нить программу', to cut - кутать файл 'разрезать файл на несколько логических частей', to kill - покилять почту 'стереть почту', to click - покликать по иконкам 'работать с мышью', to crush - покрушить программу 'взломать программу', to share - шарить базу 'работать в режиме SHARE', to upgrade - апргрейдить тачку 'обновить компьютер', to forward - форворднуть сообщение 'направить сообщение', to patch - отпатчить программу 'исправить программу', to attach - приат-тачить файл 'присоединить файл к письму, отправляемому по электронной почте'.

3.2. Попутно коснемся и такого явления как использование в профессиональном значении обычных русских слов омонимичных или паронимичных корневой части английских слов: ранить программу - от англ. to run (бегать, заставить двигаться) 'запускать программу', похаить программу - от англ. highmemory (раздел оперативной памяти компьютера) 'поместить программу в верхнюю память', запутать файл - от англ. to put (положить, записать) 'записать файл'.

3.3. Английские существительные button (кнопка, клавиша), background (фон), log (журнал), game (игра), voice (голос), mail (почта), bug (ошибка) получили в составе русских фразеологических оборотах компьютерного дискурса новое (русское!) оформление - фонетическое и грамматическое: прессовать батоны 'работать с клавиатурой', висеть в бэкграунде 'работать в фоновом режиме', восстанавливать логи 'смотреть отчет о прошлом действии', геймсу гонять 'играть в компьютерную игру', звонить войсом 'звонить по телефону, не используя модем', кинуть мылом 'послать сообщение по электронной почте', пофиксить баги 'исправить ошибки'.

4. Глагольные фразеологизмы, выражающие общее понятие, имеющие тождественное или близкое значение, вступают в синонимические отношения. Объем синонимического ряда зависит от степени однородности/неоднородности состава пользователей компьютером, в частности от возраста и квалификации, а также от места их проживания. Напр.: бутить компьютер, пнуть компьютер 'перегружать компьютер' заин-сталить программу, прикрутить прогу 'установить программу', раббтать в Виндузах, запускаться из-под форточек, работать под окошками, стучать форточ-

ками 'работать в системе Windows'. Есть и более многочленные ряды. См. тематическую группу 2.6.

5. Слова и выражения компьютерной лексики могут обыгрываться с использованием различных средств русского языка. Заимствованные выражения неустойчивы в написании и произношении, Поэтому можно встретить несколько вариантов одной и той же фразеологической единицы: хачить/хакать/хакнуть программу 'взламывать, изменять программу', обуть/обу-тить дискету 'подготовить дискету к запуску в компьютер', кутать/кутить/кутовать файл 'разрезать файл на части' настучать/настукать текст 'создать текстовый файл' завернуть/заворачивать файл 'заархивировать файл', разрезать/порезать диск 'разделить физический диск на несколько логических частей'.

6. нередко наблюдается перенос профессиональных выражений в бытовую сферу. обиходно-бытовое значение получили фразеологизмы: включи компьютер 'подумай, задумайся, пошевели мозгами', делать бэп (бэп - значок @) 'исполнять чьи-л. указания, делать то, что говорят', диск прокрутить 'разведать, узнать что-л.', инсталляция без драйверов 'выпивка, без закуски', компьютер болит, 'о головной боли', находиться в танке 'ничего не знать о предмете обсуждения, не быть в курсе дела', диск отформатировать 'избить кого-л.', попасть к велосипедисту 'попасть в безвыходное положение', восстанавливать логи: 1) (профессиональное значение) 'смотреть отчет о прошлом действии', 2) 'вспоминать что-то из прошлого', находиться в по-поламе: 1) (профессиональное значение) 'работать в OS/2', 2) 'состояние после выпивки'.

7. Наблюдается и обратное явление - устойчивые сочетания литературного языка в речи компьютерщиков получают новое сугубо профессиональное значение: прописать по адресу 'записать данные в память или на диск', сказки рассказывать 'хвалить SCSI интерфейс', взять аккорд 'перезагрузить компьютер с помощью трех клавиш Ctrl-Alt-Del.

8. О научной и практической ценности изучения фразеологии, сформировавшейся на базе профессионально-компьютерной лексики, писали многие лингвисты: П. В. Лихолитов, О. И. Ермакова, Е. Н. Галич-кина и др. Достаточно открыть библиографические справочники и поисковые системы в интернет.

продление согласных звуков в песнях в. высоЦкого и ж. бреля как средство воздействия на Аудиторию

М. Р. ВИКТОРОВА

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского

Кафедра французского языка

В статье представлены материалы из исследования «Вариативность и инвариантность продления согласных звуков в авторских песнях В. Высоцкого и Ж. Бреля», обосновывается выбор авторов анализируемых поэтических текстов с точки зрения использования в них растягивания согласных.

Свой выбор мы остановили на творчестве В. Вы- исключительна во многих отношениях. Жизнь каждо-соцкого и Ж. Бреля, которые были и остаются симво- го - это борьба между рассудком и сердцем, всякий раз лами жанра авторской песни. Судьба каждого из них закончившаяся в пользу последнего. И тот и другой

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ ►►►►►

«жили в полный рост» («vivre debout») [H. Бордовс-ких 1988: 7].

Владимир Высоцкий - один из самых интересных и значительных авторов 70-х годов. Хронология песен Высоцкого охватывает период с начала 60-х годов, когда его голос ещё не приобрёл того знаменитого металлического тембра, к которому мы привыкли, и до весны 1980 года, когда он дал свой последний концерт [Б. А. Савченко 1987: 27]. Когда Высоцкий брал в руки гитару, то совершенно преображался, струны начинали звенеть в его сильных руках, а в голосе пробуждалась какая-то неистовая сила. Тогда его можно было сравнить с клокочущим вулканом или мотором, работающим на предельных оборотах. Он отдавал песне всего себя без остатка. В песне он сжигал себя. Высоцкого невозможно положить на бумагу, ибо он весь в звуке. Его поэзия оживает лишь в звучании его голоса под резкие аккорды гитары. Только тогда его слова пронзают, словно острые иглы, и заставляют содрогаться сердце. Недаром, отвечая на анкетный вопрос, какое событие стало бы для него трагичным, Высоцкий написал: «Потеря голоса!» [Б.А. Савченко 1987: 29]. Именно поэтому его песни трудно исполнять другим. они требуют такого яростного темперамента, что, кроме самого автора, их петь никто не может.

В авторской песне Владимир Высоцкий прошёл свой собственный противоречивый путь [Б. А. Савченко 1987: 30[. Начав в первой половине 60-х с воспевания рискованной псевдоромантики, уже через несколько лет перед нами другой Высоцкий: художник, делающий моментальные зарисовки с натуры, чутко реагирующий как на злободневные мелочи, так и на явления глобального порядка.

Влияние Высоцкого на авторскую песню трудно переоценить. Воздействие Высоцкого имело глубинно-новаторский характер. он вскрыл дополнительные ресурсы авторской песни во всех её составляющих: тематике, ритмике, мелодике, исполнении, выведя авторскую песню на качественно новый уровень, подчеркнув её силу, красоту и независимость [Б. А. Савченко 1987: 30].

Авторская песня обрела в В. Высоцком своего гениального выразителя. В нём счастливо соединились необходимые для этого качества - поэтический дар, острый ум, актерский талант, мужественная внешность, насыщенный неукротимой энергией, предельно «мужской» по тембру хриплый голос и многое другое, что позволило ему придать авторской песне совершенно новый облик.

особо выразительную энергетику высказывания В. Высоцкому удавалось создавать, на наш взгляд, с помощью распевания согласных звуков.

Исследователи творчества Высоцкого отмечают, что он создавал такие вещи, которые в академическую интонацию не укладываются. Высоцкий чисто интонировал не только звуковысотные гласные, у него была выразительная точность интонирования согласных - распевание на «р», на «л». Может быть, такое и встречалось уже - но в столь яркой, осознанной степени это было только у Высоцкого. Хотя это и не отно-

сится к звуковысотности, но, безусловно, относится к звуку, это его вклад в музыку.

Психологами было установлено, что звуковые сигналы, или вибрации, способны резонировать в нервной системе человека, то есть оказывать на неё определённое воздействие. Исследования показали, что человеческие живые волокна очень чутко реагируют на вибрации согласных звуков и не резонируют напрямую, когда звучат гласные. В манере Высоцкого растягивать согласные звуки, особенно «р», «л», «н» (по нашим наблюдениям более 70 % из всех продлённых согласных приходится именно на эти сонорные) и состоит один из секретов воздействия выступлений Высоцкого на аудиторию. Его песни любого человека «бьют» по психике, словно молотом. Кому-то они не нравятся, но равнодушным не оставляют никого.

Жак Ромен Жорж Брель был самым «взрывным» представителем франкоязычной музыкальной сцены. Не случайно егоназывали «Магнитная буря». Он полностью перевоплощался в своих персонажей. Концерты превращались в настоящий марафон. Большая редкость, чтобы певец выражал на сцене свои чувства так искренне и так серьёзно, как Жак Брель. «Brel ne peut écrire qu'en bougeant ou en marchant dans un lieu clos, ou en voiture, en avion, dans le brouhaha d'un restaurant...» [Todd 2004: 131] («Брель может писать только, находясь в движении, передвигаясь по комнате или в машине, в самолёте или в шумном ресторане...»). В одном из своих интервью Жак Брель говорил: « Je suis incapable d'écrire assis, je ne peux écrire que debout et corps tendu» [Todd 2004: 130] (Я не могу писать сидя, я могу писать только стоя, когда тело вытянуто, напряжено).

Жак Брель был родом из Бельгии. Его библиографы писали: «Три события, принесшие наибольшую славу Бельгии, произошли в один год, 75 лет назад: писатель Сименон написал свой первый роман, художник Эрже нарисовал Тантана, Господь Бог подарил миру Жака Бреля» [С. Бунтман 2007.

Секрет огромной популярности Бреля в разных странах - не только в Бельгии, где он родился и вырос, или во Франции, с которой главным образом связана его творческая судьба, - не в последнюю очередь объясняется тем, что многие почитатели его таланта узнавали и продолжают узнавать себя в его произведениях. [Бордовских 1988: 5]. Его песни-притчи, песни-баллады - это кусочки жизни, персонажи которых несут все те недостатки и добродетели, которые характеризуют все человечество в целом. Его выступления перед публикой проникнуты радостной страстью, истинной, не наигранной [Н. Бордовских 1988: 11]. Брель никогда не обманывает свою публику. Он не позволяет никаких поблажек ни себе, ни аудитории. На сцене он прыгает, бегает, жестикулирует, хохочет и даже ржет по-лошадиному, ничего не приукрашивая, не стараясь выглядеть приличным и не боясь быть смешным. Где бы ни происходило действие - в столице или в провинции, Брель так выкладывается на сцене (которую, кстати, он чтит как место святое), что всякий раз теряет в весе.

Исследователи творчества Бреля всякий раз отмечали, что он работал как проклятый, добиваясь, чтобы каждое слово звучало как последнее. Он был поначалу настолько пафосен и серьезен, что его даже прозвали «Аббатом Брелем». Кличка отпала со временем, а подлинно поэтическая работа со словом стала еще тоньше и изощреннее. И французский бард выбрал не просто из расчета на большую аудиторию - трудно найти другой, настолько же гармоничный язык, в котором на одной сквозной рифме к слову «любовь» можно построить несколько совершенно разных песен. Хотя и то немногое, что он спел на фламандском, поражает и языковым мастерством, и выразительностью.

Звук его был так же неистов, как то, что оставалось между строк. На бумаге филигрань его слогов мало о чем говорит. Иногда Брель-поэт кажется слишком рассудочным - невозможно ведь добиться такого естественного дыхания страсти без тщательного расчета внутренних созвучий и рифм... Пока не услышишь, как бросается он навстречу залу в «Амстердаме», как дрожит его голос в последних замирающих звуках «Не покинь меня»... Одной из особенностей манеры исполнения Жака Бреля, на наш взгляд, является растягивание согласных звуков. Это явление, по нашим наблюдениям, встречается в песнях Бреля довольно часто (в 36 % проанализированных 5068 строчек песен Бреля).

На примере песен В. Высоцкого и Ж. Бреля можно убедиться, что продление согласных звуков помогает авторам ярко и убедительно выразить свое отношение к той проблеме, которая поднимается в песне и превра-

тить слушателя из пассивного созерцателя в соучастника, заставляя его сопереживать и сочувствовать.

Жанр авторской песни, по определению, предполагает существование автора-личности, с её неповторимым нервно-психическим складом и творческим настроем. Ж. Брель и В. Высоцкий идеально соответствуют этим требованиям. Являясь не только авторами-исполнителями, но и профессиональными актёрами, они добивались яркого перевоплощения. О чём бы ни пели барды: о любви и дружбе, о предательстве и силе человеческого духа, о Родине и о войне, о человеческих пороках - они всегда оставались предельно искренними.

Продление согласных звуков, являясь эмоционально-окрашенным фоносемантическим средством, выполняет функцию воздействия в авторской песне воздействия.

список литературы

1. Агеносов В. В. Бардовская поэзия. Русская литература XX века.11 кл.: Поурочные разработки. Метод. Рекомендации для учителя. М.: Дрофа, 2001. 480с.

2. Бордовских Н. С. Стихи и песни. Брель Ж. Сборник статей. М.: Радуга, 1988. 364 с.

3. Истомин С., Денисенко Д. Самые знаменитые барды России. М.: Вече, 2002. 412 с.

4. Савченко Б. А. Авторская песня. М.: Знание, 1987. 54 с.

5. Todd О. Jacques Brei, une vie. Editions Robert Laffont, 1984. 546 pp.

6. Ciouzet J. Et Ciouzet A. Jacques Brei Poésie et chansons. Seghers, Paris, 2003. 278 pp.

к определению понятия «иноязычное вкрапление»

И. Н. ГЕРАНИНА

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского Кафедра русского языка и журналистики

В статье рассматривается одно из понятий, связанных с заимствованной лексикой, - иноязычное вкрапление. Дается определение иноязычных вкраплений, рассматриваются отдельные классификации, существующие в лингвистической литературе, касающиеся заимствований, и в частности, иноязычных вкраплений.

Заимствование - уникальное языковое явление, которое на протяжении значительного периода времени не остается без внимания лингвистов. Заимствованная лексика представляет собой сложную и неоднородную группу в лексическом составе русского языка. Немалую часть среди заимствований составляют иноязычные вкрапления.

Начиная с середины ХХ века, в лингвистической литературе большое внимание уделяется иноязычным вкраплениям, как в теоретическом плане, так и при исследовании текстов: работы Б. Н. Павлова, Г. С. Скре-бова, О. С. Сапожниковой, Ю. Т. Листровой-Правда, Л. П. Крысина, В. И. Андрусенко и др.

Термин «иноязычные вкрапления» был введен А. А. Леонтьевым, который рассматривает иноязычное вкрапление как результат «сосуществования» двух текстов: «...текст на любом языке можно пред-

ставить как продукт «развертки» модели соответствующего языка, порождающей этот текст по определенным правилам. И, наоборот, можно построить такую модель, которая будет результатом «свертывания» текста по определенным правилам... Однако... некоторые отрезки (сегменты) текста не укладываются в нашу модель. Это очень частые в текстах на любом языке иноязычные вкрапления в любой текст» [1]. А. А. Леонтьев предлагает классификацию, состоящую из 16 видов иноязычных вкраплений и основанную на комбинации четырех «независимых уровней», опирающихся на аналитическую дистрибутивную модель: 1) лексемный, 2) морфемный, 3) фонемный, 4) уровень звукотипов [2]. Данная классификация иноязычных вкраплений дала толчок для дальнейшего изучения и разграничения иноязычных вкраплений в лингвистических исследованиях.