© Т. Попова-Боттино, 2008

УДК 81.367.635 ББК 81.411.2-2

ПРОБЛЕМА РАЗМЕЩЕНИЯ ЧАСТИЦЫ БЫЛО

Т. Попова-Боттино

В статье рассматриваются семантика и функции частицы было с точки зрения коммуникативного подхода. Анализируются результаты проведенного опроса информантов, которым предлагались примеры использования данной частицы в широком контекстуальном окружении с учетом позиций говорящего и его собеседника, а также наличия или отсутствия эксплицитных или имплицитных презумпций. Исследование позволило сделать вывод о скоррелированности позиции частицы с акцентным и интонационным оформлением высказывания.

Ключевые слова: морфология, частица, коммуникативный подход.

Было принадлежит к разряду клитичес-ких частиц, то есть фонетически несамостоятельных единиц, опирающихся на соседнее с ними в высказывании слово. Опорой для было чаще всего служит предикат, по отношению к которому частица может располагаться как в препозиции, так и в постпозиции. Вариации в размещении было, наблюдающиеся уже в средневековых рукописях и существующие в современном языке, до сих пор не привлекали внимания грамматистов \ а определяющие их критерии остаются неясными.

Размещение было в высказывании, на наш взгляд, тесно связано со значением частицы и является своего рода «пробным камнем» для понимания ее функционирования.

Частица была неоднократно описана в лингвистической литературе, но мнения авторов часто являются радикально противоположными. Так, в грамматике АН было определяется как модальная частица, характеризующая действие с точки зрения его «неполноты» [5, с. 727-728]. О. Шинкарук отрицает модальный характер было, считая его употребление стилистическим приемом для создания эффекта напряженности [7, с. 24-25]. По мнению Ю. Князева, употребление было факультативно [2, с. 299-300], а J. Fontaine высказывается в пользу его тавтологического характера [15, р. 134].

Все авторы рассматривают употребление было с сематико-аспектуальной точки зрения, ограничивая анализ контекстов описанием сочетаний частицы с различными типами глаголов. Было характеризуется как маркер, означающий, что результат действия р, выраженного глаголом в прошедшем времени, в момент речи Т0 не является актуальным. Считается, что было употребляется в трех случаях: действие р было предусмотрено, но не было совершено; р началось, но не было доведено до конца; р осуществилось, но его результат был аннулирован [1, с. 646; 2, с. 299300; 5, с. 101-102; 6, с. 261; 10, р. 1-4].

Этот подход вызывает с нашей стороны некоторые замечания.

Следует отметить, что определенное число примеров из классической и современной литературы свидетельствует о том, что было может употребляться в случаях, когда не выражается ни одно из перечисленных выше значений. Вопрос о семантизме частицы и ее функциях остается, таким образом, открытым.

Следующее замечание имеет теоретический характер. Считая, что функция было состоит в указании на аномальность в совершении действия, выраженного глаголом совершенного вида прошедшего времени, авторы посвященных частице работ ставят своей задачей локализировать момент его прерывания - до начала, во время протекания или после завершения, разбивая таким образом действие на соответствующие фазы, что противоречит общепринятому опреде-

лению глаголов совершенного вида как представляющих действие р во всей его целостности. Это исключает применение к ним понятия фазовости и не позволяет рассматривать р с точки зрения его развития. Именно поэтому мы считаем, что действие, выраженное глаголом совершенного вида в комбинации с было, не может быть прервано во время его протекания, а только до его начала или после его завершения.

Мы предлагаем иной подход к описанию было, основываясь на заданной в контексте определенной коммуникативной ситуации и принимая как постулат, что функция было является прежде всего коммуникативной (см. об этом также: [4; 12-14]).

Наш подход основывается на следующих предпосылках.

Примеры предлагаются в наиболее широком контекстуальном окружении, с учетом позиций говорящего и его собеседника, реального или потенциального, а также наличия или отсутствия эксплицитных или имплицитных презумпций. При этом мы придаем большое значение этимологическому экзистенциальному значению было.

Мы относим было к разряду дискурсивных слов (далее - ДС) и в связи с этим приводим их определения, лежащие в основе предлагаемого нами анализа. К. Бонно относит к ДС словесные единицы, комментирующие введение термина Х (их сферу действия), уточняя его статус по отношению к другим терминам Х’, X”... которые могли бы занять ту же самую позицию в высказывании [11]. Д. Пайар определяет ДС как термины, связывающие между собой составляющие дискурса и определяющие статус фрагмента высказывания, их сферы действия, как определенный способ выразить некое определенное «положение вещей» [17].

Отправной точкой предлагаемого анализа являются объективно существующие формальные критерии: размещение было по отношению к сфере его действия и общие просодические характеристики пропозиции - размещение и интенсивность ударения и интонационное оформление высказывания. На основе их анализа мы покажем, что размещение было в высказывании, тесно связанное, на наш взгляд, со значением частицы, не может считаться произвольным и является своего рода «пробным камнем» для понимания ее функционирования.

I. Было - энклитическая частица. Позиция было и актуальное членение предложения.

Вариации в размещении было не позволяют определить его энклитический и проклитический характер, однако анализ формальных критериев приводит к заключению, что было является энклитикой. Подобно этимологически близкой частице бы и в отличие от частиц с двойным, проклитическим и энклитическим, употреблением, было никогда не встречается в абсолютном начале высказывания:

(1) Хотел было, даром хотел отдать, но теперь вот не получишь же! (Гоголь).

Но:

(1а) * Было хотел, даром хотел отдать, но теперь вот не получишь же!

Вторым важным критерием в пользу этого утверждения является невозможность употребления было сразу после паузы, разделяющей высказывание на тему и рему [11, р. 26]2:

(2) - И чтобы им было совсем хорошо, он запел трогательную песню тех мест, откуда только что прибыл... На минуту / [притихли было]: Степана целиком захватило чувство содеянного добра и любви к людям. Он заметно хмелел. Песня не понравилась - не оценили чувства раскаяния грешницы, не тронуло оно их (Шукшин).

Обстоятельство времени «на минуту» задает высказыванию его временную рамку и является темой. Тема предшествует реме, отделяется от нее паузой и произносится с особым тематическим ударением. Было употребляется в рематической части, где занимает единственно возможную позицию после глагола. Наличие паузы и актуальное членение имеют определенную функцию, они передают атмосферу напряжения в ожидании дальнейшего развития событий: вернувшийся из колонии Степан настороженно наблюдает за реакцией своих земляков. Действительно, в момент действия Т он надеется, что действие р (притихли) приведет к результативному процессу (слушают песню) и ситуации Sitp (песня понравилась), но констатирует, что в момент Тр +. существует ситуация Sitнs (песня не понравилась). Предложение с было опове-

щает читателя об отсутствии ожидаемого Степаном результата и выражает его разочарование. Содержание рематической части пропозиции составляет сферу действия Х ДС было, которую оно комментирует с позиции Степана или рассказчика, находящегося в эмпатии к нему.

Перестановка было в препозицию к глаголу возможна, но имела бы своим последствием стирание паузы, изменение актуального членения высказывания и иную подачу информации:

(2a) [На минуту было притихли]: Степана целиком захватило чувство содеянного добра и любви к людям. Он заметно хмелел. Песня не понравилась - не оценили чувства раскаяния грешницы, не тронуло оно их.

При отсутствии паузы высказывание приобретает коммуникативно нерасчлененный характер, сфера действия Х частицы включает в себя всю пропозицию, в том числе обстоятельство времени на минуту. Несмотря на то что общее содержание остается прежним (люди ненадолго замолчали), оно подается иначе, с точки зрения объективного стороннего наблюдателя, не принимающего во внимание переживания Степана, при этом стирается эффект ожидания и разочарования Степана, вызванный существованием Sit .

J не-p

Итак, поскольку частица было никогда не размещается в абсолютном начале высказывания и не употребляется после паузы, отделяющей тему от ремы, мы считаем ее строгой энклитикой, которая употребляется в двух позициях - в так называемой позиции Вакернагеля 3, то есть сразу после первого ударного слова высказывания или его ремы, и в неначальной позиции, в постпозиции к глаголу или иному компоненту высказывания. Иное размещение было влечет за собой изменения на уровне актуального членения и в манере подачи информации.

II. Размещение было и просодия высказывания.

В соответствии с правилами акцентуации, в трехсоставном предложении фразовый акцент нормально размещается на дополнении [3, с. 181-184]. Этот тип ударения (’) встречается в предложениях, «не имеющих имплицитного содержания и лишенных какой-либо эмоциональной нагрузки. Он падает на составляющий элемент, являющийся носителем основной информации и не имеющий зак-

репленного за ним определенного места. Он характеризуется падением тона на ударном слоге, которому предшествует существенный негативный интервал» [16, р. 254].

Введение было в постпозицию к глаголу в трехсоставном предложении с нейтральным фразовым акцентом на дополнении не влияет на просодию высказывания:

(3) Она поднялась на ’корточки, но опять села.

(4) Она поднялась было на ’корточки, но опять

села.

Частица вполне может быть перемещена и в позицию Вакернагеля:

(3 а) Она было ’’поднялась на корточки, но опять села.

Подобная манипуляция имеет определенные последствия: ударение перемещается с дополнения на вершину предиката, а модальный фокус высказывания получает специфическую реализацию - тон падает с более высокого уровня и с большим интервалом изменения, поскольку падение начинается внутри ударного гласного, тогда как при фразовом ударении оно наблюдается начиная с предшествующего согласного. Этот тип акцента С.В. Кодзасов называет контрастивным акцентом, а мы обозначаем знаком «’’». Интонация законченного высказывания в примерах (3) и (4) довольно близка по своим характеристикам, в то время как в примере (3 а) отчетливо прослушивается интонация незавершенности.

Итак, размещение было отражается на просодическом уровне, поскольку частица связана с фразовым или контрастивным акцентом и разницей в интонационном обыгрывании высказывания.

Отталкиваясь от этого наблюдения, мы предлагаем следующую гипотезу: употребление было в позиции Вакернагеля и связанные с ним контрастивный акцент и фокализация предикативной вершины характерны для высказываний, в которых сообщается особо важная для говорящего информация р, имплицитно противопоставляемая потенциальному не-р.

III. Размещение было и презумпция.

Для проверки этой гипотезы мы провели опрос информантов по примерам, мало отличающимся по своему информативному содержанию, но различающимся по размещению

было. Во всех контекстах частица имеет сферой действия Х всю пропозицию:

(5) [Мы с Петей пошли было в кино], да деньги забыли.

(6) [Он дал было мне деньги], но я их вернул.

(7) [Мы с Петей было пошли в кино], да деньги забыли.

(8) [Он было дал мне деньги], но я их вернул.

Информантам было предложено прочесть контексты и поставить к ним вопросы:

(5а) - Что ты вчера делал?

- [ Мы с Петей пошли было в ’кино], да деньги забыли.

(6а) - Он тебе как-нибудь помог?

- [Да дал было ’деньги], но я их вернул.

(7а) - Что же, ты так и не посмотрел фильм с Аджани?

- [Мы с Петей было ’’пошли в кино], да деньги забыли.

(8а) - А он тебе денег дал?

- [Он было ’’дал], но я их вернул.

В примерах с постпозицией было фрагмент Х (обозначен квадратными скобками) был прочитан с фразовым акцентом на актанте в соответствии с правилами акцентуации трехсоставного предложения. Эти примеры лишены имплицитного содержания и эмоционального заряда и характеризуются падением тона. В контекстах, где было стоит в позиции Вакернагеля, чтение фрагмента Х было отмечено контрастивным акцентом на фокализированном компоненте высказывания - его предикате, эти контексты были прочитаны с интонацией незавершенности.

Предложенные информантами вопросы отличаются по содержанию. К примерам (5) и (6) вопросы сформулированы как просьба дать информацию общего толка и вне какой-либо презумпции. Эти контексты не были поняты как подтверждающие или, наоборот, опровергающие какое-либо предварительно выраженное содержание.

К примерам (7) и (8), где было стоит в позиции Вакернагеля, вопросы поставлены как уточнения по поводу уже затронутой ранее или же понятной собеседникам темы и сформулированы исходя из эксплицитно выраженной презумпции не-р в примере (7а) или р в примере (8а), которую ответ должен подтвердить или опровергнуть.

Итак, выбор позиции было оказывается неслучайным и соответствует двум различным типам предложений: первый является «информативным высказыванием» [3, с. 181-203] или, по терминологии Ш. Балли [9], «диктальным», в то время как второй является «верификативным высказыванием», или «модальным» типом, в котором проверяется адекватность имплицитной презумпции реальному положению дел.

В самом деле, вопросы в примерах (5а) и (6а) открывают широкие возможности для ответа (пойти в гости, остаться дома, работать и т. д.; дать совет, одолжить свою машину, посодействовать перед начальством и т. д.), в них не вводится некий абстрактный когнитивный объектХилиХ’, имплицитно ограничивающий выбор ответом да/ нет, и действие р впервые появляется только в ответе на вопрос. Каким бы ни был ответ, фразовый акцент размещается на дополнении.

Вопросы в примерах (7а) и (8а) содержат в себе имплицитную информацию о некоем возможном положении вещейХ’, введенном в пред-тексте или заданном ситуативно, которую говорящий стремится проверить. Ответы на эти вопросы ограничиваются вариантами да/нет, соотносятся с содержанием пропозиции Х, но при этом актуализируют выбор р или не-р. Размещение в них контрастивного акцента на предикативной вершине реализуется с гораздо большей интенсивностью и на более высоких частотах, чем фразовый акцент на дополнении в примерах (5) и (6).

Таким образом, в высказываниях с размещением было в позиции Вакернагеля Х вводится в оппозиции к конкурентной Х’, имеющей имплицитную или эксплицитную опору в предтексте. Было имеет начальную ориентацию, заранее мотивированную альтернативой р/не-р.

В высказываниях с неначальным размещением было пропозиция Х выражена независимо от предтекста, а не-р вводится только после р. При таком размещении было можно говорить о хронологическом введении событий и о линейной, или неначальной, ориентации частицы.

Обе позиции скоррелированы с акцентным и интонационным оформлением высказывания: при начальной ориентации частицы наблюдается существование фокуса противопоставления, контрастного акцента и интонации незавершенности; при ее линейной ориентации - отсутствие

фокуса, наличие фразового акцента и интонации завершенности. При этом необходимо уточнить, что не размещение было обусловливает наличие контраста в высказывании, а наоборот, наличие контраста влечет за собой выбор позиции было.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Исключением является статья И. Шошитайш-вили [8, с. 74], в которой эта особенность упоминается, но не анализируется, будучи сведена к гипотезе, что постпозиция было предпочтительнее его препозиции в связи с тем, что частица постепенно переходит в разряд аффиксов, подобно английским предлогам

2 Квадратные скобки указывают сферу действия было.

3 Согласно закону Вакернагеля, в индоевропейских языках действует правило постановки энклитики в постпозиции к первому слову группы, к которой она относится [18].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Галкина-Федорук, Е. М. Частицы / Е. М. Гал-кина-Федорук // Грамматика русского языка. Т. 1 : Фонетика и морфология. - М., 1960.

2. Князев, Ю. Форма и значение конструкций с частицей было в русском языке / Ю. Князев // Сокровенные смыслы. Слово, текст, культура : сб. ст. в честь Н. Д. Арутюновой. - М. : Яз. слав. культуры, 2004.

3. Кодзасов, С. Законы фразовой акцентуации / С. Кодзасов // Просодический строй русской речи. - М. : Ин-т рус. яз. РАН, 1996.

4. Попова-Боттино, Т. Коммуникативное назначение частицы было: проблема точек зрения / Т. Попова-Боттино // Материалы XXXVI Международной филологической конференции. Т. 15 : Грамматика. - СПб., 2007.

5. Русская грамматика / гл. ред. Н. Ю. Шведова. - М. : Наука, 1982. - Т. І-ІІ.

6. Чернов, В. О приглагольных частицах было и бывало I В. Чернов. - Смоленск, 1970. - (Уч. зап. гос. пед. ин-та).

7. Шинкарук, O. Глагольная конструкция с было в современном русском языке I О. Шинка-рук. - P. : Revue du CERES : СЛОВО, 2000.

8. Шошитайшвили, И. Русское было: путь грамматикализации I И. Шошитайшвили II Русистика сегодня. - M., 1998. - N° 3I4.

9. Bally, Ch. Linguistique generale et linguistique francaise I Ch. Bally - 4eme ed. - Bern : Ernest Leroux, 196З.

10. Barentsen, A. The use of the particle bylo in modern Russian = L’emploi de la particule bylo en russe moderne I А. Barentsen II Dutch Studies in Russian Linguistics. - Amsterdam : Rodopi, 1986.

11. Bonnot, Ch. La portee des mots du discours : essai de definition I Ch. Bonnot II Cahiers de linguistique de l’INALCO I ed. Ch. Bonnot [et al.]. -Р. : Publications Langues O’, 2001-2002. - J№ 4.

12. Bottineau, T. La particule bylo en russe moderne : essai d’approche enonciative I Т. Bottineau

II These de Doctorat, INALCO. - P., 200З.

13. Bottineau, T. La particule bylo : pour une approche enonciative ou а chacun sa verite I Т. Bottineau II Slovo. Etude Linguistiques et semiotiques. Vol. 30I31. - P. : Revue CREA, 2004.

14. Bottineau, T. La particule russe bylo : chronique d’un echec annonce? I Т. Bottineau II Cahiers de linguistique de l’INALCO I ed. Ch. Bonnot [et al.]. - P. : Publications Langues O’, 2001-2002. - J№ 4.

1З. Fontaine, J. Grammaire du texte et aspect du verbe en russe contemporain I J. Fontaine. - P : IES, 1983.

16. Fougeron, I. L’organisation du message dans la phrase assertive russe I I. Fougeron II Particules enonciatives en russe contemporain. Vl. II. - P : IES, 1987.

17. Paillard, D. Les mots du discours: identite semantique et principes de variation I D. Paillard II Cahiers de linguistique de l’INALCO I ed. Ch. Bonnot [et al.]. - P : Publications Langues O’, 2001-2002. - J№ 4. - Р 31-47.

18. Wackernagel, J. Uber ein Gesetz der indogermanischen Wortstellung II Indogermanische Forschungen. - Strassburg, 1892. - Bd. I. - S. 333-434.

ON THE PLACEMENT OF THE PARTICLE «BYLO»

T. Popova-Bottino

The article focuses on the communicative approach to semantics and functions of the particle bylo. The author analyses the results of the survey in which respondents were asked to evaluate wide context of the particle in accordance with the position of the speaker and the listener and the explicit and implicit presumptions. This approach helped to present correlation between the position of the particle and accent and intonation of the utterance.

Key words: morphology, particle, communicative approach.