Л. В. Роббек

О СТРУКТУРЕ РИТМИКО-СИНТАКСИЧЕСКОГО ПАРАЛЛЕЛИЗМА В ЯКУТСКОМ ЭПОСЕ ОЛОНХО

Работа представлена сектором якутской лесикологии и лексикографии Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН.

Научный руководитель - доктор филологических наук, профессор П. А. Слепцов

В статье рассматриваются вопросы создания структуры ритмикосинтаксического параллелизма в текстах якутского героического эпоса олонхо как архаического способа древнейшей поэтизации. В этой связи раскрывается механизм структуры параллелизма, охватывающий практически все уровни эпического языка: фонетический, морфологический и синтаксический.

Ключевые слова: олонхо, якутский эпос, параллелизм.

Ь. ЯоЬЬек

ON THE STRUCTURE OF THE RHYTHMIC AND SYNTACTIC PARALLELISM

IN THE SAKHA OLONKHO EPOS

The article examines the problems of creation of rhythmical syntactic parallelism in the texts of the Sakha olonkho heroic epos as an ancient way of poetisation. The author reveals the structure of parallelism comprising all levels of the epical language: phonetics, morphology and syntax.

Key words: olonkho, Sakha epos, parallelism.

Стремление сказителей-олонхосутов в своей творческой деятельности к «идеальному воплощению языка и стиля эпоса» [7, с. 358] - эпическому повествованию в стихотворной форме, почти целиком построенному способом ритмико-синтаксического параллелизма, обусловило необычайное развитие и широкое распространение данного вида художественно-изобразительного приема в текстах якутских олонхо.

Механизм создания структуры параллелизма в олонхо, на наш взгляд, функцио-

нирует следующим образом: смысл некоего передаваемого сообщения формулируется в наименьшую единицу языка олонхо - поэтическую синтагму, в рамках которой действует принцип аллитерационно-ассонансной звуковой гармонии. Таким образом, в первую очередь осуществляется фонетическая организация языка народного эпоса. Например:

Кемус туестээх куерэгэйбин (сереброгрудого жавороночка моего) [5, с. 124-125].

В приведенном примере наблюдается ассоциативное отождествление богатырем абаасы своей любимой женщины-айыы сереброгрудому жаворонку - квмYC тYвстээх ку-врэгэйим, где заметно, что в пределах строки господствует принцип аллитерационно-ассонансной звуковой гармонии на кв -кув в словах квмус ’серебро’ и куврэгэйим ’мой жаворонок’.

Далее смысловой отрезок, выраженный синтагмой, под воздействием механизма параллелизма, участвует в дальнейшем образовании строфемы (или тирады), что равнозначно синтаксической организации языка олонхо:

КeмYC тYeстээх ^ерэгэйбин, - 8 слогов алтан тYeстээх далбарайбын / - 8 слогов «^п» гынар тYYHYктээх тYрмэ5итигэр, -11 слогов

«хап» гынар хараца хаайыыгытыгар / -11 слогов

(сереброгрудого жавороночка моего, златогрудую пташечку мою (введите поскорее)

в сырую тюрьму вашу со звонким засовом,

в темницу свою с плотной дверью) [5,

с. 124-125].

При этом ритмико-синтаксический рисунок периода задается первой синтагмой квмYC тYвстээх ку-врэгэйим ’сереброгрудый мой жавороночек’, далее следует равносложная по отношению к первой синтагма алтан тYвстээх далбарайым ’златогрудая моя пташечка’ (по 8 слогов). В третьей и четвертой синтагмах «туп» гынар тYYнy,ктээх турмэ^итигэр ’в сырую темницу со звонким засовом’ и «хап» гынар хараца хаайыыгытыгар ’в темницу с плотной дверью’ отмечаем наличие 11 слогов в каждой.

Помимо этого анализируемый материал показал, что в составе ритмикосинтаксического параллелизма большое значение имеет указанное исследователями наличие «повторяющихся членов» (Е. И. Убря-това), или так называемых «:словесных повторов» (В. М. Жирмунский), т. е. слов, регулярно встречающихся в одних и тех же синтаксических позициях в составе параллелиз-

ма, и являющихся, по нашему мнению, основным организующим ядром его структуры. Рассмотрим примеры из текста вышеуказанного олонхо:

1. Ыраах да буолларгын чугас буол,

суох да буолларгын баар буол!

Приблизься (ко мне), хоть (ты) и далеко отсюда, прибудь (сюда поскорее), хоть (тебя) и нет здесь [5, с. 148-149].

2. Барбатах балык минин курдук бадыа-бYДYe дойду устун баран истэ, буспут мунду минин курдук борук-сорук дойду устун баран истэ

Дальше (он) проезжал по стране мрачносерой,

похожей на недоваренную рыбью

уху;

по сумеречной стране,

подобной ухе из мелкой рыбки-

мундушки [5, с. 120-121].

Механизм действия параллелизма здесь основан на подборе соответствующих в смысловом и фонетическом планах вариантов слов в соответствующих для этого местах в структуре параллелизма. В олонхо в большинстве случаев такими словами являются синонимы, либо антонимы. В первом случае параллелизм построен на основе, состоящей из словесных повторов да буолларгын ’хоть ты’ - буол ’будь’ и вставлении в соответствующих местах параллелизма антонимов ыраах-чугас ’далеко-близко’ и суох-баар ’нет-есть’.

Во втором примере наблюдаем повтор сочетаний слов минин курдук ’ как уха’ и дойду устун баран истэ ’проезжал по стране’. Также здесь в параллельных рядах на правах смысловых (контекстных) синонимов ассоциируются слова барбатах-буспут ’ недова-ренный-вареный’, балык-мунду ’рыба - рыб-ка-мундушка’ и бадыа-бYдYв - борук-сорук ’ мрачносерый-сумеречный’.

Следует отметить, немалое значение при выборе соответствующего слова в меняющейся части параллелизма имеет и ра-

венство слогов в данных словах. В свое время это явление было отмечено Г. М. Васильевым как «тяготение к уравнению количества слов во всех ритмически связанных соседних стихах» [1, с. 42], из чего, в свою очередь, логично вытекает и равно-сложность, другими словами «тенденция к уравнению количества слогов в параллельных стихах, т. е. тенденция к силлабической метризации стиха» [2, с. 102].

Как видно из вышеприведенного примера, ритмичность в языке олонхо в основном достигается за счет меняющейся части, т. е. слов, привнесенных в структуру параллелизма «извне», путем подбора, в основном продиктованным принципом фонетического созвучия. Возможно, поэтому в текстах якутского эпоса преобладает относительная рав-носложность стиховых рядов. Как считает

Н. В. Покатилова, причина такого явления кроется в том, что при исполнении олонхо «параллелистическая структура выступает как достаточно формализованный стилистический прием, которым “автоматически” (в силу техники устного исполнения) пользуется повествователь, однако функциональная значимость этого приема чрезвычайно подвижна», «поскольку для ведущего повествования важен не прием как таковой, а его применение, функциональная значимость» [6, с. 79].

Можно допустить, что словесные повторы в олонхо являются остаточным явлением, который следует рассматривать как наиболее архаичный способ древнейшей поэтизации. Согласно мнению исследователей, «такое повторение являлось выражением коллективной или индивидуальной эмоционально-

сти, эмфатического настояния, магической заклинательной формулой» [3, с. 23].

Помимо этого, словесные повторы имеют большое значение и для образования рифмующихся окончаний основ, обусловленных наличием параллелизма аффиксов. В. М. Жирмунский считает, что ритмикосинтаксический параллелизм как принцип композиционной структуры допускает словесное повторение как эквивалент рифмы слов, одинаковых по своей синтаксической функции и морфологической структуре. Отсюда он делает вывод, что «рифма есть как бы частный случай повторения и, вероятно, развилась из повторения» [4, с. 34]. Таким образом, выделяя рифму и аллитерацию в качестве звукового повтора, он рассматривает их как эквивалент словесного повторения.

В якутском эпосе словесные повторы в рамках ритмико-синтаксического параллелизма имеют регулярный характер, занимают разное положение в общей структуре параллелизма, встречаются в большинстве случаев в середине и в конце тирады, выполняют основную композиционную функцию при образовании параллелизма.

В результате проведенного анализа можно заключить, что в текстах якутского эпоса структура ритмико-синтаксического параллелизма достаточно сложна, так как в ее образовании участвуют практически все грамматические уровни языка олонхо: фонетический, морфологический и синтаксический. Это означает, что параллелизм является одним из основных средств, образующих систему языка олонхо со свойственными ей признаками и особенностями в их тесной взаимосвязанности и взаимообусловленности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Васильев Г. М. Якутское стихосложение. Якутск: Кн. изд-во, 1965. 125 с.

2. Васильев Г. М. Стих олонхо // Эпическое творчество народов Сибири и Дальнего Востока. Якутск: СО АН СССР, 1978. С. 100-104.

3. Жирмунский В. М. Ритмико-синтаксический параллелизм как основа древнетюркского народного эпического стиха // Вопросы языкознания. 1964. № 4. С. 3-24.

4. Жирмунский В. М. О некоторых проблемах теории тюркского народного эпического стиха // Тюркологический сборник. М.: Наука, 1970. С. 29-42.

5. Нюргун Боотур Стремительный / текст К. Г. Оросина; ред. текста, перевод и комм. Г. У. Эрги-са. Якутск: Кн. изд-во, 1947 409 с.

6. Покатилова Н. В. К вопросу о формах параллелизма в эпическом жанре олонхо: из наблюдений над текстом // Язык - миф - культура народов Сибири. Вып. IV. Якутск: Изд-во ЯГУ, 1995. С. 73-88.

7. Слепцов П. А. Трактовка литературоведами и фольклористами олонхо «Дьулуруйар Ньургун Боотур». Проблема аутентичности текста традиционного олонхо // Ступени и проблемы якутского языкознания. Якутск: ИГИиПМНС СО РАН, 2008. С. 354-359.