© О.С. Волкова, 2008

УДК 81.27 ББК 81.001.1

О ТАКТИКАХ ТОЛЕРАНТНОГО РЕЧЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ В КОММУНИКАТИВНОЙ СИТУАЦИИ «КОНФЛИКТ»

О. С. Волкова

Статья посвящена описанию речевого поведения личности в ситуации бытового конфликта. На основе анализа диалогических единств, объединяющих инициирующую и ответную реплики, выявлены доминантные разновидности речевых актов, которые способствуют снижению эмоциональности и погашению конфликта, охарактеризованы тактики речевого поведения в названной коммуникативной ситуации.

Ключевые слова: диалогическое единство, речевое поведение, речевой акт, эмоциональность, коммуникативная ситуация.

Конфликт является одной из разновидностей коммуникативного поведения личности, и его изучением активно занимаются смежные с лингвистикой науки, однако феномен коммуникативного конфликта как объект современного речеведения до сих пор остается малоисследованным в отечественной лингвистике. Под конфликтом в данном исследовании понимается особый вид коммуникативной ситуации, в которой разногласия интересов, целей, взглядов приводят к столкновению - одна из сторон сознательно и активно действует в ущерб другой (физически или вербально), а вторая сторона, сознавая, что указанные действия направлены против ее интересов, предпринимает ответные действия. Любой конфликт представляет собой актуализировавшееся противоречие, или противостоящие и воплощенные в столкновении ценности, установки, мотивы сторон-участников конфликтной ситуации [7, с. 32]. Как полагают психологи, индивиды, вступая в общение, начинают его, как правило, с разными установками, целями, находятся в разных социальных условиях [4-6]. Начало взаимодействия и его ход характеризуются разной степенью вовлеченности коммуникантов в общение, их неодинаковой заинтересованностью, разной императивностью: кто-то владеет

коммуникативной инициативой, и именно его/ ее ходы в общении определяют и направляют пути развития конфликтного диалога.

Интенциональную характеристику конфликтной ситуации следует дополнить эмоциональной, поскольку эмоции личности, входящей в конфликт, становятся фактором, влияющим на ход развития конфликтной ситуации, на ее вербальное сопровождение. Как отмечают специалисты по эмотивной лингвистике, человек совершает поступки, в том числе и вербальные, под воздействием определенных эмоций [9, с. 60]. Так, например, эмоция гнева в различных степенях ее проявления - от раздражения и злости до негодования и ярости - сопровождает вступление в конфликт. При этом эмоциям инициатора конфликтного взаимодействия с самой начальной стадии формирования конфликта противостоят эмоции оппонирующей личности, которая втягивается в конфликт, также пребывая в определенном эмоциональном состоянии. Именно поэтому развитие конфликта и, в конечном счете, его исход зависят от эмоциональных реакций партнеров по общению и тактик, избираемых ими для защиты своих интересов и выхода из конфликта. Сказанное свидетельствует об интеракционном характере общения личностей в коммуникативной ситуации «конфликт». В данной статье приводятся результаты исследования тактических аспектов интеракций личностей в коммуникативной ситуации «конфликт», в частности, выявляется семан-тико-синтаксический потенциал толерантного

поведения личности в ситуации бытового коммуникативного конфликта1.

Интеракционная модель конфликтной коммуникации представляет собой обобщенное представление о двух зонах конфликтного диалога - в центре находятся две личности, интересы которых вошли в противоречие, и содержание их вербального противоборства (топик); они окружены зоной пресуппозиции общения, которая предполагает знание о причине возникновения конфликта, представление о социокультурных характеристиках личностей, вступивших в конфликт, и об их эмоциональных состояниях. Интеракция характеризуется сценарностью - она проходит в своем развитии несколько стадий, и каждая отличается отдельной задачей и требует применения различных тактик для решения2.

Как показало исследование, несмотря на разнообразие мотивов и эмоциональных состояний партнеров, большинство бытовых конфликтов развивается по предсказуемому сценарию. На стадии завязки инициатор вовлекает партнера в диалог, который из-за несовпадения интересов участников становится конфликтным, что приводит к переходу в стадию эскалации конфликта, сопровождаемой агрессией и выплеском негативных эмоций. Агрессия определяется как «словесное выражение негативных чувств, эмоций, намерений в неприемлемой в данной речевой ситуации форме» [10, с. 15], она получает вербальный выход или трансформируется в физические действия, когда человек ощущает угрозу витальным интересам или уязвимость, незащищенность личного пространства. При этом избирается стратегия защиты, которая тактически реализуется через такие речевые жанры вербальной агрессии, как оскорбление, обвинение, угроза, упрек, насмешка, констатация некомпетентности и др. Однако конфликт может и не получить развития, если одна из сторон проявит мудрость и терпение.

Крайне интересным и мало изученным представляется вопрос о способах выхода из эмоциональной коммуникативной ситуации «конфликт». Остановимся на одной из возможных стадий развития коммуникативного конфликта -стадии его рационализации, которая наступает в случае, если один из коммуникантов решает обратиться к толерантной стратегии поведения.

Толерантность в широком смысле понимается как терпимость, снисходительность. Ее изучению посвящено немало междисциплинарных

исследований, рассматривающих социально-политические, психологические, этнокультурологи-ческие аспекты данного феномена. В работах по коммуникативистике данный термин употребляется достаточно часто, однако он не получил однозначного определения [8]. В современном языковом сознании «толерантность» ассоциируется с гуманистическими принципами межличностных отношений, это ненасилие, основанное на отказе от принуждения в общественных отношениях между людьми [1, с. 35-36]. Следует отметить, что толерантность не принято смешивать с близкими понятиями терпение, смирение, покорность, это - терпимость, стремление достичь консенсуса при согласовании разнообразных интересов и противоречивых точек зрения.

В данной работе толерантность рассматривается как одна из стратегий рационализации конфликтной ситуации, это «способность принимать мнение другого (других) как данность, как объективно существующую реальность, умение не раздражаться, не испытывать чувства унижения, обиды, превосходства в процессе взаимодействия» [10, с. 265]. Толерантность в коммуникации предполагает признание права собеседника на собственное мнение и отстаивание собственных интересов, корректность оценок, умение прощать другого человека за его резкость, несдержанность в речи, что позволяет избежать узурпации коммуникативной инициативы и сделать общение более равноправным. Обращение к толерантной стратегии поведения в ходе коммуникативного конфликта зачастую становится первым шагом к его разрешению, поскольку приводит к снижению «градуса» эмоций. Одна из сторон начинает контролировать, прежде всего, собственные эмоции и речевые действия: не реагирует на дерзость и оскорбления, грубость, перешагивает через собственную обиду, что помогает освободиться от эмоциональной вовлеченности в конфликт, посмотреть на происходящее более рационально и перейти к обсуждению возможных вариантов разрешения противостояния.

В соответствии с прагматической установкой на толерантное отношение к мнению другой стороны говорящий избирает следующие частные коммуникативные тактики: извинение, оправдание, согласие, игнорирование вербальной агрессии, переключение внимания, шутки, молчание, отсрочка разговора. Каждая тактика реализуется в особых формах речевого поведения.

Коммуникативная тактика согласия -

это приглашение к кооперативному разрешению конфликта: говорящий сообщает о том, что принимает позицию собеседника, вследствие чего появляются условия для гармонизации мнений. Зачастую тактика согласия представляет собой коммуникативный гамбит - уловку, попытку временного прекращения конфликта, уступку с целью завладения инициативой и получения выгоды в дальнейшем, и в этом случае мы говорим о формальном согласии (ср. неискреннее: O’K. I agree. You are right). При формальном согласии негативная эмоциональность у конфликтующих сторон снижается, но скрытое несогласие может явиться причиной нового (отсроченного) столкновения интересов.

В ходе конфликта коммуниканты прибегают к тактике частичного согласия, сопровождающегося пояснениями. Такое согласие вербализуется в речевых актах (далее - РА), включающих синтактико-смысловые знаки отрицания: Not exactly; Not that I ’m eager to..., I don’t know, полусогласия Да, но... :

I’m inclined to agree with you. But the Board feels that we’ve got to go along with it [13, p. 88].

Речевая репрезентация тактики согласия основана преимущественно на ассертивных РА, и коммуникативы типа All right, I see, I agree, O’K, That’s right, Lets say (в значении «допустим») выступают в роли формального маркера согласия и одобрения. Интенсификаторы -вспомогательный глагол do(es) (например: It sounds great, it really does) и наречия с модальным значением уверенности of course, surely и другие становятся маркерами усиления эмотивной составляющей высказывания.

Тактика оправдания довольно часто используется коммуникантами для прояснения недоразумения, приведшего к конфликту: говорящий пытается дать дополнительную информацию об обстоятельствах, объясняющих причины его поведения в прошлом. Оправдывается преимущественно ведомый, не владеющий коммуникативной инициативой партнер. Он надеется изменить отношение агрессивно настроенного оппонента к своему поступку:

«And why would you do something like that?» -

«Oh, well, actually, I thought you said that you wanted them to -» [14, p. 8].

Оправдание часто сопровождается прямым или непрямым признанием вины, что демонстрирует попытку перехода к кооперативной стратегии общения:

«Do you think I’d be calling you if everything was OK?..» - «Sorry, Lil. I gave them your number because I don’t have a cell yet. I can’t believe she called so early!» [14, р. 26].

Речевыми маркерами тактики оправдания становятся коммуникативы, состоящие из сочетания местоимения I с глаголами think, mean, say, want и другими в форме прошедшего времени.

Нами были выявлены случаи, когда вторая сторона, не признавая своей вины, пыталась обосновать правильность выбранной линии поведения, призывая оппонента учесть ситуацию и поставить себя на чужое место. Для этого используются РА-интеррогативы типа What do you think I had to do? / What would you do then? или ссылка на отсутствие выбора при принятии решения: I had nothing else to do. В начале такого коммуникативного хода часто используется маркер отрицания But I’m... , который существенно усиливает эмоциональную составляющую высказывания:

«You surprise me, - he shook his head. - I never thought you would use Janey and Stephen as a weapon against me». - «But I’m not. I’m just trying to do what’s best» [11, p. 139].

Следует отметить, что подобные тактики рационализации конфликта не всегда помогают их инициатору выйти из дискомфортного диалога. Объясняется это тем, что любой конфликт интеракционален, в нем участвуют две стороны, и трудно предсказать, встретят ли поддержку и понимание со стороны оппонента представленные объяснения. В отдельных случаях попытки оправдаться вызывают у агрессора раздражение и провоцируют новый выплеск негативных эмоций.

Извинение представляет собой наиболее действенную коммуникативную тактику, приводящую к рационализации конфликта. В ситуации извинения ключевым речевым ходом считаем признание одним из партнеров своей вины. Просьбы о прощении значительно снижают эмоциональность инициатора конфликта, поскольку в данном случае он достигает поставленной цели:

его претензии были услышаны, с его позицией согласились. Извиняющийся, в свою очередь, соглашается с правомерностью претензий агрессора и выражает терпимость по отношению к статусному неравноправию, позволяющему партнеру предъявлять к нему какие-либо требования.

Тактика извинения в конфликте может сигнализировать о признании вины, просьбе о прощении (I apologize for..., It’s my fault, I’m sorry, excuse me, I beg your pardon); попытке извиниться и дать объяснение: I’m sorry, it’s so unusual;

«Sorry, - he said. - I was just trying to figure out what you mean...» [12, p. 171];

о самопорицании и самонаказании: How stupid of me, I ought to have known; желании возместить нанесенный ущерб: then let me pay for the damage I’ve done.

Обещание - это еще одна коммуникативная тактика, представляющая толерантную стратегию поведения. Ее применение приводит к очевидному изменению сценария развития конфликта: стадия эскалации конфликта, на которой происходит выплеск накопившихся негативных эмоций, завершается, уступая место рациональному поведению, - один из участников выходит из эмоционального состояния и начинает просчитывать дальнейшие шаги, ведущие к выходу из конфликта. Он заверяет партнера, что в будущем предпримет какие-либо действия, совпадающие с требованиями инициатора конфликта. Поскольку говорящий принимает на себя обязательства, то он часто использует личные местоимения

I, we и видовременные формы глагола со значением будущности, запланированности: we’ll forget it, it won’t happen again, I’m not going to do anything и т. д.

Предложение. На стадии рационализации конфликта, когда наблюдается переход от эмоций к конструктивному решению проблемы, незаменима тактика предложения - использующий ее коммуникант выдвигает идею

о том, каким образом можно разрешить противоречие, для чего он предлагает:

1) конструктивное решение проблемы, апеллируя к третьей стороне для рационального разрешения конфликта:

You can ask them who I was with. O.K.? [11, p. 75];

2) забыть о разногласиях:

Forget it. I’ve got to run. I’ll call you if we get it [14, p. 201];

3) временно прекратить отношения:

I’m not exactly sure how it happened, but I feel like I don’t even know you anymore. I think we need a break [ibid., p. 310].

Толерантность предполагает обращение к тактике убеждения, которая основана на поиске аргументов, способных убедить вторую конфликтующую сторону в неистинности или сомнительности ее знаний и идей, доказать ошибочность ее мнения. Оно сопровождается предложением альтернативной позиции, в которую верит убеждающий. Тактика убеждения часто реализуется в логически связанной цепочке аргументов, что характеризует данную тактику как наиболее рациональную и способствующую скорейшему выходу из конфликта. Для убеждающей аргументации свойственно указание на причину, которое представлено в форме утверждений (ассертив-ные РА), они связываются дискурсивными словами и выражениями: first of all, then, after all, that’s another reason, besides, by the way, nevertheless, however, anyway, furthermore; honestly, actually, surely и др. Принимая во внимание особенности речевой репрезентации тактики убеждения, среди лексических средств выделим наречия и союзы, служащие для логического сцепления высказываний: because, as, since, so и др. Директивные РА: Look!; Listen!; Wait a minute!; Let’s и другие - могут рассматриваться как средства привлечения внимания партнера и установления контакта (понимания). Убеждение является самой рациональной тактикой и способствует скорейшему выходу из конфликта.

Тактика отсроченного разговора. Данная тактика коммуникативного поведения предполагает пресечение речевой агрессии путем отказа говорящего принимать ее «на свой счет». Он не отказывается обсуждать возникшую проблему, но не желает обсуждать ее в таком тоне. Коммуникант, придерживающийся толерантной стратегии поведения, стремится выйти из самой ситуации, отмеченной агрессивными компонентами речи. Он указывает на неприемлемость агрессивного поведения: don’t talk in that tone of voice; I won’t talk to

you until you change your tone; предлагает перенести разговор: let’s talk about it later и др.:

«Call me when you calm down, - he stated. -I’m not going to listen to this anymore». And he hung up [14, p. 203].

В результате агрессору, не получившему ответа на свое нападение, приходится отложить предъявление претензий на неопределенный срок.

В данной статье были выделены и описаны некоторые коммуникативные тактики толерантного поведения, реализующие в процессе интеракции стратегию рационализации конфликта. Анализ показал, что многие из рассмотренных тактик проявляются в синкретических коммуникативных единицах в рамках одного репли-кового шага, что позволяет ускорить выход из конфликтной ситуации. Было также отмечено, что не все рациональные коммуникативные тактики одинаково популярны среди говорящих. Так, согласие, оправдание и извинение значительно чаще используются по сравнению с шуткой или отсрочкой разговора. Проведенное исследование показало, что стратегия толерантного коммуникативного поведения - это мотивированный выбор говорящего в пользу снижения эмоциональной вовлеченности и перехода к конструктивному разрешению противоречий.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Исследование проводилось на материале англоязычной художественной литературы. В статье приводятся отрывки из следующих произведений: [11-14].

2 О подходах к моделированию ситуации «коммуникативный конфликт» см.: [2; 3].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Вепрева, И. Т. О лингвокультурологическом изучении толерантности: уральское научное направление / И. Т. Вепрева, Н. А. Купина, О. А. Михайлова // Русистика. - Киев, 2007. - N° 7. - С. 33-36.

2. Волкова, О. С. Стратегии речевого поведения конфликтной языковой личности / О. С. Волкова // Меняющаяся коммуникация в меняющемся мире. - Волгоград, 2007. - С. 47-49.

3. Волкова, О. С. Языковая личность в конфликте / О. С. Волкова // Материалы межрегиональной научной конференции, г Волгоград, 8 февраля 2007 г. -Волгоград : Волгогр. науч. изд-во, 2007. - С. 49-55.

4. Гришина, Н. В. Психология конфликта / Н. В. Гришина. - СПб. : Питер, 2000. - 544 с.

5. Дмитриев, А. В. Введение в общую теорию конфликтов / А. В. Дмитриев, В. П. Кудрявцев, С. В. Кудрявцев. - М. : Юрист, 1993. - 212 с.

6. Здравомыслов, А. Г Социология конфликта / А. Г. Здравомыслов. - М. : Аспект-Пресс, 1996. - 317 с.

7. Муравьева, Н. В. Язык конфликта / Н. В. Муравьева. - М. : МЗИ, 2002. - 264 с.

8. Стернин, И. А. Коммуникативные аспекты толерантности / И. А. Стернин, К. М. Шилихина. -Воронеж : Изд-во ВГУ, 2001. - 136 с.

9. Шаховский, В. И. Языковая личность в эмоциональной коммуникативной ситуации / В.И. Шаховс-кий // Филологические науки. - 1998. - N° 2. - С. 59-65.

10. Щербинина, Ю. В. Вербальная агрессия / Ю. В. Щербинина. - М. : УРСС, 2006. - 360 с.

11. Collins, J. The World is full of Married Men / J. Collins. - L. : Penguin Books, 1984. - 217 p.

12. Fielding, H. Bridget Jones’s Diary / H. Fielding. -L. : Picador, 1998. - 318 p.

13. Lodge, D. «Nice Work» / D. Lodge. - L. : Picador, 1989. - 247 p.

14. Weisberger, L. The Devil Wears Prada / L. Weisberger. - L. : Picador, 2006. - 375 p.

ON THE TACTICS OF TOLERANT SPEECH PERFORMANCE IN THE COMMUNICATIVE SITUATION OF CONFLICT

O.S. Volkova

The article focuses on presenting strategies and tactics of speech performance in the situation of ‘every-day conflict’. It reveals dominant types of speech acts that assist in the rationalization and mollification of the conflict on basis of dialog units' analysis, which consolidates initiative and responsive utterances.

Key words: dialogicalpair, speech behavior, speech act, emotionality, communicative situation.