Л. В. Пряхина,

кандидат филологических наук

НЕКОТОРЫЕ СОЦИОЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РЕЧЕВОЙ ПРАКТИКИ ЯПОНЦЕВ

Японский язык является одним из труднейших в мире. Это осознается не только иностранцами, но и самими японцами, которые считают, что их язык особый, специфический и требует чрезмерных усилий для овладения им. Кроме иероглифической письменности есть и другие сферы языка, которые сложны и для иностранцев, и в какой-то мере для японцев. Здесь стоит упомянуть систему форм вежливости, которая в японском языке чрезвычайно богата и развита. Иностранцам приходится немало потрудиться, чтобы усвоить необходимую лексику, соответствующие грамматические формы слов и их правильное употребление в определенных ситуациях. Японцы, как правило, очень благосклонны и доброжелательны по отношению к иностранцам, пытающимся говорить на их языке. Однако, как ни странно, чем выше уровень владения японским языком, тем больше внимания они обращают на неправильности в употреблении отдельных слов и выражений и охотно поправляют; одновременно они очень снисходительны и щедры на похвалы в случаях, когда понимают, что знание японского языка соответствует начальному уровню. Эти «странности» нередко вводят в заблуждение иностранцев, прежде всего студентов.

В общении очень важны эмоциональные факторы, которые облегчают его и оживляют беседу. В японском языке существует такое понятие, как!Цй • —ДЗО:ФУКУ CAE. Это некий эмоциональный

эффект, возникающий в процессе общения с иностранцем, говорящим на японском языке. Известно, что правильность и естественность речи определяются не только чисто лингвистическими знаниями, но и знанием национально-культурных особенностей. Японская речь нередко воспринимается иностранцами как слишком сложная и витиеватая, но гораздо чаще она кажется чрезмерно лаконичной; последнее объясняется тем, что японцы имеют склонность недоговаривать, как бы оставлять смысл сказанного за пределами слов. Кроме того, речевой практике японцев свойственна ритуальность, задан-ность в выборе фраз и выражений в зависимости от ситуации. Существует ряд традиционных требований к началу и завершению разговора. Обратим внимание на приветствия, которые произносятся при случайной встрече соседей, знакомых.

В: & Ь Л о Ь Ъ £ ^Т*о

А: О-ДЭКАКЭ ДЭС КА? В: ХАЙ,

ТЕТТО СОКО МАДЭ А: Вы по

делам? В:Да, тут недалеко.

В этом обмене фразами нет желания узнать, куда и с какой целью направляется человек, это всего лишь знак своеобразного приветствия.Даже если будет задан вопрос ДОКО Э ИРАССЯИМАС КА? (куда вы идете?), следует ответить всего лишь ТЕТТО СОКО МАДЭ и не пытаться объяснять своих намерений, иначе вы поставите в неловкое положение человека, задавшего вопрос.

Приведем еще пример традиционных фраз, которыми обмениваются при посещении кого-либо. Даже если вы пришли по делу или по договоренности, обычно говорится следующее:

А: ИИ С Ф * £ * ^Ауо Ь Л о

В:^-5Т*-Г*>о Х-ИЬ * -э Ъ Ц # * Г а

А: ДО:ЗО, О-АГАРИ КУДАСАЙ

В: ЙИЭ, О-ГЭНКАН ДЭ СИЦУРЭЙ СИМАС.

А: ИЙ ДЗЯ АРИМАСЭН. ТЕТТО О-АГАРЙ КУДАСАЙ.

В: СО: ДЭС КА. ДЭВА ТЕТТО О-ДЗЯМАСАСЭТЭ

ИТАДАКИМАС.

А: Пожалуйста, входите.

В: Нет, позвольте в прихожей...

А: Нет, не стоит. Зайдите, пожалуйста.

В: Ну что ж, тогда позвольте немного вас побеспокоить.

Буквальный смысл подобных фраз для иностранцев кажется довольно странным.

Также очень интересен ритуал угощения гостя, которому предлагают, например, чай или вино. В этом случае хорошим тоном считается необходимость сначала отказаться от угощения.

В: -5 Т? -Гйч

А: МО: ИППАЙ, ИКАГА ДЭС КА.

В: ИИДЭ, МО: КЭККО: ДЭС.

А: СО: ОССЯРАДЗУ НИ, МО: ИППАЙ ДАКЭ ДО:ЗО.

В: СО: ДЭС КА, СОРЭ ДЭ ВА ИТАДАКИМАС.

А: Еще чашечку?

В: Нет, спасибо.

А: Не отказывайтесь, еще только одну. В:

Ну что ж, тогда выпью.

В другой ситуации, предлагая гостю какое-либо угощение, хозяин говорит:

*©43Р*Г

ХОН НО О-КУТИЕГОСИ КА МО СИРАМАСЭН ГА, ДО:ЗО.

(Пожалуйста, попробуйте хотя бы немножечко.)

Этой фразой говорящий как бы оправдывается за навязчивость, но, опять же, не стоит буквально воспринимать сказанное.

Приведем примеры других ритуальных фраз, которые обязательно произносятся в ситуации дарения кому-либо какой-то вещи:

ЦУМАРАНАЙ МОНО ДЭС ГА... или же

ХАДЗУКАСИЙ МОНО ДЭС ГА...

Смысл сказанного следующий: «Это пустяковая вещь, но все же...», при этом необходимость подобных фраз не зависит от ценности подарка.

При общении с японцами очень часто приходится слышать:

И-э&:}з1ЁМ£&оТ:&!э£'Г0

ИЦУМО О-СЭВА НИ НАТТЭ ОРИМАС

(Всегда вам признателен за заботу).

Ситуаций, в которых это произносится, множество; часто так говорят женщины по отношению к учителю школы, в которой учатся дети. Одним словом, данное высказывание выражает благодарность человеку, которому чем-то обязаны, но во всех подобных случаях собеседнику представляется возможность самому понять подтекст сказанного и принять его к сведению. В этом проявляются национально-культурные качества, присущие японцам. К выражению благодарности относится также фраза СЭНДЗИЦУ ВА ДО:МО - очень неконкретная форма благодарности за что-то, имевшее место раньше. Иностранцы, которые используют эти выражения в подходящий момент, вызывают положительную эмоциональную реакцию со стороны японцев. Уместное использование иностранцами данных фраз свидетельствует о хорошем понимании ими природы языка и языкового мышления японцев, что ценится не меньше, чем само владение языком.

В процессе общения с японцами необходимо хорошо представлять себе собеседника и внешние условия. В речевой практике японцев существует немало культурных тонкостей, незнание которых может поставить в неловкое положение как говорящего, так и слушающего. Так, если, например, иностранец приходит в сусия и говорит: МУРАСАКИ КУДАСАЙ, то ИТАМАЭ (официант за стойкой) будет просто обескуражен. Дело в том, что МУРАСАКИ - это СЕ:Ю (соевый соус), но данное слово является диалектным и употребляется только японцами. Таких специфических слов немало в японском языке, они встречаются в лексике различного характера (спортивной, кулинарной и т.п.), но диалект, как известно, это область, в которой даже очень хорошо образованному иностранцу трудно ори-

ентироваться. Для японского общества очень существенно противопоставление понятий «свой» и «чужой», а иностранец, разумеется, относится к группе «чужой», поэтому надо учитывать некоторую разницу в словоупотреблении носителей языка и иностранцев.

Неумение слушать и правильно ориентироваться в процессе речевого общения порождает немалое число этических ошибок. Так, с одной стороны, нужно быть особенно осторожным в выборе всевозможных модных слов и выражений, которые широко распространяются разными средствами массовой информации, с другой — исключать из речи книжные слова. Например, следующее лингвистически правильное высказывание скорее всего произведет впечатление вычурного и странного:

УМИ ГА АРЭТЭ ИТЭ, ВАТАСИ ВА ТАБЭРАРЭТЭ СИМАИСО: ДЭ-СИТА.

(Я так объелся, словно в животе у меня морская буря).

Особенно трудно правильно и в подходящий момент использовать некоторые заимствованные из Китая идиоматические выражения. Это такие выражения, какИ®@®— СИМЭН СОКА (один, окруженный врагами), илиЙ^ФЭД— ГЕФУ НО РИ (удрать с прибылью, пока другие заинтересованные лица спорят по поводу ее). Первая идиома имеет исторические корни: когда правитель древнекитайского царства Цу (по-японски Со) услышал свой национальный гимн, он обманулся, подумав, что его армия разгромлена. В действительности гимн исполняли его враги, вот почему и возникло данное значение выражения. Значение второго фразеологизма связано с преданием о рыбаке, который неожиданно встретил птицу, сражающуюся с морским моллюском; он схватил обоих без особых усилий, пока они были поглощены борьбой. Таким образом, это выражение используют тогда, когда хотят сказать, что третья сторона пожинает выгоду без каких-либо усилий. Видимо, из-за того, что происхождение подобных идиоматических выражений обусловлено историческими или некими национально-культурными явлениями, использование их носителями другой национальной культуры воспринимается как этически неуместное, нежелательное. К сожалению, без специальных знаний непросто понять значение подобных фразеологизмов.

Другую группу аналогичных идиоматических выражений составляет социально-культурная лексика, связанная с текущими событиями в стране, с социальными проблемами. Как правило, это сложные слова, и при употреблении их также надо учитывать национально-этический фактор этой лексики для «своих». Приведем примеры:

— ДЗИАГЭЯ (люди, занимающиеся последовательно перепродажей земли с целью получения прибыли); ^ ЙЙ— БУНКАЦУ МИНЪЭЙ - это выражение вошло в язык, когда японские национальные железные дороги были разделены между семью частными компаниями. Оно означает перевод в частное предприятие какой-то собствен-

ности.й^Т с?—ДЗАЙТЭКИ (финансовая технология), первоначально это слово употреблялось в финансовых сферах, позднее приобрело новый смысл - технические приемы для увеличения первоначального капитала. В последнее время используется значение «инвестиционный бум». Правильное и своевременное использование подобных выражений вызывает положительную эмоциональную реакцию со стороны японцев.

В японском обществе существует убеждение, что с новейшей лексикой знакомы только японцы. Это слова в основном двух категорий: модные, изобретенные радио и телевидением или же отдельными популярными личностями, а также всевозможные жаргонные слова, сленг. Когда такие слова употребляют японцы, это воспринимается как нечто остроумное, забавное или доверительное. Когда же их произносят иностранцы, то скрытый смысл этих слов как-то по-особому обнажается, усиливается. Можно сказать, что комичные слова воспринимаются более комично, иногда даже смешно, в то же время фамильярные слова звучат грубо. Эта психологическая особенность восприятия речи иностранцев скорее всего свойственна не только японцам, и нужно быть осторожным, понимая, что одни и те же слова по-разному звучат в речи японца и иностранца. Особенно легко модные и жаргонные слова проникают в молодежную среду. Например, словак V и У у V >. МАДЗИ часто употребляют тогда, когда хотят высказать сомнение, недоверие, что-то подобное слову ХОНТО (хотя основное значение МАДЗИ - серьезный). ПУТЦУН обозначает странного и несколько ненормального человека; в самом звучании этого слова как бы слышится нечто несуразное: путцун!

АНОХИТО ВА ИЦУМО ВА МАДЗИ НАН ДАКЭДО ТОКИДОКИ ПУТЦУН СУРУ НЭ.

(Он обычно разумный, но иногда ведет себя как ненормальный).

Такие слова еще называют катаканными, т.к. они всегда пишутся катаканой; в их числе и слова, уже давно вошедшие в языковую практику, например-? V ^(удачливый), Я у г/ -V и— (шикарный) и другие. Кстати, нередко имеет значение и то, как произносится слово, так ОССЯРЭ произносится молодежью с ударением на начальном Я и конечном и —, что придает ему особый смысловой акцент. Есть, разумеется, немало жаргонных слов не только китайского, но и японского слоя лексики, и значения их самые разнообразные. Среди них встречаются слова и с пренебрежительно-уничижительным значением, и слова, выражающие юмор, иронию. Например: й Л 08 Ь— УРЭ-НОКОРИ (старая дева) или* у ^сокращенное от И & 1? о (ИНА-КАППЭ) т.е. «деревенщина»; ¥ 4 (ДАСАЙ) - это

слово имеет снисходительно-пренебрежительный оттенок и употребляется молодыми японцами по отношению к тем, кто не вызывает у них уважения. Слова типа МАДЗИ, ПУТЦУН, КАППЭ, ДАСАЙ и другие, подобные им, относятся к сленгу, таких слов нет в словарях, и употребляются

они обычно по отношению к третьим лицам, т.е. к тем, с которыми говорящий непосредственно не общается. В Японии такие слова называют® ^ > V— ВЭНГИ СУРАНГУ (удобный сленг).

Умелое использование сленга - это своеобразная доблесть молодежи, студентов. Но иностранцу, даже живущему какое-то время в Японии, непросто понять, какой смысл - положительный или отрицательный - имеет то или иное слово. Для того чтобы уловить нюансы и тонкости значения подобных слов, надо иметь то чувство языка, которое есть у его носителей. Но даже, если иностранец знает значение жаргонных слов, ему следует быть очень осторожным в их употреблении. Если иностранец скажет, например:

Ш Ф £ А/ч AT-Tfc.

ТАНАКАСАН, ДАСАЙДЗИН ДЭС НЭ.

(Господин Танака такой старомодный человек), то даже у хорошо знакомого японца возникнет чувство отчуждения, и он, возможно, подумает: «Кто ты такой, чтобы так судить и говорить такие вещи». Японцы в таких случаях обычно говорят

о Iz ¿а о (СО: ДА НЭ) или же^ о й1 & о(СО: КА НА) тем самым как бы избегая разговора на эту тему. Высказывания такого рода производят неприятное впечатление на японцев, и необходимо воздерживаться от подобных неосторожных суждений.

В речи молодых японцев нередко СЛЫШИТСЯ СЛОВО& ti “Э Ь Ф £.— ОБОТТЯМА; когда говорятШйёгЗ © £ S о Ь * * & h Т Т БОКУ ВА

ТАЙВАН НО ОБОТТЯМА НАН ДЭС, то японцы смеются, т.к. первоначальное значение этого слова «беззаботный,

благовоспитанный сынок из богатой тайваньской семьи». В настоящее время в значении данного слова присутствует оттенок самоиронии и сарказма, и это одно из модных словечек в молодежной среде.

Если сленг используют иностранцы, это, конечно, удивляет и интригует, однако при неудачном его употреблении возникает отрицательный эффект, поэтому в процессе общения с японцами надо учитывать и этические моменты, и психологию японцев, которые никогда прямо не выскажут недоумения или раздражения.

Бывают случаи, когда раздражение может возникнуть и у иностранца, но нельзя резко высказывать свое недовольство при общении с японцами, которые в подобных случаях очень теряются. Среди японцев немало таких, которые любое несовпадение во взглядах, расхождения во мнениях переводят в эмоциональную сферу, что, естественно, затрудняет общение. В сложных ситуациях обычно говорят:

*©■5 fl tí:

AHO: ДЗИЦУ ВА или же Ь X о ТI; •£А,#- о о ТЕТТО, СУМИМАСЭН ГА...

Есть и другой способ избежать конфликтных ситуаций - говорить не прямо, а косвенно, например:

&©ВТ*Й:*£ Ь в о о Ь&ИА/Т'-Г#,

ВАТАСИ НО КУНИ ДЭ ВА АММАРИ СИНАЙН ДЭС ГА, НИХОН

ДЭ ВА ДО: КА

(В моей стране особенно не...а в Японии как?)

Говоря о разной реакции на использование одних и тех же слов японцами и иностранцами, нельзя не заметить, что есть обычные, на первый взгляд, слова, которые в другой среде, например среди европейцев, хотя и звучат не слишком вежливо, но вполне допустимы и нередко встречаются. По отношению же к японцу могут звучать грубо не только отдельные слова, но и некоторые грамматические формы слов, однако человеку другого языкового мышления это трудно почувствовать.

Приведем несколько примеров выражений, которые никогда не следует говорить японцу. it - СИЦУРЭЙ ДА, 8# (Ш £ Ф £> & V ^— ДЗИКАН О МАМОРАНАЙ,И91й D & ИРОНРИТЭКИ ДЗЯНАЙ (извини, не жалей времени, нелогично) - эти выражения неприемлемы отнюдь не с точки зрения содержания, а из-за простых грамматических форм, которые считаются невежливыми. Следующие же высказывания нежелательны из-за их содержания:$> & tz й ô Ъ £ 1Л— АНА-ТА ВА УРУСАЙ

^Э< * Îè й»*.ЬТ<й£И ХАЯКУ ОКАНЭ О КАЭСИТЭ КУДАСАЙ (верните поскорей деньги), ft$tf*lbofe©U?., Й£ЙИ--С<«51г'**АуЙ»о - СЕКУДЗИ ГА ОВАТТА НО НАРА, СЭКИ О АКЭТЭ КУДАСАИМАСЭН КА (если уже закончили есть, то уступите место).

Разумеется, это не перечень каких-то недопустимых в общении выражений, это всего лишь варианты возможных фраз. Мы можем легко представить ситуации, в которых они могут прозвучать, но ясно, что и таких ситуаций, и высказываний, аналогичных приведенным выше, следует избегать.

Таким образом, еще раз подчеркнем, что изучение японского языка обязательно должно опираться на социолингвистические правила и традиции японского народа.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Алпатов В.М. Япония. Язык и общество. М., 1988.

2 Неверов СВ. Общественно-языковая практика современной Японии. М.,

1982.

3 Маруяма Кэйсуй. Ситтэ окитай кайва но манаа //Кокусай ке:ику синкожай. Нихонго кэнсю:дзе. Токусю. Токио, 1991.

Lyudmila V. Pryachina.

Some sociolinguistic features in conversational practice of the Japanese nation

This article concerns conversational behaviour of Japanese, which is caused by their national and cultural traditions and ethic norms.

In this connection, dialogue patterns demonstrating certain rituality, restrictions in phrase selection and allowing to conceive psychological features of linguistic understanding by Japanese are given.

Aside from this, linguistic behaviour of foreigners while associating with Japanese and rules, which let to avoid some ethic mistakes have been considered.