И.И. Шенбергер

ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ НЕДОРАЗУМЕНИЙ НА ЛИНГВИСТИЧЕСКОМ УРОВНЕ В ПРОЦЕССЕ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

Анализируются проблемы межкультурной коммуникации; представлены некоторые результаты диссертационного исследования, анализирующего процесс немецко-русского дискурса на предмет возникновения в нём недоразумений, осложняющих коммуникацию. В основном все причины, оказывающие негативное влияние на русско-немецкий дискурс, можно разделить на три группы: лингвистические, прагматические и социально-культурные. Исследуются некоторые недоразумения, выявленные автором на лингвистическом уровне, и демонстрируется, как проходят манифестация и разрешение возникшей проблемы.

Основные причины, которые ведут к возникновению недоразумений, сосредоточены на фонетическом и лексическом уровнях [2-5]. На основе отдельных транскриптов предпринята попытка проследить, на каком этапе возникает непонимание / недоразумение и когда понимание превращается в непонимание.

Первым и самым решающим уровнем понимания является понимание слова. Нечёткая граница между восприятием и пониманием языка проходит здесь. Так как человек воспринимает не цепочки звуков, а слова (и состоящие из слов высказывания), то сегментация на слова уже является результатом процесса восприятия и интерпретации, поскольку акустическая картина высказывания предлагает недостаточно надёжную базу для сегментирования. Понимание на уровне слова является решающим соединяющим звеном между воспринятой информацией и базой знаний. При этом также необходимо выделить несколько стадий прохождения: от начального контакта, активирования сведений о предмете разговора и выбора, до конечной стадии «узнавания слова». Слушающий знает в данный момент времени, какое слово он услышал. Цель же понимания слова будет достигнута на следующей стадии, когда вместе с узнанным словом будет активизированы связанные с ним знания, только в этом случае слушающий будет в состоянии правильно проинтерпретировать высказывание. Второй уровень понимания включает в себя понимание высказывания, которое вытекает из значений слов и синтаксической (и интонационной) структуры. Сюда же необходимо отнести пропозиционное значение и иллокуцию. И, наконец, на третьем уровне слушателю необходимо обладать дополнительными сведениями о предмете разговора, чтобы понять, что подразумевает говорящий во время беседы [1. С. 64].

«Непонимание» и «недоразумение» не являются синонимами в контексте нашего исследования, в связи с чем необходимо уточнить содержание каждого термина.

Под «непониманием» подразумевается явление, когда одному из коммуникантов не удаётся проинтерпретировать высказывание другого. В данном случае возможны два варианта решения проблемы: открытая манифестация проблемы либо попытка разрешить непонимание при помощи последующих высказываний. В случае с «недоразумением» мы сталкиваемся с неправильной интерпретацией сказанного. При этом слушатель полагает, что он воспринял сказанное адекватно ситуации.

Для наглядной демонстрации описанных выше ситуаций представим несколько транскриптов, демонстрирующих возникновение непониманий / недоразумений на фонетико-фонологическом и лексическом уровнях.

1. Причины недоразумений на фонетикофонологическом уровне.

В предложенном примере речь идёт об открытой манифестации непонимания. Причиной непонимания является фонетическое сходство слов kapieren и kopieren.

В разговоре принимают участие 2 студентки: рус-скоговорящая и немецкоговорящая. В данной ситуации мы наблюдаем возникновение непонимания со стороны носителя языка.

Ситуация «Неправильно произнесённое слово»1

Участники разговора:

Х - немецкоговорящая собеседница. Пол: ж.

I- русскоговорящая собеседница. Пол: ж.

I: Aber das ist (пауза) äh nicht so wi / eilig ich wollte nur das Spieren (в слове kopieren вместо необходимого по правилам немецкой ортоэпии звука [o] произносит звук [a]).

X: Äh (растянуто) (пауза 4 с) wie meinst du kapieren.

I: Du hast gesagt dass du unterlagen hast.

X: Ja genau (пауза, хмурит брови) ach kopieren willst du (обрадованно).

I: Äh (пауза 5 с) und was hast du verstanden.

X: Kapieren also das war äh (смущённо улыбается) also.

I: Und was kapieren kopieren (удивление на лице).

X: Kapieren ist also mit a und das ist dann sowas wie... ich überlege gerade was du jetzt fragen würdest eben.

В описанной ситуации непонимание возникло по причине неправильного произнесения слова kopieren вследствие интерференционной ошибки, когда в русском языке гласный звук [о] произносится в безударной позиции как [а], что привело к тому, что слово kopieren (произнесенное как kapieren) приобрело значение ‘понимать’. Немецкоговорящая студентка не понимает, что хочет выразить данным словом её рус-скоговорящая подруга, и прибегает к открытой манифестации своего непонимания (wie meinst du äh kapieren). О возникшем недоразумении свидетельствуют также паравербальные факторы (например, затянувшаяся пауза, растягивание звуков, медленный темп речи). После небольшого объяснения (du hast gesagt, dass du Unterlagen hast) немецкоговорящая собеседница не сразу (о чём свидетельствуют невербальные сигналы, такие как как нахмуривание бровей), однако постепенно понимает, что проблема непонимания лежит в неправильном произнесении слова её русскоговоря-щей подругой. После радостного восклицания немец-коговорящей собеседницы (ach, kopieren willst du), рус-скоговорящая коммуникантка начинает догадываться,

что возникла какая-то проблема и теперь она не понимает, о чём идёт речь, изображая на лице удивление (und was kopieren kapieren). Для нашего исследования интерес представляет также и последующее высказывание, где немецкоговорящий коммуникант объясняет процесс раскодировки услышанного в голове и предпринимает попытку соединить услышанное с ситуацией общения (ich überlege gerade was du jetzt fragen würdest eben). Когда попытка связать услышанное с ситацией не удаётся, приходится выбирать: либо манифестировать непонимание, либо продолжать слушать дальше и пытаться понять, о чём идёт речь. Благодаря открытой манифестации удаётся быстро разрешить непонимание и продолжить коммуникацию.

2. Причины недоразумений на лексическом уровне.

Недоразумения на лексическом уровне весьма характерны для процесса межкультурной коммуникации. Если в процессе внутрикультурной коммуникации недоразумения на лексическом уровне встречаются исключительно на уровне общения специалиста и неспециалиста, когда профессиональная лексика непонятна собеседнику, то в процессе межкультурной коммуникации такие ситуации - явление частое.

Рассмотрим одну из записанных нами ситуаций межкультурного дискурса, возникшую в повседневной коммуникации, и проследим, как происходят манифестация и разрешение непонимания.

Ситуация «Неправильно понятое слово»

Участники разговора:

I - немецкоговорящая собеседница. Пол: ж.

K - русскоговорящая собеседница. Пол: ж.

I: Oh, ich fühle mich heute nicht wohl. Ich soll mich mal auskurieren.

K: Sollst du noch irgendwohin fahren?

I: Nein, warum (недоумение), ich hab dir doch gerade gesagt, ich soll mich auskurieren.

K: ja, deswegen frage ich auch, ob du noch woanders fährst (пожимает плечами).

I: ich verstehe dich nicht (пауза 3 с).

K: Du hast gesagt ’kurieren’, d.h. doch ’fahren’.

I: Ach so! (радостно). Nein, nein, ’kurieren’ heißt ’heilen ’.

K: Also noch einmal: bei uns heißt ’kurieren’ von einem platz zum anderen passieren.

I: Ach so.

K: Deswegen habe ich dich nicht so richtig verstanden.

I: Und du sagst es also, wenn du krank bist und wirst wieder gesund und du sagst dann ich kuriere etwas aus also die krankheit kuriere ich, trage vielleicht von mir weg, ich weiß nicht.

K: Ich dachte du hast irgendwelche (обрывает фразу в поиске нужного определения).

I: Shoppen? (смеётся).

Немецкоговорящая собеседница рассказывает о проблемах со здоровьем и употребляет слово kurieren ‘лечить ’. Русскоговорящая собеседница неправильно интерпретирует данное слово. Она ставит это понятие в один ряд со словами и выражениями Kurier ‘курьер’, Kurierdienst einrichten ‘организовать курьерскую доставку’, ‘ездить с поручениями’, что сразу ведёт к непониманию (Ich verstehe dich nicht), т.к. на самом деле

речь идёт о здоровье и о лечении. На том этапе, когда русскоговорящая собеседница уже не в состоянии сопоставить услышанную и неправильно проинтерпретированную ею информацию с ситуацией общения, она, в поиске подтверждения правильности услышанного, пытается объяснить, что она поняла (Du hast gesagt ’kurieren’, d.h. doch ’fahren’). В процессе объяснения своего непонимания она проводит параллели с родным языком (Also noch einmal: bei uns heißt ’kurieren ’ von einem Platz zum anderen passieren). (Необходимо отметить, что в данной ситуации и сама русскоговорящая собеседница неправильно интерпретирует слово курировать, слова с таким значением не существует в русском языке.) После устранения недопонимания русскоязычная собеседница объясняет, что она уже пытается связать услышанное с темой разговора (Ich dachte, du hast irgendwelche...).

В представленных выше эпизодах мы наблюдали ситуацию непонимания, когда собеседникам практически сразу становилось ясно, что они не понимают того, что хочет выразить их партнёр по общению.

В случае с «недоразумениями» мы сталкиваемся со следующей проблемой: со стороны слушателя нет очевидных проблем в понимании, т.е. ему представляется, что он адекватно все воспринял и проинтерпретировал, однако дальнейшее развитие ситуации заставляет слушателя задуматься о том, насколько верно его убеждение и нет ли в коммуникации определенного противоречия. То есть, по словам Катарины Бремер, «открытой манифестации» непонимания не происходит [1. С. 65].

Если разговор на данную тему, где возникло недоразумение, продолжается дальше, то оно может разрешиться, когда слушающий поймёт, что то, что он понял, не в полной мере соответствует тому, что подразумевал говорящий. Именно недоразумения характерны в большей степени для процесса межкультурной коммуникации. Описанную выше ситуацию можно представить на примере следующего разговора, протекающего между носителем и неносителем языка.

Ситуация на теннисном корте, играют 2 человека (М - немецкоговорящий, N - русскоговорящий), один (N), проиграв на солнце 30 мин, просит поменяться сторонами и уйти в тень, замена происходит 15 мин спустя.

Ситуация «Неправильно понятое идиоматическое выражение»

Участники разговора:

М - немецкоговорящий собеседник. Пол: м.

N - русскоговорящая собеседница. Пол: ж.

M: Und? Geht es noch oder schaffst du nicht mehr?

N: Doch, doch. Jetzt geht es mir gut. Du stehst doch auf der Sonnenseite!

M: Wie ich? Du bist auf der Sonnenseite! (улыбка).

N: Hm (пауза 5 с). Ich bin jetzt im Schatten! (на лице недоумение). Soll das ein Witz sein (хмурит брови, неуверенность в голосе).

M: Eben... deswegen hast du es gut, du stehst jetzt auf der Sonnenseite! (делает ударение на слове Sonnenseite).

N: Wie bitte? (с повышенной интонацией). Du stehst doch in der Sonne! (с ударением на du).

M: Ja eben, in der Sonne und nicht auf der Sonnenseite. Weißt du nicht, was das bedeutet auf der Sonnenseite stehen?

Как видно, недоразумение возникло по причине использования носителем языка идиоматического выражения auf der Sonnenseite sein, которое означает ‘быть в более выгодном, выигрышном положении’, незнакомого неносителю языка.

Вследствие того что данное выражение незнакомо не-носителю, он не понимает, что происходит и почему носитель языка улыбается, утверждая, что русскоговорящий находится на солнце, хотя последний стоит в тени. С помощью вербальных (Soll das ein Witz sein?), а также невербальных сигналов (выражение недоумения на лице, нахмуривание бровей) русскоговорящий собеседник манифестирует возникшее недоразумение. После этого носитель языка объясняет разницу между auf der Sonnenseite sein / stehen ‘быть в выигрышном положении’ и in der Sonne sein / stehen ‘быть, находиться на солнце’, что приводит к разрешению недоразумения.

Возникшее недоразумение не привело, конечно, к каким-то серьёзным последствиям, т.к. это была повседневная коммуникация в среде хороших знакомых. Тем не менее, неноситель языка воспринял данную ситуацию как недобрую шутку, подвох, что могло бы привести к проблемам в процессе межкультурной коммуникации.

Разрешение недоразумения происходит в данной ситуации достаточно быстро и включает следующие этапы:

- лексическая ошибка, вызвавшая проблему (недоразумение);

- реакция, противоречащая, по мнению N, принципу кооперативности собеседников (противоречие);

- повторение правильного варианта фразеологического выражения, попытка M устранить недоразумение;

- недоумение N, попытка интерпретации;

- распознавание проблемы со стороны M, разъяснение;

- успешное разрешение проблемы (недоразумения).

Если бы данная проблема возникла в процессе профессионального общения, она могла бы привести к нарушению гармоничной коммуникации, т.к. в процессе раз-

говора собеседник подозревает за неправильно понятым выражением возможный подвох, а этот факт может привести к напряжению деловых отношений.

С помощью вышеуказанных примеров мы рассмотрели как ситуацию непонимания, так и ситуацию недоразумения. Как уже было упомянуто, эти два феномена взаимосвязаны, но не тождественны. Автор статьи придерживается точки зрения Катарины Бремер, которая объясняет данную взаимосвязь следующим образом: после того когда один из коммуникантов начинает сомневаться в правильном понимании высказывания (недоразумение) и замечает какое-то противоречие в сказанном, он предпринимает определенные шаги по устранению проблемы (как это характерно для процесса непонимания). В общем схему обработки проблемы непонимания можно представить в следующем виде:

а) явная или скрытая манифестация проблемы слушающим;

б) обозначение и выделение проблемного высказывания;

в) реакция на манифестацию проблемы, включающая в себя работу над проблемой, её обработку;

г) принятие обработки слушающим - эта четвёртая стадия представляет самый ранний возможный пункт, на котором разъяснение непонимания может быть завершено и коммуниканты могут продолжить разговор [1. С. 66-67].

Опираясь на корпус диссертационного исследования, включающий 38 ч записанных разговоров2, можно утверждать, что недоразумения / недопонимания характерны для процесса русско-немецкой коммуникации и что они могут существенно осложнить межкультурный дискурс. Избежать подобных трудностей можно, зная о том, как правильно сообщить о возникшей проблеме, как осуществить проверку понимания собеседником услышанной информации. В дальнейших исследованиях предполагается рассмотреть эти вопросы более подробно.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 По техническим причинам не было возможным представить транскрипты в такой форме, как они выполнены в диссертационном исследова-

нии. Все транскрипты исследования осуществлены в системе БХМЛКаЬЭЛ. Правила транскрипции ориентируются на нотационную систему, разработанную Институтом немецкого языка в Мангейме. Транскрипция устной речи осуществляется в форме партитур, которые означают, что для каждого участника дискурса существует одна строка. Для каждого участника коммуникации, а также для всего сегмента возможно использование строки с комментарием. В данной статье все комментарии заключены в скобки и прописаны на русском языке. В качестве транскрипционной системы для данной работы была выбрана литературная транслитерация [2. С. 22], т.к. она передаёт артикуляционные особенности коммуникантов и одновременно ориентируется на правила стандартной орфографии, вследствие чего является более чёткой и разборчивой для читателя.

2 Необходимо отметить, что диссертационное исследование, некоторые результаты которого представлены в статье, занимается изучением

недоразумений, возникающих в процессе общения относительно равноправных партнёров. Большинство исследователей, проводивших изучение в данной области, анализировали разговоры, в которых один из коммуникантов обладал недостаточной языковой компетенцией либо имел более низкий социальный статус, например гастарбайтеры [3-5 и др.]. Так как данная работа изучает недоразумения в том числе и в профессиональной коммуникации, то необходимо отметить, что неносители языка владеют немецким языком в данном случае на достаточно хорошем уровне и не отличаются резко от носителей языка (в плане языка, опыта, образования).

ЛИТЕРАТУРА

1. Bremer K. Verständigungsarbeit: Problembearbeitung und Gesprächsverlauf zwischen Sprecher verschiedener Muttersprachen. Tübingen: Narr, 1997.

249 s.

2. Post R. Pfälzisch. Einführung in eine Sprachlandschaft. Landau/Pfalz, 1990. 360 s

3. Ehlich K. Fremdsprachlich handeln: Zur Pragmatik des Zweitspracherwerbs ausländischer Arbeiter // Deutsch lernen. 1980. № 1. S. 21-37.

4. Roberts C., Davies E., Jupp T. Language and Discrimination. A study of communication in Multi-ethnic workplaces. L./N.Y.: Longman, 1992. 422 s.

5. Murray A., Sondhi R. Socio-political influences on cross-cultural encountrers: Notes towards a framework for the analysis of context / K. Knapp,

W. Enninger, A. Knapp-Potthoff A. (Hrsg.). Analyzing Intercultural Communication. Berlin: Mouton, 1987. S. 17-33.

Статья представлена научной редакцией «Филология» 17 декабря 2007 г.