10. Schweitzer, E. Der Adelschlag durch die Kennedys [Electronic resource] / E. Schweitzer. - URL: http:// www.berlinonline.de

11. Herold, F. Der Ball, das Spielfeld und Europa [Electronic resource] / F. Herold. - URL: http://www.ber-linonline.de

12. Baron, U. Die traurigen Tropen als Sehnsuchtsort [Electronic resource] / U. Baron. - URL: http://www. welt.de

13. Duhr, M. Ohne Amerika geht nichts in der Welt [Electronic resource] / M. Duhr. - URL: http://www.netz-eitung.de

14. Lesch, A. Der Bauchmensch [Electronic resource] / A. Lesch. - URL: http://www.berlinonline.de

УДК 811. 111

ББК 81.2

О.В. Николаева

новозеландская картина мира Сквозь призму национальной Символики: аксиологический потенциал иконических концептов

В статье рассмотрены аксиологические особенности концептов-символов новозеландской картины мира. Показана когнитивная природа и социо-культурная обусловленность тонизации. Исследование иконических концептов выполнено методом анализа лексической подсистемы, номинирующей новозеландскую символику. Функционирование концептов-символов раскрыто через языковые примеры из новозеландской прессы, текстов речей известных политиков, популярных песен и блогов.

Ключевые слова: иконический концепт; образ; символ; новозеландская картина мира; ценности; маори

O.V Nikolaeva

THE NEW ZEALAND WoRLDviEW viA NATioNAL symbols: the value aspect of iconic concepts

The paper deals with the value aspect of New Zealand national symbols. It reveals cognitive nature and socio-cultural determination of iconization. Iconic concepts have been analysed via lexical group nominating New Zealand symbols. Functioning of iconic concepts in the New Zealand worldview is

illustrated by quotations from newspaper articles,

Key words: iconic concept; image; symbol; the

Аксиологические особенности новозеландской картины мира, системно проявляющиеся во всех культурно-значимых концептах и их тематических объединениях-концептосферах, обнаруживают себя и в содержании концептов национальных новозеландских символов, которые в настоящем исследовании будем также называть иконическими концептами. Ико-нический концепт или, иначе, концепт-символ рассматривается как содержательная сторона знака - символа национальной культуры [Иванов, 2002], поскольку символы всегда репрезентируются концептами, и без концепта не может быть и символа [Иванов, 2002; Мерзля-кова, 2006].

public speeches, popular songs, and blogs.

New Zealand worldview; values; maori

В гетерогенном мультикультурном сообществе, каковым является Новая Зеландия, ико-низация, т.е. процесс формирования национальной символики, выполняет социальнозначимую функцию: иконизация призвана объединить сосуществующие и взаимодействующие этнокультурные группы (коренного населения маори и европейских переселенцев па-кеха) в нацию, способствовать формированию надэтнической национальной идентичности, деятельность которой регламентируется ценностным комплексом гражданственности [Bornman, 2006; Dooley, 2005]. Иконизация, таким образом, является идеологическим инструментом, клишированным средством закрепления и передачи национальной аксиоло-

гии [Bouissac, 2005, с. 33-34], что делает ико-нические концепты особенно информативными для изучения национальной картины мира.

В основе иконического концепта лежит образ [Иванов, 2002; Загидуллина, 2010], который проходит стадию «возвышения» или «восхождения.». Образ формируется как результат чувственного восприятия, как психологическая сущность, ассоциативно соотносимая с конкретным объектом и отражающая эмоционально-оценочную реакцию [Загидуллина, 2010]. К символу всегда ведет движение вверх - «до символов возвышаются, поднимаются, вырастают, разрастаются» [Мерзлякова, 2006, с. 82-84]. Если символизирующее - это всегда что-то осязаемое и конкретное: песня, цвет, рисунок, жест, то символизируемое - это абстрактное понятие, идея, моральный принцип [Загидуллина, 2010].

Переход от образа к символу определяется факторами экстралингвистического порядка [Лотман, 1992; Иванов, 2002; Загидуллина 2010]: историческими, социальными и психологическими, которые формируют стимул для когнитивного процесса иконизации образа. Актуальные для общества, находящегося в активной стадии становления, идеи находят образные способы воплощения в культуре и языке, в результате чего и происходит символизация разнообразных реалий, включая реалии обычной, повседневной жизни разных этнокультурных групп. В ходе иконизации образа в коллективном сознании происходит выбор и абсолютизация концептуальных смыслов, потенциально способных нести аксиологический заряд. В символе объективирована связь между культурой и сознанием [Мамардаш-вили, 1999], вследствие этого система символов содержит зашифрованную этнолингво-культурологическую информацию, которая фиксирует аксиологически-значимые ситуации, события, факты и, таким образом, передает ценностно-смысловую природу этноязыкового сознания [Загидуллина, 2010, с. 8]. Когнитивная процедура иконизации детерминирована этносоциокультурным контекстом [ВиЛо^, 2001; Andronis, 2004] и ценностными приоритетами.

Сложившийся концепт-символ подвергается неограниченно широкой метафоризации и метонимизации, которые, по сути, являются

функцией иконического концепта. Многообразие ассоциаций относительно символизируемого создают концептуальную силу, объемность и многомерность символа [Лотман, 1992; Загидуллина, 2010]. По мнению Ю.М. Лотма-на, смысловые потенции символа всегда шире их данной реализации: связи, в которые вступает символ, не исчерпывают всех его смысловых валентностей, что и образует смысловой резерв, с помощью которого символ может вступать в неожиданные связи [Лотман, 1992, с. 193]. Согласно точке зрения Н.В. Слухай, символ представляет собой многозначный резонирующий предметно-понятийный образ, расположенный на пересечении различных планов действительности, которая носит черты внутреннего подобия [Слухай, 2008]. Дж. Лакофф, отмечая, что чаще всего символы рассматриваются либо как не имеющие значимой внутренней структуры, либо как сложные образования со структурой из строительных блоков, выдвигает идею о гештальтной структуре символов [Лакофф, 1987].

В последнее время на фоне роста национального самосознания в новозеландской картине мира сформировался целый ряд концептов-символов [Khan, 2008], имплицирующих признак national symbol (icon) of New Zealand. Содержание таких концептов (хотя и неисчерпаемо) наилучшим образом раскрывается посредством анализа лексической подсистемы, номинирующей новозеландскую символику. Список слов и словосочетаний, вербализующих концепты-символы, представляет собой открытое множество (иконизация продолжается и сейчас), приведем некоторые, самые частотные из них: kiwi (вид исконной птицы - основной символ Новой Зеландии), pavlova (блюдо национальной кухни - торт «павлова» - символ Новой Зеландии как «райского уголка»), pohutukawa (вид исконного дерева -символ исконности, особенности нации), kauri (новозеландская пальма - символ исконной флоры), silva fern (веточка папоротника - символ спортивного успеха), gumboots (резиновые сапоги - символ фермерского стиля жизни), sheep (овца - символ национальной аграрной индустрии), kowhai (исконное растение -символ исконности нации), paua shell (ракушка моллюска пауа - символ исконности нации, особого национального ландшафта), bach (дом на берегу моря из подручных материалов

- символ находчивости), Buzzy Bee (игрушка

- жужжащая пчелка - символ Новой Зеландии), jandal (вид пляжной обуви - сланцы -символ новозеландского стиля жизни на берегу океана), black T-shirt (черная футболка национальной команды по регби - символ спортивного успеха), hockey pokey (мороженое -символ специфически новозеланских продуктов), swanndri (прорезиненная рубашка - символ фермерского образа жизни), Wattie’s (вид консервов - первые произведенные в стране консервированные продукты - символ экономической независимости), Number 8 (проволока номер восемь - символ изобретательности и находчивости), ANZAC (совместные войска Новой Зеландии и Австралии - символ военной истории Новой Зеландии). Данные лексические единицы и сочетания часто реализуются в контекстах совместно с такими обобщающими выражениями, как an icon of New Zealand life; national symbol; New Zealand lifestyle; a picture of what it is to be a New Zealander; what it is to be a Kiwi, подтверждающими их символическую семантику:

«buzzy bees, sheep, gumboots and other icons of NZ life» (NZ Herald, June 10, 2008) - жужжащая пчелка, овца, резиновые сапоги и другие новозеландские символы;

«It is as Kiwi aspavlova andpohutukawa trees in summer, <.. .> that creates a picture of what it is to be a New Zealander» (NZ Herald, Sep. 30, 2005) - это также характерно для Новой Зеландии, как торт «павлова» и дерево похуту-кава летом, это показывает, что такое настоящий новозеландец;

«for many years our most commonly used national symbol was a stylised kiwi» (NZ Herald, Feb. 9, 2010) - много лет нашим главным национальным символом является стилизованный образ киви;

«The fern, symbol of Kiwi sporting prowess» (NZ Herald, June 30, 2000) - Папоротник - символ новозеландской спортивной удали;

«New Zealand symbols that we think are icons of NZ. <.> Kiwi Fruit, Buzzy Bee, Black Singlet, Paua Shell, Pavlova» (New Zealand Icons, 2010)

- новозеландские символы, которые мы считаем почти идолами - фрукт киви, жужжащая пчелка, черная майка, ракушка моллюска пауа, торт «павлова».

Массовость явления символизации (в найденном материале более 40 единиц), несо-

мненно, является приметой активного функционирования национальной аксиологии. Перечень приведенных лексических единиц и сочетаний свидетельствует об иконизации разных этнокультурных образов, одна часть которых восходит к картине мира коренного населения маори kiwi, pohutukawa, kauri, kowhai, paua, другая часть - к картине мира европейских переселенцев пакеха gumboots, sheep, bach, Number 8. Таким образом, подчеркивается уникальный характер нации, ее отличие от других и достигается воплощение ценности мультикультурализма. Общий список выражений свидетельствует о взаимодействии этнокультурного в национальном, это же переплетение заметно выражено и в содержании самих иконических концептов. Например, изначально фрагмент маорийской картины мира pohutukawa (вид исконного дерева, упоминаемый в маорийской мифологии, с большими, яркими красными цветами, имеющими особое значение для маори) интегрирован в картину мира пакеха и иконизирован как специфически новозеландское рождественское дерево (New Zealand Christmas Tree). Вследствие этого, в содержании иконического концепта pohutukawa этнокультурные признаки взаимодействуют с национальными.

В ходе исследования выяснилось, что для иконических концептов новозеландской картины мира характерна неограниченная функциональность и потенциальная способность к актуализации в самом широком спектре ситуаций. Перечисленные выше единицы-обозначения иконических концептов новозеландской картины мира восходят к разным тематическим группам-источникам: исконная флора и фауна (pohutukawa, kauri, silva fern), жизнь колониального периода (bach, Number 8), одежда (jandal, black T-shirt, gum-boots, Swanndri), культурные и исторические события (Pavlova, ANZAC), кухня (hockey pokey, Wattie’s). Вероятно, соответствующие предметные области наиболее подходящи для национальной иконизации, поскольку являются воплощением всей национальной истории в сгущенном, компрессионном виде, а каждый из иконических концептов «заслужил» свое право быть символическим репрезентантом нации.

Вследствие этого, не случайно, что символические концепты, обозначенные данными

лексическими единицами, обладают концентрированной аксиологической насыщенностью, являются выразителями национальных ценностей. В их содержании, как правило, обнаруживается аксиологический комплекс из нескольких общенациональных ценностных ориентиров, среди которых обязательным является ценность национальное единство, для достижения чего они, собственно, и создаются. Помимо этого, например, иконические концепты pohutukawa, kauri, silvafern, kiwi, kowhai, paua shell выражают ценности исконности и бикультурализма нации, ценности экологии, а концепты gumboots и bach содержат аксиологический компонент история освоения страны, концепт-символ Wattie’s (первый новозеландский консервированный продукт) включает ценностную доминанту экономическая независимость.

Все концепты-символы потенциально способны передавать аксиологию гражданственности. Так, образ Gumboots (резиновые сапоги), который новозеландцы также относят к числу иконических концептов, с одной стороны, является символом исторически сложившегося фермерского стиля жизни. Однако и этот образ способен служить средством выражения гражданской позиции, о чем свидетельствуют, например, стихи-песни Дж. Кларка Gumboots Song (1960 г.). В начале песни говорится о незаменимости резиновых сапог в жизни новозеландского фермера - сапоги спасают и защищают от болезней -

If it weren't for your Если бы не резино-gumboots, where вые сапоги, где бы

wouldya be? ты сейчас был?

You'd be in the hospi- В больнице

tal or infirmary, или лечебнице-

'coz you would have изоляторе,

a dose of the 'flu, or Потому что у те-

even pleurisy, бя был бы грипп или

If ya didn't have yer плеврит,

feet in yer gumboots. Если бы ты не надел

резиновые сапоги.

(Clarke, 1960)

В последнем куплете автор фигурально выражает идею о том, что только с помощью резиновых сапог можно спастись от губительных действий стоящих у власти политиков:

Now (names of current unpopular politicians), they haven’t made a hit.

They’re ruining the country, more than just a bit.

If they keep on how they’re going, we’ll all be in turd.

So you’d better get yer feet up yer gumboots.

Политики, стоящие у руля, практически ничего не достигли. Хотя они уже довольно долго управляют страной.

Если так будет продолжаться, ты окажешься в грязи. Поэтому тебе лучше надеть твои резиновые сапоги.

(Clarke, 1960)

Таким образом, иконические концепты несут в себе аксиологический заряд и служат для выражения гражданской позиции. В песне М. Морони (M. Moroney) C ’mon Kiwi звучит мотив об имущественном расслоении когда-то эгалитаристкого общества, которым новозеландцы всегда гордились. Идея гомогенного общества передана при помощи таких выражений, как Paradise Pavlova (Райский уголок «Павлова»), land of number eight (страна изобретательных и находчивых), «She’ll be all right» (все будет хорошо). Иконические концепты, стоящие за этими языковыми единицами, символизируют общество первых переселенцев, которые ценили прекрасное, все делали своими руками, и надеялись, что у них все получится (She’ll be all right). Банкиры и бизнесмены в глазах простых новозеландцев непатриотичны, негативное отношение к ним передано при помощи сочетания manuka blight (болезнь исконного новозеландского кустарника, порождаемая насекомыми):

C’mon Kiwi, C’mon Kiwi,

Didn’t we do well.

In this Paradise Pavlova,

This land of number eight

and «She’ll be right». Well the bankers and the businessmen are taking over like manuka blight,

Давай, Киви, вперед! Разве мы не старались.

В этом райском уголке,

Стране изобретательных и находчивых,

Стране, где все будет хорошо. Банкиры и бизнесмены захватывают все как саранча,

And if you’re wondering where your money goes,

They’re the ones us users have to pay,

And the bankers and the businessmen, and Stars and Stripes, They’re all sailing away.

И, если тебе интересно, куда идут твои деньги,

То мы (теперь не хозяева) их платим им,

Банкирам и бизнесменам, которые уезжают за границу, и американцам.

(Могопеу, 1980)

Образ разноцветной детской игрушки (buzzy bee), подвергшийся иконизации, использовался в качестве эмблемы новозеландской команды на соревновании яхтсменов на Кубок Америки. В этом прослеживается и выражение гражданской позиции - поддержка национальной команды, национальная гордость, патриотизм. Иконические и метафорические черты образа иллюстрируют следующие примеры: «Team New Zealand have put their faith in a Buzzy Bee!» (NZ Herald, June 23, 2007) - Вся Новая Зеландия верит в свою жужжащую пчелку; «So, the Buzzy Bee has woken and after doing an orientation flight is now aimed directly at the America’s Cup!» (NZ Herald, June 27, 2007) - Итак, пчелка проснулась и после пробного полета направляется прямо на Кубок Америки; «Fantastic! Just keep that buzzy bee stinging! Sting them where it hurts» (NZ Herald, June 27, 2007) - Фантастика! Продолжай жалить, пчелка! Жаль их в самое слабое место. Приведенные примеры свидетельствуют о широких метафорических возможностях иконических концептов: разноцветная пчелка, символизирующая нацию, «проснулась» и способна на борьбу за честь страны (Buzzy Bee has woken, buzzy bee stinging).

Исследование показало, что создание ико-нических концептов является приметой функционирующей аксиологии национальной новозеландской картины мира. Потенциально все концепты-символы способны передавать аксиологию гражданственности. Новозеландская когнитивная идентичность выражает гражданскую позицию и национальные идеи посредством известных всей нации символов, чем стремится достигнуть большего взаимопонимания и единства внутри страны. Аксиологическая насыщенность и изначально присущая интегрирующая функция

вводит концепты-символы в ядро новозеландской картины мира, вследствие чего они заслуживают специального изучения. Обратимся к более подробному анализу самого значимого иконического концепта.

Иконический концепт Kiwi

Новозеландские концепты-символы принято объединять под общим названием Kiwiana, а концепт kiwi, является наиболее весомым символом в современной новозеландской картине мира. Этот факт доказывает и существование таких сочетаний, как Kiwi worldview и Kiwi mindset, которые, в сущности, являются альтернативным наименованием всей новозеландской картины мира, новозеландского характера, менталитета. Известная новозеландская поговорка You can take a Kiwi out of New Zealand but you can’t take New Zealand out of a Kiwi (Ты можешь привезти киви из Новой Зеландии, но тебе не изъять Новой Зеландии из киви) свидетельствует о том, что в этом концепте сконцентрирована квинтэссенция национального мировоззрения новозеландцев, а Kiwi и New Zealand неразрывно связаны в сознании нации. Символические свойства концепта проявляются и в прозвищах страны как Kiwi country или Kiwiland. Для выражения своей национальной идентичности новозеландцы используют сочетания grand old kiwi identity, dinkum kiwi, Kiwi nationhood, или просто kiwi.

Как было отмечено выше, наиболее достоверным источником информации относительно некоего концепта следует считать языковые данные. Частотность употребления вербализующей концепт лексемы, ее способность к фразообразованию и вторичной номинации свидетельствуют о разработанности концепта в данном социуме, его актуальности и социально-культурной значимости. для анализа концепта kiwi с целью выявления способа формирования его символического содержания необходимо рассмотреть семантические особенности лексемы kiwi, проследить эволюцию ее значений, а также выполнить анализ дериватов и сочетаний с этим компонентом.

По данным лексикографических источников (New Zealand Oxford Dictionary, 2005; Reed Dictionary of New Zealand English, 2001; Reed Dictionary of New Zealand Slang, 2003), лексема kiwi в новозеландском английском име-

ет несколько основных значений: a fightless native bird; a New Zealander; the New Zealand dollar; a kiwifruit; New Zealand national pride, spirit. Все значения, на первый взгляд не соотносимые между собой, при более глубоком изучении обнаруживают тесные семантические связи, основанные на явлениях метонимии и генерализации. Семантические трансформации произошли благодаря влиянию целого ряда экстралингвистических факторов (географических, экологических, социальных, исторических) и становятся понятны только через их призму. Так, география и экосистема страны породила значение kiwi-bird, которое стало отправным для всех других ЛСВ. Слово kiwi является, прежде всего, маорийским названием птицы, сегодня охраняемой государством, поскольку это единственный выживший вид древних нелетающих птиц и представитель древней фауны. Вероятно, первоначально с kiwi у европейцев ассоциировалась идея об исконности (native), а все исконное в период колонизации воспринималось как экзотическое (exotic). По мере того, как новые поколения все более идентифицировали себя с новой родиной, все исконное экзотическое (exotic native) трансформировалось в искон-ноеродное (home native). Новозеландцы начинали гордиться тем, что было только у них, но чего не было у других. Приблизительно в это время kiwi начинает свою историю как символ, появившийся на военных значках в конце XIX в., а в 1906 г. получивший международную известность благодаря изобретению крема для обуви под маркой kiwi. Во время Первой мировой войны уже известный символ метонимически объединил в сознании, прежде всего, иностранцев птицу, изображенную на военном значке, с самими новозеландскими солдатами (и маори, и пакеха), которых стали именовать kiwi. Это значение лексемы было сопряжено с отрицательной коннотацией: прозвище служило для выражения пренебрежения в отношении новозеландских солдат. Предположительно, насмешливое прозвище придумали австралийцы, другая точка зрения приписывает его создание Британскому командованию.

Однако, как показала история, в содержании концепта kiwi весомей оказались приобретенные в тот же период позитивные признаки. дело в том, что воюющая армия пред-

ставляла собой миниатюрную модель бикультурного новозеландского общества, но более сплоченного и единого. Прозвище зафиксировало собой необходимое на войне единство солдат маори и пакеха. Поэтому помимо символического признака с негативной коннотацией концепт kiwi уже тогда приобрел признаки интеграции и консолидации бикультурного общества, равенства этнических групп (первоначально в условиях войны). Именно эти признаки преодолели исторические неурядицы и возродились в новых социо-культурных условиях, когда уже все новозеландское общество стало готово к ним. Когнитивные процессы метонимии и генерализации привели к тому, что сегодня и в самой стране, и за рубежом новозеландцев называют Kiwi, в этом наименовании стирается разница между маори, пакеха или другой этнической группой, напротив, оно носит интегрирующий характер и объединяет всех новозеландцев.

Изучение речей политических лидеров Новой Зеландии показывает, что они прибегают к концепту kiwi для выражения идей равенства, единства и мультикультурализма всей нации. В этих случаях для достижения желаемого эффекта в речах нередко используются слова маорийского происхождения. Так, например, в речи министра сельского хозяйства джима Андертона фигурирует маорийский префикс ngati, обычно стоящий перед названием маорийского племени: «I want to talk <...> about our unique identity as New Zealanders. <...> We are, I believe, becoming a new tribe. I think of us as Ngati Kiwi <...> That identity «ngati kiwi» will be the rope made from the strands (of our diverse communities)» (Ander-ton, 2008) - «Я хочу поговорить о нашей уникальной новозеландской идентичности. Я полагаю, что мы становимся новым племенем, племенем Киви. <.. .> Эта идентичность сплетена из многих нитей (наших разных этнических культур)». Таким образом, подтверждается консолидирующая функция общенационального символа kiwi. Подчеркнем и функцию выражения гражданственности в содержании данного концепта.

В другом примере Kiwi whanau используется маорийская лексема со значением family, общая семантика выражения - a New Zealand diaspora abroad (regardless of ethnic affiliation): « Today was the official opening .... We were

privileged to be in the company <...> of many Kiwi Expats that came to meet with their Kiwi whanau» (Lights, Camera, and You On, 2009) -«Сегодня официальное открытие. <...> Мы польщены присутствием <...> многих живущих здесь Киви, которые пришли повидаться со своей большой новозеландской семьей Киви за границей».

Еще один пример (название статьи Pouara-hi Jozie Karanga) «We Be Iwi before We Be Kiwi» (Pouarahi, 2008) - «Мы были маорийским племенем до того, как стали Киви» , а также крылатая фраза «you can’t take the iwi out of kiwi»

- «ты не сможешь изъять маорийскую идентичность из Киви» и название социальной сети и торговой марки Kiwi Iwi подчеркивают, что концепт kiwi распространяется и на маори. Все вышеприведенные маорийские лексемы ngati, whanau, iwi содержат в своей семантике указание на общность и объединение, основанное на кровных узах и социальных отношениях, поэтому в таких фразах интегрирующая функция выражена дважды.

Таким образом, кристаллизация аксиологической квинтэссенции в содержании концепта kiwi в обобщенном виде представляется в виде следующей эволюции: exotic native (исконное экзотическое) - home native (исконное родное) - symbolic (символическое) - consolidating, integrating (интегрирующее, объединяющее) - national symbol (национальный символ). Сложившийся концепт-символ обладает потенциальной способностью проявляться во многих концептуальных сферах, имеет универсальный характер и широкую функциональность. В случае с иконическим концептом kiwi, основной когнитивной процедурой, ведущей к широкой функциональности, стала метонимия. Благодаря этому, вербализация данного концепта включает неограниченное количество языковых выражений. Например, такая новозеландская национальная черта, как изобретательность выражена сочетаниями kiwi ingenuity, Kiwi do-it-yourself. Новозеландский доллар с эмблемой птицы называют kiwi, национальный продукт - kiwifruit. Слова и выражения, специфичные для новозеландского английского, именуют kiwiisms, kiwi language, kiwi speak, kiwi talk, kiwi slang. Особый стиль жизни новозеландцев передают при помощи фраз Kiwi way of life, Kiwi style. Чувство юмора в новозеландском стиле - Kiwi sense

of humour. Вся новозеландская культура -Kiwiana, kiwidom. Процесс ассимиляции в новозеландской культуре - kiwify, kiwification.

Таким образом, иконический концепт kiwi демонстрирует концентрированное воплощение новозеландских ценностей: исконности, единства нации, мультикультурализма, равенства этнических групп. Подчеркнем, что данный концепт-символ является выразителем, в первую очередь, гражданской аксиологии, и с этих позиций характеризует новозеландскую национальную когнитивную идентичность и раскрывает особенности новозеландской картины мира. Современное содержание концепта представляет собой результат опосредованного национальной аксиологией взаимодействия картин мира маори и пакеха.

Общим выводом следует признать тот факт, что особенности национальной картины мира новозеландцев раскрывает анализ икони-ческих концептов, которые отражают специфические явления новозеландской национальной культуры и в концентрированном виде выражают национальные ценности. Функционирование иконических концептов в средствах массовой информации отражает самосохранение и воспроизводство национальной картины мира.

Библиографический список

1. Загидуллина, А.А. Языковые символы и образы: онтология и функционирование (на материале французского языка) [Текст]: автореф. дис. ... д-ра фи-лол. наук I А.А. Загидуллина. - Алма-Ата, 2010.

2. Иванов, Н.В. Проблемные аспекты языкового символизма (опыт теоретического рассмотрения) [Текст] Z Н.В. Иванов. - Минск: Пропилеи, 2002.

3. Лотман, Ю.М. Символ в системе культуры [Текст] Z Ю.М. Лотман II Избранные статьи: 3 т. - Таллин: Александра, 1992. - Т.1. Статьи по семиотике и топологии культуры. - С.191-199.

4. Мамардашвили, М.К. Символ и сознание. Метафизические рассуждения о сознании, символике и языке [Текст] Z М.К. Мамардашвили, A.M. Пятигорский. - М.: Языки русской культуры, 1999.

5. Мерзлякова, Е.О. О семантике иконических знаков baked beans, pudding, roast beef, fish and chips [Текст] Z Е.О. Мерзлякова ZZ Вестник ТГПУ - 2006.

- Вып. 4 (55). - С. 82-90.

6. Слухай, Н.В. Лингвистика сферы сакрального: русская культурно-языковая традиція (введение) [Текст] I Н.В. Слухай II Біблія і культура. -Чернівці, Рута, 2008. - Вип. 10. - С. 116-124.

7. Andronis, M.A. Iconization, Fractal Recursivity, and Erasure: Linguistic Ideologies and Standardization in Quichua-Speaking Ecuador [Text] I M.A. Andronis II

Proceedings of the Eleventh Annual Symposium about Language and Society (April, 11-13, 2003). - Austin: University of Texas, 2004. - Vol. 47. - P. 263-269.

8. Bornman, E. National Symbols and Nation-building in the Post-apartheid South Africa [Text] / E. Born-man // International Journal of Intercultural Relations.

- 2006. - Vol. 30, Issue 3. - P. 383-399.

9. Bouissac, P. Iconicity or Iconization? Probing the Dynamic Interface Between Language and Perception [Text] / P. Bouissac // Outside-in, Inside-out: Iconici-ty in Language and Literature. Symposium on Iconic-ity in Language and Literature (the 4th 2003) / ed. by C. Maeder, O. Fischer, W.J. Herlofsky. - Louvain-la-Neuve: John Benjamin Publishing Co, 2005. - P. 1538.

10. Bucholtz, M. The Whiteness of Nerds: Superstandard English and Racial Markedness[Text] / M. Bucholtz // Journal of Linguistic Anthropology. - 2001. - 11(1).

- P. 84-100.

11. Dooley, K. National Symbols, Language Use, and Minority Attitudes [Electronic resource] / K. Dooley // Aannual Meeting of the International Studies Association, Honolulu, 2005. - URL: http://www.allacadem-ic.com/meta/p69502_index.html

12. Khan, S.S. Who are ‘We’? Implicit Associations Between Ethnic and National Symbols for Maori and Pak-eha in New Zealand [Electronic resource] / S.S. Khan, J.H. Liu, Ch.G. Sibley // New Zealand Journal of Psychology. - July, 2008. - URL: http://www.britanni-ca.com/bps/additionalcontent/18/37179040/Who-are-we-Implicit-associations-between-ethnic-and-nation-al-symbols-for-Maori-and-Pakeha-in-New-Zealand

13. Lakoff, G. Women, Fire, and Dangerous Things. What Categories Reveal about the Mind [Electronic resource] / G.Lakoff. - 1987. - URL: http://www/met-odolog.ru/00681/00681.html

Список источников примеров

1. Anderton, J. New Zealander’s Unique Identity linked to the Treaty [Electronic resource] / J. Anderton. -URL: http://www.progressive.org.nz/modules.php?na me=News&file=article&sid=698

2. Clarke, J.Gumboot Song [Electronic resource] / J. Clarke. - 1960. - URL: http://folksong.org.nz/gum-boot/index.html

3. Lights, Camera, and You On [Электронный ресурс] // Our Cultural Tour to Toronto: Toronto blog Com. -2009. - URL: http://ngaitahu2toronto.blog.com

4. Moroney, M. C’mon Kiwi [Electronic resource] / M. Moroney. - 1980. - URL: http://kiwifolk.org.nz/ artists/pog/songs/cmonkiwi.html

5. New Zealand Herald (The) / New Zealand Newspaper [Electronic resource]. - URL: http://www.nzher-ald.co.

6. New Zealand Icons [Electronic resource] // New Zealand A to Z Com. - 2010. - URL: http://www.newzea-landatoz.com/?pageid=15

7. New Zealand Oxford Dictionary / T. Deverson, G. Kennedy. - Melbourne: Oxford University Press, 2005.

8. Pouarahi, Karanga, J. We Be Iwi before We Be Kiwi: The Price of Citizenship for Indigenous People of Aotearoa [Electronic resource] / Karanga, J. Pouarahi // Just Policy: A Journal of Australian Social Policy. -Issue 45, Oct.2007. - P. 45-48. - URL: http://search. informit.com.au/documentSummary;dn=9236171590 45220;res=L-LIBRARY>ISSN:1323-2266

9. Reed Dictionary of New Zealand English (The)/ The first Dictionary of New Zealand English and New Zealand Pronunciation / Orsman H.W. - Auckland: Reed Books, 2001. - 3-d Revised Edition.

10. Reed Dictionary of New Zealand Slang (The) / David McGill. - Auckland: Reed Books, 2003. - All New Edition.

УДК 81.0 : 81'33 ББК 81.00

С.Ю. Полуйкова

фактор адресата В ПЕРСУАЗИВНОМ ТЕКСТЕ

В статье рассматривается роль фактора адресата в персуазивном тексте. На основе анализа современных немецкоязычных просветительских текстов выделены различные характеристики адресата: степень вовлеченности адресата в проблему, степень осознания им проблемы, демографический и географический аспекты. Доказывается релевантность этих характеристик для выбора средств достижения прагматической цели персуазивного текста.

Ключевые слова: дискурс; прагматика; персуазивность; фактор адресата

S.Yu. Polujkova

factor of addressee in the persuasive TEXT

The object of the article is the importance offactor of addressee in the persuasive text. Based on the analysis of modern enlightening texts, the following different characteristics of the addressee are

© no^yHKOBa C.ro., 2011