УДК 811.161.1:316.7 ББК 81.1

Е.Н. Квашнина

ОСОБЕННОСТИ микротопонимии УРАЛЬСКОГО ГОРОДА

Статья посвящена рассмотрению особенностей языка жителей Челябинска с позиций социолингвистики. Наблюдения показали, что речи горожан присущи специфические языковые модели, она изобилует микротопонимами - вторичными наименованиями городских объектов. Городская микротопонимия является важной составной частью лексики города.

Ключевые слова:

лексика города, микротопоним, топонимика города, язык города

К исследованию языка города обращались многие учёные. Теоретиком социолингвистического направления, основателем изучения городского языка в 30-е годы XX века был Б.А. Ларин. Последующие шаги в разработке пролемы языковой картины города сделаны такими учеными, как Л.А. Капанадзе, В.Н. Телия, Е.В. Красильникова, В.В. Колесов, Т.И. Ерофеева, Л.И. Баранникова, Л.А. Шкатова.

Б.А. Ларин одним из первых увидел различие между письменным (официальным) языком и устными диалектами горожан. В свое время он писал: «...мы имеем яркий пример общего и постоянного языкового взаимодействия всех слоев городского коллектива, обычное использование «иной» речи социальных соседей и антиподов, пример непрестанного искания новых экспрессивных средств в ближайших источниках (оно всегда успешно, когда обращаются к «языковому дну» города») [3, с. 176].

Поставленные Б.А. Лариным задачи изучения языка города группировались вокруг следующих аспектов. Во-первых, в какой мере социальное членение городского коллектива, характер социальных взаимодействий внутри него отражаются в лингвистическом членении языка города и языковой компетенции разных групп горожан. Во-вторых, какие взаимоотношения литературного языка с такими нелитературными образованиями, составляющими его непосредственное окружение, как «городской фольклор, неканонизованные виды письменного языка, разговорная речь разных групп населения оказывают непосредственное и огромное воздействие на нормализуемый литературный язык, на «высокие» формы его». В-третьих, каковы взаимоотношения разных подъязыков города [3, с. 176].

Среди социальных факторов, влияющих на язык горожан, следует учитывать не только сложный социальный и неоднородный национальный состав городского населения, но и многообразие социальных функций, а также то, что каждый горожанин входит в несколько социальных объединений и, следовательно, владеет более чем одним подъязыком.

Таким образом, «языковое разнообразие города двояко: оно не только во встрече разноязычных коллективов, но и в многообразии языковых навыков каждой группы» [3, с. 62].

Язык города - сложное, особо структурированное целое. Сам город может быть представлен как пространство, обладающее центром и окраинами, состоящее из новых и старых районов со своей особой историей и индивидуальной

Среда обитания

Terra Humana

культурой горожан. Изучение городского языка, закономерностей его развития в связи с историей общества - одно из перспективных социологических направлений.

«Городская культура есть особый целостный феномен, сложившийся исторически, и одновременно - сплетение во взаимодействии разных культур» [6, с. 4]. Каждая культура - это набор жанров речевого общения, а язык - средство культурной передачи и самовыражения народа.

Речевой портрет горожанина описан Т.И. Ерофеевой, она уделила внимание социальным ролям говорящего. По ее наблюдению, житель города выполняет в обществе множество функций: постоянные, связанные с профессией, семейным положением, возрастом, полом, и одновременно - переменные роли пассажира, покупателя и т. д. Личность горожанина «расслаивается» в зависимости от ролевых ситуаций, а речь становится способом проигрывания этих ролей. «Речевая деятельность - это ролевая деятельность» [1, с. 91]. Следовательно, официальный и неофициальный характер общения зависит от языковой ситуации.

Для исследований городской культуры и речи горожан важным является понятие лексика города. В лингвистической традиции под лексикой города принято понимать существующий в употреблении жителей одного района круг номинативных единиц, связанных со спецификой городского устройства и быта.

Б.А. Ларин, не давая точного определения языку города, использовал в качестве синонимов выражения: «городской языковой быт», «языковое дно города» [3, с. 21]. Л.А. Шкатова сравнивает язык города с «речевой стихией», представленной как совокупность «литературной разговорной речи, просторечия, полудиа-лектов, жаргонов, арго, иноязычных вкраплений» [7, с. 19].

Важным особенностью языка города Т.И. Ерофеева считает наличие локальных элементов. Употребление некоторых лексем не выходит за пределы региона и связано с особенностями экономического, социального развития населения, его состава, поэтому влияние экстралингвистических факторов в речи горожан очевидно: само понятие «город» социально по своей природе. Роль регионального варьирования, диалектов в лексике города и в создании «местного колорита» городской речи считается весьма значительной [2, с. 22]. Существенны и национальный состав жителей, и индивидуальные речевые особенности, поэтому возникает потребность дифференцировать нормативный и региональный языки. «...Устная городская речь... представляет собой языковые средства, исторически сложившиеся и социально закрепленные, обеспечивающие свободное незатрудненное общение в пределах города. Сложившийся городской обиход - часть духовной жизни горожан, показатель культуры общения, принятых форм поведения» [8, с. 22].

В лексике города можно выделить два варианта названий: официальный и разговорно-бытовой. В отличие от названий, при которых имя механически прикрепляется к обозначаемому объекту, неофициальные, вторичные, топонимы всегда содержательны, индивидуальны и опосредованы ассоциативным характером человеческого мышления. В этом случае можно использовать термин «микротопонимы». Вслед за С.Д. Кочеренковой, Т.А. Сидоровой под микротопонимами мы понимаем «индивидуализированные названия малых географических объектов, отличающиеся неустойчивостью и подвижностью внешней формы, составляющие переходный, промежуточный лексический слой между лексикой нарицательной и ономастической» [6, с. 97].

Появление вторичных номинаций обусловлено внутренними процессами жизни общества. Это связано с особым восприятием места жительства, Замечено,

например, что переименовыванию, как правило, подвергаются близлежащие и часто посещаемые магазины, рынки и т.д. Постараемся в рамках статьи отметить особенности микротопонимов, встречающихся в речи челябинцев, жителей Ленинского района города.

Многие названия магазинов обозначаются через перечисление свойств: особенностей архитектуры - «с корабликом»; специфики внешнего вида - «стекляшка», месторасположения - «за мостом», имени владельца - «головановский». Появление данных микротопонимов связано с необходимостью разграничивать названия объектов, выполняющих одни и те же функции и расположенных близко друг от друга.

Традиционным в городской речи является то, что микротопонимы отражают тяготение горожан к экономии речевых усилий. Иногда официальные названия затрудняют передачу и получение информации из-за неудобной либо длинной формы, потому в разговорной речи более продуктивными часто оказываются сокращения: Копейское шоссе - «копейка», улица Машиностроителей - «машинка», магазин «Книжный мир» - «книжка»; остановка «Станкомаш» - «станок».

Появление микротопонимов также отражает стремление носителей языка отойти от стандартности, шаблонности. Так, клишированные модели в названиях остановок, выдержанные в нейтральном стиле - «Дом одежды», «Дом обуви», «Магазин «Уют», «Магазин «Ручеек» - заменяются на уменьшительно-ласкательные формы: «одежка», «обувка», «уютик».

Среди микротопонимов продуктивны названия с эмоционально-экспрессивными суффиксами, часто встречающимся суффиксом -к-: «больничка» - «Больница трубопрокатного завода»; уменьшительно-ласкательным суффиксом -ушк-: «пло-довушка» - рынок «Плодовоягодный».

Микротопонимы Челябинска отличаются образностью, экспрессивностью. В речевом обиходе можно встретить, например, название улицы «развалина», «непролазная» (ул. Барбюса); «горелый», «горелец» (о магазине «Стрелец» после пожара); «криминальная» (улица, где был убит сотрудник милиции).

Зачастую месторасположение объекта в городе определяется через существующие рядом, возможно, более значимые объекты, которые и выступают в качестве ориентиров, например, «у Востока» (по названию кинотеатра), «поворот» (у кинотеатра «Восток»), «Береговая», «Смолино» (ул. Новороссийская, находящаяся у озера Смолино).

Микротопонимия Челябинска отличается метафоричностью, например, «китайская стена» - ряд домов на улице Новороссийской; «порт» - улицы, находящиеся у вокзала; «пешкодрап» - далеко расположенная от других остановка «Станкомаш», «сарай» - торговый комплекс «Андреевский».

Очевидной особенностью речи челябинцев является наличие большого числа инициальных аббревиатур. Например, название завода ЧТПЗ [чэтэпэзэ] - Челябинский трубопрокатный завод; соответственно ЗМК [зээмка] - Завод металлоконструкций; ЗЭМ [зэм] - Завод электромашин; ЧКПЗ [чэкэпэзэ] - Челябинский кузнечно-прессовый завод.

Появление микротопонимов связано также с востребованностью, актуальностью некоторых наименований. Как правило, освоение громоздких составных обозначений происходит через поиск более простой формы, соотносимой с исходной моделью. Например, заводы имеют несколько наименований: трубопрокатный завод - трубный, трубник, трубопрокатный, ЧТПЗ; завод металлоконструкций -металлоконструкции, металлка, ЧЗМК, ЗМК; завод электромашин - электромаш, ротор, мотор, машинка, ЗЭМ; завод железобетонных изделий - железобетон, бетон,

Среда обитания

Terra Humana

бетонка, бетонный, железобетонка, ЖБИ; кузнечно-прессовый завод - кузнец, куз-нечно-пресс, кузнечный, кузнечка, ЧКПЗ.

Замечено, что чем более актуальна номинация, тем больше микротопонимов она имеет. Например, такой объект, как больница ЧТПЗ, очевидно, играющая большую роль в жизни жителей района, имеет несколько названий: трубная, больница трубопрокатчиков, больница трубного, больница трубников, больница у церкви, больница у озера, больница у куполов, больничка.

Любопытно также, что один микротопоним на территории района может обозначать разные понятия, например, «машинка» - машиностроительный завод и улица Машиностроителей; отдельные микротопонимы могут «покрывать» собой сразу несколько понятий, например, трубный (завод, рынок, Дворец культуры).

Итак, микротопонимы - это историческая ценность города, они возникают в определенное историческое время и связаны с общественной жизнью, обычаями и культурой народа.

Рассмотренные особенности микротопонимии Челябинска на примере речи жителей Ленинского района свидетельствуют о постоянно действующих языковых процессах, происходящих в языке города. Наличие разговорно-бытовых микротопонимов говорит о наличии собственного языка, языка «для своих», который зачастую понятен лишь жителям определенного района города. Явной особенностью речи горожан является наличие большого числа названий промышленных предприятий. Это неудивительно, так как заводы носят градообразующий характер и во многом определяют специфику номинаций района, в котором находятся.

Таким образом, в языке челябинцев существует «языковой код», т.е. «система условных обозначений, требующих расшифровки заложенной в ней информации», что обеспечивает возможность успешного общения и маркирует речь «чужих», иногородних [8, с. 72]. Как правило, знание и умение использовать микротопонимы так же важно, как и знание непосредственно топонимов.

Список литературы

1. Ерофеева Т.И. Речевой портрет говорящего // Живая речь уральского города: Сб. науч. тр. - Свердловск: УрГУ, 1988. - С. 90-103.

2. Ерофеева Т.И., Скитова Ф.Л. Локальные элементы в литературной речи горожан // Языковой облик уральского города: Сб. науч. тр. - Свердловск: УрГУ, 1990. - С. 15-22.

3. Ларин Б.А. История русского языка и общее языкознание: Избранные работы: Учебное пособие для студентов пед. ин-тов / Сост. Б.Л. Богородский, Н.А. Мещерский. - М.: Просвещение, 1977. - 244 с.

4. Кочеренкова С.Д. Неофициальные наименования пространственных объектов Свердловска (способы номинации) // Языковой облик уральского города: Сб. науч. тр. - Свердловск: УрГУ, 1990. - С. 79-90.

5. Красильникова Е.В. Язык города как лингвистическая проблема // Живая речь уральского города: Сб. науч. тр. - Свердловск: УрГУ, 1988. - С. 5-19.

6. Красильникова Е.В. Язык и культура (к изучению языка города) // Языковой облик уральского города: Сб. науч. тр. - Свердловск: УрГУ, 1990. - С. 4-8.

7. Шкатова Л.А. Специфика городского общения // Живая речь уральского города: Сб. науч. тр. - Свердловск: УрГУ, 1988. - С. 19-28.

8. Шкатова Л.А. «Языковой код» уральского города // Языковой облик уральского города: Сб. науч. тр. - Свердловск: УрГУ, 1990. - С. 72-7.