Л.Д. Дашиева

ОСОБЕННОСТИ НАРОДНОГО СТИХОСЛОЖЕНИЯ В ЁХОРНЫХ ПЕСНЯХ БУРЯТ

Рассматривается проблема бурятского народного стихосложения и принципы его реализации в песне-танце ёхор. В связи с особенностями стихосложения при анализе ритмических структур ёхорных песен уточняется вопрос координации вербального текста и музыкального ритма с учетом кинетики танца.

Ключевые слова: народное стихосложение, ёхор, буряты.

В исследовании ритмических структур бурятских народных песен важное место занимает рассмотрение особенностей бурятского народного стихосложения. Не вдаваясь в подробности истории изучения вопроса, кратко представим сведения о работах бурятских и монгольских филологов и языковедов. Исследователи по-разному определяют систему народного стихосложения: как силлабическую (А.Д. Руднев [1], Г.О. Туде-нов [2-3], С.Ш. Чагдуров [4], Д. Цэрэнсодном [5]); как тоническую (Б.Я. Владимирцов [6], А.М. Хамгашалов [7], О.В. Новикова [8-9]); как квантитативную (Л.К. Герасимович [10]); как силлабо-тоническую (П. Хорло [11], Б. Ринчен [12], Б. Содном [13]); как «словостопную» (В .И. Золхоев [14-15]). Множество позиций и мнений, часто противоречащих друг другу, свидетельствует о том, что в системе бурятского народного стихосложения, по-видимому, присутствуют разные типы поэтической организации. Вероятно, в связи с этим сформировались и разные позиции, направленные на рассмотрение принципов словеснопоэтической организации стиха. Однако они не учитывают музыкальный компонент фольклорного произведения (за исключением работ автора [16-17], О.В. Новиковой [8-9] и В.В. Мазепуса, О.В. Новиковой [18]).

Так, бурятские филологи Г.О. Туденов и С.Ш. Чаг-дуров установили закономерности силлабического строения бурятского улигерного стиха в противовес мнению А.М. Хамгашалова, рассматривающего тонический принцип системы фольклорного стихосложения. Г.О. Туденов, критикуя теорию «слово-стопы»

A.М. Хамгашалова, отмечает его главную ошибку: «...он принял на веру неточную установку лингвистов о том, что в бурятском языке существует силовое (динамическое, или “экспираторное”) ударение на первом слоге слова... Присоединившись к традиционному взгляду на ударение, он должен был непременно “устанавливать” или “обосновывать” тонические размеры или тоническую систему в бурятской поэзии» [3. С. 18]. Относительно метрического строения бурятского языка убедительны выводы бурятского языковеда

B.И. Золхоева [14-15]. Он выделяет в качестве метрических единиц стопы, полустишия (полустроки. - Л.Д.) и строки, в которых используется членение речи на смысловые единицы - на слова и синтагмы. Мнение ученого о значении синтагмы-стопы в метроритмической организации бурятского народного стиха приводит к выводу о «словостопной» системе фольклорного стихосложения.

Несмотря на значимость работ бурятских и монгольских филологов и языковедов, к сожалению, до сих пор остается невыясненным кардинальный вопрос организации бурятского фольклорного стиха: что является счетной единицей в системе - слог, слово или стопа?

Так, например, в изучении тонического принципа поэтической организации счетной единицей является слово, силлабики - слог, в силлабо-тонической системе - соразмерность слогов и числа ударений в строке. Помимо этого, известную сложность представляет другая не менее важная проблема - соотношение ударных и безударных, долгих и кратких слогов в бурятском народном стихе, вследствие чего окончательно не решен вопрос о слоговой ударности бурятского языка в разных диалектных группах бурят.

В нашем исследовании работа по изучению ритмических особенностей музыкальных «диалектов» (западного, восточного, южного), намеченная Д. С. Дуга-ровым [19-21], проводится на образцах бурятских ёхорных песен. По музыкальным признакам целесообразно их объединить в две крупные региональные диалектные группы: западно-бурятскую (эхирит-булагат-ская и аларо-тункинская1) и восточно-бурятскую (хо-ринская и цонголо-сартульская2). В связи с особенностями фольклорного стихосложения при анализе ритмических структур западно-бурятских и восточнобурятских ёхорных песен необходимо уточнить вопрос координации слова и ритма, соотношения ритма вербального текста и музыкального ритма с учетом кинетики (ритма танцевальных движений) в контексте сравнительного анализа этих регионально-диалектных групп. Поскольку в нашей работе изучение ритмической организации бурятских ёхорных песен проводится впервые и рассмотрение принципов бурятского фольклорного стихосложения сопряжено с трудностями, связанными с названными выше проблемами, его предварительные результаты, на наш взгляд, являются дискуссионными.

Безусловно, в изучении бурятских диалектов необходимо учитывать не только словесно-поэтическую организацию, но и музыкальную составляющую фольклорного произведения. В этом направлении проводит работу О.В. Новикова, предлагая новый способ описания ритмической реализации системы бурятского песенного стихосложения.

Применяя универсально-грамматический метод

В.В. Мазепуса [22] и взяв за счетную единицу обобщенное слово (в строке разной слоговой длины содержатся два, три или четыре обобщенных слова), автор определяет тип системы бурятского стихосложения как строгую тонику и допускает только три типа строк, различных по количеству счетных единиц [8. С. 37-38]. Таким образом, позиция исследователя заключается в том, что в основе чрезвычайно гибкой и разветвленной системы народного стихосложения лежит тонический принцип, реализованный в песенной традиции бурят. По мнению автора, этот способ как бы «примиряет полярные точки зрения исследователей, демонстрируя

причудливое сочетание силлабических черт с ведущим тоническим принципом» [8. С. 56].

Не опровергая данной теории, очевидно, свойственной песенной традиции бурят, предлагаем другой подход, ориентированный на силлабо-тонический принцип организации бурятского ёхора. Общеизвестно, что «любой силлабо-тонический размер представляет собой ритмическую единицу, четко разделяющую стих на соизмеримые части. При этом в равной степени имеет значение число не только ударений, но и слогов» [10. С. 18].

Взяв за счетную единицу слог и подсчитав количество слогов параллельных строк (для бурятского и монгольского стихосложения характерно явление параллельных строк), в ходе анализа ёхорных песен нами выявлена единая закономерность: разница количества слогов в параллельных строках не превышает двух слогов (редким исключением является разница в три слога, но не более). Важно то, что слоговое равенство параллельных строк не зависит от строковой длины. Поэтому все же с определенной долей осторожности мы можем констатировать относительную равносложность в бурятском ёхоре. Однако силлабо-тоническое строение ёхорного стиха предполагает иную ритмическую организацию в отличие от песенной традиции. О силлабо-тонической системе стихосложения в монгольских народных песнях говорит П. Хорло [11], стихах - Б. Рин-чен [12] и Б. Содном [13].

Изучив противоречащие друг другу сведения о народном стихосложении бурятских и монгольских филологов, нам предстоит выяснить один из важных и, по-видимому, ключевых вопросов - об акцентности (ударности) ёхорных напевов бурят. Если в монгольском языке ударение, отмеченное еще Б.Я. Владимир-цовым, падает на первый слог [6. С. 55] и в монгольском стихосложении присутствует равноударность как типичная черта тонической системы народного стихосложения, то в бурятском языке, как утверждают исследователи, ударность либо отсутствует совсем, либо ударение падает на последний слог слова [2-3, 23-28]. Вследствие этого в бурятском стихе достаточно сложно определить само наличие и соотношение ударных и безударных слогов. Однако результаты экспериментально-фонетических исследований бурятских языковедов показали, что постоянное повышение основного тона на последнем слоге слова, проявляющееся регулярно и стабильно, и является «основным словесным ударением в бурятском языке» [27. С. 121]. На наш взгляд, в бурятском языке ударность гласного последнего слога совпадает не только с повышением тона, но и с долготой именно последнего слога в слове. Слого-

ритмический анализ бурятских ёхорных песен позволил в некоторой степени уточнить этот вопрос иначе, чем в поющихся и непоющихся жанрах, где отсутствует танцевально-хореографический компонент. Результаты анализа подтвердили мнение автора статьи, что ритму танца или ритму танцевальных движений, безусловно, подчинены ритмические закономерности ёхорного стиха.

Разумеется, в танце всегда присутствует ритм танцевального шага и танцевальных движений, которые определяют музыкальную ритмику напевов, сопровождающих танец. В этой связи большое значение имеет ритмоформульность кинетики танца. Регулярная ак-центность ритма танца очевидна, и именно ей принадлежит организующая роль. Акценты в ритмоформулах независимо от их типа (равномерный или ямбический) тесно связаны с кинетической моделью танца. Учитывая результаты исследований бурятских языковедов, установивших единую закономерность бурятского языка - ударность последнего слога в слове, нужно уточнить координацию ритма вербального текста и музыкального ритма в связи с ритмом кинетики в западно-бурятском ёхоре. На наш взгляд, в ёхоре ритм кинетической формулы в диффузном единстве с музыкальным ритмом (ритмоформулой) подчиняет себе ритм вербальный. Здесь слоговая ударность зависит уже не от специфики фонетико-синтаксических особенностей бурятского непоющегося стиха, а от ритма танцевальных движений. В связи с этим, по нашему мнению, ритм шага, тесно связанный с регулярной ак-центностью ритмических формул, определяет ударность бурятского ёхорного стиха. Поэтому, если учесть строгое чередование ударных и безударных слогов в ёхорных песнях и регулярно-акцентный тип (терминология В.Н. Холоповой [29. С. 77]), обеспечивающий ритмоформульную структуру музыкального ритма (ритмоформулы равномерной или ямбической структур), по-видимому, можно объяснить силлабо-тоническое строение бурятских ёхорных песен. Кроме того, при этом необходимо учитывать региональные различия исполнения кругового танца и локальные стили, в которых мелодико-ритмические модели тесно связаны с хореографическими моделями, т.е. с танцевальными движениями (медленный или быстрый шаг, приседания, прыжки, покачивания корпусом тела, жесты рук и т.п.).

Таким образом, принципы реализации бурятского фольклорного стихосложения в ёхорных песнях обусловлены синтезом кинетической, ритмической и мелодической моделей, репрезентирующих силлабо-тоническую структуру бурятского кругового танца.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Аларо-тункинскую региональную группу принято относить к западным бурятам. Она принадлежит одному из крупных бурятских племен -

хонгодорам, проживающим в Аларском районе Иркутской области, Тункинском, Окинском, Закаменском районах Республики Бурятия.

2 Хоринская - восточно-бурятская, цонголо-сартульская — южно-бурятская диалектные группы. Вследствие того, что круговой танец (селен-

гинский ёхор) южных бурят (цонголов и сартулов) по музыкальным признакам имеет общие черты с хори-бурятским ёхором, считаем нужным объединить их в одну региональную группу (восточно-бурятскую).

ЛИТЕРАТУРА

1. Руднев А.Д. Мелодии монгольских племен // Сборник в честь 70-летия Г.Н. Потанина. СПб., 1909. С. 395-430.

2. Туденов Г.О. О ритмической структуре бурят-монгольских стихов // Свет над Байкалом. Улан-Удэ, 1957. № 5. С. 150-157.

3. Туденов Г.О. Бурятское стихосложение: Ритмическая организация бурятских стихов. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1958. 167 с.

4. Чагдуров С.Ш. Стихосложение Гэсэриады. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1984. 128 с.

5. Цэрэнсодном Д. Монгол шулгийн тухай // Цог. 1964. № 5. Хууд. 99-103.

6. Владимирцов Б.Я. Сравнительная грамматика монгольского письменного языка и халхасского наречия. Введение и фонетика. 2-е изд-е. М.:

Наука, 1989. 449 с.

7. Хамгашалов А.М. Опыт исследования бурят-монгольского стихосложения. Улан-Удэ, 1940. 114 с.

8. Новикова О.В. Пентатоника в песенной традиции бурят: Дис. ... канд. искусствоведения. Новосибирск, 2003. 250 с.

9. Новикова О.В. О слогоритмике пентатонических народных песен бурят // Фольклор: Современность и традиция. Матер. Третьей Междунар.

конф. памяти А.В. Рудневой. М., 2004. С. 175-178.

10. Герасимович Л.К. Монгольское стихосложение: Опыт экспериментально-фонетического исследования. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1975. 128 с.

11. Хорло П. Народная песенная поэзия монголов (Проблема жанрового состава). Новосибирск: Наука, 1989. 150 с.

12. Ринчен Б. Монгол бичгийн хэлний зуй. Уланбаатар, 1964. 1 дэвтэр.

13. Содном Б. Монгол шулгийн арга маяг // ШУХ-ийн эрдэм шинжилгээний бутээл. Улаанбаатар, 1956. № 1. Хууд. 90-92.

14. Золхоев В.И. О бурят-монгольском стихосложении // Свет над Байкалом. 1957. № 4. С. 152-156.

15. Золхоев В.И. О теории «слово-стопа» // Сборник трудов по филологии. Улан-Удэ, 1958. Вып. 3. С. 49-65.

16. Дашиева Л.Д. Ритмико-синтаксическая организация ёхорных песен западных бурят // Вестник Томского государственного университета: Бюл. операт. науч. информ. 2006. № 100. С. 24-33.

17. Дашиева Л.Д. Бурятский круговой танец ёхор: Историко-этнографический, ладовый, ритмический аспекты: Дис. ... канд. искусствоведения.

Новосибирск, 2007. 268 с.

18. Мазепус В.В., Новикова О.В. Музыкально-ритмическое воплощение бурятского песенного стиха // Музыкальная культура как национальное

и мировое явление: Материалы междунар. науч. конф. Новосибирск, 2002. С. 88-103.

19. Дугаров Д. С. Бурятские народные песни. Песни хори-бурят. Улан-Удэ, 1964. 443 с.

20. Дугаров Д.С. Бурятские народные песни. Песни селенгинских бурят. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1969. 342 с.

21. Дугаров Д.С. Бурятские народные песни. Песни западных бурят. Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 1980. 280 с.

22. МазепусВ.В. Универсально-грамматический подход в культурологии. Новосибирск, 1993. 48 с.

23. Будаев Б.Ж. Синтагматическое ударение в бурятском языке. Понятие синтагмы. Отличие ее от слова, словосочетания и фразы // Исследования по фонетике языков и диалектов Сибири. Новосибирск, 1986. С. 52-58.

24. Будаев Ц. Б. Лексика бурятских диалектов в сравнительно-историческом освещении. Новосибирск: Наука, 1978. 302 с.

25. Будаев Ц. Б. Бурятские диалекты (опыт диахронического исследования). Новосибирск: Наука, 1992. 217 с.

26. Бураев И.Д., Шагдаров Л.Д. Бурятские диалекты // Буряты / Под ред. Л.Л. Абаевой., Н.Л. Жуковской. М.: Наука, 2004. С. 235-250.

27. Бураев И.Д., Бюраева Э.И., Будаев Б.Ж., Абаева Ю.Д. Акцентно-интонационная система бурятского языка. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН,

2004. 152 с.

28. Дугаржапова Т.М. Поэтика бурятского стиха. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2002. 180 с.

29. ХолоповаВ.Н. Вопросы ритма в творчестве композиторов XX века. М.: Музыка, 1971. 303 с.

Статья представлена научной редакцией «Культурология» 15 июля 2008 г.