Г.Н. Парастаев

Проблема манипуляции в американском политическом дискурсе (на примере публичных выступлений политических деятелей США)

В статье рассматривается проблема манипуляции в политике, реализуемой в американском политическом дискурсе посредством целостного речевого действия. Проводится анализ публичных речей политиков США. Манипуляция является неотъемлемым атрибутом американского политического дискурса, все речевые стратегии которого действуют в одном направлении: оказать воздействие на адресата, убедить его принять решение, нужное для субъекта политической деятельности.

Ключевые слова: политический дискурс, манипуляция, политическая культура, имидж политика, оппозиция «свои-чужие», «ось зла», политическая пропаганда.

Цель настоящего исследования заключается в раскрытии манипулятив-ной сущности политического дискурса на примере публичных выступлений политиков США.

В настоящее время интерес к проблеме манипуляции обоснован парадоксальностью социально-психологической и политической ситуации в современном обществе, которая существует в условиях глобализации. Большинство населения, вне зависимости от государства, не может осуществить политический выбор на основе учета своих собственных интересов. Политологи констатируют низкую политическую культуру и отсутствие умения отрефлексировать личный политический выбор и его последствия для будущего [2].

В современном политическом дискурсе все речевые стратегии действуют в одном направлении: оказать воздействие на адресата, убедить его принять решение, нужное для субъекта политической деятельности. Втягивая в себя немногие суждения, представляющие «истину факта» и «истину разума», политический дискурс искусно манипулирует с самим понятием истины, выдавая субъективное за объективное [3, с. 199].

На сегодняшний день существует множество определений манипуляции. Однако все определения, по сути, сводятся к тому, что манипуляция - это, прежде всего, практика управления человеком, его сознанием и поведением. Цель политического манипулирования - получение,

Филологические

науки

Лингвистика

реализация и сохранение власти. Успех манипуляции гарантирован, когда манипулируемый верит, что все происходящее естественно и неизбежно. Для манипуляции требуется фальшивая действительность, в которой ее присутствие не будет ощущаться.

Важнейшим условием успешной манипуляции является создание адекватного имиджа политика. Имидж - это шаблон, некий стереотип, упрощающий восприятие политика широкими массами населения. Согласно Д. Бурстину, имиджу политика всегда присущи определенные искусственность, убеждающая сила, устойчивость (инертность) выстраиваемых черт, их яркость и реалистичность, простота и гибкость [1].

Среди составляющих имиджа, которые воспринимаются избирателями и определяют отношение к лидеру, важно, прежде всего, его политическое амплуа: «спаситель отечества», «отец народов», «борец с привилегиями» и т.д. К примеру, Б. Обама при вступлении в должность выступал в качестве первого - спасителя страны от повторения Великой Депрессии 1930-х гг.

Одним из основополагающих элементов манипулятивной практики в современном политическом дискурсе является оппозиция «свои-чужие». Создание круга «друг-враг» [5] - неотъемлемое звено управления государством. Главные составляющие этого феномена включают «врага» (объект агрессии, отсутствующий, т. е. «вынесенный за скобки» речевой ситуации, или реально представленный), активного элемента (нападающего, в нашем случае - политического лидера) и пассивного элемента (массы, ведомой лидером) [4].

Весьма ярко оппозиция «свои-чужие» проявляется в речах Джорджа Буша-младшего после трагедии 11-го сентября 2001 г. в США, которая стала поводом для вторжения американских войск на территорию Ирака и объявления ряда стран «осью зла» (axis of evil), несущими угрозу для американского общества: States like these (Iraq, Iran, North Korea), and their terrorist allies, constitute an axis of evil, arming to threaten the peace of the world. By seeking weapons of mass destruction, these regimes pose a grave and growing danger. They could provide these arms to terrorists, giving them the means to match their hatred. They could attack our allies or attempt to blackmail the United States. In any of these cases, the price of indifference would be catastrophic (George W. Bush. State of the Union Address. January 29, 2002).

Термин axis of evil был впервые использован президентом Бушем-младшим в ежегодном обращении к Конгрессу 29-го января 2002 г. для описания режимов, спонсирующих, по мнению США, терроризм или разрабатывающих оружие массового поражения и способных передать его террористам.

Президент говорит о ненависти врага к американскому народу и всему, что связано с легитимностью и демократией в США: Americans are asking, why do they hate us? They hate what they see right here in this chamber - a democratically elected government. Their leaders are selfappointed. They hate our freedoms - our freedom of religion, our freedom of speech, our freedom to vote and assemble and disagree with each other. <...> The terrorists’ directive commands them to kill Christians and Jews, to kill all Americans, and make no distinctions among military and civilians, including women and children (George W. Bush. Address to a Joint Session of Congress Following 9/11 Attacks. September 20, 2001).

Таким образом, посредством манипуляции создается образ «чужого», готового уничтожать американских граждан вне зависимости от расовой или религиозной принадлежности, пола, возраста и т.д. Главный враг террористов - это США, с ее принципами равенства и свободы, которые страна обязана отстаивать, а также распространять демократию в других странах: We are in a fight for our principles, and our first responsibility is to live by them. <...> ...This is not, however, just America’s fight. And what is at stake is not just America’s freedom. This is the world’s fight. This is civilization’s fight. ... Terror, unanswered, can not only bring down buildings, it can threaten the stability of legitimate governments. And you know what? We’re not going to allow it (George W. Bush. Address to a Joint Session of Congress Following 9/11 Attacks. September 20, 2001).

По словам Дж. Буша-младшего, не только США принимают участие в борьбе с террором, но весь цивилизованный мир. Однако, по его мнению, именно Соединенные Штаты играют решающую роль в данной борьбе. Таким образом, война становится неотъемлемым звеном политики по-американски, и призыв к ней подчеркивает патриотический настрой хозяина Белого дома, а не желание бездумного применения силы.

После событий 11 сентября 2001 г. общественное мнение сразу же склонилось к официальной версии случившегося, а президент Дж. Буш-младший мог оправдать практически все, прикрываясь трагедией: America is no longer protected by vast oceans. We are protected from attack only by vigorous action abroad and increased vigilance at home (George W. Bush. State of the Union Address. January 29, 2002); ... the only way to defeat terrorism as a threat to our way of life is to stop it, eliminate it, and destroy it where it grows (George W. Bush. Address to a Joint Session of Congress Following 9/11 Attacks. September 20, 2001).

Таким образом, президент Буш-младший находит оправдание ведению боевых действий в странах «оси зла», заверяя население в том, что единственный способ обезопасить граждан - это бороться с террористами

Филологические

науки

Лингвистика

на их территории, так война в сугубо политических целях превращается в войну за свободу: History has called America and our allies to action, and it is both our responsibility and our privilege to fight freedom’s fight (George W. Bush. Second State of the Union Address January 29, 2002).

Политический курс США для Ближнего Востока был выбран еще при президенте Джордже Буше-старшем, чьи идеи и были унаследованы его сыном - Бушем-младшим, который также перенял от отца тактики речевого поведения. Так, говоря о военных действиях в Ираке, не признавая собственных ошибок, Дж. Буш-старший апеллирует к чувству патриотизма, напоминает нации о сложной, но столь высокой миссии США. Страна выступает в качестве гордого защитника самой себя и в роли «старшего брата», который обязан навести порядок во всем мире, обеспечив светлое будущее для всего человечества: We’re here for more than just the price of a gallon of gas. What we’re doing is going to chart the future of the world for the next 100year. It’s better to deal with this guy (Sadam Husein) now than 5 years from now (George H.W. Bush. Address to the Nation on the Invasion of Iraq).

Следует обратить внимание на то, что под словом «we» подразумевается американский народ в целом. Правительство, милитаристские структуры и гражданское общество, становясь единым целым, борются со злом и тиранией: We are helping to rebuild Iraq where the dictator built palaces for himself instead of hospitals and schools... (George W. Bush. Announces End of Major Combat Operations in Iraq. May 1, 2003).

Те, кто не поддерживают выбранный путь для борьбы за светлое будущее, не заслуживают уважения и доверия, т.е. противники войны, по сути, становятся предателями своей страны: Nobody is going to follow somebody who doesn’t believe we can succeed and somebody who says the war where we are is a mistake» (George W. Bush Announces End of Major Combat Operations in Iraq. May 1, 2003).

Благодаря успешной манипуляции, практикующейся в политическом дискурсе, США в представлении многих рядовых американцев является исключительной страной, отличающейся от всех остальных стран тем, что она единственная, кто борется за мир и порядок на Земле. Большинство жителей Соединенных Штатов считает свою страну примером для подражания, к идеалам которой следует стремиться всем остальным.

К чувству национальной исключительности обращается Мадлен Олбрайт в 1998 г., говоря о «великой» миссии Америки и американцев: We Americans have an enormous advantage over many other countries because we know who we are and what we believe. We have a purpose. And like the farmer’s faith that seeds and rain will cause crops to grow, it is our

faith that if we are true to our principles, we will succeed...» (Remarks by Secretary of State Madeleine K. Albright. 1998).

Несмотря на то, что в данных словах бывшего госсекретаря США М. Олбрайт отсутствует политкорректность (другие страны ничто, по сравнению с США), они лишь свидетельствуют о чувстве «избранности», которое заложено во многих гражданах страны еще с юных лет. Именно это чувство подкрепляется за счет политической манипуляции с целью нахождения правительством оправданий за свои действия (пример: война на Ближнем Востоке).

В своей речи, посвященной завершению военных действий в Ираке, Б. Обама акцентирует внимание на благородности американского народа, на его готовность сотрудничать и помогать иракцам: We Americans have offered our most precious resource - our young men and women - to work with you (Iraqi people) to rebuild what was destroyed by despotism; to root out our common enemies; and to seek peace and prosperity for our children and grandchildren, and for yours» (Barack Obama. Responsibly Ending the War in Iraq. February 27, 2009).

Начиная предложение со слов «We Americans», оратор уже вкладывает в него манипулятивную установку: пробудить в американцах чувство патриотизма, что на подсознательном уровне вызывает доверие к лидеру и благосклонное расположение со стороны присутствующих выходцев с Ирака.

Говоря о предстоящих военно-стратегических задачах, Б. Обама указывает на моральную сторону операции в Ираке, помечая, что США не являются угрозой для страны и не претендуют на ее ресурсы: America has a strategic interest - and a moral responsibility - to act; The United States pursues no claim on your territory or your resources. We respect your sovereignty and the tremendous sacrifices you have made for your country. We seek a full transition to Iraqi responsibility for the security of your country (Barack Obama. Responsibly Ending the War in Iraq. February 27, 2009).

В вышеприведенных примерах просматривается четкая манипуля-тивная стратегия, которая реализует себя в политическом дискурсе. Военный конфликт обретает культурную форму, которая закрепляется в сознание масс путем ее многократного и подробного трансформирования через средства СМИ. Таким образом, формируется «сюжет» военно-патриотического действа, в котором США играет главную роль. Важно, чтобы в сюжете присутствовали два протагониста - Герой (США) и Злодей (Ирак, Иран, Афганистан), а сам сюжет структурировался бы как конфликт в виде драматической борьбы Добра и Зла с открытым финалом.

Филологические

науки

Лингвистика

В августе 2008 г. подобным «Злодеем» для американцев стала и Россия. В своей речи, посвященной конфликту на Кавказе, кандидат на пост президента Джон Маккейн говорил о тяжелой доле грузинского народа, пострадавшего от российской агрессии. В речи Маккейна США выступают в качестве защитника маленькой демократической страны, отстаивающей свою территориальную целостность: After clashes in the Georgian region of South Ossetia, Russia invaded its neighbor, launching attacks that threaten its very existence; Two years ago, I traveled to South Ossetia. As soon as we arrived at its self-proclaimed capital - now occupied by Russian troops -1 saw an enormous billboard that read, “Vladimir Putin, Our President”. This was on sovereign Georgian territory; Russian attacks have continued. There are credible reports of civilian killings and even ethnic cleansing as Russian troops move deeper into Georgian territory (John McCain. On the Georgian crisis. August 14, 2008).

Слушающие выступление Джона Маккейна воспринимают информацию как данный факт, не имея возможности анализировать сказанное из-за дезинформации СМИ и политической пропаганды. Прекрасно понимая, что из-за конфликта на Кавказе рядовой американец вряд ли начнет изучать историю Южной Осетии в коллизиях российско-грузинских отношений, Джон Маккейн всеми силами пытается показать Россию в негативном свете, тем самым осуществляя акт политической игры для повышения своего рейтинга на предстоящих президентских выборах.

Указывая на лидеров стран, осуждающих действия России, Маккейн говорит о том, что Соединенные Штаты обязаны принимать прямое участие в событиях на Кавказе: The leaders of Poland, Estonia, Lithuania, Ukraine and Latvia flew to Tbilisi to demonstrate their support for Georgia, and to condemn Russian aggression; With our allies, we now must stand in united purpose to persuade the Russian government to end violence permanently and withdraw its troops from Georgia (John McCain. On the Georgian crisis. August 14, 2008). Ссылка на руководителей других стран не случайна: таким образом Джон Маккейн подчеркивает, что США не одиноки в своих стремлениях усмирить Россию, освободив Грузию от «вражеской оккупации».

Далее в своей речи кандидат на пост президента говорит о многострадальном грузинском народе и о той помощи, которая должна быть оказана со стороны США, тем самым вызывая симпатию у аудитории: The Georgian people have suffered before, and they suffer today. We must help them through this tragedy, and they should know that the thoughts, prayers and support of the American people are with them. This small democracy, far away from our shores, is an inspiration to all those who cherish our deepest ideals (John McCain. On the Georgian crisis. August 14, 2008).

Убедительная речь Джона Маккейна, несомненно, повышает его шансы на предстоящих президентских выборах, а такие слова как «violence», «invade», «occupy», «aggression», «attacks», «civilian killings», «ethnic cleansing» придают речи более эмоциональный оттенок. Если Джон Маккейн предстает в качестве защитника прав и свобод чужого народа, следовательно, он будет добросовестно служить своему отечеству, такому кандидату стоит доверять.

Речь Маккейна завершается следующими словами: As I told President Saakashvili on the day the cease-fire was declared, today we are all Georgians. We mustn’t forget it (John McCain. On the Georgian crisis. August 14, 2008).

Фраза «сегодня мы все грузины» стала кульминационной в выступлении Маккейна, и на эти слова последовали бурные аплодисменты. Откровенное лицемерие с целью завоевать расположение аудитории никого не смутило, напротив, повысило рейтинг Маккейна.

Итак, характерной особенностью американского политического дискурса является языковая манипуляция, представляющая собой целостное речевое действие, направленное к массовому адресату с целью завоевания и удержания власти. Тщательно подобранные языковые единицы, употребляемые политиками в публичных выступлениях, в комбинации с социальными факторами могут служить мощным инструментом для управления общественным мнением, т.е. манипуляции. Главной целью манипуляторов является стереотипизация социально-политической действительности посредством языка. Можно констатировать, что манипуляция занимает особое место в американском политическом дискурсе, соответственно, публичные выступления политиков практически всегда создаются с учетом конечной цели: повлиять на сознание людей с помощью продуманных и проверенных техник, а именно - лингвистического инструментария.

Библиографический список

1. Бурстин Д. Имидж / Пер. с англ. М., 1993.

2. Грачев Г., Мельник И. Манипулирование личностью. Организация, способы и технологии информационно-психологического воздействия. М., 2003.

3. Михалева О. Л. Политический дискурс как сфера реализации манипулятив-ного воздействия: Дис. ... канд. филол. наук. Иркутск, 2004.

4. Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учеб. для студентов вузов. М, 2006.

5. Шмитт К. Понятие политического // Вопросы социологии. 1992. № 1. С. 35-67.

Филологические

науки