76

Лингвистика

1

Ю. М. Шемчук

Переименование

как особое лингвистическое явление неологии

Основной целью данной статьи является определение места переименования в неологии. Многие языковеды, поднимая вопрос обновления лексики, не замечают этой разновидности неологизмов. Проблема переименования как особого лингвистического явления рассматривается для объяснения современных инновационных процессов в лексике.

Ключевые слова: неология, неологизм, номинация, переименование.

Язык является постоянно изменяющейся системой. В результате открытости и динамизма лексики, а также под влиянием экстралингвис-тических факторов происходит непрерывное взаимодействие и противодействие двух процессов: неологизации и архаизации. Особенно заметно в лексике языка появление новых номинаций. Не всегда, однако, новые слова называют новые референты. Возникают также лексемы, служащие для обозначения уже известных предметов и явлений. Они-то и составляют предмет данной статьи. Такие слова являются своеобразными переименованиями традиционных понятий.

Новые слова являются откликом на изменения в естественных науках, технике, обществе. Как зеркало они отражают общественную, социальную и духовную реальность. В лексикологии неологизмами обычно называют относительно новые слова, недавно функционирующие в языке. Т. Л. Мистюк [9] считает, что неологизмы являются достоянием пассивного словаря носителей языка, и что новое слово имеет относительную известность. Позволим себе не согласиться, и подтверждением нашей точки зрения - обилие модных слов в средствах массовой информации, самые употребительные среди которых - неологизмы. Кроме того, в настоящее время лингвисты говорят о «всплеске», нарушении плавности и равномерности неологизации языка [6]. Данные процессы именуют неологическим бумом и связывают с научно-технической революцией, с интенсивным темпом жизни общества. Кодификация новых слов и выражений соответствующими лексикографическими источниками не успевает за актуальным составом используемых лексем. Изучение новых слов превратилось сегодня в специальную отрасль лексикологии -

неологию. Общая концепция неологии базируется на общефилософском понятии новизны. Неологичность определяется как начальный этап функционирования слова в языке.

В последние годы наблюдается очевидная активизация исследовательского интереса к проблемам неологии. Комплекс вопросов, связанных с лексическими новообразованиями, приобретает все более отчетливые контуры. Неология представляет собой весьма перспективную отрасль филологии, занимающуюся изучением проблем возникновения новых слов и их типологией. Первоначально все неологизмы систематизируются как потенционализмы или окказионализмы. Их дальнейшее изучение привело к построению многоступенчатой классификации, где на первом этапе учитывается сфера функционирования новой лексемы.

Существуют различные классификации неологизмов. Для традиционной классификации характерно выделение трех групп неологизмов. Так, например, «Словарь современного немецкого языка» Р. Клаппенбах разделяет:

1) собственно неологизм (Ывым>ог(), слова, впервые зафиксированные в немецком языке;

2) новообразования (Neupragung), слова, составленные из известных слов и аффиксов в новых комбинациях;

3) семантические неологизмы (Neubedeutung), новые значения у известных ранее лексических единиц или, по иной терминологии, новые лексико-семантические варианты.

Е.В. Розен в монографии «Новые слова и устойчивые словосочетания в немецком языке» выделяет также авторские неологизмы, окказициона-лизмы, с позиции языковой культуры: необходимые и избыточные [11].

Новый взгляд на проблему неологизмов по сравнению с традиционным видением представляет классификация Н.Ю. Топуридзе-Сумбатовой [14], которая позволяет вскрыть сущность переименований. Возникшая более полувека назад, она, тем не менее, актуальна и сегодня. Среди неологизмов Н.Ю. Топуридзе-Сумбатова различает 3 типа с точки зрения понятия, выражаемого ими, и их формы: во-первых, это такие новые слова, которые обозначают новые вещи и явления; во-вторых, это такие слова, которые выражают старые понятия. Вторая подгруппа встречается реже и охватывает слова, которые обозначают старые явления или предметы, но они обобщаются с какой-либо новой стороны. В-третьих, это такие слова, которые обозначают новое понятие, выраженное старой формой, т.е. существующими лексическими средствами. Вторая группа неологизмов данной классификации близка проблеме переименования.

Из анализа лингвистических источников становится очевидным, что многие языковеды, поднимая вопрос обновления лексики, не упоминают

Филологические

науки

Лингвистика

переименования. Как правило, лингвистические работы проходят мимо данного явления, не замечая его [1; 12]. Как исключения выступают немногочисленные работы по неологии таких авторов, как В. Д. Девкин, В.Г. Костомаров, В.Г. Гак, В.Н. Телия, В.Н. Ярцева, С.О. Парфенова, Е.В. Розен и др. Однако разные ученые вкладывают в него различные значения. Кроме того, многие исследователи, например, В.Г. Гак, В.Н. Телия, В.Н. Ярцева, М.С. Ретунская называют переименование повторной номинацией. В.М. Телия пишет: «Повторная номинация может носить как языковой, так и речевой характер. В первом случае результаты повторного наименования входят в систему языка и становятся конвенционально закрепленными значениями словесных знаков, во втором случае такие результаты выступают только как окказициональные употребления лексических значений в несвойственной для них номинативной функции» [13].

Е.В. Розен вводит для обозначения данного явления иной термин -«трансноминация»: «Некоторые новые слова обозначают предметы и явления, за которыми уже закреплены были определенные наименования. Такие неологизмы можно назвать трансноминациями. Несколько примеров таких инноваций: профессионалы-транспортники в последнее время пользуются словами Guterkraftwagen (Gkw) и Nutzkraftwagen (Nkw), вместо общеизвестных Lastkraftwagen, Lkw, Laster. Многие трансноминации возникли по мотивам социального такта, например, Feierabendheim (Altersheim), моды и престижа - Binder (Schlips).

Стремление завуалировать неприятные социальные факты, скрыть пороки общества порождает эвфемистические трансноминации (например, Barakensiedlung - Schlichthauser)» [10]. Необходимо отметить, однако, что в одной из своих последних работ Е.В. Розен [11] рядом со словом «трансноминация» поставила «переименование», тем самым признавая право на существование данного термина в лингвистике.

В некоторых классификациях, обращающих более пристальное внимание на номинативную функцию лексических новообразований, также учитываются неологизмы, обозначающие предметы и явления, известные ранее. Например, в классификации Г.В. Клименко [4] новые лексемы, выполняющие номинативную функцию, разграничиваются на две группы: а) обозначающие новые, не известные ранее предметы, явления, понятия, признаки, процессы; б) образования, обозначающие предметы, явления, известные ранее, но не имевшие однословного обозначения. Слова группы «б» представляются частным случаем проблемы переименований.

Показателен также тот факт, что некоторые лингвисты современности описывают действие процесса переименования в языке, однако не

называют его. Например, слова Л.П. Крысина [7] о появлении семантически тождественных с исконными лексемами заимствований: «Известно, что в периоды, когда язык претерпевает более или менее значительные изменения, в той или иной степени обусловленные внешними факторами, главным образом изменениями в социальной структуре общества, когда речь полна инноваций, конкурирующих и между собою, и с традиционно существующими единицами, столкновение, сосуществование и «соупотребление» дублетных форм, в частности, лексических, неизбежно». Далее Л.П. Крысин говорит о временном характере избыточности в языке, т. к. «один из дублетов вытесняется из речи, «не принимается» языком», т.е. из двух семантически тождественных словарных единиц (новой и старой) остается одна (новая), которую мы и предлагаем считать переименованием. Примечателен также тот факт, что Л.П. Крысин описательно называет переименования «словами, не связанными с обозначениями новых реалий».

Своеобразным примером речевых/контекстных переименований можно считать семантические трансформации контекстообразующих лексем в акте коммуникации, описанием которых занималась Е.А. Ковтунова [5], как конкретных случаев проявления способности языковых единиц к семантическому варьированию как семной и семемной актуализации слова в определенных коммуникативных условиях. Однако, в отличие от нас, Е.А. Ковтунова подходит к данному явлению семасиологически, анализируя изменения значения слов, особо не выделяя процесс смены называния референта.

Исследуя раздел теории номинации - синтаксическую номинатику,

А. А. Буров [2] говорит о синтаксических единицах как о реноминации ономасиологического типа - таком изменении отношений номинации, когда языковые преобразования, не затрагивая области обозначаемых (сфера денотации), связаны с изменениями в области означающих - языковых единиц номинации. Таким образом, А. А. Буров называет переименование реноминацией, а поле переименований считает полем реномини-рованных номинационных знаков. Синтаксическая реноминация, по его мнению, есть способ соединения языка и речи.

В «Лингвистическом энциклопедическом словаре» термин «переименование» отсутствует. Вероятно, сказанное является также причиной его неодинакового толкования различными учеными. Рассматриваемая проблема не прошла незамеченной и для зарубежных ученых-языковедов. В немецкой лексикологии Д. Герберг (D. Herberg) и К. Геллер (K. Heller) различают среди неологизмов нашего времени Neulexeme, Neubildun-gen, Neubedeutungen (Neusememe) и Neuformative (Neubezeichnungen).

v9

Филологические

науки

Лингвистика

Последний тип является новым названием старого понятия, а значит, сродни переименованиям, этой особой группы неологизмов, переименовывающей давно известное.

И. Кюн также затрагивая проблему переименования, ограничивается исследованием переименований улиц, называя данное явление немецким словом «ИшЬепеппи^», которое переводится на русский язык не иначе, как «переименование». На тенденцию к переименованию, типичную для периодов коренных социальных перемен на разных исторических этапах, на своеобразный процесс смены «речевых одежд» в номинативной среде города указывали также в своих работах М.В. Китайгородская, Г.П. Смо-лицкая, М.В. Горбаневский и др.

Факты замен традиционных номинаций отмечены многими современными лингвистами. М. Шредер и Р. Погарелль даже составили «Словарь избыточных англицизмов», название которого свидетельствует о преимущественном использовании в немецком языке заимствований вместо исконных лексем.

Итак, поскольку в лингвистике нет единого мнения относительно переименования, представляется целесообразным поддержать концепцию

В. Д. Девкина, считающего, что «целесообразнее переименованием считать замену одного имени другим как один из видов номинаций, а упоминание предмета, процесса, явление в частных условиях коммуникации квалифицировать в качестве явления иного порядка, например, как “повторное обозначение”» [3].

Таким образом, термин «переименование» обозначает в первую очередь процесс смены в языке прежних имен на новые. Также им следует называть результат процесса смены имен - значимую языковую единицу. Термин «переименование» используется в основном во втором значении: как результат процесса изменения названия, как новая лексема.

Традиционно к анализу номинативных единиц ученые подходят с двух разных позиций, получивших в лингвистике названия ономасиологического и семасиологического подходов. Переименование является частным случаем номинации, языковой дисциплины о процессах называния реалий действительности, которая, в свою очередь, в сущности, тождественна ономасиологии, представляющей собой «науку об именах, о природе названий, о средствах обозначения и их типах» [8]. Как известно, начало ономасиологических исследований было заложено представителями немецкой школы <^бПег иМ 8асИеп» («Слова и вещи»): Р. Мерингер, В. Мейер-Любке, Г. Шухарт, рассматривавших слово в качестве средства языкового обозначения вещей, артефактов, предметов материальной и духовной культуры. Переименование следует отнести к результату новой номинации, несколь-

ко сместив угол исследования: слово является не только языковым обозначением предметов и явлений, оно выступает как замена уже существующей в языке лексемы. Референт меняет старое имя на новое.

Обычно лексические инновации связаны с новыми референтами. Потребность в номинации возникает прежде всего при встрече с новым. Неологизмы впервые называют появившиеся вещи и явления. Их ввод оправдан с точки зрения необходимости наименования каких-либо новшеств. Переименования называют уже известные явления и предметы. Иначе говоря, переименованиями являются неологизмы по форме, а не по содержанию.

Если рассматривать переименования с позиции языковой культуры, то правильнее было бы отнести их к явлению избыточной неологии (Ьыхыs-Neologie), против которой, в отличие от необходимой (Not-Neologie), выступают пуристы. Блюстители чистоты языка отрицают право на ее существование, как не называющую новые понятия, а просто меняющую обозначения старых. Переименования с этой точки зрения нецелесообразны. Их появление пуристам представляется неразумным. Однако такие имена часто с восторгом принимаются носителями, и поэтому закрепляются в языке.

Переименование как появившийся неологизм проходит в языке две крупные стадии: стадию социализации (принятие в обществе) и стадию лексикализации (закрепление в языковой системе). На первой стадии переименование становится сначала узнаваемой, затем используемой лексемой. Вторая стадия характеризуется конкуренцией переименования со старой лексемой, возможным преимущественным употреблением переименования или полным вытеснением переименованием прежней словарной единицы. Оценка дальнейшего существования переименования - неблагодарное занятие. Предсказания и прогнозы относительно недолговечности или, напротив, живучести тех или иных переименований не оправдывают себя, поскольку вопрос языковых предпочтений связан с проблемами прежде всего экстралингвистического порядка.

Библиографический список

1. Барлас Л.Г. Русский язык. Введение в науку о языке. Лексикология. Этимология. Фразеология. Лексикография: Учебник / Под ред. Г.Г. Инфанто-вой. - М., 2003.

2. Буров А.А. Синтаксические аспекты субстантивной номинации в современном русском языке: В 3 ч. - Пятигорск; Ставрополь, 1999.

3. Девкин В.Д. Переименование. Речевые аспекты изучения современного немецкого языка // Межвузовский сб. научных трудов. - М., 1984.

Филологические

науки

Лингвистика

4. Клименко Г.В. Лексические новообразования современного русского языка 70-х годов XX века: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. - М., 1984.

5. Ковтунова Е.А. Семантические трансформации в акте коммуникации (на материале современных немецких анекдотов): Автореф. дис. ... канд. филол. наук. - СПб., 2003.

6. Котелова Н.З. Процессы неологизации в русском языке последних десятилетий // Linguistische Arbeitsberichte. Вып. 63. - Leipzig, 1987.

7. Крысин Л.П. Русское слово, свое и чужое: Исследования по современному русскому языку и социолингвистике. - М., 2004.

8. Кубрякова Е.С. Теория номинации и словообразования. Языковая номинация. Виды наименования. - М., 1977.

9. Мистюк Т.Л. Тенденции семантической эволюции современного русского языка (на базе неологической метафоризации общеупотребительной лексики в газетной публицистике 1992-1997 годов): Дис. ... канд. филол. наук. - Новосибирск, 1998.

10. Розен Е.В. На пороге XXI века. Новые слова и устойчивые словосочетания в немецком языке. - М., 2000.

11. Розен Е.В. Новые слова и устойчивые словосочетания в немецком языке. -М., 1991.

12. Солодуб Ю.П., Альбрехт Ф.Б. Современный русский язык. Лексика и фразеология (сопоставительный аспект): Учебник для студентов филологических факультетов и факультетов иностранных языков. - 2-е изд. -М., 2003.

13. Телия В.Н. Коннотативный аспект семантики номинативных единиц. -М., 1968.

14. Топуридзе-Сумбатова Н.Ю. Неологизмы в современном немецком языке. (По материалам прессы, публицистики и художественной литературы ГДР): Дис. ... канд. филол. наук. - М., 1951.