ФИЛОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

МОДЕЛИРОВАНИЕ КОНЦЕПТНОЙ СИСТЕМЫ СЛОВА В ОБУЧЕНИИ РУССКОМУ ЯЗЫКУ

II. В. Макшанцева, зав. кафедрой стилистики русского языка и культуры речи Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н. А. Добролюбова, доцент

Статья посвящена поиску новых подходов к содержанию обучения русскому языку как иностранному. В ней определяются основные принципы и методика концептуального описания языковых единиц,, направленного на активизацию когнитивных способностей обучаемых и на эффективное усвоение лексики русского языка с национально-культурным компонентом семантики.

Лингводидактика второй половины XX в. поставила в центр своего внимания личность как пользователя и творца языка. Исключительно велика в этом отношении роль методических исследований, призванных существенно изменить стратегию языкового образования в школе и вузе. Суть проблемы состоит в разрешении противоречия между социальным заказом, предъявляемым обществом к уровню языковой и речевой компетенции обучаемых, и не отвечающими объективной потребности технологиями обучения.

Поиск принципиально новых подходов к содержанию и организации обучения русскому языку в настоящее время все чаще определяется в методической науке функционально-семантическим описанием языковых единиц. При таком подходе внимание исследователей акцентируется на языковом сознании и культурном своеобразии носителей языка. Настоящая работа выполнена в рамках концептуального описания языковых средств, принципиально иным образом представляющего природу и механизм функционирования языка. Он основан на гипотезе, что состав единиц языка может быть описан с помощью ограниченного и сравнительно небольшого числа семантических признаков1: это семы, элементарные смыслы, компоненты значения, семантические множители, парадигматически связанные слова, т. е. совокупности слов, имеющие в своем составе общий (интегральный) семантический признак и различающиеся хотя бы по

одному частному (дифференциальному) признаку. Наряду с собственно лингвистической (лексической и грамматической) семантикой в таком исследовании актуальна и экстралингвистическая семантика, определяемая культурно-образовательным опытом народа и каждого отдельного человека.

Концепт — уникальная категория сознания, которая отражает знание в виде определенных «квантов». Это — информация об объектах и их свойствах; сведения о том, что индивид знает, предполагает, думает, воображает об объектах мира.

Слово «концепт» происходит от латинского conceptus, что означает «понятие», «зачатие» (от глагола concipere — «зачинать», позднее ставшего общеупотребительным в значении «выносить идею», «составить план»)2. Концепт содержит: а) «общую идею» явлений определенного ряда в понимании конкретной эпохи и б) этимологические моменты, проливающие свет на то, каким образом общая идея проявляется во множестве конкретных, единичных явлений.

Энциклопедический словарь А. М. Прохорова определяет концепт как «смысловое значение имени (знака), т. е. содержание понятия, объем которого есть предмет (денотат) этого имени»3. В когнитивной лингвистике под концептом понимается «оперативная содержательная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга (lingua mentalis), всей картины мира, отраженной в человеческой психике»4.

© Н. В. Макшанцева, 2006

Для лингводидактического описания концепта значимым оказывается объединяющий самые разные определения момент, согласно которому концепты служат обработке субъективного опыта путем подведения информации под некоторые выработанные обществом категории и классы.

Концепт — реальная, наиболее глубокая, базовая смысловая единица, которая стоит за непосредственными побуждениями, мотивами участвующих в процессе усвоения языка5. В зависимости от того, какой признак положен в основу их классификации, концепты подразделяются:

— по сфере действия в рамках конкретной ситуации — на общие, особенные, единичные (индивидуальные);

— по степени осознания — осознанные и неосознанные;

— по возможности их языковой реализации — реальные и мнимые;

— по способу реализации — стихийные и спланированные.

Концепт — это объективное социальное явление, которое становится таковым после осознания человеком (личностью) определенных психолингвистических связей и отношений. В то же время — это субъективное выражение объективных связей и отношений, осуществляющихся через практическую и теоретическую коммуникативную деятельность.

Понимание концепта как ментальной оперативной единицы смысла позволяет выделить ряд основных принципов концептуального описания языковых единиц в учебных целях.

1. Концепт может быть использован в обучении русскому языку как средство формирования умения ориентироваться в системе языковых единиц, являющихся носителями смысла, и способов организации связных высказываний.

2. Концепт может быть представлен словом, словосочетанием, предложением, что позволяет оценить его «сквозным» понятием курса и соответственно обеспечить систематический анализ со-

держательной стороны изучаемых единиц языка.

3. Необходимость отождествлять и различать смысловые характеристики языковых единиц в связных высказываниях предполагает не только языковые способы репрезентации концептов, но и образы, картинки, схемы. Концепт является посредником между словом и экс-тралингвистической действительностью и ориентирован на творческое восприятие целостности речевого произведения.

Основное место в концептуальных описаниях единиц языка занимает понятие концептуальной системы — ментальной организации совокупности концептов, данных уму человека, упорядоченного множества концептов.

К началу 1990-х гг. понятие концептуальной системы было представлено в отечественной науке трудами А. А. За-левской (вербальные и невербальные знания), А. К. Агибалова (совокупность концептов или ментальных репрезентаций разного типа), Ю. Н. Караулова (противопоставление лексикону грамматико-на, выделение знаний о синтаксисе в отдельный модуль языковой компетенции), 10. С. Степанова (слово проецирует все свои, в том числе синтаксические, свойства в формирующееся высказывание в процессах порождения речи).

В настоящее время ментальный язык («язык мыслей») в качестве метаязыка лингвистического описания особенно активно разрабатывается в лингвистике. Анализ научной литературы по общим и прикладным вопросам теории концептуализации позволяет выделить следующие основополагающие положения методики концептуального описания языковых единиц в учебных целях.

Концентрация восприятия обучаемого на отдельном концепте, «остановка» в процессе обработки информации на одном из ее объектов осуществляется путем фокусирования всех когнитивных способностей для его выделения, опознания, описания, классификации.

У развитого современного человека структурация воспринимаемого оказыва-

ется тесно связанной с процессами не только бессознательной классификации сенсорных ощущений, но и категоризации и концептуализации.

Категоризация (в широком смысле) — процесс членения внешнего и внутреннего мира человека сообразно сущностным характеристикам его функционирования и бытия, упорядоченные представления разнообразных явлений через сведение их к меньшему числу разрядов или объединений, а также результат классификационной (таксономической) деятельности.

Концептуализация — процесс порождения и трансформации смыслов, процесс структурации знаний и оформления разных способов представления знаний из неких минимальных концептуальных единиц.

Концепт функционирует как иерархически организованная система, выражаясь в сложном взаимодействии с различными культурными концептами, где каждый конкретный пример такого взаимодействия представляет собой ситуацию.

Рассмотрим моделирование концепт-ной системы на примере лексемы «воля». В общем виде оно включает в себя следующие этапы.

1. Определение внутренней формы слова, репрезентирующей его концепт. Внутренняя форма слова есть способ представления в слове (в его значении) внеязыкового содержания, в более узком смысле — это этимологический след, который запечатлен в семантике слова, т. е. тот признак, который положен в основу наименования. Можно сказать, что внутренняя форма помогает выявить древний слой смысла имени. Она является первичной семантической мотивировкой концепта. Ее развитие обусловливает появление новых значений.

Так, «воля» восходит к общеславянскому слову и.-е. характера *уо1]а. (и.-е. корень *уе1, *уо1 — хотеть, желать; суффикс 33^.. Основа та же, что и в глаголе «велеть», но с перегласовкой о/е.

Укр. воля, др.-рус., ст.-слав, волю, болг. воля, бел. воля, с.-х. вол>а, слов. volja, ст.-польск. wola, чешек, vule, сло-вацк. vola, в.-луж. wola, н.-луж. wola, макед. eonja, лит. valia, латышек, valet «сила, власть», др.-инд. varas «выбор, желание, предмет желаний»7.

Слово «воля» в разных контекстах употребления в значениях — это способность осуществлять свои желания, достигнуть намеченной цели, желание, требование, приказание, свобода8; данный человеку произвол действия, свобода, простор в поступках, отсутствие неволи, насилия, принуждения; власть или сила, нравственная мощь, право, могущество; желание, стремление, хотение; независимость, неподвластность, простор в действиях; самоволие, произвол; свобода от рабства, от крепостнического состояния9; пожелание, требование; власть^ возможность распоряжаться, свобода в проявлении чего-либо; свободное состояние, не в тюрьме, не взаперти10.

2. Выделение смысловой основы для каждого JICB слова. Выписываются словарные дефиниции слова «воля» из Словаря русского языка С. И. Ожегова, Толкового словаря русского языка под редакцией Д. Н. Ушакова, Толкового словаря живого великорусского языка В. И. Даля. Каждое словарное определение обрабатывается методом компонентного анализа с целью уточнения его семантической структуры, или инвариантного значения.

Инвариантное значение слова, по данным современной лингвистики, есть смысловая основа слова. Значение слова характеризуется некоторой обязательной общей смысловой основой для всех носителей языка. В то же время для каждого индивидуума есть свои особенности, накладываемые наиболее частотными для него ситуациями употребления этого слова. В словарях разных авторов слово «воля» представлено следующим образом: 1) Способность осуществлять свои желания. 2) Поставленные перед

собой цели, сознательное стремление к чему-либо. 3) Пожелание, требование. 4) Власть, возможность распоряжаться, приказ. (Словарь С. И. Ожегова).

1) Одна из основных психических способностей, выражающаяся в действиях и поступках (науч. филос.). Деятельность воли зависит от внешних условий. 2) Сознательное стремление к осуществлению какой-нибудь цели (книж.). Воля к победе. 3) Желание, просьба, требование. По доброй воле.

4) Свобода, независимость; состояние, противоположенное рабству, неволе (книж., уст., обл.). Выпустить на волю.

5) Полная, ничем не сдерживаемая свобода в проявлении чувств, в действиях или поступках (разг.). Воля ваша (твоя) (разг.). С воли (со стороны). Последняя воля (книж.), Волею судеб (книж.). Во-лей-неволей. На волю (прост.) — на свежий воздух. (Словарь Д. Н. Ушакова).

1) Воля— данный человеку произвол действия; свобода, простор в поступках, отсутствие неволи, принуждения. Творческая деятельность разума: Своя воля царя боле. Власть или сила, нравственная мочь,, право, могущество. Ваша воля— наша доля. 2) Желанье, стремление, хотенье, вожделение. 3) Независимость, свобода, неподвластно стъ; самоволие, произвол. 4) Свобода от рабства, от крепостного состояния. Волька моя волюшка, горькая долюшка. На воздухе, на ветру. (Словарь В. И. Даля).

Студентам предлагалось выделить базовые доминирующие семы слова «воля», являющиеся смысловой основой для каждого лексико-семантического варианта лексемы, соотнести смысловую основу каждого ЛСВ с доминирующей архисемой.

3. Определение общего, инвариантного, главного значения, или интегральной семы, многозначного слова.

Предлагалось сгруппировать выделенные базовые слова ЛСВ по степени

их смысловой близости. Были получены следующие группы.

3.1. Изъявление воли без конкретизации того, что хочет субъект: желание, стремление, хотение, вожделение, прихоть.

3.2. Изъявление воли с конкретизацией того, что хочет субъект: просьба, требование, приказ.

3.3. Свойства человека, способствующие волеизъявлению субъекта: упорство, целеустремленность, характер, самоволие, неподвластность.

3.4. Условие осуществления волеизъявления: власть, способность осуществлять действия.

3.5. Предмет желаний, изъявления воли,действий:цель.

Сопоставление различных групп слов по степени их смысловой близости позволяет выделить интегральную сему — волеизъявление.

4. Выявление взаимоотношений ЛСВ в пределах слова. В рассмотренной парадигматической части ядра поля в качестве критерия семантической связи принималось наличие общей семы в инвариантном определении имени поля и в дефиниции связанного с ним слова. Семантическая связь в поле неоднородна: синонимическими отношениями связаны лексемы первой группы; родовидовыми — лексемы второй группы (формы волеизъявления — просьба, требование — приказ); отношением части-целого характеризуется третья группа лексем; условной связью с именем поля связано семантизирующее слово четвертой группы — власть; объектной — слово пятой — цель, конечный результат волеизъявления.

5. Оценка синтагматической части концепта. Анализ выделенных групп слов с точки зрения дистрибуции показал, что члены определенной группы, как правило, имеют одинаковые или тождественные синтаксические связи. Например: Я желаю (хочу, стремлюсь) учиться. Целеустремленность (характер, самоволие) позволяет и т. п.

Если «воля» является одним из свойств психики человека, то соответствующее существительное может быть носителем следующих признаков: сильная, слабая, твердая, железная, несгибаемая (выс.), несокрушимая (выс.), властная.

Сочетание слова «воля» с глаголом предопределяет словосочетания: воспитывать, тренировать, мобилизовать волю.

«Воля» в значениях пожелания, требования сочетается с прилагательными: единая, единодушная, коллективная, чужая.

Связь лексемы «воля» с управляемыми существительными привносит оттенок смысла принадлежности: воля (кого?) отца, матери, избирателей, народа, большинства.

6. Взаимодействие смысла слова с контекстом. Одним из важнейших аспектов концептуального описания языковых единиц является изменение исходной смысловой структуры многозначного слова, отраженной в словарях, в результате взаимодействия смысла и контекста. Ниже представлены некоторые контексты слова «воля».

6.1. Воля как внутреннее психическое состояние. Студентам предлагалось четверостишие А. Майкова и задание выделить слова, словосочетания, обогащающие смысловое содержание лексемы «воля» за счет метонимического переноса, каузации (причинности, условия).

Мне в душу повеяло жизнью и волей:

Вон — даль голубая видна...

И хочется в поле, в широкое поле,

Где, шествуя, сыплет цветами весна.

6.2. Смысл отрицания значения, характерного для имени концепта. Предлагалось определить языковые способы выражения указанного смысла. 1) Может, я тебя и слушал — вроде говоришь человеческие слова, но сам-то ты, Фрол, подневольная душа (Иванов). 2) Дай дураку волю, наплачешься.

6.3. Воля как степень проявления внутреннего состояния (количественная оценка). Студентам предлагалось определить языковые средства, выражающие квантитативное значение имени концепта в текстах.

1) Улица моя тесна. Воли мне мало (А. Пушкин). 2) А мне всего на свете воля дороже.

6.4. Воля как причина ущерба субъекта. Студенты определяли лексемы, которые привносят дополнительный смысл — причина ущерба субъекта в самом себе или во внешней силе.

1) Мысль, что честь его была замарана и неомыта по его собственной воле, эта мысль меня не покидала.

2) Тревога за будущее человечества не должна порождать слепой страх и отчаяние, лишать нас, мыслящих людей, воли к жизни (Ч. Айтматов).

6.5. Воля в качестве действующего субъекта сознания — Божья воля. Студентам требовалось выделить языковое средство, являющееся коннектором данного смысла.

Безумец! Не она ль, не вышняя воля, Дарует страсти нам? И не ее ли глас В их гласе слышим мы?

(В. Баратынский)

6.6. Воля как форма выражения согласия/несогласия.

Здесь не мертвые души, воля ваша, здесь скрывается что-то другое (Н, Гоголь).

6.7. Воля как аксиома человеческого мироощущения, поведения.

1)Вольному— воля. 2) Человеку свойственно стремление к воле.

Итак, толкование концептуальной лексемы в разных контекстах, по сравнению со словарным толкованием, меняется. Контекст актуализирует либо компонент — внутреннее состояние субъекта, либо оценочный компонент, либо выбор одного из звеньев каузальной цепи (причины, условия, следствия) и т. п. Однако изменения значения под влияни-

ем контекста носят достаточно единообразный характер. В основном они касаются сдвига акцентов или фокуса внимания.

Таким образом, описание концептуальной структуры слова ориентировано на активизацию когнитивных способностей обучаемых и тем самым на эффективное усвоение лексики русского языка.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Апресян Ю. Д, ЛЭС / Ю. Д. Апресян и др. М., 1990. С, 233—234.

2 См.: Степанов Ю. С. Константы. Словарь русской культуры / Ю. С, Степанов. М., 1997. С, 40.

3 Прохоров А. М. Энциклопедический словарь /

A. М, Прохоров и др. М., 1980.

4 См.: Кубрякова Е, С. Краткий словарь когнитивных терминов / Е. С. Кубрякова и др. ; под общ. ред. Е. С. Кубряковой. М., 1996. С. 90.

5 См.: Там же. С, 107.

® См.: Шанский Н. М. Краткий этимологический словарь русского языка / Н. М. Шанский,

B. В. Иванов, Т. В. Шанская. М., 1971, С. 91.

7 См.: Фасмер М. Этимологический словарь русского языка : в 4 т. / М. Фасмер. СПб., 1996. Т. 1. С. 348.

8 См.: Черных П. Я. Историко-этимологиче-ский словарь современного русского языка : в 2 т. / П. Я. Черных. М., 1999. Т. 1. С, 164.

1 ('м.: Adih В. И. Толковый словарь русского языка / В. И, Даль. М., 1995, С, 110.

10 См,: Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка / С, И. Ожегов. М., 1995. С. 92.

Поступила 30.11.05.

ПРИЕМ АНАЛОГИИ КАК СРЕДСТВО АКТИВИЗАЦИИ МЕЖПРЕДМЕТНЫХ СВЯЗЕЙ В ОБУЧЕНИИ РУССКОМУ ЯЗЫКУ

Ю. В. Грызулина, аспирант кафедры стилистики и культуры речи

МГУ им. 77. 77. Огарева

Данная статья посвящена одной из актуальных проблем современной методики — проблеме организации работы учащихся на основе привлечения в объяснительной речи учебного материала разных дисциплин. Подобная интеграция на уровне отдельных фрагментов урока: достигается благодаря использованию ряда методических приемов, в том числе аналогии. В статье рассматриваются особенности использования межпредметных аналогий на уроке русского языка: раскрываются структурно-смысло-вые особенности данного приема, обозначаются случаи наиболее эффективного использования аналогий относительно языкового материала.

В содержании обучения любой школьной дисциплины имеется целый ряд тем, диктующих учителю необходимость обращения к другим, как правило смежным, наукам. Традиционной формой организации работы над такими темами является интегрированный урок. Однако взаимодействие учебного материала разных дисциплин может проявляться и на уровне отдельных фрагментов урока, в частности на этапе объяснения нового материала. Это не только позволяет создавать целостное представление о предмете речи, но и способствует лучшему пониманию его содержания, лучшему запоминанию.

Одним из приемов, активизирующих межпредметные связи в обучении, явля-

© Ю. В. Грызулина, 2006

ется аналогия. Цель данной статьи — рассмотреть особенности использования аналогий на уроке русского языка.

В научной литературе аналогия традиционно описывается как прием популяризации знания, «основанный на соотнесении наглядных примеров с научным понятием, как известно, абстрактным и не всегда понятным и доступным»1. Анализ научно-популярной литературы для школьников по русскому языку показал, что данный прием действительно достаточно широко используется авторами подобных изданий. Читая такую литературу, школьник участвует в познавательном процессе без посредника-учителя, способного разъяснить возникающие трудности. Функцию учителя и выполня-