Л.А.Нефёдова

— доктор филологических наук, профессор ЧелГУ (Челябинск)

ОСОБЕННОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КАРТИНЫ МИРА У АВТОРА-БИЛИНГВА

В статье исследуется влияние билингвизма на формирование художественной картины мира у двуязычных авторов; доказывается, что для их произведений характерен синтез двух картин мира.

The article carries out the analysis of the works of fiction by some bilingual writers to discover the influence of bilingualism on imaginary world view; it claims that these literary works of imagination show a kind of synergy of two imaginary world views.

В результате взаимодействия человека с миром складывается представление о нем, формируется модель, которая в философско-лингвистической литературе именуется картиной мира. Картина мира — одно из фундаментальных понятий, описывающих человеческое бытие. Следует отметить, что наиболее полно картина мира выражается через язык. Будучи способом выражения мышления и познания, язык является средством, замещающим в познании человека предметы, связи и отношения мира. Выражаемые в нем значения складываются в некую единую систему взглядов, своего рода коллективную философию, которая навязывается в качестве обязательной всем носителям языка. Реконструкция языковой картины мира составляет одну из важнейших задач современной лингвистической семантики. Но языковую картину, свойственную какой-то определенной нации, можно построить лишь из многих языковых картин отдельных авторов — художественных картин мира.

Художественная картина мира отражает лишь отдельные аспекты действительности, она самая субъективная из всех видов картин. Основная особенность художественной картины мира заключается в том, что она отражает мир через призму ценностно-мировоззренческих установок художника. Художественную картину мира необходимо исследовать на материале художественных произведений отдельных авторов. Она строится на нескольких уровнях — стилистическом, лексическом, композиционном, семантическом. Нам представляется интересным рассмотреть художественную картину мира на произведениях авторов-билингвов. Так как билингв использует языковое выражение картины мира, навязанное более чем одним национальным мировоззрением, то в его произведениях можно увидеть некий синтез двух картин мира. Именно этот синкретизм придает художественной картине мира автора-билингва уникальность, представляющую интерес для исследования.

Феномен билингвизма уже давно рассматривается лингвистами и социолингвистами. Относительно формального определения этого явления среди специалистов нет единого мнения. Основной причиной этого считается очень широкий спектр уровней владения неродным языком, встречающийся у билингвов. Ни один из исследователей не установил границы, согласно которым человек, в той или иной степени владеющий иностранным языком, может претендовать на звание билингва или, напротив, лишен навыков, которые давали бы ему это право. Исследователи отмечают, что билингв, по определению, это индивид, понимающий и говорящий на двух языках, то есть человек, освоивший обе языковые системы и пользующийся ими как родным языком (в свою очередь, языковая система определяется в контексте правил, коллективно используемых данной лингвистической общностью людей). Однако обычно говорящие считаются билингвами даже в случае, если некоторые черты их языковых систем проявляют себя не совсем как «родные», что в особенности относится к фонетическому и фонологическому уровню. «Мы будем терпеть даже акцент, если индивид в состоянии выражать свои мысли бегло, легко, в полной мере и по любому поводу» [3. C. 64]. Таким образом, термин «настоящий» билингв применяется в отношении человека, который в каждом языке «может сойти за своего».

Крупнейший представитель отечественного языкознания Л.В.Щерба, по сути заложивший основы теории языковых контактов, в 1930 г. определил двуязычие следующим образом: «Под двуязычием подразумевается способность тех или иных групп населения объясняться на двух языках» [9. С 213]. Мнения ученых, однако, разделились по вопросу, кого можно причислить к билингвам. О.С.Ахманова в «Словаре лингвистических терминов» определяет билингвизм как «одинаково совершенное владение двумя языками» [1. С 125]. К лингвистам, поддерживающим данную формулировку, относятся такие ученые, как В.М.Жирмунский, В.А.Аврорин и некоторые другие, хотя они оказываются и в меньшинстве, поскольку, как указывает Ф.Гросжин, людей, одинаково совершенно владеющих двумя языками, очень мало [5. С 32]. Тот факт, что сбалансированность двух и более языковых систем в сознании индивида представляет собой весьма редкое явление, и, напротив, неустойчивость межъязыкового баланса в двуязычии является гораздо более распространенным явлением, в целом объясняется тем, что сосуществования двух языков в социально-этнических условиях в виде симметричной модели в одном обществе практически не бывает. Сбалансированная двуязычная ситуация была бы возможна в том случае, если бы большинство членов определенного социума владели полностью обоими языками, активно используя их в любых ситуациях, не смешивая системы разных языков, но с легкостью переходя с одного языка на другой.

В.Ю.Розенцвейг предлагает понимать под двуязычием «владение двумя языками и регулярное переключение с одного на другой в зависимости от ситуации общения» и рассматривать это явление «как континуум, простирающийся от весьма элементарного знания контактного языка до полного и свободного владения им» [7. С 14]. Т.А.Бертагаев предлагает, пожалуй, наиболее свободное определение явления билингвизма, которое в его интерпретации является «активным или пассивным владением вторым языком» [2. С 83]. Ю.А.Жлуктенко делает интересное наблюдение о специфических особенностях речи билингвов, для которой характерно:

1. Использование «чужого» языкового материала в текстах данного языка.

2. Образование единиц из собственного языкового материала по образцу единиц контактирующего языка.

3. Наделение единиц системы функциями, которые присущи их иноязычным коррелятам.

4. Стимулирующее или задерживающее воздействие единиц данной системы на функционирование единиц или моделей другой.

5. Нивелирующее воздействие со стороны более простых и четких моделей на аналогичные, но более сложные модели другой языковой системы [4. С 64—65].

Ф.П.Филин пишет, что существует узкое и широкое понимание билингвизма — «двуязычие в узком смысле этого слова означает более или менее свободное владение двумя языками: родным и неродным; двуязычие в широком смысле — относительное владение вторым языком, умение в том или ином объеме пользоваться им в определенных сферах общения» [8. С 24].

На наш взгляд, рассматриваемый нами билингвизм художественного творчества допускает только «узкое понимание», подразумевающее одинаково свободное владение двумя языками.

Особый интерес в области билингвизма, несомненно, представляют писатели-билингвы, что позволяет в полной мере исследовать влияние двуязычия на формирование художественной картины мира.

Нами были исследованы авторские художественные картины мира на примерах произведений Н.Саррот, Э.Триоле, РГари, А.Труайа. Эти писатели были билингвами, поэтому в их произведениях тесно сплетаются языковые картины двух наций. Каждая авторская художественная картина мира очень индивидуальна и многообразна. Анализ произведений на нескольких уровнях дал представление о художественной картине мира, а следовательно, о способах реализации этой художественной картины мира. Были исследованы следующие произведения «Детство», «Эра подозрения», «Тропизмы» Н.Саррот, «Розы в кредит» Э.Триоле, «Страхи царя Соломона» Р.Гари, «Софи» А.Труайа.

В ходе анализа выбранных произведений были выявлены сходства и различия в способах выражения художественной картины мира, использованных авторами.

Стилистическая принадлежность произведений весьма разнообразна. Если Н.Саррот в своих произведениях культивирует бесстрастное исследование особых, общезначимых, но безликих срезов жизни, «магмы подсознания», то стиль А.Труайа и Э.Триоле можно отнести к классическому роману. Что касается Ромена Гари, то его произведения занимают некую серединную позицию: доступный стиль с высокой степенью метафоричности.

Композиционный уровень произведений тоже очень индивидуален, что подчеркивает и индивидуальность авторской художественной картины мира. В произведениях Н.Саррот четкой последовательности или причинно-следственной связи не наблюдается. В то же время все тексты объединены общей идеей — зафиксировать мельчайшие, мгновенные движения души, реакции психики, еще не оформленным словом. Композиция произведения Э.Триоле по структуре близка обычной композиции романа, однако не лишена индивидуальности за счет кольцевого образа, присутствующего в начале и в конце романа. Композиции произведений РГари и А.Труайа представляют собой классические модели романистического стиля.

Говоря о лексическом уровне, следует отметить выбор авторами колоритной лексики. Например, у всех авторов можно выделить общую черту — употребление заимствований как из русского, так и из английского языков. Кроме того, общей является также цель, для достижения которой авторы используют заимствования, — создание уникальных центральных концептов произведений. Таким образом, культуры сплетаются, язык обогащается, а художественная картина мира дополняется.

Концептуальная система каждого автора, выраженная на семантическом уровне, тоже носит индивидуальный оттенок. Именно на формирование концептов повлияли обе родные для авторов языковые картины мира. Исследованные концепты выражаются при помощи способов, свойственных как французскому (например, через лексику), так и русскому языкам (особая семантическая наполненность).

Проиллюстрируем это более подробно на примере романа А.Труайа «Софи».

Произведения авторов-билингвов всегда представляют собой абсолютно самобытный пласт мировой литературы. У А.Труайа его «русскость» явно или скрыто присутствует в сознании и творчестве. Он нередко обращается к теме России и русской культуры, рассматривая ее через призму французской, много внимания уделяет реалиям русского быта, истории и культуры.

Стиль произведений Анри Труайа наиболее близок к классическому определению такого литературного жанра, как роман. Выбранный нами для анализа роман «Sophie ou la fin des combats» является самым объемным из произведений писателя. События романа разворачиваются на большой территории (от Сибири до Франции) и охватывают длительный период времени (примерно 25 лет).

Влияние русской культуры на творчество Анри Труайа проявляется особенно четко. Это подтверждает тот факт, что частично действие романа происходит в России, а герои имеют русские имена: Nicolas Ozareff, Natalie Fonvisine, Youri Almazoff и т.д. Для воссоздания художественной картины мира автор использует не только русские имена собственные, но и географические названия, передающие топонимику России.

«Arrives a Perm, Sophie et le gendarme apprirent que le bateau pour Nijni-Novgorod ne partirait que dans vingt-quatre heures» (Troyat. Р. 80).

Кроме того, для стиля Анри Труайа характерен легкий оттенок разговорности, чаще присущий русским авторам. Таким образом, в тексте можно найти слова, которые в словарях идут с пометкой «разговорное»:

«Au milieu de се tohu-bohu, tronait Augustin Vavasseur...» (Troyat. Р. 299).

Употребление таких лексем способствует оживлению описываемой ситуации, и эта «живость» передается также за счет применения разнообразных стилистических приемов, например, олицетворения:

«.et la capitale, encrasee de soleil, entra en letargie» (Troyat. Р. 298).

В толковом словаре французского языка «Le Robert», находим: «Letargie — sommeil pro-fond et prolonge dans lequel les fonctions de la vie semblent suspendues» (10. Р 989).

Таким образом, можно заметить, что словосочетание entrer en l’etargie преимущественно относится к одушевленным лексемам, а в нашем конкретном случае это словосочетание употреблено с лексемой la capitale, которая не является одушевленной. Это говорит о том, что перед нами олицетворение.

Синтаксис произведения достаточно прост и не перегружен подчинительными и сочинительными предложениями.

«II souriait, les yeux mi-clos, la tete penchee sur l’epaule. Dans la minute qui suivit, Sophie eprouva une profonde angoisse. Puis une soulagement s'opera en elle. Plus besoin de feindre» (Troyat. Р 191).

Текст произведения не лишен эмоциональной окрашенности, что делает авторскую художественную картину мира очень насыщенной. Для этого А.Труайа использует такой прием, как внутренний монолог героини, в котором есть и риторические вопросы, и восклицательные предложения:

«Une seule explication: Daria Philippovna se figurai que Sophie avait toujours ignore l'infidelite de son mari. La detromper? A quoi bon? Tant d'annees avaient passe sur cette lamentable aventure» (Troyat. Р 144).

Характеризуя лексический уровень произведения, отметим, что текст не насыщен никакими терминами, вся художественная картина мира передана через доступную обыкновенному читателю лексику. Пожалуй, единственной сложностью для не говорящего на русском языке читателя является большое количество заимствований из русского языка, начиная с имен собственных и заканчивая реалиями, свойственными исключительно русской культуре.

«Eh non, barynia!» (Troyat. Р 114).

«.et, meme au bagne, elle n'avait cesse de precher la lutte contre le tsar» (Troyat. Р. 299).

«Les trois moujiks, convancus d'avoir assassine leur maitre, furent condamnes aux travaux forces a perpetuite» (Troyat. Р 121).

Употребление заимствований из русского языка играет особую роль в построении авторской художественной картины мира на лексическом, но и семантическом уровнях.

Для исследования семантического уровня художественной картины мира произведения «Sophie ou la fin des combats» был выбран концепт «любовь к России». Возможно, этот концепт является основополагающим для данного произведения, поскольку на каждой (!) странице можно заметить авторскую отсылку к русской культуре. В первую очередь, повторимся, это русские имена героев. Для автора важна именно «русскость» имен, поэтому можно заметить, что на протяжении всего текста имена, которые имеют аналоги во французском языке (например, Nicolas), почти всегда употребляются в сочетании с фамилией персонажа (в данном случае Nicolas Tourguenieff), даже если читатель уже знаком с героем.

В тексте романа очень часто встречаются русские реалии. Кроме вышеперечисленных лексических заимствований (barynia, moujik, tsar и т.д.), следует отметить и культурные составляющие анализируемого концепта:

«Les theatres affichaient des pieces de circonstance ou l'adversaire etait ridiculise. Ici, on jouait Les Russes, la Les Causaques, ou La Rencontre sur le Danube ou les Russes peints par eux-memes, cette derniere comedie n'etant d'ailleuis qu'une grossiere adaptation du Revizor de Gogol» (Troyat. Р 322).

Автор насыщает текст очень известными в России именами, такими как Достоевский, Дуров, Жуковский, Кюхельбекер, Гоголь. За каждым именем для русского читателя стоит целая история, все эти аллюзии придают художественной картине мира Анри Труайа неповторимый колорит, который в данном случае будет понятен не каждому читателю, живущему за границей России.

Любование своей родной страной сквозит практически в каждой строчке этого произведения. Но особенно это проявляется в последних словах автора:

«Mais, au fond d'elle-meme, elle savait deja qu'elle n'aurait pas le courage de vendre ses paysans et qu'elle finirait sa vie a Kachtanovka» (Troyat. Р З76).

На этой ноте автор заканчивает произведение, оставляя в сознании читателя неповторимую художественную картину мира, созданную на стыке двух великих культур.

Изучение художественной картины мира авторов-билингвов показало, что в ней отражается присутствие национальных французских и русских реалий, сходных синтаксических конструкций, характерных для французского языка, некоторый налет разговорности, близкие по семантике центральные концепты.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. 2-е изд. М., 1969.

2. Бертагаев Т. А. Билингвизм и его разновидности в системе употребления // Проблемы двуязычия и многоязычия. Сб. науч. тр. М., 1972.

3. Верещагин Е.М. Психолингвистическая и методическая характеристика двуязычия (билингвизма). М., 1989.

4. Жлуктенко Ю.А. Лингвистические аспекты двуязычия. Киев, 1979.

5. Кабакчи В.В. Прагматика иноязычия // Прагматический аспект предложения и текста. Сб. науч. тр. Л., 199G.

7. Розенцвейг В.Ю. Языковые контакты. Л., 1972.

8. Филин Ф.П. Происхождение русского, украинского и белорусского языков. Историко-диалектологический очерк. Л., 1972.

9. Щерба Л.В. Языковая система и речевая деятельность. Л., 1974.

1G. Le R. Dictionnaire du frangais. P., 2GG4.

Список художественной литературы

Gari R. L’angoisse du roi Salomon. P., 1979.

Troyat H. Sophie ou la fin des combats. P., 196З.

Саррот Н. Тропизмы. Эра подозрения. М., 2GGG.

Триоле Э. Розы в кредит. М., 1976.