УДК 81.25 ББК 81.00

Г.Р. Власян

ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ МАРКЕРОВ АНГЛОЯЗЫЧНОГО КОНВЕРСАЦИОННОГО ДИСКУРСА

В статье рассматриваются различные классификации и особенности маркеров конверса-ционного дискурса. Употребление дискурсивных маркеров более характерно для устной речи, которая является «генетически исходным» типом дискурса. Дискурсивные маркеры способствуют когезии и когерентности текста, которые играют важную роль в обеспечении успешности коммуникации.

Ключевые слова: конверсационный дискурс; дискурсивные маркеры; успешная коммуникация

G.R. Vlasy ап

FUNCTIONING OF MARKERS OF ENGLISH CONVERSATIONAL DISCOURSE

The article explores the functioning of markers in conversational discourse. Different classifications andfeatures of discourse markers are observed. We argue that discourse markers are typical of spoken discourse which is the primary form of language existence. Discourse markers are important means of cohesion and coherence which are necessary for successful communication.

Key words: conversational discourse; discourse markers; successful communication

На современном этапе развития теории туроведение, семиотика, философия и логика, речевой коммуникации большое внимание социология, психология, антропология и эт-уделяется изучению дискурса, который от- нология, юриспруденция, педагогика, полито-ражает речемыслительную деятельность и логия и др. Каждая из этих дисциплин подхо-психоречевую организацию говорящих и пи- дит к изучению дискурса по-своему, и даже шущих. По данным анализа дискурса мож- в каждом конкретном направлении отсутству-но определить общий уровень образования ет единство понимания и интерпретации по-и грамотности личности. нятия «дискурс».

Несмотря на широкую популярность, Собственно лингвистические употребле-приобретенную термином «дискурс» в по- ния термина «дискурс» сами по себе весьма следнее время, не существует четкого опреде- разнообразны, но в целом за ними просматри-ления, охватывающего все случаи его употре- ваются попытки уточнения и развития тради-бления. Кроме теоретической лингвистики с ционных понятий речи, текста и диалога. С исследованием дискурса связаны такие нау- одной стороны, дискурс мыслится как рече-ки и исследовательские направления, как ком- вое общение, вписанное в коммуникативную пьютерная лингвистика и искусственный ин- ситуацию и в силу этого как категория с более теллект, теория и практика перевода, литера- отчетливо выраженным социальным содержа-

© Власян Г.Р., 2011

ниєм по сравнению с речевой деятельностью индивида; по афористичному выражению

Н. Д. Арутюновой, «дискурс - это речь, погруженная в жизнь» [Арутюнова, 1998, с. 137]. С другой стороны, реальная практика современного дискурсивного анализа связана с исследованием закономерностей движения информации в рамках коммуникативной ситуации, осуществляемого, прежде всего, через обмен репликами, т.е описывается некоторая структура диалогового взаимодействия.

В современной лингвистике дискурс - это «сложное коммуникативное явление, включающее кроме текста, еще и экстралингвистиче-ские факторы (знания о мире, мнения, установки, цели адресата), необходимые для понимания текста» [ван Дейк, 1989, с. 8]. По определению Т. А. ван Дейка, «дискурс - это речевой поток, язык в его постоянном движении, вбирающий в себя все многообразие исторической эпохи, индивидуальных и социальных особенностей как коммуниканта, так и коммуникативной ситуации, в которой происходит общение» [Там же].

В рамках данного направления исследуется речевое взаимодействие адресанта и адресата, а не высказывание отдельного субъекта. Дискурс здесь трактуется как «текст в совокупности с экстралингвистическими, прагматическими, социокультурными, психологическими и другими факторами» [Арутюнова, 1988, с. 136], «коммуникативное событие, порождающее текст, соотносящееся, во-первых, с определенной ментальной сферой / определенными знаниями, и, во-вторых, с конкретными моделями-образцами, прототипами тек-стопорождения и восприятия» [Чернявская, 2004, с. 106].

Изучение дискурса представляет в настоящее время большой интерес для целого круга исследователей, особенно в области анализа устной разговорной речи и конверсацион-ного анализа.

Одним из наиболее популярных направлений в дискурсивном анализе является анализ бытового диалога. Это направление (иногда называемое также анализом разговора, или конверсационным анализом, англ. conversation analysis) было основано в начале 1970-х гг. группой американских социологов на базе так называемой «этнометодологии». Этнометодо-логия - течение, возникшее в 1960-х гг. в аме-

риканской социологии под лозунгами отказа от излишнего теоретизирования и априорных схем и приверженности эмпирическому материалу. Согласно заявленной цели этнометодологии, аналитику при анализе материала следует имитировать процедуры, выполняемые рядовыми представителями культурноэтнической группы, пытаться понять процедуры социального взаимодействия с позиций «обычного человека». Анализ бытового диалога - приложение этих общих принципов этнометодологии к языковому взаимодействию. Одной из ключевых работ, положивших начало анализу бытового диалога как четко очерченному направлению, стала статья X. Сакса, Э. Шеглоффа и Г. Джефферсон «Простейшая систематика чередования реплик в разговоре» [Sacks, Schegloff, Jefferson, 1974]. «Изучая магнитофонные записи живого общения, они пришли к выводу о согласованности реплик в разговоре и о принципе очередности подачи реплик. Было установлено, что «правильная», образцовая беседа должна начинаться с фати-ческого общения, развертываться на основе чередования «смежных пар» (adjacency pairs), в беседе должны содержаться высказывания, указывающие на завершение разговора» [Копылова, 2008а, с. 6-7]. Однако, как отмечает Г. Кларк, «беседы выглядят запланированными и целенаправленными только в ретроспективе. В реальности они создаются оппортунистически, шаг за шагом, в то время как участники беседы обсуждают совместные цели и затем реализуют их» [перевод Н.В. Копыловой; цит. по: Копылова, 2008, с. 3; Clark, 1996].

«Генетически исходным» типом дискурса, по словам В.И. Карасика, является повседневное общение. В таком общении процессы обдумывания и продуцирования происходят параллельно, так как анализ поступающей информации и реакция на нее включают в себя цели собеседников, их отношение друг к другу, возможности реализации коммуникативных навыков.

В данной работе мы определяем конверса-ционный дискурс как устно-бытовой неофициальный разговорный диалогический дискурс, который представляет собой речевое взаимодействие двух или более коммуникантов, динамическую последовательность реплик, которыми обмениваются участники ин-

теракции для решения той или иной задачи общения, сопровождаемое вербальными или невербальными составляющими, и служащее для передачи и генерирования информации.

Основной характеристикой конверсацион-ного дискурса является наличие общей коммуникативной интенции, реализация которой происходит благодаря совместным усилиям участников общения.

Разговорный диалог представляет собой важную составляющую конверсационного дискурса, его вербальный компонент и, следовательно, может получить наиболее исчерпывающее описание в парадигме дискурсивного направления. В отличие от массовой коммуникации, монолога, коммуникации путем письменных текстов и др., именно в диалоге проявляется живое (спонтанное), двустороннее, динамичное общение, в котором особое значение придается ситуации общения, правилам, стратегиям и тактикам речевого поведения коммуникантов, соотношению их социальных ролей.

Выражая себя в диалоге, человек организует и всю свою жизнь как диалог. «Единственно адекватной формой словесного выражения подлинной человеческой жизни является не-завершимый диалог. Жизнь по природе своей диалогична. Жить - значит участвовать в диалоге - вопрошать, внимать, ответствовать, соглашаться и т.п. В этом диалоге человек участвует весь и всею жизнью: глазами, губами, руками, душой, духом, всем телом, поступками. Он вкладывает всего себя в слово, и это слово входит в диалогическую ткань человеческой жизни, в мировой симпозиум» [Бахтин, 1976, с. 307].

Важными чертами конверсационного дискурса, определяющими его своеобразие в системе других типов дискурса, являются следующие признаки:

• спонтанность, действие которой «нейтрализуется» введением дополнительных средств, обеспечивающих структурную организацию;

• субъективность и оценочность, отражающие отношение говорящего к содержанию сообщения, к партнеру по коммуникации, к ситуации общения;

• эмоциональность, которая не только свидетельствует о состоянии коммуникантов, но может быть и средством достижения определенных целей;

• имплицитность, обусловленная общностью апперцепционной базы коммуникантов и условиями, в которых протекает интеракция.

Конверсационный дискурс представляет собой спонтанное общение, в ходе которого не придается значение формальной стороне, поэтому он изобилует незавершенными фразами, отдельными словами. В связи с этим необходимы определенные языковые средства, позволяющие упорядочить нагромождение единиц речи. Внимание ученых, занимающихся анализом реальных диалогов, привлекли слова, которые придают тексту «дискурсивный характер», т.е. делают его динамичным и превращают в коммуникативное событие, а также определяют его тональность и субъективность, делают его персонально окрашенным [Бабаева, 2008].

В лингвистической литературе эти языковые единицы фигурируют под различными названиями: дискурсивные маркеры, дискурсивные частицы, дискурсивные коннекти-вы, прагматические частицы, прагматические маркеры, диалогические частицы и др.

Одной из самых известных работ, посвященных данной проблеме, является монография Д. Шиффрин «Дискурсивные маркеры» (Discourse markers), поэтому именно этот термин стал самым популярным в настоящее время и широко используется американскими лингвистами [Schiffrin, 1987, р. 32].

Среди исследователей нет единства мнений о сущности дискурсивных маркеров. Их трактуют как индикаторы прагматической силы высказываний [Почепцов 1986, Searle 1971], как средства связности дискурса, сигнализирующие об «отношении высказывания к его непосредственному контексту» [Redeker, 1990, р. 372] и «организующие» последовательность высказываний [Schiffrin, 1987, р. 31].

Характерными грамматическими особенностями маркеров дискурса являются: свободный тип синтаксической связи со структурой, в которой они употребляются, преимущественно препозитивное местоположение в высказывании, факультативность употребления [Brown, Yule 1983, p. 106], принадлежность к различным грамматическим классам слов — междометиям, наречиям, частицам.

Маркеры дискурса объединяет их функциональная направленность: помимо синтагматических функций в речевой цепи, как единицы дейксиса они выполняют индексальные функции, т.е. служат связующим элементом между говорящим, слушающим, местом и временем

- этими четырьмя параметрами контекста [Schiffrin, 1987, р. 332-333].

Дискурсивные маркеры не образуют естественный класс единиц. Этот класс не имеет четких границ и объединяет единицы, которые различные классификации относят к разным частям речи. Дискурсивные маркеры не имеют денотата в общепринятом смысле; их значения не предметны, поэтому их можно изучать только через их употребление.

Д. Шиффрин классифицирует одиннадцать дискурсивных маркеров, представленных сочинительными и подчинительными союзами {and, but, or because), темпоральными и союзными наречиями (now, then, so), частицами (oh, well), вводными предложениями (you know, I mean). Основная функция дискурсивных маркеров, согласно Д. Шифрин - это обеспечение когезии текста: дискурсивные маркеры не создают, но показывают отношения между сегментами дискурса [Schiffrin, 1987]. Дискурсивные маркеры особенно важны для интерактивного процесса. Ряд слов максимально раскрывает свой потенциал только в процессе речевого взаимодействия.

Исследование этих единиц проводится ею на пяти «уровнях речи» (planes of talk): 1) пропозициональная структура; 2) структура действий (речевые акты); 3) структура чередования; 4) структура участников; 5) информационное состояние.

Дискурсивные маркеры обеспечивают связность на всех этих уровнях, тем самым, интегрируя их. При этом каждый конкретный дискурсивный маркер относится в первую очередь к тому или иному плану: oh- к информационному состоянию и к структуре действий; well - к структуре участников; and - к пропозициональной структуре. Употребление дискурсивных маркеров, согласно Д. Шиффрин, полифункционально [Schiffrin, 1987].

Б. Фрейзер в книге «Прагматические маркеры» («Pragmatic Markers») даёт следующую классификацию маркеров: 1) базовые маркеры (basic markers); 2) маркеры-комментарии

(commentary markers); 3) параллельные маркеры (parallel markers); 4) дискурсивные маркеры (discourse markers). Основная функция прагматических маркеров - указание на типы сообщений (прямое или имплицитное) [Fraser, 1999, р. 167-190].

По его мнению, дискурсивные маркеры указывают, как базовое сообщение связано с контекстом. Это - маркеры смены топика: by the way (между прочим, кстати говоря); контрастивные маркеры: but (но), however (однако), although (хотя); детализирующие маркеры

- in other words (иными словами), more than that (кроме того), particularly (в частности), also (также), and (и), or (или); маркеры вывода that is why (поэтому), so (таким образом), accordingly (соответственно) [Fraser, 1999].

В своей работе «Английские дискурсивные маркеры» К. Бауер-Рамазани [Bauer-Ra-mazani. URL: http://academics], рассматривает четыре типа дискурсивных маркеров, необходимых для связи английских предложений:

1) соединительные союзы (coordinating conjunctions);

2) коннекторы (connectors) (наречия, союзные наречия);

3) подчинительные союзы (subordinating conjunctions);

4) фразовые связующие средства (phrase linkers) (предлоги, существительное с предлогом).

Исследования подобного лингвистического явления требуют учета целого диапазона экстралингвистических факторов: типа дискурса, характерных особенностей коммуникантов, социальных факторов, типа культуры.

Немаловажным экстралингвистическим фактором, влияющим на языковую репрезентацию, являются гендерные особенности. Р. Лакофф предполагает, что женщины смягчают свои высказывания при помощи дискурсивных маркеров типа you know, of course, like, не добавляющих содержательности тексту, но направленных на благосклонную интерпретацию и поддержку от собеседника [Lakoff, 1973].

В большинстве случаев женщины чаще, чем мужчины, используют you know с конкретной целью - создать родственную по духу атмосферу, нежели просто позиционировать высказываемую идею. Наряду с дру-

гими средствами включения в среду, you know может интерпретироваться слушающими как индикатор недостаточной убежденности в истинности утверждения и как сигнал для проявления поддержки. При этом вариативность интерпретации напрямую зависит от статуса говорящего в диалоге.

Изучая повседневное использование дискурсивного маркера like среди принадлежащих к среднему классу общества Филадельфии подростков, М. Сигл обнаружила значительное преобладание маркера в речи девочек [Siegel, 2002]. В свою очередь, К. Прехт, изучая связку like + число, пришла к заключению о значительном половом различии в употреблении и предпочтительности данной комбинации для мужчин [Precht, 2002].

Материалом нашего исследования послужили устные разговорные диалоги, записанные автором на диктофон, а также диалоги, извлеченные методом сплошной выборки из текстов скриптов современных английских художественных фильмов.

По данным нашей картотеки, наиболее частотными маркерами английского конвер-сационного дискурса являются следующие: now, so, well, anyway(s), maybe, like, right, ok, say, of course, listen, you know, I mean, actually, basically, really.

Дискурсивные маркеры сигнализируют о начале и конце речевого хода (now, anyways); как, например, в следующем примере дискурсивное слово anyways отмечает начало нового хода:

- Anyways, now tell те what happened last night with John?

- Well... I have no idea ...I wasn’t there...

Поскольку каждый эпизод имеет свою

макропропозицию, они (эпизоды) могут не совпадать по таким семантическим категориям, как агенс, место, время, возможные миры и т.д. [ван Дейк, 1989, с. 65]. Так, сигналы смены темы в различных эпизодах являются одним из способов выражения тем дискурса.

Дискурсивные маркеры способствуют когезии текста, помогая говорящему связывать одно высказывание с другим (I mean, you know, so), в то же время позволяя ему отдышаться до того, как продолжить высказывание. Например, в следующем диалоге дискурсивный маркер so помогает говорящему связать свое

высказывание с высказыванием собеседника, показать причинно-следственные связи:

- Exactly. Could be nothing to worry about.

- So then why’s the TV out?

- Maybe it just hit the relay stations. Aren’t those usually in remote areas?

So также позволяет интерпретировать высказывание как заключение:

- She’s rich. So she can pay.

в) просить внимания или реакции со стороны собеседника (listen, say, ok, right):

- Say, Gladys, it seems the lines are down around here. The phone and TV, you know?

Они позволяют следить за восприятием текста со стороны слушающего и помогать ему в понимании новой информации (you know, you see), акцентируя ее главные моменты или оставляя больше времени для ее восприятия:

-... and then, you know, you grow up. I guess that’s what’s happened with me. You just... people change. We married when I was, what, in my mid-twenties. A kid. We were kids. Twenties. You think it’s forever. Then, you know, you ’re older - you begin to feel your mortality, you start to think, well, there’s no more time for dishonesty.

Они подчеркивают согласие между собеседниками (ok, definitely, right), общие знания (asyou know) или подтверждение (right?), как, например, в следующем фрагменте диалога:

- Oh, I already know what I want.

- Okay, what’ll it be?

Дискурсивные маркеры позволяют усиливать или смягчать высказанное (well, maybe), т.е прежде чем сказать что-либо не совсем приятное или не согласиться с собеседником, в диалоге используются смягчающие дискурсивные слова, как, например, в данном случае с этой целью употребляется well you know:

- Well you know, because he’s such a dope.

- But Sandy, she’s... a good lady. A very special lady.

- She’s a cold, stuck-up bitch.

- Well that’s... a little -

- You and I should sort things out. I’ve told you that this is not just frivolity.

Дискурсивные маркеры преодолевают коммуникативное затруднение в случаях поиска подходящего слова или фальстарта (well, so, now, anyway, actually, and) :

- OK, now tell me what happened last night with John?

- Well... I have no idea.. .1 wasn’t there...

Дискурсивные маркеры actually, basically и really указывают слушателю, как определить направление движения новой информации. В этом смысле, по мнению Р. Уотса, они являются метапрагматическими маркерами, направляющими разговор в русло релевантности [Watts, 1988, р. 255]. Заметим, что назначение метапрагматических маркеров -помочь адресату оценить степень уместности высказываний. В предложении Frankly, we are lost (честно говоря, мы заблудились) комментирующий маркер frankly маркирует сообщение, которое в каком-то смысле является неприемлемым для слушателя [Мас-салина, 2009].

Таким образом, нормальное функционирование коммуникативного взаимодействия обеспечивается употреблением в речи разных дискурсивных маркеров, которые являются необходимыми средствами обеспечения успешности коммуникации. Употребление дискурсивных маркеров более характерно для устной речи; в речи письменной такие функции, как правило, выполняются знаками препинания.

Изучение дискурсивных маркеров способствует расширению круга знаний о поведенческих моделях и коммуникативной организации при сохранении специфических параметров речевых актов. По мнению Д. Шифрин, отбор характеристик дискурсивных маркеров не простая задача из-за обширной методологии исследований в данной области и большого количества лингвистических и нелингвистических контекстов, в которых употребляются подобные элементы [Schiffrin, 1987]. Дискурсивные маркеры подвержены языковым процессам, что определяет их способность развиваться в новых грамматических функциях.

Библиографический список

1. Арутюнова, Н.Д. Дискурс. Языкознание. Большой энциклопедический словарь [Текст] / Н.Д. Арутюнова/под ред. В.Н. Ярцевой.-М. : Большая Российская энциклопедия, 1998. - С. 136-137.

2. Арутюнова, Н.Д. Типы языковых значений : Оценка. Событие. Факт [Текст] / Н.Д. Арутюнова. - М.: Наука, 1988.

3. Бабаева, P.A. Незнаменательная лексика в немецком обиходном дискурсе (прагматический аспект) [Текст]: автореф. дис. ... д-ра филол. наук: 10.02.04 / P.A. Бабаева. - М., 2008.

4. Бахтин, М.М. Эстетика словесного творчества [Текст] / М.М. Бахтин. - М. : Наука, 1979.

5. Дейк, Т.А. ван. Язык. Познание. Коммуникация [Текст] / Т.А. ван Дейк. - М. : Прогресс, 1989. -312 с.

6. Копылова, Н.В. Стратегии власти и подчинения в английском разговорном дискурсе [Текст] : автореф. дис. ... канд. филол. наук: 10.02.04 / Н.В. Копылова. - Иркутск, 20086.

7. Массалина, И.П. Дискурсивные маркеры в английском языке военно-морского дела [Текст] / И.П. Массалина, В.Ф. Новодранова. - Калининград : Изд-во КГТУ, 2009.

8. Почещов, О.Г. Основы прагматического описания предложения [Текст] / О.Г. Почепцов. - Киев : Ви-щашк., 1986.

9. Чернявская, В.Е. Интертекст и интердискурс как реализация текстовой открытости [Текст] / В.Е. Чернявская // Вопросы когнитивной лингвистики. -2004.-№1,-С. 106-111.

10. Bauer-Ramazani, Ch. English Discourse Markers [Electronic resource] / Ch. Bauer-Ramazani. - URL: /http:// academics.smcvt.edu/ cbauerramazani/AEP/ BU113/English/discmarkers.ht/ (дата обращения: 20.08.2010).

11. Brown, G. Discourse analysis [Text] / G. Brown, G. Yule. - Cambridge : The MIT Press, 1983. - 288 p.

12. Fraser, B. What are discourse markers? [Text] / B. Fraser // Journal of Pragmatics. - 1999. - № 31. -P. 931-952.

13. Lakoff, R. Language and Woman’s Place [Text] / R. Lakoff // Language in Society. - 1973. - № 2. -P. 45-70.

14. Precht, K. Gender Differences in Affect, Evidential-ity, and Hedging in American Conversation [Text] / K. Precht // Paper presented at the 76th annual meeting of the Linguistic Society of America (San Francisco, 5 January 2002).

15. Redeker, G. Ideational and pragmatic markers of discourse structure [Text] / G. Redeker // Journal of Pragmatics. - 1990. -№ 14. - P. 367-381.

16. Sacks, H. Simplest Systematics for the Organization of Turn-taking for Conversation [Text] / H. Sacks, E. Schegloff, G.A. Jefferson // Language. - 1974. -№50 (4).-P. 696-735.

17. Schiffrin, D. Discourse Markers [Text] / D. Schiffrin. - Cambridge : Cambridge University Press, 1987. -364 p.

18. Siegel, M. «Like»: The discourse particle and semantics [Text] / M. Siegel // Journal of Semantics.- 2002. -№19. -P. 35-71.

19. Watts, R. A relevance-theoretic approach to commentary pragmatic markers: The case of actually, really and basically [Text] / R.A. Watts // Acta Lingüistica Hungarica. - 1988. - № 38. - P. 235-260.