УДК 81’373:8ПЛ61Л

ББК 81.411.2 - 3

Г 95

В. Б. Гурцкая

Поэтонимы Фазиля Искандера и их функции

(Рецензирована)

Аннотация:

Статья посвящена выявлению поэтических онимов (поэтонимов) и их функций в стихотворениях Ф.Искандера, определению их влияния на идейный смысл текста. Искандеровские поэтонимы выполняют, помимо номинативной функции, функцию эпифорического элемента высказывания, а также характеризующую, дейктическую и экспрессивную функции, направленные на целостное восприятие текста.

Ключевые слова:

Поэтонимы, поэтика онима, функции поэтонимов, поэтические тексты, приемы освоения, ономастическое пространство.

Каждый из писателей употребляет собственные имена в соответствии со своим творческим замыслом и конкретными идейно-художественными задачами. «На употреблении имен лежит печать определенной эпохи, литературного направления, классовой позиции автора. Одно и то же имя может служить разным целям» [1: 54].

На наш взгляд, одним из актуальных направлений представляется анализ имен собственных в поэтических текстах, так как «поэтика имен собственных - область словеснообразных средств, чрезвычайно мало еще исследована» [2: 162-164].

Н.В.Усова в работе «Реализация фонетических возможностей в поэтическом произведении» считает, что «поэтическое произведение - это сложная система, все уровни и элементы которой организованы таким образом, чтобы максимально полно служить выражению авторского замысла» [3: 171].

Не случайно А.В.Суперанская полагает, что «имена в художественном произведении занимают промежуточное положение между именами реальных и вымышленных предметов, потому что: а) денотаты их конструируются на основе опыта художника, писателя, но не существуют в действительности; б) они создаются по моделям реальных и нереальных предметов с учетом принадлежности их определенному ономастическому полю» [4:336].

Имя собственное в художественной литературе многофункционально. «Не выполняя облигаторных языковых функций (номинативной, идентификационной, дифференцирующей), оно попросту не будет восприниматься как имя. На эти (в языке основные) функции наслаивается много других, позволяющих использовать оним в выразительных целях» [5: 282]. В данной работе мы попытаемся выявить и описать некоторые функции поэтонимов как части ономастического пространства в поэтических текстах Ф.Искандера [8].

По поводу тематики и традиций своей поэзии сам автор признается: «Пишу о состоянии Родины, о человеке и его старости. О многом» [6:1]. «В стихах, например, во многом подражал любимому поэту Маяковскому. А вот в прозе, пожалуй, был уже гораздо более самостоятелен. Я же ее лет в тридцать начал писать, когда мировоззрение уже сложилось» [7: 4].

По мнению В.М.Калинкина, «основное отличие поэтонима от собственного имени состоит в том, что поэтонимами, как правило, обозначаются не реальные, а существующие в творческом сознании читателей идеальные образы вымышленных или реальных объектов, названных именем собственным» [5: 62].

Н.В.Подольская в «Словаре русской ономастической терминологии» (1988) определяет поэтоним как «имя в художественной литературе, имеющее в языке произведения, кроме номинативной, характеризующую, стилистическую и идеологическую функции» [7: 108].

Если основной функцией реально существующих ономастических единиц является дифференцирующая функция, то в поэтике онима на первый план выдвигается стилистическая.

Главным качеством поэтики даже однократно употребленного онима является, по мнению В.М.Калинкина, «иррадиация его влияния на весь текст художественного произведения» [5:123]. Сказанное применимо и к поэтическому творчеству Ф.Искандера. В поэме «Малыш, или Поэма света» немецкий писатель Гете один раз сравнен, и даже, возможно, отождествлен с Геркулесом (известным античным героем, совершившим 12 подвигов):

Был Гете легкий Геркулес,

Он созерцал наш мир, не пучась,

Его к природе интерес Был не надрез или разрез,

Он обтекал ее текучесть [8: 315].

Здесь, на наш взгляд, поэтоним (мифоперсоним) Геркулес выполняет функцию компаратива, «передающего значение сравнения и сопоставления. Семантикой сравнения обладают фигуры речи, заключающиеся в уподоблении одного предмета другому, у которого предполагается наличие признака, общего с первым. Подобные сопоставления с онимным компонентом относятся к универсалиям поэтики онима» [5: 351].

Наиболее распространенной синтаксической формой осуществления сопоставлений интересующего нас типа в текстах Ф.Искандера являются сравнительные обороты, в которых одиночный поэтоним со словом-распространителем вводится в высказывание с помощью союза как. В стихотворении «Апельсин» Ф. Искандер сравнивает апельсин с поэтонимом Гренада - островным государством на юго-востоке Карибского моря, одним из самых маленьких государств мира. Появление южного тропического плода в холодной январской Москве подобно внезапности Гренады.

О, апельсин, моя отрада,

Мы в южном все-таки родстве,

Ты - как внезапная Гренада В январской ледяной Москве [8: 93] .

В стихотворении «Парень с мотыгой» главный герой не наделен именем. «Мотыжил парень кукурузу, / По телу солнце расплескав» [8: 19]. Он с особым упорством и старанием увлечен работой:

Землею мокрою завален,

Упорный, яростный, босой,

В самозабвенье гениален,

Как Леонардо и Толстой [8: 19].

На наш взгляд, посредством компаратива автор сравнивает «неистовство натуры» и даже гениальность персонажа с гениальностью известных личностей Леонардо да Винчи и Л.Н. Толстого - людей разносторонне развитых и с незаурядными способностями. Поэт подчеркивает, что в пахоте важен не только физический труд человека, но и любовь к земле, упорство и самозабвение. Автор ставит в один ряд Леонардо и Толстого потому, что каждый из них гениален в своем роде.

В текстах Ф.Искандера поэтонимы нередко используются в функции эпифорического элемента высказывания (то есть повторяющегося в конце каждого параллельного фрагмента речи), что является одним из приемов поэтики онимов Ф.Искандера. К примеру, в стихотворении «Христос» наблюдается «зеркальное отражение» данного приема:

Христос предвидел, что предаст Иуда,

Но почему ж не сотворил он Чуда?..

Но вот, допустим, сотворил он Чудо.

Донос порвал рыдающий Иуда [8: 102].

Интересную сферу поэтонимов Ф.Искандера составляют элементы, представленные посредством приема оксюморона. «Он предполагает тесное соседство в синтагме двух слов с противоположными значениями. Чаще всего это сочетание прилагательного и существительного» [5: 366]. У Ф.Искандера же - сущ.+сущ. и прил.+сущ., напр.: горькая услада, детство и старость, ночь и день. Однако и в функционировании собственно онимного материала в стихах Ф.Искандера обнаруживаются черты оксюморона. Так, по всей вероятности, как эмоционально и содержательно контрастные онимы воспринимаются такие пары, как Моцарт и Сальери, Запад и Восток, Ост и Вест, Юг и Север. Как видим, таким способом указываются преимущественно стороны света.

В руке у Моцарта сужается бокал,

Как узкое лицо Сальери [8: 145].

И только тот, кто грушу съест,

Нам распахнет и Ост, и Вест [8: 250].

Спасут, быть может, Запад и Восток:

Две крайности - наждак и кипяток [8: 250].

Поэтому В.М.Калинкин предложил ввести понятие «ономастический» оксюморон для обозначения пары онимов, представляющих собой «имена антагонистов в мифологии, истории или литературе» [5: 366].

Одной из интересных особенностей искандеровских поэтонимов является омофония имени и какого-либо другого слова, обычно для достижения комического эффекта. Однако в стихотворении «Метаморфозы» Ф.Искандер использует данный прием в противоположных целях. Автор иронически обыгрывает антропоним Мавроди - имя банкира, возглавлявшего финансовую пирамиду «МММ» в годы перестройки, расчленяя его на близко звучащие компоненты, поддерживающие негативную коннотацию имени:.

Народ, ограбивший банкир

Испепелился, как факир.

Кто он? Как там его? Мавроди?

Он вроде грека, мавра вроде [8: 253].

В «Балладе об украденном козле» поэтом применяется прием аллегорического олицетворения. Являясь в поэтическом сознании воплощением абсолютных ценностей, понятия страх, стыд, смысл, чудо, рэкет персонифицируются и, по мнению В.М.Калинкина, «подобные понятия превращаются в особую разновидность поэтонимов»

- Страх, Стыд, Смысл, Чудо, Рэкет.

Два главных корня в каждой душе - извечные Страх и Стыд.

И каждый Страх, побеждающий Стыд, людей, как свиней, скопит.

Два главных корня в каждой душе среди неглавных корней.

И каждый, Стыдом побеждающий Страх, хранит молоко матерей [8: 43].

Исходя из различных классификаций функций имен собственных в художественных произведениях, М.И.Калинкин особое внимание уделяет работе А.Вилконя, в которой этот «исследователь выделяет 5 основных функций поэтонимов:

1) локализующую, служащую для соотнесения фабулы произведения с определенными пространственно-временными координатами;

2) социологическую, состоящую в указании на среду, общественную и национальную принадлежность персонажа;

3) аллюзивную, выполняющую роль более или менее зашифрованных намеков, связанных с конкретными лицами, местами или событиями;

4) содержательную, предназначенную для характеристики персонажа или места действия с помощью прямого или метафорического называния;

5) экспрессивную, выражающую экспрессивные и эмоциональные возможности собственного имени» [5: 288].

Характеризующую функцию в поэтических текстах Ф.Искандера выполняют формальные признаки имен, позволяющие судить о принадлежности персонажа к определенной социальной среде, профессии и т.д. В «Балладе о рыбном промысле» интересен поэтоним Николай Лабан. Фамилия Лабан прямо указывает на род деятельности персонажа (по названию рыбы ясно, что герой занимается рыбным промыслом). К тому же, сочетание имени и фамилии имеет оттенок официальности, актуализируя дейктическую (указательную) функцию поэтонимов. Напр.:

А еще он сказал: - Товарищи! - крепче зажав стакан,

- Встань, Сахалиди Христо, встань, Николай Лабан!

Вы, молодняк желторотый, можно сказать, икра,

В море, где нету милиции, драку подняли вчера [8: 24].

Здесь также, кроме призывной, реализуется и экспрессивная функция. Форма обращения по имени и фамилии с апеллятивом «товарищи», распространенная в годы Советской власти, репрезентирует официальные отношения.

Таким образом, поэтонимы Ф.Искандера разнообразны и многофункциональны. Помимо номинативной функции, они несут отчетливо ощущаемую стилистическую нагрузку. А оним как основа онимного пространства художественного текста отражает характер воспроизведения автором мира. Искандеровские поэтонимы выполняют функцию эпифорического элемента высказывания, а также характеризующую, дейктическую и экспрессивную функции, направленные на целостное восприятие текста.

Примечания:

1. Михайлов В.Н. Роль ономастической лексики в структурно - семантической организации художественного текста // Русская ономастика. М., 1984.

2. Магазанник Э.Б. Роль антропонима в построении художественного образа // Ономастика. М., 1969.

3. Усова Н.В. Реализация фонетических возможностей имени в поэтическом произведении // Ономастика в кругу гуманитарных наук: Материалы междунар. науч. конф., Екатеринбург, 20-23 сентября 2005 г. Екатеринбург, 2005.

4. Суперанская А.В. Общая теория имени собственного. М., 1973.

5. Калинкин В.М. Поэтика онима. Донецк, 1999.

6. Масюкевич О. Прозы нет, зато приходят рифмы // Российская газета. 2005. 19 июня.

7. Белый А. Созвездие Искандера // Еженедельные новости-Подмосковье. 2004. 22

дек.

8. Искандер Ф.А. Паром. М., 2004.