УДК 81’373.2 ББК 81

Е. А. Хамаева

о современном состоянии ономастической терминологии в китайской и русской лингвистиках

В статье рассматриваются проблемы современной ономастической терминологии в русской и китайской лингвистиках. Предпринята попытка провести сравнительный анализ, позволяющий выявить явления разночтения в истолковании некоторых терминов.

Ключевые слова: терминологическая система; терминообразование; имя нарицательное; имя собственное; ономастика; ономатология; антропонимика; имянаречение.

E.A. Khamaeva

on current condition of onomastic terminology in chinese and Russian linguistics

The article reviews the problems of modern onomastic terminology in Russian and Chinese linguistics. There have been prior attempts to make a comparative analysis between both languages ’ onomastic terminology. As a result it turned out that the terminology in Russian and Chinese languages fails to meet the conditions of being monosemantic and systematic.

Key words: term system; term formation; common name; proper name; onomastics; onomatology; anthroponymics; naming.

Общеизвестно, что развитие любой науки всегда сопровождается формированием и совершенствованием терминологической системы, а становление новой науки может породить настоящий терминологический взрыв. Ономастика не является исключением в этом ряду. Как считает А. К. Матвеев, она отнюдь не новая наука, но имеет своеобразное положение среди гуманитарных знаний, не раз вызывавшее длительные дискуссии. Специфичность статуса собственных имен в языке и их многообразие повлияли на судьбы ономастической терминологии.

Отсутствие строго принятой и определенной системы в использовании терминов в научных трудах по ономастике характерно для большинства исследований. Существует немало работ, в которых дискутируется правомерность тех или иных терминов в ономастике английского, французского, немецкого, польского, русского и т.д. языков. Но, как ни странно, в этих спорах практически не участвуют лингвисты, представляющие страны восточных языков, таких, как японский, китайский, корейский и т.д. Информации об ономастике восточных языков настолько мало, что может возникнуть вопрос - возможно

ли вообще познакомиться с работами данного направления, не зная восточных языков. Как правильно подчеркнула А. В. Суперанская, «при глобализации научных знаний большим тормозом оказываются языковые барьеры и несогласованность используемых терминов» [Суперанская, 2009 : 59].

Между тем, китайский язык является одним из распространенных и древних на земле, и было бы интересно узнать, что представляет собой, например, китайская ономастическая наука на современном этапе, какие термины она использует, в чем их отличия и сходства с европейскими.

В связи с этим представляется актуальным осуществить сравнительный анализ отечественной и китайской ономастической терминологии. Для достижения данной цели необходимо решить следующие задачи: выявить современное состояние китайской ономастической лексики, осуществить ее анализ и сопоставление с отечественной терминологией.

Как показал предварительный анализ, терминологические дискуссии в ономастике часто посвящены «всего двум основным терминам - общему названию собственных имен и наименованию науки, которая их изучает»

[Матвеев, 2005 : 6]. В связи с этим представляется логичным начать рассмотрение именно с этих вопросов.

Описал существующую ситуацию в терминологии А. К. Матвеев в своей статье «Ономастика и ономатология». Автор призывает уточнить дефиниции термина ономастика, т.к. проведенный им анализ показал, что термин ономастика употребляется как в значении «раздел языкознания (раздел лексикологии), изучающий собственные имена», так и в значении «совокупность собственных имен». Кроме того, ученый обращает внимание на «употребление термина ономастика в значении антропонимия “совокупность антропонимов” и антропонимика “наука об антропонимах”» [Матвеев, 2005 : 7]. Исследователь считает, что термин ономатология является более подходящим для обозначения науки о собственных именах, нежели термин ономастика, которым предлагается называть совокупность собственных имен.

Исследователь в области ономастики М. Гарвалик разъясняет, что «... основные трудности, с которыми мы встречаемся при сопоставлении отдельных ономастических терминологий, связаны с использованием нескольких разных терминов для обозначения одного и того же явления или типа имен, с разным пониманием (содержанием) одного и того же термина в разных ономастических школах, а также с конкуренцией международных и отечественных терминов» [Гарвалик, 2007 : 6].

Неоднозначным лингвисты также считают термин имя собственное.

А. В. Суперанская полагает, «что истоки терминологической неясности восходят к неточному переводу в Западной Европе латинского термина nomen proprium и греческого ovo^a Küpiov (англ. proper пате, фр. nom propre). У Аристотеля это означает “употреблённый в основном, прямом, не переносном значении”, у Плутарха - “прилагаемый лишь к одному предмету”, т.е. так, как понимаем имя собственное мы. Латинское слово proprium имеет значения: 1. Собственный, свойственный; 2. Особенный; 3. Неотъемлемый, верный, надёжный. Для определения сути имени собственного важно второе значение, на языки Европы было переведено первое, т.е. “особо присущее индивиду, аутентичное, истинно названное”. Это не способствовало выявле-

нию таких важных свойств имени собственного, как особое положение его в языке, связь его с особым индивидуальным объектом, единичность ассоциации <имя - вещь>» [Суперанская, 2007 : 45-46].

По мнению А. К. Матвеева, «вполне очевидно, что термин имя собственное (nomen proprium), восходящий к античной традиции и противопоставляемый имени нарицательному (nomen appellativum), затрудняет определение места собственных имен в языке, поскольку ограничивает их мир пределами слова и, более того, существительных, что легко объяснить: для античных ученых языковая действительность замыкалась в рамках греческого и латинского - классических индоевропейских языков. Фактически же она несравнимо богаче...» [Матвеев, 2004 : 8].

«Даже “Словарь славянской лингвистической терминологии” (Прага, 1977, I : 237) представляет имя собственное как имя существительное, противопоставленное имени существительному нарицательному, игнорируя огромные массивы собственных имён, имеющих форму прилагательных и причастий, а также имена-фразы» [Суперанская, 2009 : 50].

Таким образом, «неустойчивость греческой терминологии и понятий, закрепленных за перечисленными терминами, проникла и в позднейшие европейские грамматики, затемняя суть явлений, обозначаемых указанными терминами [Суперанская, 1973 : 46].

Дискуссионность терминов ономастика, имя собственное, а также антропонимика в европейской лингвистике представляется очевидной. Интересной, на наш взгляд, может оказаться попытка рассмотрения ономастической терминологии в китайской лингвистике.

Ведь, по мнению А. В. Суперанской, необходима серьёзная целенаправленная терминологическая работа с привлечением ономастов разных стран для взаимного согласования иерархии понятий и их систем, чтобы работы учёных Востока стали понятными на Западе и чтобы идеи западных ономастов адекватно воспринимались на Востоке.

Анализ литературы показал, что специальных исследований в области китайской ономастики в российской лингвистике не производилось. Исключением можно считать не-

сколько работ, посвященных общему описанию антропонимической системы в китайском языке (М.В. Крюков), а также работу, описывающую вопросы функционирования и записи китайских имен в русскоязычном тексте (Л. Р. Концевич).

Анализ литературы на китайском языке свидетельствует о том, что на данный момент и в китайской лингвистике вопрос собственных имен является актуальным и дискуссионным. К такому выводу мы пришли, обнаружив значительные разночтения в толковании и использовании терминологии в трудах по китайской ономастике. Например, слова антропонимика, ономастика, имянаречение различные издания трактуют по-разному, в обиходе существует их несколько вариантов.

Термин ономастика в китайском языке представлен несколькими вариантами: наука об именах собственных, ономастика, ^ Ш^Щ^ наука об именах собственных, ономастика, наука об именовании, онома-

стика и даже Ачто означает исследования в области именования людей (антропонимов) и местностей (топонимов). На наш взгляд, варианты наука об именах

собственных, ономастика, наука

об именах собственных, ономастика являются наиболее удачными для обозначения науки, в ведении которой, как известно, находятся все имена собственные, а не только антропонимы и топонимы.

Рассмотрим их подробнее.

Первый термин ономастика (^^^) состоит из элементов имя собственное и

полусуффикса ^ наука, образующего различные названия наук. Второй (^Ш^Щ^) составлен из трех элементов: монополь-

но владеть, иметь в монопольном владении; присваивать; монопольное обладание, исключительная собственность; исключительный, монопольный; собственный, ^ Щ имя существительное и ^ наука.

Интересно, что термин имя собствен-

ное также разложим на значащие элементы ^ специальный, отдельный, особый; особого назначения; в специальных целях и ^ имя; название; наименование, слово. Стоит отметить, что слово ^ имя; название; наименование, слово в данном случае скорее означает имя существительное, субстантивный, именной. В итоге, китайский термин имя собствен-

ное можно дословно перевести как специальное, особое существительное. А вариант ^ как монопольно присваиваемое собственное существительное, т.к. означа-

ет монопольно владеть; присваивать; исключительная собственность; исключительный, монопольный; собственный. Это как раз к вопросу о неточном переводе латинского nomen proprium в европейские языки, когда в основу термина легло значение собственный вместо особенный.

Но, на наш взгляд, несмотря на некоторые несовпадения значений элементов, входящих в состав и это один и тот

же термин, представленный в полном и сокращенном виде.

Термин наука об именовании, оно-

мастика состоит из элементов давать название (имя); называть, нарекать; именовать и полусуффикса ^ наука. Данный термин, на наш взгляд, более соотносится с термином ономасиология - наука об обозначении, назывании, номинации [Ахманова, 1966 : 288], теория номинации [ЛЭС, 1990 : 345] [Матвеев, 2005 : 9]. Данный факт можно подтвердить объектом исследования ко-

торый представляет собой не имена собственные, а особенности процессов обозначения, называния, номинации.

Термин антропонимика в китайском языке обозначается словом А^^, который состоит из элементов А^ собственное имя [человека] и полусуффикса ^ наука. Таким образом, вариант А^^ на русский язык можно перевести как наука об именах людей, антропонимика. Однако наряду с этим термином в китайской научной литературе часто используют слово Ш^^, которое означает наука об именах и фамилиях, наука о фамилиях, наука об именовании, ономастика, наука об именовании, нау-

ка об именовании.

Термин А^^ наука об именах людей, безусловно, лучше отражает сущность такой науки, как антропонимика, которая «изучает собственные именования людей: имена личные, патронимы (отчества и иные именования по отцу), фамилии, родовые имена, прозвища и псевдонимы (индивидуальные и групповые), криптонимы (скрываемые имена)» [ЛЭС, 1990 : 36], а не только имена и фамилии.

Появление терминов Ш^^ наука об именах и фамилиях, ШЙ^ наука о фамилиях объективно можно объяснить тем фактом, что «антропонимическая модель китайцев включает два элемента: стоящую на первом месте фамилию, или наследственное имя (Ш xing), и следующее за ним индивидуальное имя (^ т^)» [Крюков, 1986 : 164].

Интересно заметить, что в качестве термина антропонимика используются следующие три сходных между собой варианта: ^ наука об именовании, ономастика, Щ^ ^ наука об именовании, Ш^і^ наука об именовании.

Если с термином наука об имено-

вании, ономастика мы более или менее разобрались, решив, что подходящим переводом на русский язык для него будет не ономастика, а ономасиология как наука об обозначении, назывании, номинации [Ахманова, 1966 : 288], то с различением терминов Щ^^ наука об именовании, наука об именовании все

гораздо сложней. Как видно, в состав терминов входят схожие по значению глаголы принимать имя; именоваться, называться; наименовать, назвать и дать имя, наименовать. Оба варианта близки друг другу и имеют широкий спектр применения, в частности, при наименовании людей и объектов (магазинов, торговых марок и т.д.), в отличие от глагола «давать название (имя); на-

зывать, нарекать; именовать», который часто соотносится с неодушевленными объектами.

Глагол Щ, входящий в состав термина Щ ^^, имеет значение взять, брать, получать, хватать, объединяясь со словом ^ имя, может переводиться как взять себе имя, выбрать себе имя. Получается, что в значение этого слова включена сема самостоятельного выполнения действия. Свидетельством этого можно считать употребление глагола Щ взять, брать с такими словами, как псев-

доним, ^ «кличка, прозвище» и т.п. Дело в том, что в древнем Китае прозвища, псевдонимы могли выбираться самим носителем, в отличие от имени, которое определялось родственниками.

Глагол Ш в составе термина Ш^^ наука об именовании имеет значения начинать; появиться на свет; основывать; родиться. Возможно, что этот глагол, объединившись со

словом ^ имя, понимается, как начинать называть именем что-то новое, дать имя чему-то новому.

Как бы то ни было, остается странным тот факт, что эти два термина, которые дословно можно перевести как наука об именовании используются по отношению к китайской антропонимике, а не, допустим, к ономастике.

Действительно, если мы в китайской литературе просмотрим то, что китайские авторы имеют в виду под значением слова антропонимика, возможно, станет ясна мотивировка этих терминов.

Анализ показал, что многие китайские авторы [Чжан Цзялин ^ШШ, 2002; Хуи Юань, ШШ, 2002 и др.] под антропонимикой понимают некую науку о правильном именовании людей. В своих книгах под названием Й они указывают, например, на методы, по которым можно выбрать личные имена, интерпретируют их семантику. Получается, что объектом исследования данной науки являются не антропонимы, а особенности номинации, называния людей. И именно поэтому, возможно, появились такие термины с одинаковым переводом, как и

наука об именовании (людей).

Кроме того, дискуссионным является различение и определение термина имя собственное и отнесение его к определенной части речи. Так, проведенный анализ явно показал, что и в китайской лингвистике так же, как и в европейской, имя собственное относится к разряду существительных, в ней «имя собственное как имя существительное противопоставлено имени существительному нарицательному» [Суперанская, 2009 : 50]. Так, если имя собственное по-китайски особое, специальное существительное, то имя нарицательное - ^Ж^М, что дословно означает обыкновенное, обычное; простое имя существительное. И это несмотря на то, что большинство китайских личных имен могут состоять из прилагательных, глаголов, местоимений, числительных и т.д., многие из них образуют имена-фразы.

Объяснение подобных явлений можно найти в обнаруженной А. В. Суперанской закономерности, присущей не только европейским языкам, а именно, «... любой языковой материал, вплоть до глагольного, включаясь в состав собственных имён, подвергается суб-

стантивации, а имя собственное, из скольких бы элементов оно ни состояло, занимает в предложении место существительного» [Су-перанская, 2009 : 50]. Но в различных ономастических трудах эти проблемы не ставятся и не обсуждаются, хотя в них содержатся дискуссионные моменты, требующие прояснений и уточнений.

Итак, краткий экскурс в проблему, ограниченный пределами одной статьи, позволяет нам сделать следующие выводы.

Во-первых, существует корпус терминов в европейской и китайской ономастиках, в которых со всей очевидностью обнаруживается их непроясненность, разночтения и произвольные толкования.

Во-вторых, сравнительный анализ китайской и отечественной ономастической терминологии показал, что основные ономастические понятия европейской лингвистики используются в китайском языке, но не осуществлены их систематизация, описание и уточнение. Как нам представляется, в китайской ономастике преимущественное развитие получили прикладные аспекты ономастики в виде рекомендаций по выбору, составлению имен. Теоретический же аспект ономастики, его исследовательское направление недостаточно представлены и требуют дальнейшей проработки.

В-третьих, обнаруживается некоторая закономерность, проявляющаяся в том, что, несмотря на вариативность используемой в российской и китайской ономастиках терминологии, в качестве основного выбирается такой, который в наибольшей степени соответствует общему пониманию, принятому в лингвистиках многих стран, и таким образом проявляется тенденция к некоторой стандартизации терминов независимо от родного языка исследователя.

Несмотря на онтологические различия европейских и восточных языков, многие термины ономастической системы коррелируют между собой. Это можно объяснить, вероятно, трудностью перевода научных трудов по ономастике на китайский, язык с его древнейшей уникальной ономастической традицией уникальна. Но в то же время нужно признать, что существующий терминологический инструментарий - есть, в основном, результат в

китайском языкознании положения терминологической парадигмы европейских языков.

Библиографический список

1. Ахманова, О.С. Словарь лингвистических терминов [Текст] / О.С Ахманова. - М.: [б.и.], 1966.

2. Гарвалик, М. К вопросу о современной ономастической терминологии [Текст] / М. Гарвалик // Вопросы ономастики. - 2007. - №4. - С. 5-13.

3. Крюков, М. В. Китайцы. Системы личных имен у народов мира [Текст] / М. В. Крюков. - М. : Наука, 1986.

4. ЛЭС - Лингвистический энциклопедический словарь / под ред. В. Н. Ярцева и др. - М. : Советская энциклопедия, 1990.

5. Матвеев, А. К. Апология имени [Текст] / А. К. Матвеев // Вопросы ономастики. - 2004. - №1. -С. 7-13

6. Матвеев, А. К. Ономастика и ономатология: терминологический этюд [Текст] / А. К. Матвеев // Вопросы ономастики. - 2005. - №2. - С. 5-10.

7. Суперанская, А.В. Теория и методика ономастических исследований [Текст] / А. В. Суперанская, В. Э. Сталтмане, Н. В. Подольская, А. Х. Султанов. -М. : Наука, 1986.

8. Суперанская, А.В. Общая теория имени собственного [Текст] / А. В. Суперанская. - 2-е изд. - М. : Наука; ЛКИ, 2007.

9. Суперанская, А.В. Ономастика начала XXI века [Текст] / А. В. Суперанская. - М. : Советский писатель», 2009.

10. ШШ. ШШ£^. И«£2ЖШ±(Шіі

Ж), 2002.

11. ЗШ#. fë£^.

?±, 2002.