует возможность употребления одного и того же акционального имени с разными темпорально-таксисными предлогами:

Und natiirlich wurde vor und nach dem Rennen viel. gefachsimpelt und mcmcher Tip cnisgetausch (Neue Berliner Illustrierte, 89).

Zuweilen wird versaumt, vor und nach dem Ein-fiillen der Produkle die Glasrander grundlich zu rei-nigen... (Neue Berliner Illustrierte, 89).

Таксисные предлоги употребляются также перед лексикализованными номинализациями, а именно с существительными-хрононимами:

Der alte Kreuzer ist ein liebenswerter, aber pfij-figer Metier, der vor dem Krieg und im Krieg und nach dem Krieg ein wenig trockene Bilder gemalt hat und den auch das Neue und der voile Topf in Welsberg begeistern (Roericht, 48).

Рассмотрим типы зависимого таксиса, в языковой объективации которых участвуют варианты модели «Prap.-Nac».

Таксис одновременности Одновременными считаются два действия, если может быть выявлен общий темпоральный отрезок их протекания, называемый А.В.Бондарко «срединным фиксируемым периодом» [Бондарко, 1983: 118]. К другому важнейшему признаку одновременности двух действий относится то, что «оба они (либо одно из них) являются процессными»[Акимова, Козинцева, 1987 : 258]. Предложные конструкции одновременности всегда выражают процесс, на фоне и в рамках которого протекает действие финитного (главного, опорного) предиката. К подобным моделям относятся: bei/in/unter /wahrend + Nac. Модели in/unter/wahrend + Nac. выражают «строгую (полную) одновременность ».

В темпоральном соотношении номинализо-ванного и финитно-предикатного действия в немецком языке можно указать на следующие типы таксиса одновременности.

1. Одновременность двух процессов, при которой наблюдается их полное хронологическое тождество:

Beim Schreiben seines Artikels (Als er seinen Artikel schrieb) hatte Kleist naturlich auch das an-gebliche Testament Peter des Grossen im Sinn (Wo-chenpost, 94).

Behutsam verhullt Tuti das Foto der beiden jun-gen Manner, bei dessen Betrachtung (als er es be-trachtet) dem alten Habib Ullah die Tranen tiber das Gesicht rinnen (Neue Berliner Illustrierte, 89).

2.Опорный предикат выражает целостный факт, лишь частично совпадающий с процессом, выражаемым номинализованной пропозицией:

Beim Vorstellen (als sich Stille vorstellte) hat Stille ihren Doktortitel weggelassen (Brums, 73).

...Wirft im Vorbeigehen einem Blick in den Spiegel... (Steinberg, 167).

3. На фоне номинализованного процесса опорный предикат выражает прерывистые акты действия:

...Es hatte verweinte Augen, schluckte manchmal im Gehen vor sich hin, aber es weinte nicht (Tuchol-

Каким бы короткотечным, мгновенным ли было фоновое действие, выражаемое номинализа-цией, еще более короткотечным, мгновенным может быть действие опорного предиката:

Es schlug beim Fallen (als es fiel) unglucklich mit dem Kopf gegen einen Stein (Neue Berliner Illustrierte, 89).

Таксис одновременности возможен также в тех случаях, когда оба действия выражены нефинитными формами, например, номинализацией и причастием II в атрибутивной функции:

Die von Tell bei seinem Apfelschuss der Uberlie-ferung nach verwendete Armbrust ist im Laufe der Jahrhunderte so etwas wie ein schweizerisches Na-tionalsymbol geworden (Neue Berliner Illustrierte, 89). ”

Номинализованные пропозиции с вневременным значением на «уровне познания» [Золотова, 1973 : 181] легко могут быть трансформированы в финитно-предикатные конструкции с союзом wenn в сочетании с неопределенным или обобщенно-личным местоимением man:

Und es fdllt ihm, man muss beim Vorstellen ( wenn man jemanden jemandem vorstellt) den Na-men des weniger Geehrten, des Jungeren erst nen-nen (Brums, 73).

Таксис разновременности

В плане языковой репрезентации между таксисом одновременности и таксисом разновременности обнаруживаются существенные различия. Главное из них заключается в отсутствии в морфологии немецкого глагола специальных вре-

менных форм, маркирующих одновременность, и в относительно большом количестве глагольных форм, призванных выражать разновременность. В качестве единственного грамматического средства выражения одновременности выступает причастие 1. Основным же способом выражения одновременности является соположение одинаковых временных форм в структуре одного предложения или в контактирующих независимых предложениях, если выражаемые ими действия хронологически совместимы. Подобная грамматическая «ущербность» таксиса одновременности в немецком языке компенсируется богатым набором предлогов со значением одновременности, и, наоборот, значительное число грамматических средств, обслуживающих сферу разновременности, обусловливают небольшое число предлогов при номинализациях. Так, таксис разновременности выражается в немецком языке следующими средствами: 1) специальные временные формы: плюсквамперфект, футур II, перфект; 2) соположение одинаковых форм, 3) соположение временной формы и причастия II, 4) соположение временных форм и инфинитива [Гу-лыга, Шендельс, 1969 : 55]. Лишь 4 предлога служат выражению таксиса разновременности: 2 предлога (nach, seit) - в сфере таксиса предшествования и 2 (vor, bis) - в сфере таксиса следования.

Таксис разновременности, как и таксис одновременности, имеет разные семантические подтипы, отличающиеся друг от друга наличием или отсутствием «четко выраженной делимитации временных контуров соотносимых действий» [Полянский, 1987 : 244].

Таксис предшествования

1.Четкая лимитированность следующих друг за другом действий, при этом действие, предшествующее действию опорного предиката, выражается номинализацией с предлогами nach и seit. Значение предшествования полностью сосредоточено на предлогах:

Nach seiner Abreise begannen wirklich zahlre-iche Sendungen aus RuBland einzutreffen... (Kisch, 231). “

Seit dem Erscheinen (bald gleich/sofort... seit dem Erscheinen) Ihres Buches sind acht Jahre ver-gangen (Suddcutschc Zeitung, 98).

2. Нестрогая разновременность, т.е. отсутствие четко выраженной делимитации временных контуров соотносимых действий, наблюдается при номинализациях с предлогом bei и mit. Здесь имеет место частичное хронологическое наложение, совпадение действий:

Die Ванте raiischten vor unseren Fenstern und sie raiischten aus einem Traum, von dem ich schon

beim Erwachen nicht mehr sctgen konnte, was das gewesen sein mochte (Tucholsky, 65).

Mit clem Heranrucken der Roten Armee war die alte Ordnung zerfallen (Neue Berliner Illustrierte,89).

Таксис следования

Номинализованные пропозиции с предлогами vor и bis выражают действие, следующее за действием опорного предиката. Здесь имеет место темпоральное соотношение, обратное предшествованию, а именно: действие опорного предиката предшествует действию номинализован-ной пропозиции.

При темпоральной локализованности предел номинализованной пропозиции vor нередко сочетается с темпоральными наречиями, а предлог bis функционирует в сочетании с предлогом zu:

«Mein lieber Junge! Kurz vor meiner Einasche-rung (bevor ich eingeaschert werde) ergreife ich die Feder... » (Tucholsky, 32).

Таксис следования между узуальными нело-кализованными действиями:

Ich wasch mich namlich vorm Schlafengehen (Brinkmann, 78).

Обобщенная (всевременная) нелокализова-ность последовательности событий (действий), между которыми существует таксис следования:

Gluklich, wer sich vor dem Einschlafen in ei-nen Entspannungs- und Abschaltzustand fallenlas-sen kann... (Neue Berliner Illustrierte, 89).

Хронологическое отношение следования между действиями опорного предиката и номинали-зации нередко продетерминировано наличием в лексическом значении большого количества глаголов и существительных семантического признака проспективности, т.е. футуральной темпоральной ориентации. Между номинализациями и инфинитивами в составе сложного глагольного сказуемого существует определенное сходство в плане их темпоральных соотношений с финитными предикатами.

Таксис разновременности может быть сопряжен с разными типами обусловленности. Помимо отношений временной обусловленности одного действия другим, о которых речь шла выше, хронологические отношения между двумя действиями могут быть осложнены отношениями причины, следствия, уступки, цели. Основную нагрузку в выражении вышеназванных значений, сопряженных с таксисом разновременности, несут предлоги:

Chef des renommierten Wiener Hotels Sacher ist wegen Ruhestorung, Wiederstands gegen die Staatsgewalt und Durchfahrens einer FuBganger-zone von der Wiener Polizei vorubergehend festge-nommen worden (Siiddeutsche Zeitung, 98).

Таким образом, наряду с временными формами глагола и другими средствами языка в формировании временных характеристик высказывания и темпоральной оси текста участвуют также отглагольные имена существительные. Темпоральный признак производного существительного независим от факторов среды и, следовательно, носит абсолютный характер, т.е. присущ семантической структуре слова как словарной единицы.

Языковая выраженность зависимого и независимого таксисов в немецком языке асимметрична: относительно богатый набор временных форм выражения таксиса предшествования в системе индикатива и всех видов таксисных значений в определенных типах сложноподчиненных предложений в системе конъюнктива, с одной стороны, и отсутствие более или менее регулярных глагольных форм выражения зависимого таксиса, с другой. Непродуктивность, ограниченность употребления перфектного и презентного причастий в качестве средств выражения зависимого таксиса компенсируется активным использованием предложных конструкций с именами действия, между которыми могут существовать разные хронологические отношения: предшествования, одновременности или следования.

Библиографический список

1. Акимова, 7.Г. Зависимый таксис // Теория функци-

ональной грамматики. Введение. Аспектуальность. Временная локализованность. Таксис [Текст] / Т.Г. Акимова, Н.А. Козинцева. - Л. : Наука, 1987. - С. 257-274. ’

2. Бондарко, А.В. Принципы функциональной грамматики и вопросы аспектологии [Текст] / А.В. Бондарко. - Л. : Наука, 1983.

3. Бондарко, А.В. Функциональная грамматика. [Текст] / А.В. Бондарко. - Л. : Наука, 1984.

4. Гулыга, Е.В. Грамматико-лексические поля в современном немецком языке [Текст] / Е.В. Гулыга, Е.И. Шендельс. - М. : Просвещение, 1969.

5. Золотова, Г.А. Очерк функционального синтаксиса русского языка [Текст] / Г.А. Золотова - М. : Высш. шк„ 1973.

6. Маслов, Ю. С. Результатив, перфект и глагольный вид // Типология результативных конструкций [Текст]/ Ю.С. Маслов. - Л. : Изд-во ЛГУ, 1983. - С. 41-54.

7. Мурясов, Р.З. Словообразование и функционально -

семантические категории [Текст]/ Р.З. Мурясов. -Уфа :БашГУ 1993. ’

8. Полянский, С.М. Одновременность/разновременность и другие типы таксисных отношений// Теория функциональной грамматики [Текст] / С.М. Полянский. -Л. : Наука, 1987. - С. 243-255.

9. Шендельс, E.II. Многозначность и синонимия в грамматике [Текст] / Е.И. Шендельс. - М. : Высш. шк„ 1970.

10. Якобсон, P.O. Шифтеры, глагольные категории и русский глагол // Принципы типологического анализа языков различного строя [Текст] / P.O. Якоб-

11. Grundziige einer deutschen Grammatik [Text] / Von einem Autorenkollektiv unter der Leitung von K. E. Heidolph, W. Flamig und W. Motsch. - Berlin : Akademie-Verlag, 1981.

12. Steube, A. Temporale Bedeutung im Deutschen [Text]/ A. Steube // Studia grammatica XX. - Berlin:

Список источников примеров

1. Brinkmann, J. Der Pe-Wi kommt durch die Welt [Text] / J. Brinkmann. - Berlin, 1983.

2. Brums, M. Szenenwechsel [Text] / M. Brums. - Berlin, 1984.

3. Кisch, E. Das tatowierte Portrat [Text] / E. Kisch. -Leipzig, 1976.

4. Neue Berliner Illustrierte [Text]. - № 10. - 1989.

5. Roericht, K.H. Waldsommeijahre [Text] / К. H. Roericht. - Berlin, 1981.

6. Steinberg, W. Falmdungnach dem Untier [Text] / W. Steinberg. - Berlin, 1984.

7. Suddeutsche Zeitung [Text]. - 1998. - № 28.

8. Tucholskv, K. Rheinsberg/Schloss Gripsholm [Text] / K. Tucholsky. - Berlin, 1982.

9. Wochenpost [Text]. - № 31. - 1994.