ИЗВЕСТИЯ

ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ № 27 2012

IZVESTIA

PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO HUMANITIES

№ 27 2012

УДК 81’37

ПРИЧИННО-СЛЕДСТВЕННАЯ СЕМАНТИКА В ПРЕДСКАЗАТЕЛЬНЫХ КОНСТРУКЦИЯХ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

© л. В. ЕФРЕМОВА Московский государственный областной университет, кафедра современного русского языка e-mail: lusinda.08@list.ru

Ефремова Л. В. - Причинно-следственная семантика в предсказательных конструкциях в русском языке // Известия ПГПУ им. В.Г. Белинского. 2012. № 27. С. 256-258. - На материале русских пословиц анализируются бессоюзные сложные предложения с семантикой предсказания с точки зрения наличия причинно-следственных отношений между частями. Рассматривается характерное соотношение форм глаголов в их частях. Показано, что на фоне основных условно-следственных отношений в пословицах могут реализоваться причинно-следственные отношения. Сделан вывод о том, что формирование причинно-следственных отношений зависит от лексического состава, интонационного рисунка и других факторов.

Ключевые слова: бессоюзное сложное предложение, императив, индикатив, инфинитив, превентив, предсказание, причинно-следственные отношения, пословица, условно-следственные отношения.

Efremova L. V. - The cause-and-effect semantics in predictive constructions in the Russian language // Izv. Penz. gos. pedagog. univ. im.i V.G. Belinskogo. 2012. № 27. P. 256-258. - On the material of Russian proverbs the work analyses asyndetic complex sentences with the semantics of prediction in terms of availability of cause-and-effect relations between the parts. Considered is the correlation of characteristic features of verb forms in their parts. The article proves that cause-and-effect relations in proverbs can be found within the major conditional-effect relations. The conclusion states that the formation of cause-and-effect relations depends on the lexical structure, intonation pattern and other factors.

Keywords: asyndetic complex sentence, imperative, indicative, infinitive, preventive, prediction, casual-and-effect relations, proverb, conditional-effect relations.

Превентивные конструкции занимают значительное место в современном русском языке, и многие русские пословицы содержат в себе предсказание. Цель данной статьи - показать, что в пословицах, имеющих форму бессоюзного сложного предложения (БСП), условно-следственная семантика может преобразовываться в причинно-следственную и сливаться с ней.

В современной грамматике был поставлен вопрос об объединении условного и причинного значений в простом и сложном предложении. Этой проблемой занимались многие лингвисты, среди них М. В. Всеволодова, Н. М. Лариохина, Е. В. Лебедева, Э.-О. Хааг [см.: 1, 3, 4, 9]. В философском словаре даётся следующее определение понятия причина: явление (процесс, событие) называется П. др. (явления, события), если: 1) одно предшествует второму по времени; 2) первое является необходимым условием, предпосылкой или основой возникновения, изменения и развития второго <...> [7, 462]. Условие, «то, от чего зависит нечто другое (обусловливаемое); существенный компонент комплекса объектов (вещей, их состояний,

взаимодействий), из наличия которого с необходимостью следует существование данного явления» [8, 706]. Между причиной и условием существует тесная взаимосвязь. При соблюдении определенных условий причина даёт определённые последствия. «Различие между причиной и условием относительно. Каждое условие в определённом отношении является причиной, а каждая причина в соответствующем отношении есть следствие» [8, 530].

Мы рассматриваем предсказание как вид речевого воздействия, в котором описывается определённая ситуация и возможные её последствия. Так, при соблюдении / несоблюдении определенных условий, возникает то или иное следствие из ситуации. В статье рассматриваются предсказательные конструкции в форме БСП, так как этот тип сложных предложений является одним из продуктивных типов предсказания.

В основе побуждения к действию лежит желание достичь определённого результата. основой предсказания является побуждение или косвенное указание на него (инфинитивное предложение). Если в первой части предсказания описанная ситуация представлена

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ ►►►►>

как отрицательная, то вывод-прогноз также будет отрицательным: Не пройдёшь через дело - не станешь умнее [2, 128]; В аду не быть - богатства не нажить [5, 339]. Пословицы содержат предостережение о том, как не следует поступать, чтобы описанного во второй части конструкции не произошло.

Предсказание, содержащее положительное утверждение и положительный прогноз, имеет целью описать ситуацию и, соответственно, побудить к действию для достижения успеха. С казною судиться

- своим поступиться [5, 386]. В данном примере отсутствуют показатели отрицания в обеих частях конструкции. Общий смысл заключается в следующем: ‘не судись с казной’, с казной судиться - ‘дело трудное и зачастую проигрышное’. Из утверждения, несущего отрицательный смысл, в первой части предсказания следует вывод: придётся поступиться своим, т. е. ‘лишиться чего-либо, отказаться от чего-либо’. Из этого можно сделать вывод: судебная тяжба с казной может стать причиной потери части достояния. Условием и причиной потери является описанная в первой части БСП ситуация.

Рассматриваемый вид превентивных конструкций обладает свойствами побудительной семантики, обусловленной лингвистическими и экстралингви-стическими факторами. В качестве лингвистических факторов мы рассматриваем: наличие особой лексики, глагольных форм, закреплённость частей сложного предложения. Над соседом не смейся - свою беду накличешь [2, 253]; Не крутись у чужого котла - в саже измажешься [2, 367]. К экстралингвистическим факторам относим культурологическое своеобразие русских пословиц. Не пойдёшь в звонари, не попадёшь и в пономари [5, 370].

Превентивная семантика проявляется в различных оттенках побуждения. Отличительной чертой побудительной семантики предсказания в пословицах является выражение запрета, предупреждения, совета императивными формами, а также инфинитивом, индикативом 2-го лица единственного числа (косвенное выражение превентива): Не пей много вина - не поте-ряёшь ума [5, 215]; Охоту держать - дом разорять [5, 397]; Не пройдёшь через дело - не станешь умнее [2, 128].

В предсказательных конструкциях причинноследственные отношения находят отражение в прямом обосновании какой-либо ситуации в её связи с прогнозом во второй части конструкции. косвенно причинноследственные отношения выражаются обоснованием желательности / нежелательности осуществления или неосуществления какого-либо действия, запретом на его выполнение и т. п. [6, 35-65]: С имущим поведёшься

- сам иметь будешь [2, 262]; Не льсти: к празднику не возьмут [2, 166].

Прагматическая направленность причинноследственных отношений в предсказательных конструкциях заключается в объяснении взаимосвязи определённых явлений: Без ума торговать - только деньги терять [5, 389]. Нежелательный вывод - терять деньги - возможен при отсутствии грамотного

ведения дел, т. е. причиной потери денег может стать торговля без ума.

Для предсказания характерен приоритет следствия в выражении причинно-следственных отношений: Зарю проспать - рубля не достать [5, 400]. Во многих случаях часть сложного предложения, содержащего вывод-прогноз, актуализируется с помощью лексики устрашения (не станешь умнее, богатства не наживёшь, деньги терять и т. п.). Обратная ситуация наблюдается в предсказаниях, содержащих положительный прогноз. Такие конструкции характеризуются наличием семантики поощрения (иметь будешь и т. п.) или семантики предупреждения (рубля не достать, в саже измажешься и т. п.). При этом осуществление положительного результата возможно лишь после следования предлагаемым действиям.

нами выявлены три основных вида бессоюзных сложных предложений со значением предсказания: БСП с глаголом в форме индикатива второго лица единственного числа в первой и во второй части; БСП с императивом в первой части конструкции; БСП, каждая из частей которого является аналогом инфинитивного предложения.

При использовании глагола в форме индикатива второго лица единственного числа в обеих частях бессоюзного сложного предложения преобладает условно-следственная семантика: В бане часто паришься - скоро состаришься [5, 231]. В данном случае наречие часто в первой части подчёркивает нежелательность действия. Во второй части прогнозируется следствие этого нежелательного действия.

Императив (в том числе отрицательный) в первой части БСП - выражает модальное значение побудительности и описывает ситуацию, которая может стать причиной прогноза, обозначенного во второй предикативной части БСП: Не гонись за выгодой - не попадёшь на удочку [2, 254]. В БСП такого типа выражается модальный оттенок желательности / нежелательности, целесообразности / нецелесообразности выполнения действия и т. п. В таких случаях могут преобладать причинно-следственные отношения.

Особой формой выражения предсказательных конструкций является БСП, части которого представлены аналогами инфинитивного предложения. В таких предложениях причинно-следственные или условно-следственные отношения выражаются интонационно, с помощью порядка следования частей, а также лексического состава предсказательных конструкций: На божье посягать - своё потерять [5, 304]. В большей части таких конструкций преобладают условно-следственные отношения. При выражении значений желательности, побудительности, запрета, инфинитив может обозначать действие как футу-ральное [10, 149]. В предсказательной конструкции, находящей выражение в модели БСП «инфинитив

- инфинитив» содержится вывод-прогноз на будущее. наше исследование показало, что в русских пословицах с предсказательным значением, имеющих форму бессоюзного сложного предложения, между частями выявляются как условно-следственные, так и

ИЗВЕСТИЯ ПГПУ им. В. Г. Белинского ♦ Гуманитарные науки ♦ № 27 2012 г.

причинно-следственные отношения. основными для предсказания являются условно-следственные отношения. Семантика причины проявляется в качестве дополнительного значения в отдельных высказываниях и зависит от лексического состава, интонационного рисунка, глагольных форм и других факторов.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Всеволодова М. В., Ященко Т. А. Причинноследственные отношения в современном русском языке. М.: Русский язык, 1988. 208 с.

2. Ковалёва С. 7000 золотых пословиц и поговорок. М.: АСТ: Астрель, 2007. 479 с.

3. Лариохина Н. М. Вопросы синтаксиса научного стиля речи. М.: Русский язык, 1979. 240 с.

4. Лебедева Е. В. Причинно-следственные конструкции со значением эмоционального состояния человека и

их речевые реализации. Автореф. дис. ... канд. филол. наук.М.: МГОПИ, 1992. 18 с.

5. Меткое русское слово. СПб.: ИД «Авалонь», Издательский дом «Азбука-классика», 2008. 512 с.

6. Теремова Р. М. Опыт функционального описания причинных конструкций. Учеб. пособие по спецкурсу. Л.: Изд-во ЛГПИ, 1985. 70 с.

7. Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова: 7-е изд., перераб. и доп. М.: Республика, 2001. 719 с.

8. Философский энциклопедический словарь / Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. М.: Сов. Энциклопедия, 1983. 840 с.

9. Хааг Э.-О. Функциональная типология и средства выражения причинно-следственных отношений в современном русском языке. дисс. док. философии по русскому языку. Тарту, 2004. 162 с.

10. Шелякин М. А. Функциональная грамматика русского языка. М.: Русский язык, 2001. 288 с.