Е. А. Карлова

ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ФРАНКО-КРЕОЛЕЙ

Работа представлена кафедрой ЮНЕСКО «Образование в поликулътурном обществе» Научный руководитель - доктор филологических наук, профессор Р. Г. Пиотровский

Актуальность креолистики состоит в том, что формирование пиджинов, креольских языков и диалектов, происходит на глазах исследователей в течение трех-пяти поколений, что дает возможность языковедам наблюдать действие диахронических имманентных механизмов. Формирование этих языков моделируется с помощью аппарата лингвистической синергетики.

Relevance of creolistics consists in the fact that formation of pidgins, Creole languages and dialects occurs practically before researchers’ eyes during tree-five generations. This enables linguists to observe the action of diachronic immanent mechanisms. Formation of these languages is modeled by means of linguistic synergetics’ instruments.

Креольские языки заняли в последние два столетия заметное место на лингвистической карте мира. Распространившиеся в основном в бывших французских колониальных регионах - на островах Гаити, Мартиники, Маврикия, Сейшельских островов, во Французской Гвиане и т. д., эти языки постепенно становятся средством повседневного общения и даже официальными языками. Так, например, в 1961 г. вторым официальным языком Гаити после французского стал франко-креольский аисьен, и хотя 500 тыс. гаитянского населения продолжает говорить на французском языке, большая часть населения острова говорит только на аисьене, из них полтора миллиона вообще не знают французского1. Официальным языком Сейшельских островов наряду с французским и английским языками с 1993 г. является франко-креольский сесельва.

Быстрый темп формирования пиджинов и креольских языков (иногда в течение трех-пяти поколений) позволяет не только описать их диахронию, но также исследовать имманентные механизмы саморегуляции и саморазвития этих языковых образований2 . При этом в процессе пиджини-зации и последующей креолизации языка совершаются такие изменения, которые в

ходе обычного эволюционного процесса растягиваются на века и тысячелетия.

Людям, принадлежащим к разным контактирующим социумам, для которых родными являются либо неродственные, либо далекородственные языки, при вступлении в контакт с другими социумами, приходится вырабатывать самостоятельно некоторое жаргонное средство общения, так называемый лингва франка. Оказываясь в «коммуникативном вакууме», участники такого процесса общения постепенно начинают воспринимать на слух некоторый доминантный язык. Таким лингва франка на Гаити стал упрощенный французский, точнее, наиболее употребительная часть его лексики с минимальным и нестабильным грамматическим оформлением. Часто эти лексические единицы представляют собой усеченные основы слов языка-источ -ника (ЯИ).

Это вновь образованное на базе некоторого доминантного ЯИ средство общения (пиджин) выполняет ситуативноограниченные коммуникативные функции. В рассмотренном случае пиджин не является родным ни для одной группы африканских рабов, вывезенных на остров Гаити. Следует помнить, что, находясь в неустойчивом лингвистическом состоянии и ока-

6 3

завшись в критической точке, такой жаргон-пиджин может погибнуть. Но существует также и другой путь развития, по которому следовал гаитянский пиждин: из неустойчиво-хаотического состояния пиджин скачкообразно перешел в устойчивое состояние с новым системным порядком. Так, расширяя свои коммуникативные функции и нативизируясь, пиджин превратился в самостоятельный креоль, являющийся родным языком для последующих потомком гаитянских рабов, языком со своими грамматическими нормами. Таким образом, характерной чертой процесса нативизации является то, что хаотическое, «аграммати-ческое» применение редуцированной лексики ЯИ в пиджине постепенно приобретает определенную структурную организацию. Такой путь образования языка представляет собой сложный синергетический механизм, который предусматривает развитие диссипативной структуры с новой само-упорядоченностью и новыми механизмами самоорганизации языкового состояния3.

Грамматика креолей не похожа по своей структуре ни на грамматику французского, ни на агглютинативную грамматику большинства африканских языков, являвшихся родными для первого поколения гаитянских рабов.

В ходе пиджинизации и креолизации языка обычно наиболее устойчивыми оказываются фонетическая и фонологическая системы, свойственные ЯИ. Так, несмотря на изменения в строе креолей, тип французского ударения здесь сохраняется. И в аись-ене, и в креоле Мартиники, Реюньона, Гваделупы, Французской Гвианы, Сейшельских островов ударение падает на последний слог, как это имеет место во французском языке. Главным изменением в вокализме креолей является потеря французского ла-биального ряда неносовых и носовых гласных. Исключение дают креоли островов Реюньон и Луизианы, где этот ряд сохраняется. Одновременно в креолях появляются носовые [~] и [и], неизвестные современному французскому языку.

Главная структурная особенность грамматики, характерная для различных франко-креолей, - это широкое использование аналитической морфологии и синтаксических средств для выражения грамматических отношений. При этом исчезают глагольные и остаточные именные флексии, которые заменяются препозитивными служебными словами и использованием повторов. При этом основа слова остается неизменной, и даже редуцированной: аис. M ap wu w nan fut la - фр. Je te verrai a la fkte ‘Я тебя увижу на празднике’; мавр. Zot pa kon koz franse -фр. Ils ne peuvent pas parler français ‘Они не умеют говорить по французски ’.

Креольский определенный артикль, в отличие от своего ЯИ, стоит в постпозиции к существительному: ср. НК lamp-la -фр. la lampe ‘лампа’; рн. deri la - фр. le ris ‘рис’; гвн. kote a- фр. la côté ‘берег’; мвр. loto la - фр. l’auto ‘автомобиль’; БСКpatron-la - фр. le patron ‘хозяин’; лзн. chop-la - фр. le magasin ‘магазин’; мтн. boug-la - фр. le type ‘мужчина’. В препозиции к существительному, как и во французском языке, стоит креольский неопределенный артикль: аис. yon gason - фр. un garçon ‘мальчик’; аис. yon fiy - фр. une fille ‘девочка’; гвн. oun foto -фр. une foto ‘фотография’; лзн. ein cocodri -фр. un crocodile ‘крокодил’; рн. in zil - фр. une île ‘остров’. Частичный артикль в креолях отсутствует.

Система креольских времен полностью переструктурирована. Сложные времена образуются при помощи препозиционных маркеров, часть из которых является рудиментом французских образований времен4.

Категория рода во франко-креолях практически утрачена, зато относительно одушевленных существительных здесь активно используются средства аналитической морфологии и лексические приемы для выражения категории пола, сочетающиеся иногда с категорией уменьшительности: аис. chwal la - фр. le cheval ‘лошадь’; аис. poulen chwal la - фр. le poulain ‘жеребенок’; аис. an manman bourik (femul bourik) - la bourrique ‘ослица’.

6 4

В креолях развивается особая словообразовательная система. Наиболее продуктивным видом словообразования здесь является словосложение, при этом наблюдается «стяжение» словоформ. Так, например, в аисьене, а также в креолях Мартиники, Французской Гвианы агглютинируются не только существительное и притяжательное местоимение: аис. matant - фр. ma tante, но и существительное, глагол и другие части речи, а также фразеологизм: ср. аис. pinga -фр. prendre garde; мтн. byenke - фр. bien que; гвн. bopu - фр. beau pure. Для выражения интенсивности и множественности в креолях используются повторы основ: аис. ptiti-pitit - фр. grandfils. Креолям также свойственно частое употребление звукоподражательных слов: аис. tap-tap - фр. en un clin

d’oeil ‘подмигивание’; мтн. kya kya kya - фр. rire ‘смех’; гвн. ababa - фр. étonné ‘удивленный ’. Необходимо отметить, что лексикостатистическая структура креолей, выведенная при помощи закона Ципфа-Ман-дельброта, заметно отличается от аналогичной структуры ЯИ. Соответственно, различаются их синергетические параметры.

Возвращаясь к вопросам романистики, следует отметить, что романо-креольские языки образуют новый типологический цикл в развитии романской группы.

Таким образом, современная креолис-тика является средоточием самых различных диахронических, синхронических, сопоставительных и сравнительно-исторических проблем современного языкознания и социолингвистики.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Gunnemark E. V. Countries, Peoples and Their Languages. The Geolinguistic Handbook. Gothenburg, Sweden: LAnstryckeriet, 1991. P. 64.

2 Елъмслев Л. Пролегомены к теории языка. М., 2006. С.101.

3 Пиотровский Р. Г. Синергетика текста. Минск, 2005. С. 9-13.

4 Wardhaugh R. An Introduction to Sociolinguistics. Blackwell, 1997. P. 57.