лингвистика

Н.А. Калёнова

о проблемах и перспективах исследования частного письма в современной лингвистике

в обзорной статье представлены основные направления современных отечественных и зарубежных лингвистических изысканий в области эпистолярной коммуникации. частное письмо рассмотрено как объект лингвистики во всем многообразии исследовательских подходов. обозначены результаты и перспективы изучения частного письма.

Ключевые слова: частное письмо, теория частного письма.

«Антропоцентрическая энергетика» [1, с. 16] формирующейся современной лингвистики отражается на выборе методов, подходов, источников исследования языка и речи. В последние годы все активнее исследуются такие продукты речемыслительной деятельности, как дневники, мемуары, записки, пометы в блокнотах (Н.Н. Кознова, С. Федоровская. Г.Г. Елизаветина, Л.Я. Гинзбург, А.Г. Тартаковский, Н.А. Николина, О.Г. Егоров, А.С. Петровский, В.Д. Осоцкий) и т.д. Особое место в ряду этих источников занимает частное письмо (О.П. Фесенко, Н.А. Ковалёва и др.).

Возникновение частного письма ученые (Е.К. Куварова, В.А. Сметанин и др.) связывают с зарождением письменности. На заре становления социальной коммуникации появляется необходимость в таком способе, канале, который был бы способен реализовать потребность в общении людей, разделенных расстоянием, лишенных возможности живого непосредственного диалога. Интерес к частному письму в науке также имеет древнюю историю, начинаясь с античной теории эпистолярного стиля [11, с. 49-69; 14, с. 3-5].

Несмотря на то, что частное письмо подвергается разноаспектным исследованиям в современной лингвистике (Н.А. Ковалёва, О.П. Фесенко, Т.Н. Кабанова, Е.К. Куварова, и др.), само определение «частное письмо» остается нечетким. Словарные дефиниции фиксируют такие характеристики письма, как 1) текст, 2) посылаемый/передаваемый (на расстоянии); 3) кому-либо; 4) с целью сообщить о чем-либо. При этом названные признаки могут быть релевантными в отношении не всех документов, квалифицирующихся как письма, и наоборот, могут быть соотнесены с другими видами документов. Например, известна «Переписка из двух углов» Вячеслава Иванова и Михаила Гершензона: Наша

случайно начавшаяся переписка из угла в угол начинает меня занимать. ш

Вы помните: в мое отсутствие вы написали мне первое письмо и, уходя, S

оставили его на моем столе; и я отвечал вам на него, когда вас не было 1

дома. Теперь я пишу при вас...1 [6, с. 387]. Документы содержат напи- §

санные тексты, посылаемые для сообщения чего-нибудь кому-нибудь © (участники коммуникации оставляли письма на столе), созданные для изложения своих мыслей, выражения своих чувств, однако коммуниканты не были разделены расстоянием.2 В дефинициях подчеркивается существенный признак письма - документ посылаемый. Однако письма могут быть созданы и не отправлены. Так, существуют два письма

Н.В. Гоголя [4, с. 435-446], одно из которых так и осталось у адресанта. Записка, переданная от одного человека другому3 - текст/бумага с текстом, переданный адресату с целью сообщить о чем-либо, не является при этом письмом.

Возрастающий интерес к частному письму как объекту лингвистического исследования (Н.А. Ковалёва, О.П. Фесенко, Т.Н. Кабанова,

И.А. Лешутина и т.д.) выявляет терминологические трудности и призван их преодолеть. Письмо рассматривается как текст, жанр, стиль, дискурс [15], при этом термины, которыми оперируют ученые, часто взаимосвязаны, взамоопределяемы. Например, характеризуя частное письмо как специфическую форму общения, как адресованную речевую деятельность,

А.В. Белова уточняет: «переписка отражает дистантный диалог, диалогическое общение двух коммуникантов, которое представляет собой эпистолярный дискурс» [2, с. 9]. Наиболее полно, на наш взгляд, частное письмо изучено Н.А. Ковалёвой: «Представляя личностное речевое общение, эпистолярий отражает культуру, язык, стилистику своего времени в лексико-семантическом и синтаксическом контексте. Жанр текста письма - социально обусловленная конвенция языкового общения, существующая как единство коммуникативно-прагматических, структурносемантических и эмотивно-аксиологических свойств. Коммуникативные функции эпистолярия отвечают запросам эпохи и эволюционируют вместе с ней...» [10, с. 6]. Как вторичная речевая форма синкретичного типа, эпистолярный жанр включает в свой состав первичные жанры (приветствие, просьба, благодарность, пожелание, приказ [Там же, с. 13].

1 Письмо М.О. Гершензона В.И. Иванову, 19 июня 1920 г.

2 «Летом 1920 года Иванов и Гершензон волей случая оказались в одной комнате московской здравницы для работников науки и культуры» [15].

3 Например, на собрании, где невозможна/нежелательна непосредственная коммуникация, даже если коммуниканты не разделены расстоянием, а сидят рядом, но не могут/не желают разговаривать, чтобы не мешать выступающему, не привлекать всеобщее внимание и т.д.

лингвистика

Стилистика лексико-фразеологического состава частного письма, как справедливо утверждает Н.А. Ковалёва, определяет его жанровые характеристики [10]. Частное письмо как источник исследования языковых единиц разного уровня интересует ученых (А.М. Дубинина, Н.А. Ковалёва, О.П. Фесенко и др.) в силу того, что частное письмо наиболее приближено к ситуации реального общения, в которой проявляется все многообразие речевых свойств языковых единиц. Совмещая традиционный структурно-семантический и функциональный анализ фразеологических единиц с концептуальным и дискурсивным, а также синхронный и диахронический аспект исследования, О.П. Фесенко выявляет дискурсивные свойства дружеского эпистолярия, реализующиеся средствами фразеологии [14].

Специфика языковых единиц, придающих тексту частного письма свойства «разговорности», - в своеобразии их использования, в смысловых наращениях семантики единиц разного уровня и т.д. [18]. Письмо, занимая промежуточное положение между разговорной и книжной речью, оптимально подходит в качестве источника для решения общих проблем теории текста и речевого жанра [2]. Изучение живой неподготовленной речи имеет свои источниковедческие проблемы (В.В. Виноградов, Л.П. Крысин, Г.Я. Солганик, Л.В. Яссман и др.), решению которых в некоторой степени может помочь обращение к тексту частного письма. Набор обыденного речевого инструментария, используемого участником эпистолярной коммуникации, так или иначе отражен в частном письме.

Одним из перспективных направлений научного поиска является сопоставительный анализ языкового своеобразия источников личного происхождения автора и его художественного произведения (О.А. Подъяполь-ская, S. Wright и др.). Двунаправленное сопоставительное исследование показывает эффективность лингвокогнитивного, дискурсивно-прагматического подходов. Не обозначая свою приверженность к этим парадигмам, S. Wright тем не менее результативно сравнивает: 1) А) события/ сюжетные действия эпистолярного романа и Б) реальные истории, отраженные в письмах; 2) А) язык частного письма и Б) язык эпистолярного романа, аргументировано доказывая гипотезу о прямой соотнесенности наблюдаемых явлений [20]. На наш взгляд, проблема соотнесенности языка частного письма и языка художественного произведения актуальна для когнитивно-дискурсивной лингвистики.

Период становления современного русского языка в XIX в. подвергался разноаспектным исследованиям (Ю.А. Бельчиков, Р.А. Будагов, Е.Ф. Будде, Л.А. Булаховский, В.В. Виноградов, Г.О. Винокур и др.), однако частные письма - особый материал для анализа происходивших

в языке изменений [10, с. 66-69]. Использование двух языковых систем в коммуникации, а если речь идет о частном письме, то в коммуникации повседневной, представляет большой интерес для ученых не только в связи с сопоставительными исследованиями, диахроническими, но и когнитивно-дискурсивными. В современной лингвистике проанализирована специфика билингвизма как речемыслительной деятельности на материале писем российских дворян. Выбор языкового кода, как считает

В.М. Блинохватова, зависит от многих факторов, среди которых пол коммуникантов, степень близости их отношений, речевые нормы, эмоциональное состояние адресанта, отсутствие таких единиц в первом языке для обозначения некоторых объектов реальной действительности, которые есть во втором, и т.д. [3]. Специфика авторской русско-французской фразеологии и французских вкраплений в двуязычной переписке соотносится с языковой ситуацией и речевой культурой русского общества XIX в. [5]. Описывая двуязычно-диглоссийную ситуацию второй половины XVIII -первых десятилетий XIX вв., А.М. Дубинина определяет роль и место фразеологии и французских вкраплений в частном письме и авторских идио-стилях русского литературного языка. Выявление специфики билигвизма/ двуязычно-диглоссийной ситуации XIX в. открывает перспективы когнитивно-дискурсивного анализа речемыслительной деятельности, механизмов создания речевого произведения, коим является частное письмо.

В когнитивно-дискурсивной парадигме поднимается вопрос о гендерных особенностях речевой коммуникации (А.А. Денисова, В.И. Карасик, Г.Е. Крейдлин и др.). Эпистолярий в гендерном аспекте - малоизученный феномен, при этом проблем, касающихся различий и в создании эпистолярного дискурса, и в его восприятии, достаточно много [17; 21]. Интересно обратить внимание не только на различия в «манере письма» (в выборе языковых средств, композиционном своеобразии, в специфике использования этикетных формул и т.д.), но и на то, какие объекты/ явления реальной действительности репрезентированы в эпистолярном дискурсе. Обратимся к примеру «женского» письма: Если ты хочешь знать Московские новости, скажу тебе, что соседка наша Соковнина при смерти вследствие родов1. Соллогуб родила сына2. Вот неделя как я не видала Вяземского. И муж и жена3 оба больны. На наших

1 Соковнина Софья Васильевна (урожд. кн. Хованская) умерла 22 мая 1812 г. на 24 году жизни [7, с. 568].

2 У графини Софьи Ивановны Соллогуб (урожд. кн. Хованской), жены графа А.И. Соллогуба, 18 мая 1812 г. родился сын Лев, который был на год старше своего брата, известного писателя В.А. Соллогуба (1813-1882) [7, с. 568].

3 Вяземская Вера Федоровна (урожд. кн. Гагарина) (1790-1886), жена П.А. Вяземского с 18 октября 1811 г. [7, с. 568]

Филологические

науки

лингвистика

вечерах постоянно бывало много гостей, так как из всех знакомых домов только в одном нашем аккуратно принимают каждый денЬ [7, с. 560]. Те объекты / явления реальной действительности, которые нашли то или иное отражение в эпистолярном дискурсе, являются актуальными в жизни, в восприятии мира адресантом, будь то мужчина или женщина. А это уже знание о картине мира (индивидуальной, характерной для той или иной эпохи, и т.д.), о специфике восприятия повседневности и т.д. Перспектива гендерных исследований эпистолярия связана, на наш взгляд, с развитием гендерной теории и методики, а также с тем, что письма представляют собой интересный, насыщенный источник для подобных изысканий.

Частное письмо как результат речемыслительной деятельности адресанта привлекает внимание ученых с психофизиологической точки зрения [19]. Экспериментально доказана роль когнитивных механизмов в создании частного письма. Испытуемые 1) с афазией (после инсульта), 2) с нарушениями умственной и речевой деятельности как следствием травмы головного мозга, 3) не имеющие травм и нарушений головного мозга, создавали эпистолярные тексты. Проследив реализацию двух функций частного письма (информативной и функции социальной коммуникации) в исполнении реципиентов всех групп, автор делает вывод, что нарушения головного мозга отражаются в структуре и языковом коде письма. Авторы писем, страдающие афазией, например, следуют целостной структуре письма, однако в меньшей степени используют богатства родного языка. Эксперименты, отмечает L. Мойешеп, необходимо продолжать, а их результаты нуждаются в глубоком осмыслении [19, с. 247]. Частное письмо как результат речемыслительной деятельности должно стать междисциплинарным объектом, в том числе и психолингвистики, особенно экспериментальной. Например, с целью выявления взаимосвязанных тенденций изучен цикл из 23 писем самоубийцы. Анализируемый эпистолярий охватывает около двух лет до смерти автора. Ученые находят в тексте частного письма закономерности, лигвистические маркеры формирующейся мысли о самоубийстве [16]. Такие исследования как интересны науке, так и полезны в практике при работе, например, психологов по предотвращению суицида, а разработанную методику можно «наложить» на другие источники личного происхождения.

Участники эпистолярной коммуникации находятся по разные стороны эпистолярной цепочки, попеременно выступая то адресантами, то адресатами. Механизмы реализации одной или другой коммуникативной роли

1 Письмо М.А. Волковой В.И. Ланской, 18 мая 1812 г., М.

нуждаются в изучении в аспекте когнитивно-дискурсивной деятельности языковой личности: «Переписка создает контекст реального диалога, который ведется с реальным собеседником, что воспроизводит исторический адресантно-адресатный облик коммуникантов» [11, с. 14]. Взаимосвязь участников эпистолярной коммуникации анализируется через категорию адресованности, которая является одной из ведущих категорий эпистолярного текста [12]. Признание позиции адресанта лидирующей происходит через призму языковой оценки как антропоцентрической категории [9].

Коммуникативная структура частного письма имеет свои особенности. На материале эпистолярия русской интеллигенции XX в. изучена специфика эпистолярного текста с позиций теории речевого общения [8]. Характеризующая письмо фатическая функция, как считает Т.Н. Кабанова, реализуется контактоустанавливающими и контактоподдерживающими единицами, являющимися коммуникативно-организующими, они обязательны в любом письме [Там же]. Прагматический анализ обратимой эпистолярной коммуникации как дистантного диалога обнаруживает роль языковых средств в речевом оформлении интенций, в формировании эмоционально-интимного тона переписки, особенности речевого поведения коммуникантов с учетом их языковой личности и ситуации общения [2].

Необходимость в когнитивном, дискурсивном, лингвопрагматическом, лингвокультурологическом подходах к языку и речи обусловлена тем, что «реализация и интерпретация определенных стратегий речевого общения не могут осуществляться без учета многообразных личностных и социокультурных аспектов коммуникативного процесса» [1, с. 17]. Перспективы изучения частного письма, на наш взгляд, находятся в русле этих антропоцентрических направлений. Интересны в этом плане не только письма известных личностей, владеющих элитарной речевой культурой, но и письма простых людей. Письма разных эпох в развитии языка с лингвистической точки зрения - тот материал, который позволит пополнить знания о диахронических процессах как в языке и речи, так и в становлении языковой картины мира. Анализ языковых особенностей писем одного адресанта в разные временные периоды с учетом экстралингвистических данных, сопровождающих создание письма, позволит проследить, как репрезентируются те или иные события из жизни адресанта, чем обусловлен выбор вербальных средств, коммуникативных стратегий и т.д. Эти и многие другие проблемы лингвистических исследований частного письма составляют перспективу научного поиска.

Филологические

науки

лингвистика

Библиографический список

1. Алефиренко Н.Ф. Когнитивно-прагматическая субпарадигма науки о языке // Когнитивно-прагматичексие векторы современного языкознания: Сб. науч. тр. / Сост. И.Г. Паршина, Е.Г. Озерова. М., 2011. С. 16-27.

2. Белова А.В. Лингвопрагматическая характеристика обратимой эпистолярной коммуникации (на материале переписки Ал.П. Чехова и А.П. Чехова): Дис. ... канд. филол. наук. СПб., 2005.

3. Блинохватова В.М. Русско-французский билингвизм российского дворянства первой половины XIX в. (на материале писем): Дис. ... канд. филол. наук. Ставрополь, 2005.

4. Гоголь Н.В. Полн. собр. соч. в 14 т. Л., 1952. Т. 13.

5. Дубинина А.М. Русско-французский эпистолярий I половины XIX века: фразеология и иноязычные вкрапления: Дис. ... канд. филол. наук. Брянск, 2005.

6. Иванов Вяч. Собр. соч. в 4 т. Брюссель, 1979. Т. 3.

7. Из писем М.А. Волковой В.И. Ланской, 1812-1818 гг. / Публ. [вступ. ст. и примеч.] А.К. Афанасьева // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв.: Альманах. М., 2007. [Т. XV].

С. 558-569.

8. Кабанова Т.Н. Эпистолярный текст частной переписки в аспекте теории речевого общения (На материале рукописных и опубликованных текстов XX в.): Дис. ... канд. филол. наук. Челябинск, 2004.

9. Кирьянова А.П. Адресант эпистолярия в аспекте языковой оценки: на материале писем М.И. Цветаевой: Дис. ... канд. филол. наук. Череповец, 2007.

10. Ковалёва Н.А. Русское частное письмо XIX в.: Коммуникация, жанр, речевая структура. Дис. ... д-ра филол. наук. М., 2002.

11. Лешутина И.А. Константы и переменные русской «почтовой прозы» первой трети XIX столетия. М., 2006.

12. Подъяпольская О.Ю. Типология адресованности в тестах эпистолярного жанра: на материале писем Ф. Кафки: Дис. ... канд. филол. наук. Челябинск. 2004.

13. Синеокая Ю.В. По ту сторону бесконечного тупика (Проблема культуры в философии Серебряного века) // Философский журнал «Логосфера». URL: http://runivers.ru/philosophy/logosphere/60182/ (дата обращения: 17.05.2012).

14. Фесенко О.П. Комплексное исследование фразеологии дружеского эпистолярного дискурса первой трети XIX в.: Автореф. дис. ... д-ра филол. наук. Томск, 2009.

15. Фесенко О.П. Эпистолярий: жанр, стиль, дискурс // Вестник Челябинского государственного университета. Сер. «Филология. Искусствоведение». 2008. № 23 (124). Вып. 24. С. 132-143.

16. Barnes D.H., Lawal-Solarin F.W., Lester D. Letters from a Suicide // Death Studies. 2007. Vol. 31. № 7. P. 671-678.

17. Christer G. Gender-Based Variation in Nineteenth-Century English Letter Writing // Language and Computers, Corpus Analysis: Language Structure and Language Use / Ed. by Pepi Leistyna and Charles F. Meyer. Rodopi. P. 87-106.

18. Daher J. Written Arabic of Personal Letters // International Linguistics Community Online: Academic Paper. URL: http://linguistlist.org/pubs/papers/browse-papers-action.cfm?PaperID=6881 (дата обращения: 17.05.2012).

г

19. Mortensen L. Written Discourse and Acquired Brain Impairment Evaluation of Structural and Semantic Features of Personal Letters from a Systemic Functional Linguistic Perspective // Clinical Linguistics and Phonetics. 2005. V. 19. №. 3. P. 227-247.

20. Wright S. Private Language made public: The language of letters as literature // Poetics. 1989. Vol. 18. № 6. P. 549-578.

21. Fesenko O.P. On gender notions correlation and individually - author's style (on material of the friendly letters) // Scientific notes. Krasnoyarsk. 2006. Vol. 4. P. 84-85.

Филологические

науки