Лингвистика

УДК 81

Милицина И.А.

старший преподаватель кафедры китаеведения ШРМИ ДВФУ

Проблемы отрицания в китайском языке в работах китайских лингвистов

В любом языке существует такая семантическая категория, как отрицание, образующая оппозицию утверждению. В настоящее время изучение отрицания приобретает в китайской лингвистике всё большее значение. Начиная с 1980-х гг. исследование отрицания ведётся преимущественно по следующим трём направлениям: 1) выделение сферы и фокуса отрицания, рассмотрение вопроса их тождества; 2) сравнение синтаксиса и семантики отрицательных маркеров ^ бу и й мэй; 3) исследование отрицательных конструкций, рассмотрение проблемы асимметрии синтаксиса и семантики утверждения и отрицания.

Ключевые слова: китайская лингвистика, семантическая категория, отрицание, фокус отрицания, показатель отрицания, отрицательная конструкция

В современной лингвистике лидирующие позиции занимает функциональная грамматика, в которой основное внимание уделяется функциональной стороне системно-структурного строения языка, что делает принципиально возможным анализ в направлении от значения к форме (от функций к средствам). Как отмечает А.В. Бондарко, основоположник данного течения в отечественной лингвистике, «специфика функциональной грамматики заключается в том, что это описание строится не по отдельным уровням и аспектам грамматической системы (морфологии, словообразования, синтаксиса простого и сложного предложения), а на основе опоры на функционально-семантические единства данного языка, объединяющие элементы разных уровней, взаимодействующие на семантической основе» [3, с. 4].

Системно-структурный аспект описания, применительно к грамматике рассматриваемого типа, отличается сильной, подчёркнутой функциональной ориентацией: описываются группировки разноуровневых языковых средств по тому принципу, который определяется закономерностями функционирования языковых единиц в речи, где господствующим началом являются потребности передачи смысла, для этого используются средства разных уровней, организованные на семантической основе. Таким обра-

зом, во главу угла ставится изучение грамматических особенностей, свойственных различным семантическим категориям.

Немаловажное значение имеет изучение категории отрицания. Как пишет Е.В. Падучева, «отрицание - одна из свойственных всем языкам мира исходных, семантически неразложимых смысловых категорий, которые не поддаются определению через более простые семантические элементы»[6, с. 354].

Это справедливо и в отношении китайского языка, подтверждение чему находим в докторской диссертации под названием «Исследование категории отрицания в СКЯ» Вэнь Чжэньхуэй (2003). Там отмечается, что «с ростом интереса к функциональной грамматике и когнитивной лингвистике, изучению семантических категорий в китайском языкознании уделяется всё больше внимания. В 1990-х гг. серьёзный переворот в научных взглядах китайских лингвистов подготовил почву для дальнейшего развития этого направления исследований. В этих условиях изучение категории отрицания в СКЯ вполне естественно становится одной из основных задач лингвистики. Отрицание, несомненно, играет исключительную роль в лингвистических исследованиях, т.к. решение проблем отрицания и вопросов, связанных с ним, позволит дать объяснение другим проблемам и, вместе с тем, значительно расширит горизонты китайской языковедческой науки в целом» [7].

Что же предполагает функционально-грамматический подход в отношении изучения такой грамматической категории, как отрицание? С точки зрения А.А. Шнырко, рассматривавшего аналогичную проблему в японском языке, такой вид лингвистического исследования предполагает «сведение всего имеющегося в языке репертуара наличных в языке способов выражения отрицания в некое единство, сформированное на основе общности значения, а, следовательно, и функции, всех объединённых в это единство языковых единиц. Учитывая принадлежность интегрированных таким образом в единое целое элементов к разным подсистемам языка (отнесенность их к сферам лексики, в том числе словообразованию, грамматики - морфологии и синтаксису), это единство должно локализоваться в плоскости вертикального среза, проходящего через все уровни и ярусы языковой системы» [5, с. 18].

Далее А.А. Шнырко отмечает, что «единство всех наличных в языке средств и способов выражения отрицания может быть представлено в виде функционально-семантического поля негации, в котором единицы, относящиеся к собственно грамматической категории отрицания, имеющей устойчивые и регулярно воспроизводимые морфологические формы выражения, выделяются в качестве одного из его конституентов и, как наиболее сильное, «акцентированное» средство выражения данного значения, несомненно, составляет центр своего функционально-семантического поля (ФСП), в то время как остальные конституенты, обладающие меньшей исходной базой, более скромной частотностью (регулярностью) и ограниченной сферой употребления, выстраиваются по мере ослабления своих функциональных характеристик в направлении от центра поля к его периферии» [5, с. 19].

К сожалению, в настоящее время в китайском языкознании отсутствуют (или, по крайней мере, они недоступны автору данной статьи) ис-

следования, описывающие функционально-семантическое поле негации во всей полноте его составляющих - это, вероятно, тема для дальнейшей разработки, а потому сосредоточим внимание на частных аспектах проблемы отрицания.

Согласно взглядам некоторых отечественных и зарубежных исследователей [1; 4; 6, с. 354-355] изучение категории отрицания предполагает постановку следующих задач:

1) анализ семантики отрицательных конструкций;

2) рассмотрение способов выражения отрицания на всех уровнях языка;

3) разграничение специального и нексусного (частного и общего) отрицаний;

4) исследование плеонастического (избыточного), а также множественного (кумулятивного) отрицаний;

5) изучение отрицания в диахронном аспекте;

6) описание высказываний утвердительного характера, несущих отрицательное значение (подразумеваемое отрицание).

В китайском языкознании до 1980-х гг., как пишет Ху Цинго в статье «Обзор исследований, посвящённых проблемам выражения отрицания в СКЯ», исследования отрицания ограничивались определением понятия отрицательных предложений, изучением отношений между отрицанием и утверждением, а также описанием показателей отрицания [12, с.110]. В связи с этим в данной работе мы будем рассматривать лишь те исследования проблем отрицания в СКЯ, которые вышли в свет позже вышеуказанного периода.

После 80-х гг., когда китайская лингвистика вступила на новый этап своего развития и во многом пошла в ногу с западной, интересы китайских ученых в этой области сосредоточились на трёх основных темах:

1) выделение сферы действия и фокуса отрицания, изучение вопроса их совпадения;

2) сравнительные исследования синтаксиса и семантики маркеров отрицания ^ бу и ^ мэй;

3) исследование отрицательных конструкций, рассмотрение проблемы асимметрии синтаксиса и семантики утверждения и отрицания [12, с. 110].

Как видим, в постановке задач относительно изучения отрицания китайскими лингвистами прослеживается своя специфика, что связано отчасти с особенностями китайского языка, и отчасти с традиционными приверженностями китайского языкознания. Однако нельзя не отметить, что такой взгляд на проблематику отрицания, безусловно, коррелирует с отечественным и западным видением проблемы. Так, выделение сферы действия и фокуса отрицания можно соотнести с изучением общего и частного отрицания в западной традиции; исследование показателей отрицания ^ и ^ подразумевает анализ способов выражения и семантики отрицания; третья проблема сочетает изучение семантики и синтаксиса отрицания. Наконец, в последнее время появилось немало работ, посвящённых и другим аспектам этой языковой категории. Рассмотрим ситуацию, сложившуюся в изучении категории отрицания в китайском языкознании на настоящий момент, более подробно.

1. Сфера действия и фокус отрицания

Люй Шусян ещё в 1985 г. отмечал, что сфера действия отрицания -это вся та часть предложения, которая следует за показателями отрицания ^ и ^, а его фокус - обычно тот элемент в конце предложения, который выделяется интонационно (кроме служебных слов и личных местоимений). Однако если перед показателем отрицания есть элементы с контрастным ударением, фокус отрицания смещается на них [цит. по 12, с. 111]. Цянь Миньжу в «Исследовании семантических и грамматических особенностей показателя отрицания (1990) подчёркивает, что в определении фокуса отрицания важно исходить из сочетания факторов интонационного выделения и контекста, указывая при этом, что 3 служебные частицы Ш, Ш, ^обладают способностью быть средствами для выделения фокуса отрицания. Их появление в предложении обрывает семантическую связь отрицания с предыдущей и последующей частями, другими словами, они являются синтаксическими показателями фокуса отрицания в китайском языке [цит. по 12, с. 111].

Авторы статьи «Фокус предложения и две нелинейные языковые категории: отрицание и вопрос» (1993) Сюй Цзе и Ли Инчжэ полагают, что отрицание - это нелинейная категория, у него нет особой сферы действия, а центр отрицания - это фокус (ремы) всего предложения, между фокусом отрицания и отрицательным словом нет прямой связи относительно порядка их следования в предложении. Позиция отрицательных слов зависит от характеристик той части речи, которой они являются и, одновременно, может быть показателем фокуса [цит. по 12, с. 111]. Юань Юйлинь выражает иную точку зрения, утверждая, что отрицание с точки зрения поверхностной структуры предложения является линейной грамматической категорией, у него есть самостоятельная сфера действия и фокус, позиция отрицательного слова в предложении оказывает влияние на весь порядок слов (2000) [цит. по 12, с. 111].

2. Сравнительные исследования синтаксиса и семантики маркеров отрицания ^ бу и ^ мэй

Традиционные взгляды на эту проблему выражены работах Люй Шу-сяна, который говорит о том, что с точки зрения семантики ^ - простое отрицание, а ^ - отрицание совершенного и испытанного видов (1985) [цит. по 12, с. 111]. В дальнейшем появляются такие, как например у Го Жуй, точки зрения, что ^ является показателем отрицания для непроцессуального аспекта, т.е. выражает отрицание выраженной сказуемым ситуации, а S(W), в свою очередь, - для процессуального аспекта, т.е. отрицает существование, включая существование как предметов или явлений, так и событий (1997) [цит. по 12, с. 111]. Бай Цюань в статье, посвящённой ошибкам в преподавании и исследовании отрицаний ^ и ^ (2000), отмечает, что широко распространённое ранее мнение о том, что ^ используется только для отрицания настоящего и будущего времени, ^ отрицает прошедшее и настоящее, а глаголы со значением эмоционального состояния и умственной деятельности могут отрицаться только при помощи ^, не в полной мере соответствуют языковым фактам. Различия между этими двумя показателями, согласно взглядам исследователя, коренятся вовсе не во временном факторе, а зависят от характера повествования, который может быть

субъективным или объективным [цит. по 12, с. 111]. Такую точку зрения в настоящее время разделяют многие исследователи. Так, Вэнь Чжэньхуэй, в докторской диссертации «Изучение категории отрицания в СКЯ» (2003) отмечает, что субъективность и объективность являются одними из самых основных характерных признаков, присущих отрицаниям ^ и ^ [4]. Ши Сияо, посвятивший статью анализу различий в прагматике отрицаний ^ и ^ (1995), приходит к выводу о том, что ^, отрицая действие, отражает субъективное мнение говорящего, при этом отрицается ещё не имевшее места действие; а ^, в свою очередь, является объективным свидетельством (отсутствия действия), отрицая при этом прошедшее действие [цит. по 12, с. 111].

Ши Юйчжи в монографии «Симметрия/асимметрия утверждения и отрицания» (2001) количественные изменения всех находящихся в процессе непрерывного изменения предметов и явлений объективного мира подразделяет на две категории - дискретные и непрерывные, первые обнаруживают в себе четкие границы, в последних же таковых найти невозможно. Им также предлагается способ определения дискретности-непрерывности, при этом подчёркивается, что ^ служит показателем для отрицания непрерывного, а ^ - дискретного. С его точки зрения, существительные, глаголы и прилагательные образуют некий континуум, левая сторона которого стремится к дискретности, а правая - к непрерывности, тем самым даётся единое обоснование употреблению обоих показателей ^ и ^ [цит. по 12, с. 112].

Интересная точка зрения отражена в статье Дай Яоцзина «Анализ семантики показателя отрицания ^ в СКЯ» (2000). Автор обосновывает необходимость различать качественное и количественное отрицания, выражаемые при помощи ^, первое из которых может толковаться как «не иметь», второе - как «быть меньше чем» [цит. по 12, с. 111]. Этот же исследователь в статье «О категории отрицания в КЯ» сравнивает отрицательные предложения с показателем ^ и соответствующие им утвердительные конструкции с показателем Т в сочетании с глаголом действия и указывает, что отрицание выражает идею «сохранения», а утверждение - «изменения», отрицание семантически относится к началу события, утверждение - к его окончанию, сфера действия отрицания характеризуется неопределенностью, а сфера действия утверждения - определенностью [8, с. 23].

3. Исследование отрицательных конструкций

3.1 Исследование специальных отрицательных конструкций

В китайском языке существуют отрицательные конструкции специфического характера. Их изучение, безусловно, не может не привлекать внимание китайских лингвистов. Го Жуй в статье «Валентный анализ предложений типа “—^А(Й/#Р)^^”(«Ни один человек не пришёл»)” (1998), посвящённой исследованию конструкций, выражающих категорическое отрицание “—ж^т + + VP” («числ. «один», сч. сл., сущ. + отрицание

+ гл. группа»), делает попытку определить роль элемента “ ж^”(числ. «один», сч. сл., сущ.) в данной конструкции и характер его валентной связи со сказуемым. В ходе исследования он приходит к выводу, что конструкции “—ж^ + + УР”и + V + —ж^”(«отрицание + гл. + числ.

«один», сч. сл., сущ.») параллельны по своей структуре, и первая в дей-

ствительности является образованным перемещением фокусного элемента в начало предложения вариантом второй, цель которого - акцентирование этого фокусного элемента [цит. по 12, с. 112].

Сяо Гочжэн, исследуя сращение отрицания ^ и морфемы Т (Нао) (1997), указал на его грамматические особенности, подчеркнув, что эта структура подобна лексеме, т.к. она характеризуется относительной стабильностью. Сяо Гочжэн различает два значения сочетания «^Т»: «без конца» и «не мочь», и отмечает, что, во втором значении, выражая вежливый отказ, эта конструкция привносит в высказывание эмоциональный оттенок мягкости и тактичности, при этом автор описывает внутренний механизм этого явления [цит. по 12, с. 112].

Чжоу Сяобин, описывая конструкцию «^ЖА» («не слишком + прил.) (1992), различает два её вида. По его мнению, эти два вида отличаются значением, построением, ограничениями в выборе прилагательного, а также характером наречия степени Ж («слишком») [цит. по 12, с. 112].

3.2. Смысловая асимметрия утвердительных и отрицательных конструкций

Этому вопросу Дин Сюэхуань посвятила статью «Выбор в речи утвердительной и отрицательной формы конструкции со словом ^ “даже”» (1995), где говорится, что этот выбор ограничивается синтаксическими и семантическими рамками, определяется прагматическим значением, т.е. эффектом, ожидаемым от высказывания, и зависит от трёх факторов: социального, контекстуального и стилистического. Ей также исследовался вопрос взаимной трансформации утвердительной и отрицательной форм данной конструкции (1998), в результате чего она отмечает, что в большинстве случаев употребления конструкции “^Х^РУР (даже Х и то УР)” её утвердительная и отрицательная формы могут трансформироваться одна в другую, однако иногда та или иная форма не может быть трансформирована в противоположную. Возможность замены определяется обратной связью, существующей между Х и УР [цит. по 12, с. 112].

Этот вопрос исследуется также в статье Ди Инхуа «Об отрицательных конструкциях, образованных сочетанием ^ с антонимичными прилагательными». В данной работе описывается смысловая и формальная симметрия/асимметрия пар конструкций «^ + противоположные по смыслу прилагательные». Автор различает 4 типа соотношения семантики отрицательных форм антонимичных прилагательных, наиболее часто употребляемые в СКЯ. Приводя примеры, автор анализирует особенности каждой из этих категорий и объясняет причины, которые приводят к явлениям семантической симметрии или асимметрии [9, с. 21-25].

3.3. Исследование семантики и синтаксиса сочетания отрицательных конструкций с наречиями

Чжэн Цзяньпин в статье «Исследование отрицательных конструкций с ^/^^, оформленных наречиями» (1996) системно анализирует 514 случаев употребления отрицаний с наречиями, выделяя наречия, которые используются исключительно в утвердительных предложениях, наречия, употребляющиеся как в утвердительных, так и в отрицательных конструкциях, и наречия, используемые только в отрицательных предложениях [цит. по 12, с. 113].

Что касается наречий ^ и X, используемых в отрицательных конструкциях, в традиционной науке превалировало представление, что функция обоих заключается в усилении отрицательного значения. Сомнение в идентичности их значения и функций выражает в своём исследовании Ма Чжэнь, сравнивающая семантику этих двух наречий (2001) и отмечающая, что ^ служит для усиления отрицательного значения, а также для подчёркивания, что факты не являются таковыми, как их описывает собеседник, как о них обычно думают люди, либо как полагал прежде сам говорящий. Хже может использоваться только для усиления отрицательного значения в предложениях, для появления которых существуют прямые отрицательные предпосылки [цит. по 12, с. 113].

Хао Лэйхун в кандидатской диссертации «Отрицательные наречия в СКЯ» (2003) с точки зрения семантики подразделяет отрицательные наречия на 6 групп: отрицание желания, отрицание факта, запрет или отговаривание, отрицание необходимости, логическое отрицание и отрицание предположения, а также даёт детальное описание грамматических функций каждой из этих групп в отдельности. Употребление отрицания с наречиями, по мнению автора, заслуживает самого пристального рассмотрения. В работе изучается принцип порядка слов при совместном употреблении отрицания и наречий времени, степени, ограничительных, модальных и других категорий наречий, даётся объяснение различным принципам порядка расположения слов с точки зрения когниции [10].

В китайском языкознании существует также немало работ, посвящённых изучению категории отрицания, которые выходят за рамки вышеназванной проблематики. Здесь можно отметить статью Хоу Гоцзиня «Прагматические условия плеонастического отрицания», в которой исследуется избыточное отрицание на примере таких конструкций, как « Ш-й + (&) V» («чуть + не V»/«еще чуть-чуть и не V») и «Ф^' + ($У) V» («осторожно, не V» в случае наличия отрицания или «остерегайтесь V» в случае отсутствия). Автор приходит к выводу, что избыточность отрицания определяется фактором «желательности или нежелательности» для говорящего события, содержащегося в высказывании [11, а 77].

Рассматриваются также проблемы скрытого (имплицитного) отрицания, этому вопросу в частности посвящена кандидатская диссертация Чэнь Яньли «Повелительное предложение со скрытым отрицанием в КЯ» (2007). В работе описываются повелительные предложения КЯ: утвердительные и отрицательные, с эксплицитно выраженным и имплицитно выраженным отрицанием, затем в сравнении с синонимичным формами выявляются свойства и характеристики последних, которые заключаются в том, чтобы, не используя эксплицитных отрицательных показателей, а посредством отрицания, скрытого в утвердительной формулировке, выразить напоминание, предупреждение или отговаривание, собственно и представляющие собой побуждение. Кроме того, автор, взяв за основу теорию трёхмерной грамматики, анализирует синтаксическую структуру, семантические особенности и прагматические характеристики предложений с имплицитно выраженным отрицанием [13].

Имеются работы, исследующие категорию отрицания в диахроническом аспекте, например, статья Ян Ваньбина, посвящённая изучению модального наречия («неужели», «не иначе, как»), в которой просле-

живается эволюционный путь лексикализации этого наречия от синтаксической конструкции «подлежащее + сказуемое» к лексической единице. Автор исследует механизм субъективизации двух значений наречия ^^, анализирует в диахронической перспективе развитие двух значений этого наречия с точки зрения его конкурентного статуса с наречием Я^Ш, а также влияние Я^Ш на синхроническую разницу между двумя значениями наречия [14, с. 30].

Итак, мы видим, что в настоящее время китайские лингвисты, подходя к изучению различных языковых явлений с функционально-семантической, а не с формальной стороны, уделяют большое внимание исследованию семантических категорий. Не ослабевает интерес к изучению категории отрицания. В целом, как отмечает Ху Цинго в «Обзоре исследований, посвящённых проблемам выражения отрицания в СКЯ», в последние несколько лет успехи китайских лингвистов в изучении этой языковой категории неоспоримы [1, с. 113]. Начиная с 80-х гг. прошлого столетия, сфера интересов учёных в вопросе изучения отрицания значительно расширилась, наблюдения стали всесторонними и многоуровневыми, а описания более детальными и тщательными. Вместе с тем, усиливается тенденция к сочетанию описания языковых явлений с их объяснением, для чего используются современные теории, такие как теория трёхмерной грамматики, предполагающая одновременный анализ синтаксиса, семантики и прагматики; применяются способы анализа в направлении как от формы к значению, так и от значения к форме. Кроме того, для исследования проблем отрицания в КЯ привлекаются самые передовые зарубежные разработки.

Тем не менее, нельзя не отметить, что по многим вопросам, связанным с изучением категории отрицания в КЯ, китайские исследователи пока не пришли к единому мнению. Большое количество проблем требует дальнейшего решения.

ЛИТЕРАТУРА

1. Бондаренко В.Н. Отрицание как логико-грамматическая категория. - М.: Наука, 1983. 211 с.

2. Бондарко А.В. Принципы функциональной грамматики и вопросы аспек-тологии. Л.: Наука, 1983.

3. Бондарко А.В. Функциональная грамматика. Л.: Наука, 1984. - 136с.

4. Есперсен О. Философия грамматики // Библиотека Гумер [Электронный ресурс]. URL: http://www.gumer.info/ [Дата обращения: 28.02.2010 г.].

5. Шнырко А.А. Вопросы грамматической семантики японского языка. Синтаксис отрицания. Владивосток: Дальнаука, 2007. 253 с.

6. Языкознание. Большой энциклопедический словарь. М.: Большая российская энциклопедия, 1998. 685 с.

7. ХЖЖ. // [^ТШМ]. URL: http://

www.lw23.com/ [fe^H^: 05.02.2010]. (ВэньЧжэньхуэй. Исследование категории отрицания в СКЯ // Полный свод диссертаций [Электронный ресурс]. URL: http://www.lw23.com/ [Дата обращения: 05.02.2010 г.].)

8. ШШШ. // 2000. № 3. 45-49 Ж.

(Дай Яоцзин. О категории отрицания в КЯ // Преподавание и исследование

языка. 2000. № 3. С. 45-49.)

9. ШШ&. // ШШ^П. 2009. № 2.

57-61 Ж. (Ди Инхуа. Об отрицательных конструкциях, образованных сочетанием ^ с антонимичными прилагательными // Изучение КЯ. 2009. № 2. С. 57-61.)

10. ШШИ. // [^ТШМ]. URL: http://

www.lw23.com/ [fe^H^: 05.02.2010]. (Хао Лэйхун. Отрицательные наречия в СКЯ // Полный свод диссертаций [Электронный ресурс]. URL: http:// www.lw23.com/ [Дата обращения: 05.02.2010 г.].)

11. ^Ш^. —Й«Ш Д + (S) v>k «Ф^ + ($У)

V»^M // 2008. № 5. 70-77Ж. (Хоу Гоцзинь. Прагматиче-

ские условия плеонастического отрицания на примере конструкций «чуть + не V»/«еще чуть-чуть и не V» и «осторожно, не V»/«остерегайтесь V» // Преподавание и исследование языка. 2008. № 5. С. 70-77.)

12. ^ жШ. // (±

^Щ^Ш). 2007. № 2. 110-114Ж. (Ху Цинго. Обзор исследований, посвящённых проблемам выражения отрицания в СКЯ // Журнал Хэфэйского технологического университета (Общественные науки). 2007. № 2. С. 110-114.)

13. ІШШ. // [^ТШМ].

URL: http://www.lw23.com/ [fe^H^: 05.02.2010]. (Чэнь Яньли. Побудительные предложения со скрытым отрицанием в СКЯ // Полный свод диссертаций [Электронный ресурс]. URL: http://www.lw23.com/ [Дата обращения: 05.02.2010 г.].)

14. // ШШ^,2008. № 6. 30-36 Ж. (Ян Ваньбин. Различие двух значений наречия “^^”и эволюционный путь его лексикализации // Изучение КЯ. 2008. № 6. С. 30-36.)

Militsina I.A.

Chinese Linguists' Approaches to Negation Problems in Chinese

In any language there is such a semantic category as negation which is opposite to affirmation. Nowadays the study of negation has begun to find its increasing importance in Chinese linguistics. Since 1980s, the negative research in Chinese language mainly concentrates on three aspects: 1) negative fields and negative focus, which researches negative scopes and negative syntactic function as a focus operator; 2) syntactic and semantic comparison of negative markers, which are “bu (^) and “mei (§)”; 3) negative patterns research and study on asymmetry between affirmative and negative sentences.

Key words: Chinese linguistics, semantic category, negation, negative focus, negative marker, negative expression