УДК 81’23

ББК 81.002.3

Д 40

Джаубаева Ф.И.,

Штайн К.Э. Особенности формирования языковой личности и речевого поведения русского писателя Л.Н. Толстого в процессе семейного воспитания и образования

(Рецензирована)

Аннотация:

В данной статье с помощью лексического анализа ключевых лексем из текста «Воспоминаний» самого автора рассматриваются основные факторы семейного воспитания, оказавшие влияние на формирование языковой личности и речевого поведения русского писателя Л.Н. Толстого. Лексический анализ подтверждает, что формирование речевого поведения протекает в круговороте говорения, слушания и чтения, а также в беспрестанном чередовании процессов текста и его восприятия.

Ключевые слова:

Происхождение, семья, элитарный, языковой, личность, образование, чтение.

Djaubaeva F.I., Shtain K.E. Features of formation of the language person and speech behaviour of Russian writer L.N.Tolstoy during family upbringing and education

Abstract:

Using the lexical analysis of key lexemes from the text of "Memoirs" of L.N. Tolstoy, the authors of the paper examine the major factors of family education influencing formation of the language person and speech behaviour of Russian writer L.N.Tolstoy. The lexical analysis confirms that formation of speech behaviour proceeds in circulation of speaking, hearing and reading, as well as in incessant alternation of the text processes and text perception.

Key words:

Origin, family, elite, language, the person, education, reading.

Описание принципов распределения смыслов в процессе порождения речи - одна из актуальных проблем современной теории языка. Разные модели порождения речи предлагались представителями разных наук - лингвистами, психолингвистами, специалистами по искусственному интеллекту, которые ставили перед собой разные задачи. Лингвистические модели порождения речи освещали роли языковых явлений, единиц и т.п. Психолингвистические модели отражают, естественно, характер психических процессов в речемыслительной деятельности, и, что именно психолингвистика ориентирована «на анализ речевой деятельности и общение людей» [1:

7].

Для определения начального этапа формирования языковой личности русского писателя мы используем понятие «речевая деятельность», под которым понимаем все явления, относящиеся к порождению и восприятию речи, к процессам говорения, слушания, чтения. Для нашего исследования важна языковая способность человека, обеспечивающая речевую деятельность, и то, какие знания, чувства, эмоции отражаются в речи. Рождение внешнего речевого высказывания начинается в сознании человека с момента овладения языком. Речевому высказыванию предшествует не столько готовая мысль, сколько «предмысль», мыслительная деятельность, «порождающая» смыслы; речи

предшествует ее замысел, само желание что-то сказать, импульс-намерение. Он действует как пусковой механизм, активизирующий языковое сознание и направляющий это последнее на решение определенной прагматической задачи.

Основными факторами, оказавшими влияние на формирование речевого поведения Л.Н. Толстого, являются: особенности происхождения (родословная) и семья (семейное воспитание и образование). В настоящей статье мы рассмотрим некоторые особенности влияния семейного воспитания и образования на формирование речевого поведения элитарной языковой личности. На наш взгляд, актуальность данной проблемы определяется тем, что формирование речевого поведения зависит от социофизических закономерностей, которым следует языковая личность. Эти общие закономерности и составляют предмет настоящего исследования.

Исследование особенностей происхождения русского писателя показало, что установка на воспитание элитарной языковой личности была в роду Толстых изначально. Говоря о принципах формирования элитарной языковой личности, Т.В. Кочеткова отмечает, что носитель элитарной речевой культуры обладает совокупностью знаний и навыков, которая обеспечивает ему во всех запланированных и незапланированных, привычных и неожиданных ситуациях целесообразное, незатрудненное и эффективное общение [2: 17].

Следует отметить, что индивидуальные языковые способности русского писателя связаны непосредственно с семейными речевыми традициями и установками на изучение с раннего детства других языков, что, естественно, способствовало формированию языковой личности Л.Н. Толстого. Под «языковой личностью» понимается любой носитель того или иного языка. По определению Н.Ю. Караулова: «Структура языковой личности представляется состоящей из трех уровней: 1) вербально-семантического,

предполагающего для носителя нормальное владение естественным языком, а для исследователя - традиционное описание формальных средств выражения определенных значений; 2) когнитивного, единицами которого являются понятия, идеи, концепты, складывающиеся у каждой языковой индивидуальности в более или менее упорядоченную, более или менее систематизированную «картину мира», отражающую иерархию ценностей. Когнитивный уровень устройства языковой личности и ее анализ предполагает расширение значения и переход к знаниям, а значит, охватывает интеллектуальную сферу личности, давая исследователю выход через язык, через процессы говорения и понимания - к знанию, сознанию, процессам познания человека; 3) прагматического, заключающего цели, мотивы, интересы, установки и интенциальности. Этот уровень обеспечивает в анализе языковой личности закономерный и обусловленный переход от оценок ее речевой деятельности к осмыслению реальной деятельности в мире» [3: 5].

Формирование каждой языковой личности происходит с началом усвоения нравственных норм. Оценки и ценности, характерные для определенной социальной среды, служат членам семьи своеобразным ориентиром в их поведении и деятельности. По нашему мнению, одновременное начало формирования языковых, духовных и нравственных принципов личности русского писателя, также позволяет определить его как носителя элитарной культуры. Об особой среде, в которой рос и воспитывался Толстой, пишут многие исследователи биографии и творчества писателя. Ф.И. Кулешов по этому поводу отмечает, что Л.Н. Толстой родился в Ясной Поляне, в старинной, родовитой дворянско-аристократической семье. Принадлежа по рождению к высшей помещичьей знати России, Толстой провел детство и отроческие годы в условиях привольной барской жизни, возможность которой была исторически предопределена всей системой господствовавшего в России крепостного права. Он рос и воспитывался в особой нравственной и бытовой атмосфере, в общем, не характерной для большинства помещичьих усадеб [4: 5].

Лексический анализ ключевых лексем из текста «Воспоминаний» самого Л.Н. Толстого показал степень влияния членов семьи русского писателя на формирование его речевого поведения. Исследователи отмечают, что семейная жизнь Толстых была хорошей и счастливой. Для Л.Н. Толстого семья это всё, что было связано с ним, с Ясной Поляной, то есть помимо всех членов семьи, в это понятие входили прислуга и дворовые. В целом семья и семейные отношения имеют позитивный характер. Анализируя фрагменты из «Воспоминаний» Толстого, можно с уверенностью сказать, что русский писатель очень расширенно понимал значение «семьи». В его памяти сохранились самые нежные и счастливые воспоминания и полная гармония семейной жизни.

Выявление ключевых метаэлементов из фрагмента «Воспоминаний» подтверждает влияние семьи на формирование гармоничной языковой личности Л.Н. Толстого: «радуется Матрена», «радуются собаки», «радуются куры», «радуются лошади», «все на свете только и делают, что радуются».

Здесь прослеживается «метатекстовая лента» (термин Вежбицкой), способствующая определению метапоэтики, то есть авторской интерпретации «счастливого детства» русского писателя и его гармоничного развития. Такие категории как красота и гармония оказали влияние не только на формирование языковой личности, но и на эстетические и нравственные взгляды русского писателя, которые, в свою очередь, способствовали развитию речевого мышления. По этому поводу уместно привести высказывание К.Э. Штайн. Она пишет: «Гармония и красота являются важнейшими эвристическими понятиями как в сфере науки, так и в сфере искусства... <...>

Гармония как метакатегория в исследовании поэтических текстов рассматривается на основе общенаучных принципов (симметрии, дополнительности, относительности и т.д.), в системе тех принципов, которые составляют ее специфику» [5: 36]. Следовательно, продуктом мыслительной деятельности, начавшейся с определенного замысла, выступают некие смыслы, т.е. мысль предшествует смыслу и создает его.

Прежде всего, обратимся к словарным статьям и определим значение термина «семья». По данным «Этимологического словаря русского языка» М. Фасмера: СЕМЬЯ - в устном народном творчестве также в знач. «жена», укр. ам’я, др.-русск. см. образ «челядь, домочадцы, семья; муж, жена», см. образ «младший член семьи».

«Большая Советская Энциклопедия» дает такое определение: СЕМЬЯ, основанная на браке или кровном родстве малая группа, члены которой связаны общностью быта, взаимной моральной ответственностью и взаимопомощью.

«Толковый словарь живого великорусского языка» В.И. Даля термину «семья» дает такое толкование: СЕМЕЙСТВО ср. СЕМЬЯ ж. вообще: совокупность близких

родственников, живущих вместе.

По «Воспоминаниям» семья для Толстого - это дружный, веселый коллектив, что подтверждает его же высказывание: «... всё окружавшие мое детство лица - от отца до кучеров - представляются мне исключительно хорошими людьми». Данный отрывок из «Воспоминаний» Л.Н. Толстого изложен достаточно выразительно, ясно и убедительно передает чувства маленького ребенка, его взгляд и настроение. Далее, Л.Н. Толстой, описывая обед в семейном кругу, опять же отмечает, что они вместе, им весело, то есть «семья» - группа людей, члены которых взаимосвязаны друг с другом. Позитивный характер семейных отношений доказывают заключительные слова данного отрывка: «Я чувствую это, и мне восторженно радостно на душе. Обед кончается». О важности семейных обедов часто отмечали и биографы писателя.

В формировании речевого поведения Толстого велика роль семейных традиций и преданий. Анализ фрагментов из «Воспоминаний» является многократным подтверждением влияния семейного воспитания и образования на формирование речевого поведения русского писателя. Результат анализа позволил определить общие закономерности, которые способствовали зарождению, оформлению мысли, а затем ее вербализации. К основным закономерностям мы относим речевые акты: чтение, письмо,

говорение, которые становятся ключевыми элементами при формировании языковой личности.

В настоящей статье мы остановимся лишь на одном из отмеченных речевых актов -чтении. В подтверждение сказанному, приведем несколько фрагментов из «Воспоминаний»:

воспоминания о матери: «Жизнь матери проходила в занятиях с детьми, в вечерних чтениях вслух романов для бабушки и серьезных чтениях, как «Эмиль» Руссо, для себя и рассуждениях о читанном, в игре на фортепияно, в преподавании итальянского одной из теток, в прогулках и домашнем хозяйстве. Во всех семьях бывают периоды, когда болезни и смерти еще отсутствуют и члены семьи живут спокойно, беззаботно, без напоминания о конце. Такой период, как мне думается, переживала мать в семье мужа до своей смерти»;

воспоминания об отце: «Он собирал библиотеку, состоящую, по тому времени, в французских классиках, исторических и естественно-исторических сочинениях - Бюфон, Кювье. Тетушки говорили мне, что отец поставил себе за правило не покупать новых книг, пока не прочтет прежних. Но, хотя он и много читал, трудно верить, чтобы он одолел все эти [Истории крестовых походов и пап], которые он приобретал в библиотеку. Сколько я могу судить, он не имел склонности к наукам, но был на уровне образованья людей своего времени»;

воспоминания о тете (Т.А. Ергольской): «На креслах сидят тетушки, и одна из них читает вслух. На одном из кресел, продавив в нем себе ямку, лежит черно-пегая хортая Милка, любимая резвая собака отца, с прекрасными черными глазами. Мы приходим прощаться, а иногда сидим тут же. Прощаемся, всегда целуясь с бабушкой и тетушками, целуясь рука в руку»;

воспоминания о брате (Николае): «Когда он не рассказывал и не читал (он читал чрезвычайно много), он рисовал. Рисовал он почти всегда чертей с рогами, закрученными усами, сцепляющихся в самых разнообразных позах между собою и занятых самыми разнообразными делами».

Конечно же, огромную роль сыграла и сама среда, обстановка, где читали все -прекрасный и яркий пример детям. Особая среда, в которой рос и воспитывался русский писатель, отличалась тем, что огромное внимание уделялось образованию. В аристократической семье Толстых приоритетным был процесс чтения. Л.Н. Толстой отмечает особую любовь матери к чтению: чтения вслух (вечерние и серьезные), рассуждения о прочитанном тексте. Следовательно, процесс чтения проходил по определенным этапам (чтения вечерние, чтения серьезные, чтения с обсуждением). По данным «Словаря русского языка»: ЧИТАТЬ - 1.Воспринимать что-либо написанное или напечатанное буквами или другими письменными знаками, произнося вслух или воспроизводя про себя.|| Уметь воспринимать, понимать что-либо написанное, напечатанное. || Знакомиться с содержанием чего-либо написанного или напечатанного. В 5 знач. Излагать устно слушателям (какие-либо сведения, содержание чего-либо). || Преподавать (преимущественно в высшем или специальном учебном заведении) (МАС).

Общая сема - сема «деятельности» - распознание, понимание, ознакомление, преподавание.

Следует отметить, что любовь к чтению перешла к Л. Толстому наследственно, то есть установка на языки наблюдается с самого рождения. Чтение увлекало всех членов семьи. Чтение развивало такие способности, как рассуждение, мышление, изложение, различные формы умозаключения.

Мы, видим, что не только от матери и от отца передается будущему писателю любовь к чтению, но и от тети и брата.

Таким образом, Ергольская, не напрягая внимание детей, внушала им любовь к чтению, одновременно развивая и формируя речевые способности. Т.А. Ергольская была

образованна, начитанна и достаточно часто читала вслух, развивая внимание и память детей. Память, как мы знаем, хранение знаний в голове. Ведь еще Ф. де Соссюр говорил о том, что язык образуется в голове человека суммой всех словесных образов, общих для коллектива говорящих, и подчеркивал, что такая совокупность - «это клад, практикой речи отлагаемый во всех, кто принадлежит к одному существенному коллективу, это грамматическая система, виртуально существующая у каждого в мозгу» [6: 52].

Согласно современным представлениям, система внутриречевых структур и речепорождающий процесс формируются на основе воспринимаемой извне речи. Совершенно точное определение памяти дают авторы коллективной монографии «Язык и порождение речи»: «Память - это способность человека удержать в голове, в нейронных клетках мозга, информацию о мире и о себе самом, «записать» ее в нервных окончаниях клеток, сохранить нечто из нашего опыта. Более того: память выступает не только как хранилище опыта и знаний, это не только фрагменты нашего прошлого, но и способность человека оперировать ими, воспроизводить их по желанию на нашем внутреннем экране, творить новые фрагменты и сцены и т.п. на полотне разыгрывающиеся события» [7: 88].

Из сказанного следует, что Т.А. Ергольская чтением, перечитыванием и рассказами тоже оказывала прямое воздействие на формирование языковой личности и речевого поведения Л.Н. Толстого, так как чтение - это речевой акт, который способствует раскрытию явлений, связанных с языковой сферой личности. Процесс чтения, конечно же, развивал такие способности, как рассуждение, мышление, изложение, различные формы умозаключения.

Любовь Л.Н. Толстого к ЧТЕНИЮ, как к главному фактору, оказавшему влияние на формирование языковой личности и речевого поведения, будет сопутствовать русскому писателю всю его долгую и плодотворную жизнь. В доказательство этому приведем слова Д.П. Маковицкого из «Яснополянских записок» (1905г.): «Лев Николаевич, читая вслух свои писания, почти всегда робел, волновался и, удерживаясь, чтобы не проявлять волнения, начинал, не дожидаясь, пока все сойдутся или даже усядутся по местам (если этого не сделали до его прихода, зная, что он будет читать). Читал он негромко, скорее более тихим голосом, чем обыкновенно говорил, стараясь, не прерывая дыхания, прочесть как можно больше. Не старался манерой чтения производить впечатление» [8: 273].

Таким образом, перед нами вырисовывается довольно ясная картина влияния семейного воспитания и образования на формирование языковой личности и речевого поведения русского писателя Л.Н. Толстого. Это, прежде всего, происхождение, а затем влияние каждого члена семьи. Анализ истоков речевых данностей позволил выявить основный фактор, то есть среду, в которой рос и воспитывался писатель, в которой, несомненно, была установка на формирование элитарной языковой личности.

Выявление и изучение других закономерностей, а также рассмотрение языковых способностей русского писателя на разных возрастных этапах развития его языковой личности является предметом дальнейшего исследования.

Примечания:

1. Щедровицкий Г.П. Лингвистика, психолингвистика, теория деятельности // Теория речевой деятельности. М., 1968. 280 с.

2. Кочеткова Т.В. Языковая личность в лекционном тексте. Саратов, 1998. 216 с.

3. Караулов Ю.Н. Русская языковая личность и задачи ее изучения // Язык и личность. М., 1989. 216 с.

4. Кулешов Ф.И. Л.Н. Толстой: из лекций по рус. литературе XIX в. Минск, 1978. 288 с.

5. Штайн К.Э. Гармония поэтического текста / под ред. В.В. Бабайцевой. Ставрополь, 2006. 646 с.

6. Соссюр Ф. де Курс общей лингвистики // Ф. де Соссюр. Труды по языкознанию. М., 1977. 269 с.

7. Человеческий фактор в языке: Язык и порождение речи. М., 1991. 240 с.

8. Толстой Л.Н. Собрание сочинений: в 22 т. Т. 2. Повести и рассказы. 1852-1856. М., 1979. 422 с.

References:

1. Shchedrovitsky G.P. Linguistics, psycholinguistics, the theory of activity // Theory of speech activity. M., 1968. 280 pp.

2. Kochetkova T.V. The language person in the lecture text. Saratov, 1998. 216 pp.

3. Karaulov Yu. N. The Russian language person and problems of its studying // Language and the person. M., 1989. 216 pp.

4. Kuleshov F.I. L.N.Tolstoy: from lectures on Russian literature of the 19th century. Minsk, 1978. 288 pp.

5. Shtain K.E. Harmony of the poetic text / Ed. V.V.Babajtseva. Stavropol, 2006. 646 pp.

6. Soussur F. De. The course of the general linguistics // F. De. Soussur. Works on linguistics. M., 1977. 269 pp.

7. The human factor in language: Language and generation of speech. M., 1991. 240 pp.

8. Tolstoy L.N. Collected works: in 22 v. V. 2. Long and short stories. 1852-1856. M., 1979. 422 pp.