КОММУНИКАТИВНАЯ СТИЛИСТИКА ТЕКСТА

Н.С. Болотнова

О СВЯЗИ РЕГУЛЯТИВНОЙ И КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ СТРУКТУР ПОЭТИЧЕСКОГО ТЕКСТА

Томский государственный педагогический университет

В современной русистике наиболее актуальными являются коммуникативный и когнитивный подходы к анализу текста, которые взаимосвязаны [1]. В связи с этим для смысловой интерпретации текста особенно важно рассмотреть связь его концептуальной и регулятивной структур. Это и входит в задачи данной статьи.

Три основных направления коммуникативной стилистики [2], основанные на теории регулятив-ности, текстовых ассоциаций, смыслового развертывания текста, отражают исследование общих и индивидуальных коммуникативно обусловленных закономерностей в текстовой деятельности автора и адресата. Теория регулятивности ориентирована на выявление средств и способов организации их совместного диалога. Теория текстовых ассоциаций предполагает анализ закономерностей в стимулировании ассоциативной деятельности читателя на основе регулятивных средств и структур, дающих ключ к коммуникативной стратегии автора. Теория смыслового развёртывания текста направлена на изучение взаимосвязи ассоциативно-смысловых полей концептов, репрезентированных в лексической структуре текста. Анализируя средства и способы регулирования познавательной деятельности читателя, имеющиеся в тексте и стимулирующие ассоциативно-смысловую деятельность адресата, можно выявить концептосферу текста.

Прежде чем говорить о ней, напомним ключевые понятия теории регулятивности, принятые в коммуникативной стилистике текста.

I. Регулятивность вслед за Е.В. Сидоровым [3] трактуется как системное качество текста, заключающееся в его способности «управлять» познавательной деятельностью читателя. Своеобразие художественного текста заключается как в характере имеющейся в нем информации - эстетической, способной вызывать ответный отклик, «лирическую эмоцию» у адресата, так и в том, что художественный текст является «многослойным и семиотически неоднородным» [4, с. 204], способным «трансформировать получаемые сообщения и порождать новые» [4, с. 204]. Кроме того, как объект смысловой интерпретации литературное произведение имеет «культурную память» [4, с. 204], открываю-

щую читателю возможность вступать в «диалог» культур и эпох.

В связи с этим регулятивность художественного текста (качество, создающее функциональные условия возникновения образов, понятий, микросмыслов, лирических эмоций) имеет нежесткий, вариативный характер; осуществляется на ассоциативной основе; характеризуется образной ориентацией; лексикоцентризмом, поскольку литературное произведение - это явление словесной культуры, а слово является основной формой воплощения художественного образа.

Регулятивность связана с другими системными качествами текста, отмеченными Е.В. Сидоровым: информативностью, структурностью, интегратив-ностью. Это проявляется, во-первых, в том, что ре-гулятивность определяет меру, объем и способ подачи эстетической информации, вызывающей «лирические эмоции» у адресата. Во-вторых, регуля-тивность охватывает все элементы текстовой структуры, коррелируя с его общей целевой программой (об иерархии целевых программ см. работы Т.М. Дридзе [5; 6]).

Как системное качество текста, регулятивность определяет его функциональные особенности: предсказуемость/непредсказуемость текстового

развертывания, вариативность интерпретации, образность и ассоциативность (см. о них [7]). Все эти качества обусловливают регулятивную функцию художественного текста.

На уровне целого произведения, таким образом, регулятивность рассматривается как одно из его системных качеств, а регулятивная функция как коммуникативное проявление его эстетической функции.

II. В рамках макроструктуры текста выделяются способы регулятивности, т.е. принципы организации различных текстовых микроструктур, регулирующих процесс восприятия литературного произведения адресатом на основе соотнесенности с общей целевой программой текста.

Поскольку «за каждым высказыванием стоит волевая задача» [8, с. 358], которая соответствует одному из этапов текстового развертывания, в основу дифференциации регулятивных структур

(регулятивов) положено осознание читателем мотива (микроцели) в рамках общей коммуникативной стратегии автора.

III. На уровне элементов текста на основе их способности выполнять регулятивную функцию выделяются регулятивные средства. По объему, структуре, значимости и смыслу они могут быть нетождественными единицам узуса, т.к. являются порождением конкретной текстовой системы, отражающей авторское мировидение, интенцию творца. С помощью регулятивных средств выполняются различные психологические операции в процессе интерпретационной деятельности читателя. Регулятивные средства являются сигналами, которые стимулируют психологические импульсы, вызывающие «лирические эмоции» и актуализирующие определенные кванты знания в сознании адресата.

Среди регулятивных средств художественного текста выделяются лингвистические (ритмико-звуковые, лексические, морфологические, словообразовательные, синтаксические, стилистические) и экстралингвистические (композиционные, логические, графические). Как показали эксперименты (см. работы: [9; 10]), чаще всего наблюдается многоаспектное воздействие на читателя, т.е. регулятивность имеет комплексный характер. Вместе с тем в ряде случаев можно говорить и о преобладании регулятивных средств одного типа, своеобразной доминанте регулятивности.

По характеру следования в тексте дифференцируются контактные и дистантные регулятивные средства. По соотнесенности с информативносмысловым и прагматическим уровнями текста выделяются прагмемы и информемы. Среди регулятивных структур имеются яркие и слабые по интенсивности воздействия, коммуникативному эффекту. На основе способности актуализировать микроцель в рамках текстовых фрагментов или макроцель в пределах целого текста в соответствии с его коммуникативной стратегией различаются регулятивы-локативы и регулятивы-концепты (о других типах см. [11]).

С точки зрения коммуникативной стилистики текста важно, какие типы регулятивных средств и регулятивных микро- и макроструктур, соотносящиеся с «волевыми задачами» автора (Л.С. Выготский), в тексте имеются, как они взаимодействуют и какую роль выполняют в процессе познавательной деятельности читателя. Средства и способы регулятивности текста в целом определяются как спецификой художественной сферы общения, так и своеобразием творческого метода автора, традициями литературных школ, направлений, к которым он принадлежит, индивидуально-авторским мировидением.

В процессе смысловой интерпретации произведения регулятивные средства выступают информа-

тивными и прагматическими сигналами, стимулирующими речемыслительную деятельность читателя, дают ключ к последующей сборке ментальных структур-концептов. Формирующиеся на основе регулятивных средств регулятивные структуры позволяют свернуть полученную информацию в модели сознания (фреймы). Их связь в процессе текстового развертывания с учетом характерного для него способа регулятивности, мобилизации информационного тезауруса читателя и осознания им коммуникативной стратегии автора - формирует представление о концептосфере текста, а на ее основе - о его общем эстетическом смысле.

В процессе смысловой интерпретации, по словам А.И. Новикова [12, с. 110], «содержание текста переводится на внутренний язык субъекта, позволяющий ему более непосредственно соотносить это содержание со своей картиной мира и тем самым придавать ему определенную «ценностную» значимость в структуре своего сознания». Содержание художественного текста представлено в нем как фрагмент концептуальной картины мира автора, объективно материализованный в художественной форме на основе системы конкретных языковых средств и их особой организации. Эстетический же смысл текста имеет личностный характер, является результатом познавательной деятельности конкретного читателя. Интерпретируя текст, он приобщается к художественному миру автора и моделирует представление о нем на ассоциативной основе в соответствии со своим лексиконом, тезаурусом, прагматиконом (ср. модель языковой личности Ю.Н. Караулова).

Результатом интерпретационной деятельности читателя является формирование гиперконцепта как отражения обобщенного смысла текста. Гиперконцепт имеет статус ключевого звена в общей концептуальной структуре текста, которая отражает взаимосвязь закодированных в нем вербально концептов. Их система образует концептосферу текста, которая определяется авторским видением мира и является объектом анализа читателя.

Под художественным концептом нами понимается элемент поэтической картины мира автора, отраженный в тексте в образной форме в соответствии с определенными интенциями создателя. В рамках коммуникативной стилистики с точки зрения познавательной деятельности адресата концептуальную структуру художественного текста можно представить как стимулированный ассоциативно-смысловым развертыванием текста на основе его лексической структуры процесс формирования и взаимодействия художественных концептов разных типов, осуществляемый в сознании читателя. Стимулом к формированию концептов служат регулятивные средства и организованные на их ос-

нове структуры в соответствии с «волевой задачей автора». Осознание этой задачи, мотивов автора, проясняет стратегию текстового развертывания.

Регулятивная стратегия является одним из видов речевой стратегии («комплекса речевых действий, направленных на достижение коммуникативной цели» [13, с. 54]), ориентирована на поэтапный процесс регулирования познавательной деятельности читателя средствами текста. Можно выделять регулятивные стратегии разных типов с учетом определенных параметров: степени экспликации целевой программы текста; регулятивной силы текста; характера регулятивных средств и способов регулятивности.

На основе этого выявлены:

регулятивные стратегии эксплицитного и имплицитного типа (с учетом меры и способов подачи эстетической информации);

сильные и слабые регулятивные стратегии (по силе регулятивности текста, наличию / отсутствию ярких регулятивных средств);

регулятивные стратегии однородного / неоднородного типа (по однородности / неоднородности использованных регулятивных средств);

регулятивные стратегии последовательно-дополнительного, усилительно-конвергентного, парадоксально-контрастивного типов (по способам ре-гулятивности). (Подробнее о типах регулятивных стратегий см. в работе [14]).

Регулятивная структура текста не только стимулирует формирование концептосферы текста в сознании адресата, но и служит средством ее актуализации. Из всех регулятивных средств наиболее значимы лексические. В формировании концеп-тосферы художественного текста особенно велика роль лексической структуры текста (см. о ней и ее типах [7]). Именно она определяет механизм формирования гиперконцептов текста в сознании читателя в процессе его познавательной деятельности.

Установив связь между типом лексической структуры текста и характером его ассоциативносмыслового развертывания, можно выделить разные способы репрезентации гиперконцепта текста:

обобщающе-синтезирующий (например, при дедуктивной лексической структуре усилительноконвергентного типа в стихотворении М.И. Цветаевой «Стать тем, что никому не мило...»);

последовательно-дополнительный способ (при индуктивной лексической структуре усилительноконвергентного типа с цепочечным типом ассоциативного развертывания, см. в качестве примера стихотворение М.И. Цветаевой «Когда-нибудь, прелестное созданье.»);

парадоксальный способ (при дедуктивной лексической структуре контрастивного типа, напри-

мер, в стихотворении М.И. Цветаевой «Как правая и левая рука.»);

параллельный способ (при индуктивной лексической структуре контрастивного типа с радиальным однонаправленным способом ассоциативного развертывания, см. в качестве примера стихотворение М.И. Цветаевой «Если душа родилась крылатой.»);

однородный усилительный способ (при кольцевой ассоциативно-замкнутой лексической структуре (термин С.М. Карпенко) с радиально-цепочечным типом ассоциативного развертывания, например, в стихотворении М. И. Цветаевой «Страна»);

прерывистый усилительный способ (при кольцевой ассоциативно-замкнутой лексической структуре с прерывистым разнонаправленным типом ассоциативного развертывания, см. в качестве примера стихотворение М.И. Цветаевой «Никто ничего не отнял.»). (Подробнее об этом см. [15]).

Лексическая структура текста, приобретающая статус регулятивной в процессе вовлечения в познавательную деятельность читателя, служит не только средством приобщения к концептосфере текста и средством актуализации ключевых концептов. Она является и формой их репрезентации. При этом одни регулятивные средства играют ключевую роль, будучи полифункциональными (регу-лятивы-концепты), другие выполняют вспомогательные функции маркеров и актуализаторов ключевых регулятивных средств и структур (регуляти-вы-локативы) в зависимости от регулятивной стратегии текста.

В качестве примера использования сильной разнородной регулятивной стратегии импликатив-ного последовательно-конвергентного типа в поэтических текстах рассмотрим одно из ранних стихотворений А. А. Ахматовой с позиций теории регу-лятивности.

Царскосельская статуя

Н. В. Н.

Уже кленовые листы На пруд слетают лебединый,

И окровавлены кусты Неспешно зреющей рябины,

И ослепительно стройна,

Поджав незябнущие ноги,

На камне северном она Сидит и смотрит на дороги.

Я чувствовала смутный страх Пред этой девушкой воспетой.

Играли на ее плечах Лучи скудеющего света.

И как могла я ей простить Восторг твоей хвалы влюбленной. Смотри, ей весело грустить,

Такой нарядно обнаженной.

1916

Посвященное описанию статуи, окрашенному чувствами восторга, смутной тревоги и ревности, это произведение отражает поэтапное приобщение читателя к миру эмоций, переживаемых лирической героиней А. Ахматовой. В регулировании познавательной деятельности читателя особенно важны название стихотворения и посвящение Николаю Владимировичу Недоброво (1882-1919), которые дают ключ к постижению глубинного смысла текста.

Без названия объект описания предстает загадочным, недостаточно конкретизированным, что стимулирует повышенное внимание читателей. Посвящение Н. В. Недоброво дает ключ к образу лирического героя, который эксплицирован весьма лаконично (Восторг твоей хвалы влюбленной...). Яркие изобразительно-выразительные регулятивные средства (тропы, приемы) стимулируют формирование определенных образов и лирических эмоций в сознании читателя, приобщая его к художественному миру автора и формируя в его сознании представление о концептосфере текста. Взаи-

мосвязь регулятивных средств и регулятивных структур в рамках целого стихотворения создает представление о его гиперконцепте (см. таблицу).

Регулятивные микроструктуры, соотносясь между собой, формируют общую регулятивную макроструктуру поэтического текста, которая определяется его регулятивной стратегией. Наличие ярких регулятивных средств и их многоплановость (использованы лексические, синтаксические, стилистические, графические типы) позволяют отнести данную стратегию к сильным регулятивным стратегиям неоднородного типа. Использование импликатур и аллюзии, создание впечатления загадочности, недоговоренности благодаря стремлению заинтриговать читателя (особенно если убрать название) позволяют условно охарактеризовать данную стратегию как регулятивную стратегию импликативного типа. Непротиворечивость микроцелей и их повторяемость в процессе текстового развертывания позволяют назвать данную стратегию регулятивной стратегией последовательноконвергентного типа.

В целом представление об общем гиперконцепте «восхищение красотой статуи и невольной ревности к ней лирической героини» формируется в сознании читателей на основе последовательного приобщения к мотивам («волевым задачам» высказываний, по терминологии Л. С. Выготского). Обоб-

Регулятивные средства Строки (регулятивные микроструктуры) Микроцели (мотивы)

1) эпитеты (лебединый пруд; неспешно зреющей рябины); 2) метафора (окровавлены кусты); Уже кленовые листы На пруд слетают лебединый, И окровавлены кусты Неспешно зреющей рябины, 1) привлечь внимание читателя к времени и месту описываемых событий (конретиза-ции хронотопа - осени в Царском Селе);

3) эпитеты (ослепительно стройна; незябнущие ноги; на камне северном); 4) лексемы-импликаты (она; незябнущие ноги); 5) олицетворение (сидит и смотрит); И ослепительно стройна, Поджав незябнущие ноги, На камне северном она Сидит и смотрит на дороги. 2) привлечь внимание читателя к восторженному восприятию объекта описания; 3) заинтриговать недоговоренностью и загадочностью в его описании;

6) эпитеты (смутный страх; девушкой воспетой); 7) импликатура, создающая аллюзию (Пред этой девушкой воспетой); Я чувствовала смутный страх Пред этой девушкой воспетой. 4) заинтриговать читателя описанием реакции лирической героини и загадочностью объекта описания;

9) эпитет (скудеющего света); 10) олицетворение (лучи света играли); Играли на ее плечах Лучи скудеющего света. 6) привлечь внимание читателя к времени описываемого события (вечер) и красоте девушки воспетой;

11) эпитет (хвалы влюбленной); 12) конструкция присоединения (И как могла.); 13) графема (многоточие), создающая недоговоренность; И как могла я ей простить Восторг твоей хвалы влюбленной. 7) заинтриговать читателя переходом от описания объекта к его восприятию лирическим героем и переносом внимания на сферу взаимоотношений героев;

14) обращение к лирическому герою (Смотри); 15) двойной оксюморон (весело грустить; нарядно обнаженной). Смотри, ей весело грустить, Такой нарядно обнаженной. 8) привлечь внимание читателя к сфере чувств и оценок лирической героини относительно описываемого объекта (восхищение, невольная ревность).

щающе-синтезирующий способ репрезентации гиперконцепта (см. подробнее [15]) в данном стихотворении формируется на основе дедуктивной лексической структуры текста и ассоциативного развертывания цепочечного типа.

Рассмотрим особенности концептуальной структуры данного текста (см. подробнее [16]). По числу актуализированных в нем концептов она является многочленной (в тексте актуализированы концепты «осень», «красота царскосельской статуи», «восторг, восхищение статуей» (многократно), «невольная ревность лирической героини»).

По однородности / неоднородности отношений между вербализованными в тексте концептами концептуальная структура произведения является неоднородной (концепты связаны разными отношениями - дополнения и усиления).

По степени актуализации ключевых концептов данная концептуальная структура текста является несимметричной (концепты актуализируются не в равной мере: большему усилению подвергается один из ключевых концептов - «восхищение статуей»). Текстовое ассоциативно-смысловое поле данного концепта включает ряд ассоциатов, связанных между собой в перспективе текста и усиливающих друг друга: ослепительно стройна; Пред этой девушкой воспетой; Восторг твоей хвалы влюбленной; ей весело грустить / Такой нарядно обнаженной.

По наличию / отсутствию в регулятивной лексической структуре текста прямых номинатов концептов и явной или косвенной репрезентации гиперконцепта данную концептуальную структуру можно назвать имплицитно-эксплицитной, так как одни концепты вербализованы явно («восхищение»), другие косвенно («осень», «красота статуи», «невольная ревность лирической героини»).

По месту лексической микроструктуры, репрезентирующей гиперконцепт в тексте, эта концептуальная структура является дедуктивной. Гиперконцепт «восхищение красотой статуи и невольная

ревность лирической героини» репрезентирован двумя регулятивными структурами в заключительной строфе стихотворения: И как могла я ей простить / Восторг хвалы твоей влюбленной... / Смотри, ей весело грустить / Такой нарядно обнаженной.

По характеру связи отдельных концептов и гиперконцепта концептуальная структура рассматриваемого стихотворения принадлежит к цепочечному типу. Так, концепт «осень» формируется на основе первой регулятивной структуры: Уже кленовые листы / На пруд слетают лебединый, / И окровавлены кусты / Неспешно зреющей рябины (см. таблицу). Эта регулятивная структура стимулирует последующее ассоциативное развертывание текста, вызывая ассоциат Поджав незябнущие ноги в описании царскосельской статуи. Связь с другими концептами также строится по цепочечному типу: «красота статуи» - «восторг, восхищение» - «невольная ревность».

Таким образом, регулятивная структура текста, стимулируя ассоциации читателя, формирует представление о микроцелях и мотивах текстового развертывания и дает ключ к пониманию творческого замысла автора. Именно регулятивная структура текста служит средством и способом приобщения к концептосфере текста, организуя интерпретационную деятельность читателя. При этом роль отдельных регулятивных средств и структур различна. Среди них есть репрезентанты ключевых концептов и гиперконцепта, а также актуализаторы и маркеры ассоциатов, конкретизирующих микроцели в соответствии с общей регулятивной стратегией текста.

Дальнейшее изучение концептосферы текстов разных типов в свете теории регулятивности представляется перспективным для разработки методики смысловой интерпретации и исследования идиостилевых особенностей текстовой деятельности разных авторов.

Литература

1. Болотнова Н.С. Когнитивное направление в лингвистическом исследовании художественного текста // Поэтическая картина мира: слово и концепт в лирике серебряного века: Мат-лы VII Всерос. научн. сем. (Томск, 27 апреля 2004 г.). Томск, 2004.

2. Болотнова Н.С. О статусе коммуникативной стилистики текста и перспективах ее развития // Изв. Алтайского гос. ун-та. 1998. № 3 (8); Она же. О трех направлениях коммуникативной стилистики художественного текста и изучении текстового слова // Коммуникативнопрагматические аспекты слова в художественном тексте. Томск, 2000; Она же. Коммуникативная стилистика художественного текста // Стилистический энциклопедический словарь русского языка / Под ред. М.Н. Кожиной. М., 2003.

3. Сидоров Е.В. Проблемы речевой системности. М., 1987.

4. Лотман Ю.М. Семиотика культуры и понятие текста // Русская словесность. Антология. / Под ред. В.П. Нерознака. М., 1997.

5. Дридзе Т.М. Текст как иерархия коммуникативных программ (информативно-целевой подход) // Смысловое восприятие речевого сообщения. М., 1976.

6. Дридзе Т.М. Текстовая деятельность в структуре социальной коммуникации: Проблемы семиосоциопсихологии. М., 1984.

7. Болотнова Н.С. Художественный текст в коммуникативном аспекте и комплексный анализ единиц лексического уровня. Томск, 1992.

И.Н. Тюкова. «Максимы» Б. Пастернака: индивидуальные коммуникативные «универсалии»

8. Выготский Л.С. Мышление и речь. М., 1996.

9. Болотнова Н.С. К вопросу о границах прагмем в поэтическом тексте // Говорящий и слушающий: языковая личность, текст, проблемы обучения: Мат-лы междунар. науч. конф. (СПб., 26-28 февр. 2001 г.). Отв. ред. В.Д. Черняк. СПб., 2001.

10. Болотнова Н.С. О границах информем в поэтическом тексте // Вестн. Томского гос. пед. ун-та. 2002. Вып. 1 (29). Сер.: Гуманитарные науки (Филология). Томск, 2002.

11. Петрова Н.Г. Лексические средства регулятивности в поэтических текстах К. Бальмонта: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. Томск, 2000.

12. Новиков А.И. Текст, его содержание и смысл // Текст: структура и функционирование: Сб. статей. Вып. 2. Барнаул, 1997.

13. Иссерс О.С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи. М., 2002.

14. Болотнова Н.С. Регулятивная стратегия художественного текста и ее виды // Текст: семантика, форма, функция: Мат-лы межвузовской научн.-практ. конф. 6-7 октября 2004 г. / Отв. ред. С.В. Пискунова. Тамбов, 2004.

15. Болотнова Н.С. Поэтический текст как форма репрезентации гиперконцепта // Язык и общество в синхронии и диахронии. Тр. и мат-лы Междунар. конф., посвященной 90-летию проф. Лидии Ивановны Баранниковой. Саратов, 2005.

16. Болотнова Н.С. Типы концептуальных структур поэтических текстов // Художественный текст: Слово. Концепт. Смысл: Мат-лы VIII Всерос. научн. семинара (21 апреля 2006 г.). Томск, 2006.

И.Н. Тюкова

«МАКСИМЫ» Б. ПАСТЕРНАКА: ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ КОММУНИКАТИВНЫЕ «УНИВЕРСАЛИИ»

Томский государственный педагогический университет

Эстетическая природа и коммуникативная ориентация художественного произведения обусловливают закономерности его лексической организации - коммуникативные универсалии [1], или «правила, общие принципы словесно-художественного структурирования текста, ориентированные на «диалогическую гармонию автора и читателя, т.е. достижение определенного коммуникативного эффекта» [1, с. 138].

Существование коммуникативных универсалий не исключает (и даже предполагает) возможности проявления авторской индивидуальности в лексической структуре произведения.

В данной статье мы рассмотрим индивидуальные коммуникативные «универсалии» - «максимы» Пастернака, которые условно определим как характерные для автора конструктивные принципы («правила») построения текста, обусловленные эстетическими установками создателя и реализующие его творческий замысел.

Изучение и описание этих «правил» проводилось нами с опорой на «текстовую норму», то есть «гармоническую организацию всех элементов структуры текста в соответствии с авторским замыслом и ориентацией на адресата» [2, с. 64].

Материалом исследования послужила книга лирики «Сестра моя - жизнь» (1917, 1922).

Рассмотрим данные «максимы».

I. «Максима конвергенции». Понятие конвергенция при этом означает как «сгущение», «скопление» изобразительно-выразительных средств, участвую-

щих в воплощении образов, так и синкретизм элементов (поэтических реалий, вербальных единиц, признаков и т.д.), их «скрещивание», «гибридизацию» одного с другим (именно этот смысл вкладывает в понятие конвергенция А.К. Жолковский).

« Гибридизация» элементов достигается преимущественно за счет контаминации вербальных единиц (устойчивых и свободных сочетаний, нескольких тропов и/или других изобразительно-выразительных средств) и актуализации двух и более семантических компонентов лексемы (или сверхслов-ного элемента). Приведем примеры совмещения прямого и метафорического обозначения, где на лексико-синтаксическом и смысловом уровнях реализуется допущение «как если бы Х был У- ом и одновременно Х» (в данном случае - живым существом и реальным предметом):

1) «.в чайной, где черные вишни /Глядят из глазниц и из мисок /На веток кудрявый девичник, / Есть, есть чему изумиться!» (стих. «Мухи муч-капской чайной»). Нетрудно заметить, что в данном случае олицетворенная реалия «черные вишни» -это и глаза темного цвета, и плод: глагол глядеть, за счет соположения локальных конкретизаторов из глазниц и из мисок, наряду с прямым значением («устремлять, направлять взгляд», «смотреть»

[МАС, I, с. 318]), приобретает в контексте метафорический смысл. Таким образом, актуализируются и синкретизируются два семантических компонента: «живое» и «выглядывать, быть видимым»;