ОБОБЩЕННОСТЬ СОДЕРЖАНИЯ КАК СВОЙСТВО НАУЧНОГО ФИЛОСОФСКОГО ТЕКСТА

А.Ю. Серебрякова

Философский текст относится к научному стилю. Именно принадлежность текста к какому-либо стилю и жанру определяет в целом набор его основных свойств и признаков.

Специалисты выделяют следующие основные черты научного текста - отвлеченно-обобщен-ность, подчеркнутая логичность, точность, ясность и объективность изложения, его последовательность, терминированность, логизированная оце-ночность и др1.

Все эти черты обусловлены следующим кругом базовых экстралингвистических стилеобразующих факторов. Научный стиль представляет научную сферу общения и речевой деятельности, связанную с реализацией науки как формы общественного сознания. В научном стиле отражается теоретическое мышление, выступающее в понятийно-логической форме, для которого характерны объективность и отвлечение от случайного (поскольку назначение науки - вскрывать закономерности), логическая доказательность и последовательность изложения. Общая цель научной речи заключается в сообщении нового знания о действительности и доказательстве ее истинности.

Функцию научного стиля можно определить как объяснение в широком смысле этого слова, которое включает в себя этапы научного мышления, закрепление процесса познания, изложение результатов познания2.

Содержанием научного текста является описание фактов, предметов, процессов, явлений действительности, истории их изучения и объяснения, формулирование законов и закономерностей. Накапливая факты, экспериментируя и обобщая, наука фиксирует свои результаты в понятиях и системе понятий. Специфика научного мышления определяет основное качество научного стиля -его обобщенно-отвлеченный характер. Таким образом, по мнению М.Н. Кожиной, Н.М. Разин-киной, М.П. Брандес и др. максимальная обобщенность является одним из главных признаков научного текста (тогда как признак художественного текста - максимальная эстетическая и худо-жественно-образная конкретизация). Философия, в свою очередь, является наукой о наиболее общих законах устройства мира, а философский текст -это текст, «содержание которого представляет собой предельно обобщенное описание устройства мира»3. Поэтому философский текст как никакой другой демонстрирует самую главную специфическую черту научного текста - отвлеченно-обобщенность.

Для реализации этой черты в научном философском тексте используются специальные языко-

вые средства (лексические, грамматические, в частности морфологические, и синтаксические единицы).

В лексическом плане отвлеченность и обобщенность проявляются, прежде всего, в том, что почти каждое слово выступает здесь как обозначение общего понятия или абстрактного предмета. Так, высокочастотна в философском тексте абстрактная лексика (в том числе терминологическая), слова, выражающие общие понятия - даже в тех случаях, если в общеязыковом употреблении (в других сферах общения) это конкретные слова (способность суждения; порядок природы; движение материи). Обощенно-отвлеченный характер подчеркивается также специальными словами: обычно, всегда, регулярно и т.п. Не только существительные, но и глаголы выступают в отвлеченнообобщенном значении, поскольку десемантизиру-ются, придавая выражению качественный характер, и уже не обозначают конкретных действий. Это глаголы широкой семантики (существовать, иметь, проявляться и др.). Многие глаголы в философском тексте выступают в связочной функции (быть, являться, служить, обладать)', значительная группа глаголов используется в роли компонентов глагольно-именных сочетаний, в которых основная смысловая нагрузка выражается существительными (служить ответом, подвергать критике, оказывать влияние).

В выражении и создании стилевой черты от-влеченно-обощенности в философском тексте участвует не только лексика, но и морфология, и синтаксис.

Грамматическими языковыми признаками обобщенности являются использование настоящего вневременного (с качественным, признаковым значением), что согласуется с необходимостью характеризовать свойства и признаки исследуемых предметов и явлений (способность суждения составляет особую часть критики). Тот же оттенок отвлеченности и обобщенности временных форм наблюдается в философских текстах при использовании прошедшего и будущего времени.

Отвлеченность и обобщенность философских текстов выражаются также в повышенной употребительности слов среднего рода (познание, обсуждение, понятие). Краткие прилагательные используются для выражения не временного, а постоянного свойства предмета (понятия оторваны друг от друга).

Категория числа существительных выступает с ослабленным грамматическим значением, поскольку названия отвлеченных предметов нельзя представить как считаемые «предметы». Они не-

Серия «Лингвистика», выпуск 2

87

Серебрякова А.Ю.

Обобщенность содержания как свойство научного философского текста

совместимы с идеей числа, счета (свобода, природа, разум).

На синтаксическом уровне отвлеченно-обобщенность выражается в исключении из структуры предложения личного субъекта действия (агенса), так как познание мира в философии представляется в обобщенной форме - как процесс коллективного творчества. Этому соответствуют обобщенно-личные и неопределенно-личные предложения, безличные предложения, двучленный пассивный оборот с процессуальным значением, т.е. деагентивные синтаксические структуры4. Учитывая этот факт, можно сделать предположение об особой роли неопределенно-личных и безличных конструкций в научном философском тексте.

В синтаксисе отмечают также преобладание сложных предложений над простыми; использование развернутых распространенных предложений; специальные типы сложных предложений; широкое употребление причастных и деепричастных оборотов, страдательных конструкций.

Другой специфической чертой философских текстов является подчеркнутая логичность, выражающаяся в основном на синтаксическом уровне и на уровне текста. Ее созданию и реализации способствуют многие средства. Прежде всего, это полнооформленность высказывания - полнота грамматического оформления предикативных единиц, что выражается в преобладании союзных предложений над бессоюзными, так как союзы позволяют более четко передать смысловые и логические связи частей предложения. При общем высоком проценте сложных предложений преобладают сложноподчиненные. Простые же предложения (как и сложные) осложняются оборотами с подчинительной связью, что повышает спаянность предложения, но при этом увеличивает длину предложения. Здесь нужно особо отметить большую длину предложений в философском тексте. Если средняя длина простого предложения в научном тексте вообще составляет 20,3, а сложного -25,4 словоупотребления, то средняя длина простого предложения в философском тексте составляет 30,3, а сложного - 45,4 словоупотребления. В простом и сложном предложениях широко используются вводные слова и словосочетания, подчеркивающие логику мысли и последовательность изложения (во-первых, следовательно, итак). По насыщенности связочными средствами научная речь занимает первое место среди функциональных стилей. Одно из них - связь предложений при помощи повторяющихся существительных, часто в сочетании с указательными местоимениями.

Точность (а также ясность) достигается в философском тексте употреблением большого числа терминов, как правило, слов однозначных, строго определенных в своих значениях в пределах конкретной науки, выражающих существенные признаки называемых предметов и явлений (мышле-

ние, сознание, способность, разум, материя, познание и др.).

Коммуникативная направленность научной речи, необходимость учета адресата выражается в категории диалогичности научного стиля. Хотя научный текст квалифицируется как монологический, однако ему тем не менее свойственна диалогичность, т.е. выраженный языковыми и текстовыми средствами в научной речи учет адресата (как взаимодействие двух или нескольких смысловых позиций, в том числе автора и читателя) вплоть до использования средств собственно диалога. Этому способствует адресованность, обращенность научного текста к читателю с целью привлечения его внимания к особо значимым частям текста и - как результат - достижение адекватности понимания текста.

Как считает Л.В. Славгородская, «каждый новый научный текст, стремящийся войта в корпус дисциплинарного знания, должен содержать ответ на вопрос, «заданный» предшествующим развитием знания. Обращаясь к фонду уже созданных текстов, ученый находит в них не только некий «образец для подражания» но и импульс для создания новых текстов. Процесс познания уподобляется, таким образом, цепи стимулов и реакций, аналогичной речевой цепи, создаваемой в процессе устного общения, с той лишь разницей, что обмену высказываниями соответствует обмен текстами»5.

Диалогичность философского текста выражается в использовании вопросо-ответных комплексов; вопросительных предложений; чужой речи в виде прямой цитации (как правило, с оценкой приводимого мнения); императивов как обращений к читателю (остановимся на указанной выше дефиниции); вводных слов с семантикой выражения авторского отношения к сообщаемому (конечно, очевидно, безусловно).

Таким образом, основными свойствами научного философского текста являются максимальная обобщенность, подчеркнутая логичность, точность, ясность и объективность изложения.

1 См., например, работы:

Кожина М.Н. Стилистический энциклопедический словарь русского языка / Под. ред. М.Н. Кожиной. М.: Флинта: Наука, 2003. С. 244.

Брандес М.П. Стилистика текста. Теоретический курс: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Прогресс - Традиция; ИНФРА-М, 2004. С. 171.

2 Брандес М.П. Цит. соч.

3 Алексеева И.С. Профессиональное обучение переводчика: Учебное пособие по устному и письменному переводу для переводчиков и преподавателей. Спб.: Издательство «Союз», 2001. С.118.

4 Кожина М.Н. Цит. соч.

5 Славгородская Л.В. Научный диалог (лингвистические проблемы). Л.: Наука, 1986. С. 4.

88

Вестник ЮУрГУ, № 11, 2005