© Р.С. Аликаев, М.Р. Аликаева, 2008

ОСОБЕННОСТИ ПРЕЗЕНТАЦИИ РАЗЛИЧНЫХ ТИПОВ СЕМАНТИКО-СИНТАКСИЧЕСКИХ УНИВЕРСАЛИЙ В НАУЧНОМ ТЕКСТЕ

Р.С. Аликаев, М.Р. Аликаева

Изучение микросинтаксической структуры научного стиля предполагает подробное рассмотрение организации особенностей предикативных словосочетаний, а также способов компрессии усложненного синтаксиса научной речи. Известно, что для научного текста чрезвычайно частотны односоставные предложения в обобщенно-личном и безличном значении, которые, с одной стороны, выводят субъект речи за модальную рамку высказывания, а с другой - в косвенной форме представляют авторскую интерпретацию события. Для научного стиля характерно стремление передавать факты окружающего мира как события, то есть в аспекте рассмотрения их субъектом высказывания, поэтому скрытая аксиологичность научного текста не может подвергаться сомнению. Это подтверждается и при анализе структуры предикативных сочетаний.

Двусоставные предложения в научных текстах имеют своеобразное построение: во-первых, здесь отмечается преобладание пассивных конструкций, во-вторых, агентивных конструкций, в которых позиция агенса занята пассивным объектом, традиционно сочетающимся лишь с предикатами состояния, а позиция глагола представлена десемантизи-рованной единицей.

Рассмотрим следующие текстовые фрагменты на немецком и русском языках:

a) Die Bestattung von angesehenen keltischen Fürsten in Mitteleuropa nördlich der Donau (im heutigen Schwaben) ist aufwendig und prunkvoll. Den Toten werden Waffen und kostbarer Schmuck mit in ihre letzte Ruhestätte gegben. Keltische Fürsten werden von ihren Stammesgenossen mitsamt den vierrädrigen Kriegswagen- als Zeichen der Macht und

Würde - in Hügelgräbern beigesetzt. Eiserne Lanzen- und Speerspitzen werden mit bestattet. Als Zeichen des Reichtums wird den Toten persönlicher Schmuck beigelegt: Ein goldener Kopf reif, eine goldene Trinkschale, aber auch Goldringe und Armbänder. Ein offenbar hochgestellter und reicher keltischer Adliger wird in der Nähe des heutigen Stuttgart in einem Hügelgrab beerdigt, in dessen Innern sich zusätzlich eine hölzerne Grabkammer befindet... [7, s. 19].

б) Перед насыпкой кургана на его будущей площадке разводился большой костер, но сожжение трупа производилось не на нем, а на стороне. Прах иногда ссыпался в урну, а чаще - просто в ямку или разбрасывался по площади кургана. Повторные, более поздние захоронения тоже делались или в ямках, или же прямо на поверхности уже насыпанного кургана.

Интересной особенностью являются ритуальные костры, разводимые в ровиках уже сооруженной насыпи. Они объясняют нам место из жития Ярослава Муромского, где говорилось, что на похоронах его сына «ни тризнища, ни дымы, ни битвы не творяху» [5, с. 105].

Как видим, и в русском, и в немецком текстах пассивные конструкции составляют большую часть рассматриваемых текстов, что позволяет говорящему, изменяя порядок следования компонентов внутри предложения, концентрировать внимание адресанта на действенно-объектных отношениях, устраняя исполнителя (агенса) на задний план высказывания. Такая логическая инверсия (субъект-объектная трансформация) тоже относится к средствам дифференциации зна-

чимых частей пропозиции и их актуализации в высказывании.

Однако следует отметить некоторые различия между предикативными сочетаниями типа Waffen und Schmuck werden gegeben; Eiserne Lanzen und Speerspitzen werden mit bestattet; костер разводился; прах сжигался и ссыпался и сожжение производилось; захоронения делались. Так, первые четыре являются обычными пассивными конструкциями, цель которых - вывести агенса за рамки высказывания; следующие два - более сложные, так как в позицию синтаксического субъекта вынесен логический предикат, ср.: Славяне сжигали трупы на стороне; Славяне захоранивали прах в стороне. Последние представляют собой очень сложные случаи синтаксической транспозиции, когда действенное предложение, описывающее реальный факт, перестраивается в синтаксему характеризующего типа с девербативом в позиции субъекта, десемантизированным глаголом или глагольной перифразой в позиции предиката и актуализирующимся объектным распространителем:

Под насыпями этих величественных курганов погребены деревянные домовины и каменные вымостки, по своему размеру соответствующие домовинам. Таких погребальных сооружений бывает несколько. Известны сопки с троекратной подсыпкой; каждый раз вершина кургана увенчивалась каменной вымосткой в виде алтаря, на который укладывался прах сожженного, или же просто высыпанными на нее кальцинированными костями сожженного покойника [5, с. 105-106].

Еще один вид пассивной конструкции в научных текстах - с именным предикатом. В плане семантики они мало отличаются от глагольных, так как действенность и статичность в данном случае не существенны, ведь позицию подлежащего занимает объектный распространитель, который в силу семантики не может занимать место агенса.

Таким образом, пассивные предикативные сочетания составляют значительную часть от всех синтаксем научного стиля. Их использование позволяет перенести центр

высказывания на объект действия или состояния, который в активных конструкциях составляет периферию высказывания. Представляется, что по формальной структуре следует выделять два типа конструкций - с глагольным и именным предикатами, они чрезвычайно близки по семантике. По семантической структуре можно также выделить два типа конструкций: первые представляют собой инверсию субъект-объектных отношений, имеют семантически полноценный предикат и актуализируют предикативную часть высказывания; вторые являются транспозицией глагольно-объектных отношений, подчеркивая именно их в высказывании.

Активные предикативные единицы в научном стиле также весьма своеобразны: они (костры) объясняют нам... В этих предложениях нарушаются характерные для публицистики и разговорной речи закономерности семантической сочетаемости, когда в позиции агенса находятся существительные различной семантики, которые в логической пропозиции не могут ее занимать, что приводит, в свою очередь, и к семантическому сдвигу не только в значении существительного, но и в значении глагола, вследствие чего часто происходит терминологизация или фразеологизация обоих членов конструкции.

При повреждении сустава чувство боли ограничивает двигательную активность конечности, способствуя репаратив-ным процессам... Однако аналогичную роль мог бы играть механизм, автоматически, без участия эмоций тормозящий движения, вредные для поврежденного органа. ...При возникновении эмоционального напряжения объем вегетативных сдвигов... превышает реальные нужды организма. По-видимому, процесс, естественного отбора закрепил целесообразность этой избыточной мобилизации ресурсов... [6, с. 183].

Такая структура абсолютно нейтральна к залоговой семантике и легко подвергается трансформациям без изменения значения (ср.: чувство боли ограничивается двигательной активностью, процесс естественного отбора закрепляется с учетом целесообразности избыточной мобилиза-

ции ресурсов и т. д.). В результате большинство подобных предложений легко подвергается трансформации и инверсии, которые используются автором текста как способ актуализации отдельных содержательных фрагментов и средство межтекстовой связи предложений. В семантическом синтаксисе подобный тип предиката определяют как предикаты, характеризующие пропозициональный субъект.

Сосуществование столь различных предложений в научном тексте можно объяснить еще и тем фактором, что внутри синтаксемы особой коммуникативной значимостью обычно обладает дополняющая и детерминирующая его части. Информативная насыщенность научного стиля проявляется еще и в том, что предикативный центр предложения не всегда является смысловым центром, гораздо чаще в него включается детерминантный распространитель или приглагольное дополнение. Значительная часть этих предложений с глагольным и именным предикатом образует характеризующие или идентифицирующие предложения, чрезвычайно употребительные в текстах-определениях. Рассмотрим следующий фрагмент:

а) Unter «Emotion» versteht man die durch die Persönlichleitsstruktur gegebene, ganzheitliche subjektive Reaktionsweise des Individuums auf den Inhalt seines Lebens (seiner Wahrnehmungen, Vorstellungen, Denkinhalte usw). In der Erkenntnistheorie hingegen wird unter «Emotion» oder «emotionaler Stufe der Erkenntnis» mitunter in einer nicht exakten Ausdrucksweise diejenige Komponente des Widerspiegelungsprozesses verstanden, die nicht auf Begriffen, Aussagen und Schlüseln, sondern auf Sinnesemplinduigen beruht [8, s. 309].

б) Эмоции можно предварительно в чисто описательном феноменологическом плане охарактеризовать несколькими особенно показательными отличительными признаками. Во-первых, в отличие, например, от восприятий, которые отражают содержание объекта, эмоции выражают состояние субъекта и его отношение к объекту. Эмоции, во-вторых, обычно отличаются полярностью, то есть облада-

ют положительным или отрицательным знаком: удовольствие - неудовольствие, веселье - грусть, радость - печаль и т. п. Оба полюса не являются обязательно внеположными. В сложных человеческих чувствах они часто образуют сложное противоречивое единство: в ревности страстная любовь уживается со жгучей ненавистью [4, с. 152-153].

В приведенных текстах мы подчеркнули характеризующие предикаты, которые с позиций актуального членения не образуют составной ремы, а являются целостным в смысловом и коммуникативном плане фрагментом предложения с десемантизиро-ванным глаголом, выполняющим роль обычной связки. Эти предикативные фрагменты в основной своей массе лежат в основе текстов-описаний, определений и дефиниций, в то время как рассмотренные выше предикативные единицы наиболее употребительны в текстах аргументативного плана, текстах смешанной структуры, текстах-сообщениях.

Особое место в научном тексте занимают дополняющие и детерминирующие конструкции. Первые в основном связаны с грамматическими свойствами переходного глагола, образуя с ним неразрывное единство. Вторые носят характер локально-темпорального распространителя, однако их значение некоторым образом трансформируется в структуре полного предложения, например:

In komplizierten menschlichen Beziehungen bilden sie oft die Grundlage für...; Am Herausbilden dieser Erscheinuig nehmen viele Faktoren teil...;

Der germanische Siedlungsraum vor der Völkerwanderung... : für den Sieg im Kriege gegen die Römer;

neben dem allgemeinen Zusand des Menschen und seines Organismus: mit der Verstärkung der Rolle der Kommunikation unter den menschenartigen Affen;

в сложных человеческих чувствах

они часто образуют... ;

при повреждении сустава чувство боли ограничивает двигательную активность;

в возникновении настроения участвует обычно множество факторов;

80 Р.С. Аликаев, М.Р. Аликаева. Особенности презентации семантико-синтаксических универсалий

у славян еще до принятия христианства существовало представление о рае;

для победы в войне с варварами необходим более высокий уровень;

наряду с официальными фамилиями у крестьян могут бытовать неофициальные, «уличные» фамилии;

на стадии дорефлексивного традиционализма жанр определялся из внелитера-турной ситуации;

наряду с общей подготовкой организма к действию отдельные эмоциональные состояния сопровождаются специфическими изменениями в пантомимике;

с повышением роли общения у высших животных выразительные движения становятся тонко дифференцированным языком.

Подобные детерминанты чрезвычайно частотны в любом стиле, однако спецификой их функционирования в научном стиле является тот факт, что именно здесь из пространственно-временных ограничителей они часто превращаются в свернутые пропозиции со значением причины или условия. Именно из научного стиля подобные предложно-падежные формы заимствуются в другие стили литературного языка.

Чрезвычайно важное значение для синтаксиса научного текста имеют вводные конструкции различного характера. Они могут быть предикативными единицами и образовывать вставные конструкции, в этом случае они часто преобразуются в отдельные простые предложения, образуя тема-ремати-ческие цепочки со сквозной темой, а могут и вкрапливаться в другое предложение. Изучению функционирования вводных и вставных конструкций в научном стиле речи были посвящены специальные исследования С.О. Глушаковой [3], Г.Н. Акимовой [1], а также РС. Аликаева [2].

По данным этих исследователей, количество вставных конструкций в научных текстах различных специальностей повышается к концу XX века. Указанные авторы различают вставные и вводные конструкции. Число последних, по статистическим данным, уменьшается, так как именно вставные конструкции с поясняющим и иллюстрирующим зна-

чением являются наиболее значимым показателем синтаксической расчлененности высказывания. Развитие языка науки, как уже было отмечено, характеризуется двумя универсальными для русского и немецкого языков противоположными тенденциями: компрессией, то есть стремлением к сокращению протяженности речевого сообщения; и одновременно повышением информативности, содержательного объема высказывания. В результате взаимодействия этих двух противоположных тенденций возрастает потребность в увеличении объема содержательной информации в речевой структуре текста при наиболее компактном способе изложения.

Синтаксическая расчлененность высказывания создает несколько ярусов высказывания, что позволяет вводить в синтаксис предложения дополнительную информацию, не изменяя его структуру и коммуникативную организацию. Анализируя функции вставных конструкций в научном тексте, О. В. Глушако-ва отмечает следующие наиболее частотные их разновидности: коммуникативно-логические, коммуникативно-модальные и коммуникативно-информационные. По ее статистическим данным, наиболее частотными в научных текстах являются коммуникативно-информационные, для которых исследователь выделяет следующие функции: уточнительно-поясняющие (дублирующие, конкретизирующие, квантитативные, локализующие, иллюстрирующие, комментирующие, обобщающие); дополняющие (ситуативно-ассоциативные, альтернативные, детерминативные) (см.: [3, с. 50-78]).

Рассмотрим следующий микротекст:

На восточнославянских (украинских) писанках мы видим точное воспроизведение архаичного представления о Вселенной, по происхождению, очевидно, синстади-альное финско-карельское: в широкой части яйца нарисованы пиктограммы земли, засеянного поля; далее идут волны океана, омывающего землю, а на самом верху (где «высокий свод небесный») изображены две небесные хозяйки мира - «рожаницы» в виде двух важенок северного оленя. Местонахождение кощеевой смерти соотнесено в сказе с моделью Вселенной - яйцом. Недаром охранителями этого сокровища явля-

ются представители всех разделов мира: вода (океан), земля (остров), растения (дуб), звери (заяц), птицы (утка). Это поднимает сказку на уровень очень древнего мудрого мифа о дуалистической сущности мира: мир, образом и символом которого является яйцо, в самом себе содержит не только положительное жизненное начало (которому содействуют языческие берегини), но и управление конечной судьбой мирового зла... (см.: [10, с. 322]).

Приведенный текст в наиболее яркой форме демонстрирует основные функции вставных конструкций. Двухмерное повествование - изложение мифа и его интерпретации - осуществляется автором с помощью пояснений, уточнений, иллюстраций и т. д. Таким образом, различного рода вставные конструкции являются своеобразным средством расчленения высказывания на два плана - основной, актуальный, и фоновый, связывающий повествование с общим контекстом, апеллирующий к фоновым знаниям участников коммуникативного акта.

Однако, помимо упомянутых, следует отметить еще два типа конструкций. Коммуникативно-логические отражают логику движения мысли, актуализируя последовательность (erstens, zweitens, drittens, letztlich, letzten Endes, wie schon vorher erwähnt, wie schon gesagt und angedeutet wurde; во-первых, во-вторых, в конечном счете, как уже было отмечено...); противопоставление (ganz im Gegenteil, aber, dennoch, entgegen; наоборот, напротив, однако, тем не менее...); сопоставление (einerseits, andererseits; с одной стороны... , с другой стороны...); пояснение (zugleich, gleichzeitig, daneben, insbesondere, im besonderen; вместе с тем, в частности... ) и др. Вставные конструкции этой группы в немецком и русском языках чаще всего представлены вводными словами и словосочетаниями. Особо следует отметить ссылочные вставные конструкции, которые также вводят информацию сопутствующего характера, часто они являются тем связочным элементом, который представляет в тексте цитату.

Цитации, сноски, примеры - необходимый маркирующий элемент научного текста,

поэтому необходимо определить, какое место они занимают в тексте. Эти фрагменты научного текста есть неотъемлемое свойство рассуждающего текста, так как они чаще всего либо выполняют в тексте функцию аргументов, либо функцию основания сравнения. Присутствие примеров и цитат в описательных текстах сближает их с рассуждающими, так как между авторским фрагментом текста и цитатой, примером устанавливается внутренняя связь причинно-следственного или поясняющего характера.

Цитация в рамках научного текста выполняет и еще одну чрезвычайно важную прагматическую функцию: она включает данный текст в общий контекст участников коммуникативного акта. Эта функция цитаты является общей, глобальной, характеризующей ее как определенное явление. Одной из показательных особенностей цитаты можно считать то, что она является топиком, смысловым фрагментом, который организует и логико-смысловой, и коммуникативно-прагматический фон текста. Используя одну или несколько цитат, автор тем самым переадресует читателя к определенному множеству текстов, которые самым тесным образом связаны с создаваемым им текстом. Предполагается, что адекватное восприятие данного конкретного текста невозможно без отсылок, указания на группу других текстов, уточняющих пресуппозиции участников коммуникативного акта. В этом плане значимость цитат и сносок чрезвычайно велика. Они не только восстанавливают общие фоновые знания пишущего и читающего, но и выполняют вполне определенные аксиологические функции в тексте. Цитаты как бы связывают его с общей текстоте-кой по данной тематике, что подкрепляет его теоретическую и научную значимость, место в системе. Иными словами, можно сказать, что цитата или сноска служит для утверждения объективной модальности, для верификации сформулированных в тексте положений.

Очень часто цитация для воспринимающего текст определенным образом характеризует и самого автора текста, так как представляет научные взгляды и пристрастия автора, степень его компетентности. По этой причине и сам говорящий избирательно относится к цитируемому материалу, поскольку он в состоянии проде-

82 Р. С. Аликаев, М.Р. Аликаева. Особенности презентации семантико-синтаксических универсалий

монстрировать его эрудированность, обоснованность представленных выводов. Помимо этого, цитаты и сноски служат средством компрессии, так как имплицитно представляют большой в плане количества информации материал, находящийся за рамками текста, но важный для его адекватного восприятия.

Для характеристики коммуникативно-модальных вводных и вставных конструкций следует отметить их немногочисленность, свойство выражать объективные и субъективные оценки в тексте. Именно они чаще всего являются основным средством выражения экспрессии в тексте, способствуют смысловому выделению выражаемой мысли. Их употребление связано с действием двух противоположных тенденций в синтаксисе научной речи: возрастающей объективации изложения, с одной стороны, и упорядочением способов выражения субъективной оценки - с другой. Именно поэтому их употребление в современной научной речи не столько сужается, сколько подвергается формализации, принимает вид стандар-

тных форм выражения авторского отношения к содержанию.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Акимова, Г. Н. Новые явления в синтаксическом строе современного русского языка / Г. Н. Акимова. - Л., 1982.

2. Аликаев, Р. С. Язык науки в парадигме современной лингвистики / Р. С. Аликаев. - Нальчик, 1999.

3. Глушакова, С. О. Функционирование вводных и вставных конструкций в научных текстах XVIII-XX вв. / С. О. Глушакова // Очерки истории научного стиля русского литературного языка XVIII-XX вв. - Пермь, 1997. - Т. 2.

4. Рубинштейн, С. Л. Эмоции / С. Л. Рубинштейн // Психология эмоций. Тексты. - М., 1984.

5. Рыбаков, Б. А. Язычество Древней Руси / Б. А. Рыбаков. - М., 1988.

6. Симонов, П. В. Информационная теория эмоций / П. В. Симонов // Психология эмоций. Тексты. - М., 1984.

7. Chronik der Deutschen. - München, 1995.

8. Philosophisches Wörterbuch. - Leipzig, 1975.