© С.Б. Ковенева, 2007

ОСНОВНЫЕ ПОДХОДЫ К ВЫДЕЛЕНИЮ ГЛАГОЛОВ СО ЗНАЧЕНИЕМ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

В РУССКОМ ЯЗЫКЕ *

С.Б. Ковенева

Русский язык как национально-культурный феномен, многофункциональная, исторически развивающаяся система продолжает оставаться объектом пристального внимания ученых; при этом «совершенствуются методы и приемы научных изысканий, расширяются горизонты лингвистики, наука о языке обогащается новыми идеями, и приходит время для того, чтобы осмыслить ключевые проблемы науки о слове с учетом новейших дости-жений»1. Возросший интерес к междисциплинарному аспекту изучения явлений объясняется отчасти тем, что в языке находит отражение «специфика восприятия и воспроизведения внеязыковой деятельности мыслящей личностью»2.

По мнению В.Г. Костомарова, «переживаемый русским языком в настоящее время период повышенной активности со всей очевидностью связан со сменой социально-экономического и политического устройства»3. Все чаще в наши дни предметом анализа становится такой сложный феномен, как процесс речевого общения, при рассмотрении которого, как считает Л.П. Крысин, важно учитывать не только собственно лингвистический фактор (языковые средства, используемые в коммуникации), но и социальный, психологический. Статусные и ролевые характеристики коммуникантов, проявляющиеся в ходе общения, связаны с общественными стандартами и требованиями, которые предъявляются к тем или иным формам речевого поведения, с социальными различиями носителей языка, отношением языковых личностей к собственным и чужим моделям речевого поведения и т. п.4 Ситуации, когда коммуникация осуществляется представите-

лями разных социальных слоев и групп населения, где имеют значение параметры «свой - чужой», «выше - ниже» и другие, предполагают своеобразное взаимное приспособление коммуникантов.

С развитием общества «происходят изменения в представлении о различных социальных отношениях, институциях и институ-тах»5. По убеждению ученых, институты в значительной мере влияют на общественное взаимодействие людей и сообществ: они «создают правила, определяя одновременно возможности и ограничения, права и обязанности, роли и статусы»6. Обеспечивая связи между однородными по функции субъектами, институт становится организационной формой институции, которая «есть функциональное отношение или отношение людей в процессе воспроизводства их жизни»7. Как считает О.В. Иншаков, «институция... обусловливает звание, должность, социальную группу, сословие, общность интересов и взглядов, она фиксирует свойства однотипных субъектов посредством закрепления социальной специфики их действий. Действие не может быть единичным в данном обществе, оно - совокупность повторяемых одним лицом либо многими лицами одновременно или исторически действий и их результатов, что приводит к образованию социальных типов с соответствующими общественно признанными ролями, образами и нормами поведения»8.

Изучение понятий институциональной теории представляет интерес для лингвистов, так как язык является «зеркалом», носителем и источником национальной культуры, сохраняя сложившиеся в социуме обычаи и традиции. Знание особенностей родного языка су-

* Исследование проводится в рамках гранта N° 07-04-20401 а/В при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда и Администрации Волгоградской области.

щественным образом влияет на успех претворяемых в жизнь программ развития современного общества. Тем более что преемственность всех ступеней обучения и совершенствования личности, возрождение и сохранение национальной исторической памяти является основой научно-образовательного процесса: «Речевые умения языковой личности определяют эффект от ее деятельности в обществе, поэтому описание форм речевого общения на разных уровнях социальной стратификации и обобщение языкового опыта в сводах рекомендаций и правил “внутренней цензуры”... становится значимой стороной наукоемких технологий»9. Отношения, возникающие между членами коллектива в различных сферах, находят отражение в системных связях языковых единиц, составляющих довольно обширное и сложное по своей структуре функционально-семантическое поле отношения. Особого внимания, как пишет Р.М. Гайсина, заслуживают глаголы, поскольку «глагольная категория наиболее соответствует онтологической сущности обиходного понимания отношения, которое осмысливается как процессуальный признак предметов и явлений, как своеобразная их координация»10. По мнению Л.Г. Бабенко, именно в категориальнолексической семантике глаголов заключена информация об отражаемой денотативной ситуации и в свернутом виде содержится представление об участниках события 11. Говоря

о средствах выражения социальных отношений, ученые выделяют глаголы социального и духовного контакта; глаголы разобщения, обозначающие разрыв социального и духовного контакта; глаголы восстановления социального и духовного контакта 12. На наш взгляд, лексемы со значением социальных отношений, в семантике которых находит отражение неоднородность и иерархичность социума, не только обозначают установление или разрыв контакта между людьми, но могут также содержать семантические признаки, указывающие на многообразные оттенки социального самочувствия человека, его отношения к обществу и к своей роли в данном обществе. Функции, закрепленные за субъектом в социуме, во многом определяют статус лица, а также влияют на характер отношений между индивидами.

В данном исследовании анализу подвергаются глаголы, в семантике которых, как представляется, находят выражение институциональные отношения. Источником для отбора фактического материала послужили тексты романов «Крушение», «Покушение», «Искушение» волгоградского писателя Е.А. Куль-кина. Уникальность произведений этого автора состоит в том, что в трилогии «Прощеный век» сопряжены черты художественного и научно-исторического описания эпохи, представленной в конкретных человеческих судьбах жителей казачьего края. В романах Е.А. Кулькина рассказывается о важнейших исторических событиях XX века: революциях 1905 и 1917 годов, Гражданской войне, Второй мировой войне, строительстве нового социалистического государства. Точка зрения автора, зафиксированная документально и воплощенная в художественной форме, позволяет читателю увидеть сложные и противоречивые отношения представителей разных социальных, возрастных, профессиональных и других групп в среде волжского и донского казачества 13 через призму институционально обусловленного их взаимодействия.

Известно, что человек как член социума на протяжении жизни вынужден вступать в различные отношения, характер которых зачастую зависит от статуса индивида в рамках различных «систем», отражающих родственные, семейные, религиозные, имущественные, производственные и другие связи. Поведение языковой личности строится по образцу и имеет свои границы. В определенном смысле, исполнитель наделен свободой действий (отношений), однако социум обусловливает принципы взаимодействия членов коллектива, специфика которого опосредованно выражается в семантике глаголов, моделирующих различные виды отношений однотипных субъектов (то есть субъектов-лиц).

Обозначение взаимодействия субъектов в процессе воспроизводства их жизни, действий, которые представляются по способу длительными и по форме законченными, не единичными и не отдельными, не случайными и не скоротечными, следствием которых является введение лица-субъекта в определенный статус в социальной структуре и общественной иерархии, которые оцениваются

обществом с позитивной или негативной стороны 14, связано, как мы полагаем, с функционированием глаголов, имеющих или приобретающих значение институциональных отношений. В их семантической структуре представлена категориально-лексическая сема (далее - КЛС) ‘введение лица-субъекта в определенный социальный статус, функциональные отношения; форматирование иерархических отношений субъектов в неоднородном социуме’. КЛС реализуется через интегральные семы в их дифференциальных признаках: ‘характер субъекта’ - ‘конкретный; одушевленный; собирательный; неодушевленный, обозначающий совокупность лиц-субъектов’; ‘характер объекта’ - ‘конкретный; одушевленный’; ‘характер субъектно-объектных отношений’ - ‘статусно неравные, иерархические’; ‘тип институциональных отношений’ - ‘родственные, семейные, общественные, религиозные, имущественные, производственные, должностные, управленческие, правовые и др.’; ‘среда взаимодействия’ - ‘бытовая, социально-обусловленная, общественно-политическая, производственная и др.’.

Анализ словоупотреблений глаголов социальных отношений в рассматриваемых художественных текстах показал, что семантику институциональности прежде всего могут реализовывать в контексте языковые единицы, обозначающие управление, подчинение, принуждение, разрешение, влияние и некоторые другие. Остановимся на примерах функционирования глаголов разрешения 15, которые могут характеризовать функциональные отношения статусно неравных участников в описываемой ситуации: «Видимо, гордостно Советы позволяли казакам “свободу передвижения”» (Кулькин, с. 477); «Через некоторое время Миронов стал не просто писарем, а исполняющим обязанности начальника “приготовительного стола”, и атаман разрешил ему жить не на казарменном положении, а дома, в своей семье» (Кулькин, с. 543). В смысловой структуре выделенных языковых единиц реализуется КЛС ‘введение лица-субъекта в определенный социальный статус; функциональные отношения; форматирование иерархических отношений субъектов в неоднородном социуме’. Данная КЛС представлена следующими интегральными (далее - ИС) и диффе-

ренциальными (далее - ДС) семами. В первом контексте ИС ‘характер субъекта’ реализуется в ДС ‘неодушевленный субъект, обозначающий множество лиц’; ИС ‘характер объекта’ - ‘конкретный одушевленный’; ‘характер субъектно-объектных отношений’ -‘статусно неравные, обусловленные структурой государственно-политического аппарата власти’; ‘тип институциональных отношений’ -‘социально-правовые’; ‘среда взаимодействия’ - ‘общественно-политическая’. Во втором контексте ИС представлены в дифференциальных признаках ‘характер субъекта’ -‘конкретный одушевленный’; ‘характер объекта’ - ‘конкретный одушевленный’; ‘характер субъектно-объектных отношений’ -‘статусно неравные, административные’; ‘тип институциональных отношений’ - ‘должностные’; ‘среда взаимодействия’ - ‘служебная’. Названные выше глаголы используются в контексте для характеристики отношений между субъектами, действия которых зависят от сложившихся в социуме правил, определяющих права, обязанности лица, а также его роль в конкретной ситуации и обществе.

Проведенный анализ употреблений глаголов социальных отношений, функционирующих в текстах трилогии Е.А. Кулькина «Прощеный век», показывает, что среди данных языковых единиц целесообразно выделять глаголы с институциональным значением, в смысловой структуре которых определенная КЛС реализуется в ее интегральных семах и дифференциальных признаках. Рассматриваемые глаголы позволяют автору нарисовать портреты персонажей, подчеркнуть их индивидуальные качества 16, охарактеризовать сложные отношения представителей казачества как особой этнической группы с властью, дать социальную оценку устройства российского и советского общества первой половины XX века, создать запоминающиеся художественные образы, яркие картины казачьего края.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Карасик В.И. Предисловие // Алефирен-ко Н.Ф. Спорные проблемы семантики: Монография. М., 2005. С. 5.

2 Функционирование русского языка как государственного языка Российской Федерации в Волгоградской области: Материалы расшир. заседания Ученого совета Волгогр. гос. ун-та, 28 июня 2002 года. Волгоград, 2002. С. 29.

3 Там же. С. 16.

4 Крысин Л.П. Речевое общение в социально неоднородной среде // Русский язык сегодня: Сб. ст. / Ин-т рус. яз. им. В.В. Виноградова РАН; Отв. ред. Л.П. Крысин. Вып. 1. М., 2000. С. 317.

5 Иншаков О.В. Имена существительные русского языка в аспекте институциональной экономики // Взаимодействие русского литературного языка и территориальных диалектов: Сб. ст. / Сост.: С.П. Лопушанская. (отв. ред.) и др.; Ред. совет: О.В. Иншаков (пред.) и др.; ВолГУ, НИИ истории рус. яз. ВолГУ Волгоград, 2005. С. 8.

6 Иншаков О.В. Введение / Иншаков О.В., Фролов Д.П. Институционализм в российской экономической мысли (IX-XXI вв.): В 2 т. Волгоград, 2002. Т. 1. С. 7.

7 Там же. С. 17.

8 Там же. С. 16.

9 Тупикова Н.А. Содержание и выражение институциональных понятий в русском языке // Homo institutius - Человек институциональный / Под ред. О.В. Иншакова. Волгоград, 2005. С. 638.

10 Гайсина Р.М. Семантическая категория релятивности // Категория отношения в языке

/ Науч. ред. Р.М. Гайсина; Башкир. ун-т. Уфа, 1997. С. 35.

11 Русские глагольные предложения: Экспериментальный синтаксический словарь / Под общ. ред. Л.Г. Бабенко. М., 2002. С. 15.

12 Гайсина Р.М. Лексико-семантическое поле глаголов отношения в современном русском языке. Саратов, 1981. С. 99.

13 Кулькин Е.А. Прощеный век: Трилогия. Крушение: Роман. Волгоград, 2000; Он же. Прощеный век: Трилогия. Покушение: Роман. Волгоград, 2001; Он же. Прощеный век: Трилогия. Искушение: Роман. Волгоград, 2001.

14 См.: Иншаков О.В. Имена существительные русского языка... С. 3-8; Тупикова Н.А. Указ. соч. С. 637-658; Функционирование русского языка как государственного языка... С. 6.

15 Толковый словарь русских глаголов: Идеографическое описание: английские эквиваленты. Синонимы. Антонимы / Под ред. Л.Г. Бабенко. М., 1999. С. 634.

16 См.: Ковенева С.Б. Глаголы социальных отношений как средство выражения институциональных понятий в русском языке / Наследие академика В.И. Борковского и проблемы современной лингвистики: Ст., исслед., материалы / ВолГУ; Ред. совет: О.В. Иншаков (пред.) и др.; Редкол.: проф. Н.А. Тупикова (отв. ред.) и др. Волгоград, 2006. С. 204-210.