УДК 8142

О ФУНКЦИОНИРОВАНИИ ОБЩИХ НАЗВАНИЙ ЧЕЛОВЕКА В СТУДЕНЧЕСКОМ РЕЧЕТВОРЧЕСТВЕ

А/О. Ларионова

ABOUT COMMON MAN NOMINATIONS FUNCTIONING IN STUDENT SPEECH CREATIVITY

A.Yu. Larionova

Статья посвящена исследованию особенностей функционирования общих (родовых) названий человека / совокупности людей в неформальном студенческом дискурсе, закрепленном в граффити. Содержит наблюдения о специфике данного фрагмента дискурсивного материала, о повторяемости направлений характеризации человека, выводы о преимущественно оппозитивной стратегии репрезентации актуальной признаковости человека и ее специфичной маркированности в дискурсе.

Ключевые слова: общие названия человека / совокупности людей, дискурсив, дискурсивная специфика социотворчества, оппозитивность, маркированность.

The article is devoted to the scientific research of functioning of common (gender) man/people nominations in informal student discourse, fixed in graffities. The article includes examinations of special features of this discursive material fragment, recurrence of man characterization directions, conclusion about mainly opposite strategy of actual man identifications representation and it’s specific marking in discourse.

Keywords: common тап/set ofpeople nominations, discursive, discursive specific of society creativity, oppositivity, marking.

Студенческое речетворчество представляет собой систему языковых и предметных предпочтений, отражающих ментальный мир социума, социумно специфичное видение реальной и воображаемой действительности. Предпочтения влияют на организацию дискурса, проявляющуюся, в частности, в лексической разработанности отдельных концептосфер, а также в специфичной маркированности репрезентаций того или иного предмета речи. Лексическую разработанность мы связываем с явлением ключевой лексической парадигмы дискурса, специфичную маркированность репрезентаций - с установлением в сознании языковой личности ассоциативных связей между ментальными и языковыми единицами. По мнению В.П. Нерознака, эти связи контрастируют с ассоциациями большинства носителей языка вне данного социума и представляют собой либо свежие, не возникавшие ранее ассоциации, демонстрирующие креативность сознания, либо ассоциации, проявление которых в данной культуре принято считать асоциальным1.

Предмет исследования в данной работе составляют особенности функционирования общих

(родовых) названий человека / совокупности людей, репрезентированных 13 номинациями в 116 текстах (примерно 5 % описываемого дискурсивного продукта). Анализ опирается на признание данного фрагмента дискурсивного продукта одним из ключевых (в рамках антропологической парадигмы дискурса) и предполагает исследование особенностей функционирования данных лексем и их контекстного окружения, позволяющее выявить предметные признаки и отношения, синтезируемые в предложениях или группе предложений текстового ряда и отличающиеся социумно специфичной маркированностью.

К общим названиям человека / совокупности людей мы относим зафиксированные в неформальном студенческом дискурсе слова индивид, индивидуальность, личность (личности), люди, люд, народ, общество, существо, толпа, чел (че-лы), человек, человечек, человечество, обозначающие человека как разумное существо (обладающее мышлением, речью) или совокупность таких существ. Нормативное дефинирование данных слов (в МАС) демонстрирует ряд общих признаков. Во-первых, включение во взаимоидентификации, ср.:

Ларионова Алла Юрьевна, кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка ГОУ ВПО «Уральский государственный технический университет - УПИ имени первого Президента России Б.Н. Ельцина». E-mail: alarionov@bk.ru

Alla Yu. Larionova, candidate of philological science, associate professor of Russian language department, Yeltsin Ural State Technical University -UPI (Ekaterinburg). E-mail: alarionov@bk.ru

индивид - человек, личность; индивидуальность — человек; личность (личности) - человек, индивидуум; человек - существо, личность; существо человек; люд — люди; человечество - люди; народ

- люди; люди - мн. ч. к человек; общество - совокупность людей; толпа - люди. Во-вторых, минимизация и обобщенность дифференциальной семантики. Последняя репрезентирована, как правило, указанием аспекта человеческих проявлений без их конкретизации, в частности указаниями «живой», «один, много», «характер», «социальная признаковость», «моральные свойства», «интеллектуальные свойства», например: индивид - отдельный человек, личность; индивидуальность -совокупность характерных, своеобразных черт человека, личность; личность (личности) - совокупность свойств человека, человек с точки зрения его характера, о человеке с ярко выраженной индивидуальностью, отдельный человек, индивидуум', люд - толпы людей, люди, объединенные общностью каких-либо условий (социальных, территориальных и др.); люди - лица, принадлежащие к какой-либо среде, характеризующиеся наличием каких-либо общих признаков', народ - население, жители страны, государства; нация, национальность, народность', основная трудовая масса населения страны', люди; общество - совокупность людей, объединенных общими для них конкретно-историческими условиями материальной жизни; существо - живой организм; носитель определенного свойства, качества; толпа - множество, масса людей; человек - живое существо, обладающее мышлением, речью, способностью создавать орудия и пользоваться ими-, носитель каких-либо внутренних характерных качеств, свойств, принадлежащий к какой-либо среде, обществу и т. п.; в значении единицы счета (людей); как воплощение высоких моральных и интеллектуальных свойств', человечество - люди, человеческий род; человеческое общество. Очерчивание в дефинициях сферы признаков предопределяет аспект их конкретизации в дискурсивах в соответствии с социумно специфичными установками.

Таким образом, специфика данного фрагмента дискурсивного материала видится в сочетании общего характера семантики родовых названий человека / совокупности людей и конкретизированного содержания дискурсивов, позволяющих вычленить характерные для субкультуры когнитивные признаки концепта «человек» и специфичный ракурс их репрезентаций. Небольшим отступлением от данной тенденции выступают единичные фиксации исследуемых лексем в словарной реализации «единицы счета (людей)», например, в дискурсиве 25 тысяч человек, либо в количественном значении «совокупность людей», например, слово толпа в дискурсиве Король и шут, толпа уродов, где внимание фокусируется не на общей номинации, а на конкретизированной грубой уродов, относящейся к парадигме специализи-

рованных названий человека Между тем, большинство исследуемых словоупотреблений общих номинаций связано с репрезентацией вполне определенных признаков, интересных для социотворчества, специфично маркированных в нем и имеющих референтную перспективу (через признаки одного репрезентируются признаки другого). Так, в дискурсиве Начинающего художника понимают лишь несколько человек. Знаменитого — еще меньше функционирование слова человек в составе количественно-именного сочетания связано с репрезентацией иронично маркированного признака «разбирающийся в живописи», соотносящегося со смыслом ранжированности людей (творцов и реципиентов их творчества) по опыту и знаниям в сфере искусства. Следует отметить, что большинство контекстных реализаций общих названий человека осуществляется по уже выявленным ранее (в процессе анализа социумно специфичных кон-цепгосфер «женщина», «мужчина») направлениям характеризации, а именно: человек в отношениях с другими людьми, деятельностные и поведенческие проявления, черты характера, интеллектуальная характеризация2. Более того, в единичных случаях функционирования общих номинаций репрезентация связанного с предметом номинации признака конкретизируется гендерной маркированностью, определяемой на основе содержания дискурсива и дополнительных репрезентантов лица. Например, слово люди в дискурсиве Вот и верь после этого людям, Целовал он меня при луне, А потом взял мои белые груди ... (в устном варианте многоточию соответствует и связал их узлом на спине) конкретизируется последующей местоименной лексемой он, указывающей на однозначную репрезентацию мужчины и связанной с ним признаковое™. Слово человек в дискурсиве Если человек умеет превратить свои слабости в силу, значит он женщина включено в дефинирующие отношения со словом женщина, репрезентируя признаковость последней. Слово человек в дискурсиве Каждый человек имеет право на лево предполагает вариативные, ген-дерно маркированные реализации, репрезентирующие не человека вообще, а женщину или мужчину при доминирующем потенциале последнего, обусловленном традиционным «человек- это мужчина». В подобных случаях результаты анализа исследуемых словоупотреблений пополняют количественно и/или качественно соответствующие концептуальные парадигмы дискурса: «женщина», «мужчина». Кроме того, часть исследуемых словоупотреблений, в частности парное функционирование номинаций «человек - студент», «челы -ботаны» в единичных дискурсивах Человек становится взрослым, когда в нем умирает студент', Ботаны forever! Рульные челы! пополняет также признаковость концепта «студент».

В исследуемом материале обращает на себя внимание та часть дискурсивов, в которых с общими названиями человека связано выражение

Лингвокультурология и социолингвистика

обычных (не отличающихся оригинальностью, банальных) признаков. Например, признаки «хотеть жить» в дискурсиве (1) Если человек по-настоящему хочет жить, то медицина бессильна; «подвергаться воздействиям каких-либо явлений внешней среды» в дискурсиве (2) При прохождении через человека тока величиной 0,01 ампера наступает летальный исход, после чего он летать уже не может...\ «быть разумным существом (не животным)» в дискурсиве (З)3. Самое страшное бога проклятье - это проклятье -быть человеком; «заниматься созидательной деятельностью» в дискурсиве (4). Для потехи во всем свете люди строят Политехи, а потеха из потех

- Ярославский Политех и др. Экспликация банальных признаков в условиях бравадного, игнорирующего табу дискурса рассматривается нами как речетворческий прием, нацеленный на репрезентацию оригинального содержания и достижение определенного эффекта его восприятия: комического, сингулярного (идущего вразрез с ожиданиями), абсурдного. Общим основанием создания такого эффекта в большинстве случаев выступает отклонение от нормы (лингвистической, этической, ментальной) в ее традиционном представлении, отражающее принципиальный для социотворчества оппозитивный подход к признаковой дифференциации предмета речи. Так, в приведенных дискурсивах (1,2) актуализованный в связи со словом человек признак «погибающий / не погибающий под воздействием обстоятельств» соотносится не просто с табуированной тематикой смерти, но противоречащей традиции ее ироничной репрезентацией. В одном случае смерть репрезентируется как абсурдный результат усилий медиков, потенциируя отрицательно маркированный имидж современной медицины и обеспечивая социальное звучание дискурсива. Во втором случае смерть репрезентируется как абсурдный результат экспериментального воздействия электрическим током на человека, символизирующий уничижительное отношение к человеку как подопытному существу. В дискурсиве (3) актуализованный в связи со словом человек признак «плохо быть человеком» предполагает, как минимум, двойственную интерпретацию. Одна из интерпретаций находится в явном противоречии с традиционным представлением «надо быть (достойным, порядочным) человеком», другая соотносится с абсурдным утверждением «хорошо быть животным».

В дискурсиве (4) актуализованный в связи со словом люди признак «занимающийся ненужным делом», в котором семантика ненужности репрезентируется контекстным указанием «для потехи», противоречит представлению о рациональности и полезности человеческой деятельности вообще и о важности строительства объектов культуры, в частности. Уничижительная репрезентация человека здесь имеет целью в аналогичном ракурсе репрезентировать конкретное учебное заведение и его

социумно специфичную оценку в аспекте престижности.

Как видим, функционирование общих названий человека в дискурсе представляет собой яркий фрагмент реализации оппозитивной стратегии социотворчества. Оппозитивность проявляется уже в том, что с общими названиями человека в дискурсе связаны репрезентации не только обобщений, но и конкретизированной предметности и признаковое™ предмета номинации, а также в том, что актуальная признаковость репрезентируется преимущественно на основе контраста ментальных и социумно специфичных представлений об определенных фрагментах действительности и человеке в них.

Создание оппозитивного стиля репрезентаций в дискурсе поддерживается активным использованием приемов, потенциирующих поляризацию семантики, смысловые сдвиги слов и выражений, вплоть до абсурдизации содержания. С этой целью, например, в дискурсивы одновременно могут быть включены: а) пары общих (родовых) номинаций человека / совокупности людей или пары родовидовых номинаций, репрезентирующие признаковые оппозиции предметов номинаций; б) пары противоположных признаковых лексем / сочетаний, относящихся к одной номинации человека, обозначающей один предмет / одну совокупность предметов. Примером первого выступают лексические пары «человек / человечек» в дискурсиве Человек может быть только добрым и злым, а добреньким или злобным может быть только человечек', «человек / женщина» в дискурсиве Несмотря на то, что женщина несколько миллионов лет живет рядом с человеком, в ее поведении и образе жизни остается еще много загадочного и непонятного', «люди / (люди)» в дискурсивах Хороших людей много! Полезных мало... и Хорошие люди после смерти попадут в США, а плохие в Сомали. Примером второго выступают лексические пары «высокий / маленького роста» в дискурсиве Шел высокий человек маленького роста ...; «порядочный, скромный / не умеет этого показать» в дискурсиве Бывает так, что человек и порядочный и скромный, а вот не умеет этого показать', «ум / характер» в дискурсиве Индивидуальность человека несравненно чаще проявляется не в уме, а в характере. Одновременное включение нескольких родовых или родовидовых номинаций человека / совокупности людей, а также противоположных признаковых лексем / сочетаний осуществляется преимущественно с опорой на антонимичные в своей основе приемы. Наиболее частотным здесь является использование лексической и контекстно обусловленной антонимии. Например, зафиксированы лексические антонимы купить / продать (человека), добрый / злой (человек); контекстные антонимы человек / человечек, знаменитый / начинающий, хороший / полезный, США / Сомали, рокировки / мат, добрый / добренький, включая проявления языковой игры, к

которым относится квазипаронимичное использование слов летальный / летать с антонимичной дифференциальной семантикой «быть недвижимым» и «легко передвигаться», квазиантонимич-ное использование слов право / лево в соответствующих сочетаниях «иметь право» и «ходить налево (изменять)». К приемам создания оппозитив-ного стиля репрезентаций относятся также перифрастические экспликации противопоставлений и опора на энантиосемичное развитие семантики. В качестве примера перифрастического противопоставления приведем оппозицию порядочный, скромный / не умеет этого показать в дискурсиве Бывает так, что человек и порядочный и скромный, а вот не умеет этого показать, где признак не умеет этого показать фактически отрицает положительно маркированные порядочный, скромный, актуализируя отрицательно маркированный признак «непорядочный». В качестве примера энантиосемичного развития семантики приведем использование прецедентного медицина бессильна, традиционное значение которого «медики сделали все, чтобы спасти пациента, но не спасли» контрастирует с социумно специфичной репрезентацией «медики сделали все, чтобы пациент умер, но пациент выжил».

Как показывает материал, в связи с функционированием общих названий человека наиболее актуальными сферами репрезентации противопоставлений выступает сфера характеризации морали, духовного облика современного человека и сфера характеризации мужчины или женщины. Характеризация осуществляется, как правило, на подчеркнутом контрасте (эксплицитном или имплицитном) традиционных и социумно специфичных представлений. Так, в дискурсиве Несмотря на то, что женщина несколько миллионов лет живет рядом с человеком, в ее поведении и образе жизни остается еще много загадочного и непонятного использование лексической диады «человек - женщина» нацелено на уничижительную репрезентацию женщины как нечеловека, соответствующую мифологическому «человек - это мужчина» и противоречащую логическому «люди -это мужчины и женщины». В дискурсивах Вот и верь после этого людям, Целовал он меня при луне, А потом взял мои белые груди ...; Каждый человек имеет право на лево актуальные признаки «нарушающий семейные / любовные отношения, изменяющий партнеру» и «не заслуживающий доверия», характеризуя мужчину или женщину, репрезентируют моральный аспект признаковости, противореча ментальным представлениям о единстве семьи и о вере, без которой русским «нельзя жить». В дискурсивах Люди не врут: это правда меняется-, Если бы люди были справедливы, судьи ушли бы на отдых номинация люди связана с имплицитными признаковыми оппозициями «говорить правду / неправду», «нарушать / соблюдать закон», при этом актуальными выступают нега-

тивно маркированные признаки «говорить неправду», «нарушать закон». В дискурсиве Человек может быть только добрым и злым, а добреньким или злобным может быть только человечек оппозиции человек/человечек, добрый/злой, добренький / злобный призваны репрезентировать наблюдаемую в реальности противоположность «человек достойный, порядочный» и «человек мелкий, низкий в мыслях и поступках». В дискурсиве Хороших людей много! Полезных мало...признаковое противопоставление хороший / полезный актуализует смысл (предпочтение выгодных людей людям порядочным), отражающий доминирующую мораль в современном мире. В дискурсиве Хорошие люди после смерти попадут в США, а плохие в Сомали признаковое противопоставление хороший / плохой через систему иных оппозиций, эксплицитных, имплицитных и ассоциативных (духовная награда за добродетель -духовное наказание за преступление, рай - ад, поминание добрым словом - поминание плохим словом или забвение, США как мировой лидер - Сомали как страна третьего мира, высококомфортная и малокомфортная жизнь), репрезентирует признак «стремящийся к материальным благам», противоречащий духовным приоритетам в русской ментальности.

Анализ парного функционирования общих названий человека / совокупности людей или родовидовых номинаций, а также признаковых лексем / сочетаний, определяющих одного человека / совокупность людей, позволяет отметить ряд особенностей. Одна из них заключается в нацеленности исследуемых номинаций на репрезентацию «особой» признаковости, приписываемой предмету номинации и имеющей особую значимость для содержания дискурсива. Так, в дискурсиве Если человек умеет превратить свои слабости в силу, значит он женщина эксплицитная пара номинаций «человек - женщина» репрезентирует женщину как человека, обладающего особым, характерным только для нее качеством «хитрость, изворотливость». В дискурсивах Человек становится взрослым, когда в нем умирает студент', Ботаны forever! Рульные челы! эксплицитные парные номинации «человек - студент», «челы - ботаны» репрезентируют студентов как людей, занимающих особое положение среди иных социумов, и как группу людей (челов), занимающих особое положение в самом студенческом социуме. В дискурсиве В этом мире ты всего лишь человек, но для кого-то ты весь мир! предикатная оппозиция «всего лишь человек - весь мир» имеет целью передать смысл особой значимости любимых людей (в сравнении с людьми, не являющимися предметом любви). В дискурсиве Нет такой чистой и светлой мысли, которую русский человек не смог бы выразить в грязной матерной форме имплицитная оппозиция «человек - русский человек» призвана репрезентировать мысль об особом каче-

Лингвокультурология и социолингвистика

стве русских - их приверженности к выражению мыслей и чувств в вульгарной, бранной форме. В дискурсиве В наше ненормальное время любой нормальный человек ненормален уже тем, что он нормален через повторы слов нормальный, ненормальный выражается особое качество современных людей «оставаться людьми» при невероятном темпе и непростых условиях жизни.

Другой особенностью парного функционирования общих названий человека / совокупности людей и связанных с ними атрибутивных лексем / сочетаний выступает доминирующая маркированность актуальной признаковое™, представленная в дискурсе негативом восприятия предмета речи, его признаковое™ (отношение к предмету речи, оценка предмета речи) либо его абсурдизацией. Так, в дискурсиве, повторяющем прецедентный текст, Шел высокий человек маленького роста ... безусловно актуальным выступает одновременное приписывание предмету противоположных признаков (внешних данных), создающее образ несуществующего или безмерно противоречивого человека. Нарушение логики противопоставления, затрудняющее восприятие, наблюдаем в дискурсиве Индивидуальность человека несравненно чаще проявляется не в уме, а в характере. Оппозиция «ум характер» демонстрирует претензию на творческую находку, экспрессивизирующую дискурсив, однако противоречит единству наблюдаемых поведенческих проявлений человека и его ненаблюдаемой мыслительной деятельности. Обращение к словарно-нормативной презентации слова индивидуальность также не дает оснований для разграничения мыслительных и поведенческих признаков человека. Ср. в МАС: индивидуальность -

1. Совокупность характерных, своеобразных черт, отличающих какого-либо человека от другого.

2. Человек как носитель личных, характерных для него признаков, свойств; личность.

Анализ материала позволяет отметить, что актуализация отрицательно маркированных признаков является значительно более частотной в исследуемом дискурсе. Примером служит факт предпочтения эксплицированной отрицательной характеризации человека в дискурсиве Мелкие дела порождают и мелких людей при очевидности имплицитного положительно маркированного члена оппозиции «большие дела для больших людей». Очевидна актуализация отрицательного признака «не разбирающийся в проблеме функционер» в связи с использованием слова личности в дискурсиве По мнению некоторых личностей, студенты — единственная часть общества, которая может выжить без денег, репрезентирующем социальную проблему нищенского финансового положения студентов. В дискурсивах ...Быть одному потому, что людей не осталось...', Меня окружали милые, добрые люди, медленно сжимая кольцо', Выпьем за хороших людей — нас так мало осталось оппозиции «я (мы) - они»,

«плохих людей много - хороших людей мало (нет)», «милые, добрые - сжимать кольцо» нацелены на актуализацию отрицательно маркированного признака «плохие, злые (люди)». В дискурсиве Бывает так, что человек и порядочный и скромный, а вот не умеет этого показать одновременно приписываемые предмету противоположные признаки (проявлений характера) создают образ человека, чьи поступки не соответствуют внешнему благопристойному имиджу, т. е. человека лживого, лицемерного, подобные качества которого в традиции всегда оценивались отрицательно. Аналогичную актуализацию отрицательно маркированного признака давит всех на фоне контраста с положительным качеством реальный в значении «разумный, правильный» наблюдаем в дискурсиве Вова Мт-16081 Реальный чел он давит всех. В дискурсиве Если человека нельзя купить, то его можно продать оппозитивная признаковое» «человек, которого можно купить -человек, которого можно продать» репрезентирована на основе нарушения традиционной сочетаемости глаголов купить, продать с названиями неодушевленных предметов либо животных. Оппозиция призвана репрезентировать социумно специфичное видение отношения в современном мире к таким положительно маркированным в традиции качествам человека, как принципиальность, неподкупность. Актуальным здесь выступает признак «испытывающий отрицательное воздействие со стороны, наказываемый за принципиальность». В ходе анализа материала мы не раз обращали внимание на характерность для дискурса обобщенного признака «подвергающийся отрицательному воздействию», по-разному конкретизированного в довольно большом количестве дискурсивов. Повторяемость свидетельствует о его особой значимости для дискурса, отражая осознание процесса редукции ментально позитивных представлений

о человеке в современной культуре. Так, в дискурсиве Все люди живут по одним принципам, но по-разному их нарушают в признаковой оппозиции «соблюдать - нарушать принципы» в качестве актуального признака человека выступает признак «беспринципность». Следует отметить, что в отдельных случаях дискурсивы не отступают от традиционных представлений, однако внимание здесь привлекают те качества, которые в народе всегда маркировались как отрицательные. Так, в дискурсиве Жизнь как шахматы: в правительстве регулярные рокировки, в народе - сплошной мат оппозиции «народ - правительство» и «мат - рокировки» призваны актуализировать характерные для русского народа признаки «недовольный политикой государства» и «выражающий недовольство с помощью бранной, вульгарной лексики» (или в истории

- с помощью дубины). Содержание дискурсива призвано репрезентировать социальный характер актуального признака, противореча при этом его этическому аспекту (решать проблему неагрессив-

ным способом). В дискурсиве Водка - враг народа, но наш народ врагов не боится! оппозиция «бояться - не бояться врага» реализуется на основе контраста характерных для русских, противоположно маркированных в традиции качеств: положительного «смелость» и отрицательного «алкоголизм».

Резюмируя анализ функционирования общих названий человека / совокупности людей в неформальном студенческом дискурсе, отметим ряд особенностей. Во-первых, функционирование общих названий человека / совокупности людей отличает повторение направлений характеризации человека, специфичных для дискурса в целом. Наиболее частотной здесь выступает характеризация поведенческих проявлений и черт характера человека, отражающих моральный облик человека / общества. Во-вторых, функционирование общих названий человека / совокупности людей связано с обобщенными и конкретизированными, частными и социально значимыми признаковыми репрезентациями человека. Выявленный признаковый ряд демонстрирует как традиционную (ожидаемую, в том числе банальную), так и социумно специфичную (неожиданную, оригинальную) признаковость предмета номинаций. В-третьих, совмещение общего характера семантики названий человека и тенденции к конкретизации признаков предмета

номинации нацелено в дискурсе на репрезентацию признака в качестве актуального и типичного с точки зрения продуцента. В-четвертых, актуальная признаковость человека репрезентируется преимущественно на основе принципа оппозитивости и характеризуется доминирующей отрицательной маркированностью, выраженной в признаках «объект отрицательного воздействия», «носитель негативного качества» и соответствующей социумно специфичному видению «предмета».

1 Нерознак В.П. Лингвистическая персонология: к определению статуса дисциплины // Язык. Поэтика. Перевод: сб. науч. тр. М.: Московский государственный лингвистический университет, 1996. С. 112-116.

2 Ларионова А.Ю. Концепт «женщина» в студенческих граффити // Иностранные языки и литература в международном образовательном пространстве»: сб. науч. тр. Екатеринбург, 2007. Т. 1. С. 375-383; Ларионова А.Ю. Концепт «мужчина» в студенческих граффити: разнообразие номинаций и социумно специфичная маркированность // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. СПб., 2008. В печати.

3 Ларионова АЮ. Концепт «мужчина» в студенческих граффити: разнообразие номинаций и социумно специфичная маркированность // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. СПб., 2008. В печати.

Поступила в редакцию 1 декабря 2008 г.