С. А. Песина

МЕТОДИКА ОПРЕДЕЛЕНИЯ СОДЕРЖАТЕЛЬНОГО ЯДРА МНОГОЗНАЧНОГО СУЩЕСТВИТЕЛЬНОГО СОВРЕМЕННОГО АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА

Статья посвящена поиску содержательного ядра многозначного слова английского языка, которое является основой всех актуализаций значений в речи. Лексический прототип может выступать в форме «ближайшего» прототипа, то есть номинативно-непроизводного значения, либо «дальнейшего» прототипа, инварианта семантической структуры слова. Последний выступает как результат осмысления всех ЛСВ слова на новом, более высоком уровне абстракции. Коммуникант выбирает тот или другой лексический прототип в зависимости от установки его сознания и условий коммуникации.

51

Словарь представляет собой, как известно, не простой набор лексических единиц, а организованное единство, обладающее своей собственной структурой, элементы которой взаимосвязаны. Все лексико-семантические варианты многозначного слова, являясь элементарными конструктивными единицами лексико-семантической системы, представляют собой такие «клеточки», в которых отражены как объективная действительность, так и воображаемый мир человека. В этой связи необходимо отметить, что исследования полисемии сталкиваются со сложнейшими проблемами: с одной стороны, это основания различия отдельных значений многозначного слова, а, с другой стороны — с вероятностью наличия общего смыслового стержня, который объединяет все значения слова.

Основным направлением соответствующих поисков является изучение объема выражаемых словом понятий. Согласно относительно упрощенному представлению, ставшему известным как «атомистическое», система языка изображалась как «склад» кирпичиков-единиц, хранящихся в памяти, которые говорящий «забирает со склада» по мере необходимости и составляет из них высказывание. Следует признать, что содержательное ядро необходимо искать в направлении, «противоположном полному описанию денотативных значений слов», так как атомизация значений приводит к невозможности раскрытия смысловой общности интерпретаций слова. Суть второго подхода, предложенного И. К. Ар-хиповым1, заключается в определении минимально существенных семантических признаков слова, содержательного ядра слова и в установлении его места и функции в системе языка и в речи.

Данный подход носит название «про-тотипический» и заключается в том, что

при построении сложных языковых знаков (дискурса) говорящий опирается на известные ему наиболее общие способы его организации. Например, он знает (помнит) определенные алгоритмы появления комбинаций слов и средств связи между ними и использует их для обеспечения связности высказывания. Он также надеется или уверен, что аналогичными или почти такими же знаниями обладает и его слушатель. При этом говорящий не «подгоняет» некие фиксированные («застывшие») значения, забираемые со «склада» памяти, с тем, чтобы они «совпали» с условиями ситуаций, а «выпускает» звуковые или графические формы знаков, соответствующие формам лексических прототипов (ЛП), находящихся в его памяти, с надеждой или уверенностью, что слушающий сможет восстановить задуманные им смыслы, исходя из ЛП, находящихся в его памяти, и в соответствии с ситуациями. Со своей стороны, при декодировании смыслов, привносимых словом, слушающий выводит прямые (расширенные или суженные и т. п.) и переносные значения, «прикладывая» ЛП этого слова к различным ситуациям. При этом он использует принципиально ту же схему вывода значений на базе ЛП, что и говорящий. В функционировании именно интерпретационного, а не механистического подхода («положили слово (значение) в склад памяти, забрали слово (значение) со склада») заключается действительно творческий характер речемыслительной деятельности, о котором говорят приверженцы разных направлений и школ2.

Есть все основания использовать термин «прототип» применительно к лексической структуре слова. Прототип обозначает «первоначальный» и, являясь частью лексикона человека, предшествует всем актуализациям значений в ре-

чи. Прототип как содержательное ядро многозначного слова является своего рода стереотипом в рамках обыденного мышления, облегчающим процесс мышления. Следует согласиться с высказанной В. Г. Гаком мыслью о том, что у членов языкового коллектива создаются стереотипные установки, определяющие единообразный способ членить действительность и фиксировать признаки в объектах. «Стереотипы облегчают процесс общения: человек не может самостоятельно перерабатывать все ситуации; в обыденной речи для идентификации достаточно указать на объекты в общем виде»3.

Лексический прототип как содержательное ядро слова, безусловно, имеет отношение к глубинным структурам (к внутренней форме в понимании В. Гумбольдта и А. А. Потебни). Соотношение между глубинными и поверхностными структурами носит незеркальный характер, что было продемонстрировано генеративной грамматикой. Это обстоятельство ставит вопрос о возможности принципиального несовпадения единиц языка и речи по форме и содержанию.

О необходимости противопоставления системы языка формам ее реализации в речи говорил Г. Гийом еще в 1944 году. Он полагал, что необходимо «перед любым рассмотрением контекстного значения какой-либо формы... восстановить систему, чьей составной частью она является и где она берет свое основное значение — значение уже существующее в мысли (хотя в этом мы не можем непосредственно отдавать себе отчет, так как у нас нет прямого доступа к этим глубинным операциям) и предшествующее любому контекстному значе-

4

нию, выявляющемуся в речи» .

При определении содержательного ядра слова необходимо учитывать его

инвариантный характер, поскольку оно должно быть основой формирования всех значений слова, но не должно переходить грань восприятия среднего носителя языка с тем, чтобы не утратилась цель его поиска, ориентированного на среднего пользователя. В данной работе ЛП-инвариант является принадлежностью языка и понимается как «абстрактная языковая сущность, включающая совокупность семантических компонентов, которые в одной из своих конфигураций лежат в основе всех или ряда лексико-семантических вариантов (ЛСВ), составляющих семантическую структуру слова в соответствии с интуицией среднего носителя языка». В таком понимании лексический инвариант — это абстрактная, но все же реальность. Понятие инварианта противопоставлено понятию варианта как конкретной реализации языковой единицы, и это противопоставление соотносимо с дихотомией языка и речи: инвариант есть единица языка, а вариант — ее конкретная реализация в речи.

Исходя из предположения о том, что «...в памяти индивида просто не могут быть дискретно зафиксированы все варианты значений всех известных ему слов»5, в настоящем исследовании явление лексической многозначности рассматривается в свете структуры и функционирования. При этом в центре нашего внимания оказываются: 1) особенности строения и функционирования значений, закрепленных в семантической структуре слова; 2) дальнейшее развитие семантического потенциала лексической единицы за счет реализации отдельных компонентов значения, относящихся к содержательному ядру многозначного слова.

Обратимся далее к анализу конкретного материала — английского многозначного существительного hood «ка-

пюшон», члена лексико-семантической группы «атрибуты одежды» — с целью определения содержательного ядра как основания единства всех его лексико-семантических вариантов.

Прежде всего, необходимо определить номинативно-непроизводное значение (ННЗ) слова, основанное на компонентах, достаточных для идентификации соответствующего понятия на уровне обыденного сознания. В качестве исходного значения словари приводят следующие дефиниции, опирающиеся на зрительный образ соответствующей части одежды человека: «A loose pliable covering for the head and neck, often attached to a robe or jacket» (The coat has a detachable hood)6; «a flexible covering for the head and neck; a protective covering for the head and face»7; «a part of a coat which covers your head» (He held both sides of the parka hood closed against the snow)8; «a part of a piece of clothing which can be pulled up to cover the top and back of the head, or something like a bag, with or without holes to see through which is put over the whole head» [Cambridge]; «a headdress that protects the head and face»9; «a loose head covering either attached to a cloak or a coat or made as a separate gar-ment»10.

Компонентный анализ НН значения позволяет выделить существенные нетривиальные семантические компоненты «a part of a coat», «covers your head and neck», «can hang down at the back when not in use», «attached to a robe or jacket», «a protective covering», «covers your face», «a soft covering», «you can pull it up», «separate or attached to a cloak, coat». На их основании можно далее сформулировать ННЗ, отражающее уровень обыденного сознания: (1) «a part of a coat which covers the head (top and vital) so that it can hang down at the back when not in use». Причем добав-

ленные нами в эту дефиницию ядерные компоненты, отражающие семантику слова «head», «top and vital» явятся в ходе дальнейшего анализа необходимыми заместителями этого слова.

В качестве ЛСВ, мотивированного первым, номинативно-непроизводным значением приведем «hood» (2):

(2) «^n ornamental draping of cloth hung from the shoulders of an academic or ecclesiastical robe»11. Поскольку ЛСВ (1) передает понятие о любом капюшоне как части одежды, значение «нарядно украшенная часть мантии, свисающая с плеч», следует рассматривать как сужение hood (1) «a part of a coat which covers the head (top and vital) so that can it hang down at the back when not in use».

Появление метонимического значения «hood» (3) «an aggressive and violent young criminal»12 предположительно можно обосновать следующим образом: куртки с капюшонами как атрибут одежды молодых людей позволяют им (в том числе и правонарушителям) скрывать свою внешность. В результате этого капюшон стал символом таких людей: a hood is a symbol of those (criminals) who use it to cover their neck and head. Данное метонимическое значение образовано по переносу на основе модели «часть— целое».

В словарных статьях приводится значение с пометой Zoology: (4) «^n expanded part, crest, or marking on or near the head of an animal»13. В его основе — сравнение (по форме и функции) нароста у животных в области головы с внешним видом и функцией капюшона куртки. Данная метафора образована от hood (1). При этом ядерные компоненты НН значения присутствуют в этом ЛСВ как неотъемлемый фон, необходимый для перехода к переносному на основе сравнения по принципу «нарост, похожий на капюшон, свисающий на спину» («like

hood (1)»): ап expanded part, crest, or marking on or near the head of an animal which resembles a part of a coat which covers the head (top and vital) so that it can hang down at the back when not in use.

(5) «a bag placed over someone's head so that they cannot see or be recognized» (The prisoners had been tortured and made to wear hoods)14. В основе метафоры лежит уподобление мешку, надеваемому на голову заключенного, капюшону на основе внешнего сходства и функции (накрывать, прятать) — something like hood (1) («a part of a coat which covers the head so that it can hang down at the back when not in use») were placed over prisoner's head. Таким образом, значение построено на основных компонентах «a bag», «covers a head», «movable».

(6) «a covering for a horse's head»15 — a covering (like a hood (1) «a part of a coat which covers the head so that it can hang down at the back when not in use») is intended for a horse's head; те же компоненты лежат в основе этой метафоры, так как мешок для лошади используется также для того, чтобы покрыть и спрятать голову лошади.

(7) «A sack placed over the head of a falcon to keep it quiet»16. В основе метафоры лежит уподобление мешка, предназначенного для сокола, капюшону. Специальный кожаный мешочек надевается на голову хищной птице, используемой для охоты, в тот период, когда она не охотится: a sack (like a hood (1) «a part of a coat which covers the head so that it can hang down at the back when not in use») placed over the head of a falcon to keep it quiet. В основе значения выделяем следующие компоненты ННЗ: «a sack», «covers a head», «movable».

Далее следует ряд значений, являющихся также переносными, но не связанных с одушевленными предметами:

(8) «a metal cover or cowl for a hearth or stove»17— a part serving as a metal cover or cowl (like a hood (1) «a part of a coat which covers the head so that it can hang down at the back when not in use») for a hearth or stove. В данном случае капюшону уподобляется крышка или зонт над дымовой трубой печи. То, что крышка, судя по всему, откидная, добавляет сходства с капюшоном. Значение основано на компонентах «a cover», «movable», «for a top and vital part», «can hang down when not in use».

(9) «A carriage top» (He couldn't be bothered to stop to put up the hood)18 — a part serving as a carriage top which resembles a hood (1) «a part of a coat which covers the head so that it can hang down at the back when not in use». Откидной верх коляски также обладает сходством с капюшоном, поскольку покрывает и может откидываться; в основе значения лежат следующие компоненты: «a cover», «movable», «for a top and vital part», «can be put down when not in use».

(10) «A folding cover on a car or pram, which gives protection from the rain» (He raised hood, under which I had bent to watch the mechanic at work)19— a folding cover on a car or pram which resembles a hood (1) «a part of a coat which covers the head so that it can hang down at the back when not in use». Метафора основана на сходстве (по форме и функции) капота машины или откидного верха коляски с внешнем видом и функцией капюшона куртки. Так, капот машины покрывает самую важную часть автомобиля — мотор, подобно тому как капюшон покрывает самую важную и верхнюю часть тела человека — голову. Поэтому для данного значения также релевантны компоненты: «a cover», «movable», «for a top and vital part», «can be put up/down when not in use».

(11) «A covering for an opening (as a companion hatch) on a boat»20 — a covering for an opening (which resembles a hood (1) «a part of a coat which covers the head so that it can hang down at the back when not in use») (as a companion hatch) on a boat. Данная метафора также основана на сходстве (по форме и функции) откидного люка на лодке/судне с капюшоном и в ее основе выделяем следующие компоненты ННЗ: «a cover», «movable», «for a top and vital part», «can hang down when not in use».

Подводя итог этой части анализа, можно отметить, что данные метафорические значения построены на уподоблении внешнему виду и функции капюшона куртки или пальто. В соответствии с когнитивным подходом мы опираемся в своем анализе на принципы, которые предусматривают участия Наблюдателя Observer) в процессе познания. В данном случае мы опираемся на ту «картинку», которую, как можно предположить, видел наблюдатель. В процессе номинации названий колпаков, накидок, крыш и крышек различных предметов и механизмов он опирался на визуальный образ капюшона в полном соответствии с антропоцентрическими стереотипами и наивной картиной мира.

При осмыслении метафорических значений происходит большее удаление от зрительного образа капюшона куртки/пальто, чем при осмыслении метонимий. Более того, в метафорических значениях наблюдается абстрагирование содержания. Кроме того, образ становится более схематичным. Так, образы колпака для печи или металлической крышки мотора менее похожи на капюшон пальто, с учетом их размера и материала, из которого они изготовлены, чем мешок на голове заключенного, лошади или сокола. В этой связи обратим внимание на следующее значение:

(12) something resembling a hood in shape or use21; a part which covers or shelters a piece of equipment22 — a part which covers or shelters a piece of equipment resembles a hood (1) «a part of a coat which covers the head so that it can hang down at the back when not in use». Эта метафора предполагает уподобление откидной крышки на петлях, покрывающей какую-либо часть механизма, капюшону, покрывающему голову, а также возможность употребления с широким кругом референтов (наличие компонента something). Хотя словари показывают наличие только одного компонента «to cover», при этом подразумевается, что все подобные металлические покрытия должны откидываться на петлях или как бы на них, поэтому выделяем также компоненты «can hang down when not in use» и «movable». Соответственно констатируем наличие и компонента «for a top and vital part» как имплицитно содержащегося и предполагаемого при осмыслении «head».

Результаты проведенного анализа показывают, что значения «hood» (2) аn ornamental draping of cloth и «hood» (3) an aggressive and violent young criminal могут быть без труда истолкованы на основе образа и семантических компонентов НН значения. Эти же компоненты оказались не так полно представленными в метафорических значениях. Так, семантика «hood» (5)-(7) — «мешок, покрывающий голову человека (заключенного), лошади и сокола», — включает сему «covers head and neck», но не содержит семы «can hang down at the back when not in use», к тому же, мешок — это не часть одежды. Метафоры «hood» (8)-(12), обозначающие крышку дымовой трубы, откидной верх коляски или капот машины, металлическую крышку какого-либо оборудования и откидной люк на лодке/судне, основаны только на

функциональных семах НН значения «cover», «for a top and vital part», «can hang down at the back when not in use». Выделенные компоненты весьма отдаленно напоминают такую часть атрибута одежды, как капюшон, то есть в процессе метафоризации используются лишь самые общие черты подобия НН значению. Данный пучок компонентов, очерчивающий суть содержания метафор, можно назвать прототипическим и сформулировать лексический прототип: «a movable protective covering for the top and/or vital part of something, which can hang down when not in use».

23

По терминологии И. К. Архипова , ННЗ является «ближайшим» ЛП (БЛП), так как именно это значение приходит в голову носителю языка в первую очередь как элемент базисного уровня познания при осмыслении понятия капюшона. А ЛП, основанный на более абстрактных признаках, является «дальнейшим» (ДЛП). ДЛП есть результат осмысления всех ЛСВ слова на новом, более высоком уровне абстракции.

Выделенный ДЛП представляет собой конфигурацию интегральных и дифференциальных семантических компонентов. Например, компоненты «cov-ering», «movable» и «for a top and vital part» — интегральные, общие для всех значений. В то время как для значений «hood» (5)-(7) (мешок, покрывающий голову заключенного, лошади и сокола) компонент «can hang down when not in use» не актуален, следовательно, он является дифференциальным.

Таким образом, семантическая структура слова «hood» может быть альтернативно истолкована на основе двух прототипов — «ближайшего» ЛП (равного номинативно-непроизводному значению) «a part of a coat which covers the head so that it can hang down at the back when not in use» и «дальнейшего» ЛП

«a movable protective covering for the top and/or vital part of something, which can hang down when not in use». Детализированное содержание ДЛП (инварианта) может быть сформулировано следующим образом: «a part of a coat which covers the head so that it can hang down at the back when not in use or a movable protective covering for the top and/or vital part of something, which can hang down when not in use».

При этом ЛСВ (2)-(3), мотивированные «ближайшим» ЛП, реализуются в результате «приложения» БЛП к условиям речевой ситуации, когда в фокус номинации попадают функции капюшона (покрывать, прятать) или его внешний вид (расшитый, нарядный). Когда же номинационные механизмы выходят за пределы понятия о капюшоне как атрибуте одежды, процесс продолжается уже в сфере сравнений и можно предположить, что при формировании и декодировании метафорических значений hood (4)—(13) в качестве исходной базы выступает именно ДЛП — при актуализации ситуации уподобления тому, что «покрывает» и «откидывается». В этих условиях действительно есть основания для различия в языке и речи актуального (реализованного) и виртуального (потенциального) содержаний.

Принципиальным для данного исследования является положение об альтернативном статусе двух ЛП. Каждый из них выбирается коммуникантом и функционирует в зависимости от установки его сознания и условий коммуникации. При реализации того или иного ЛСВ «ближайший» или «дальнейший» ЛП «прикладывается» к актуальной речевой ситуации.

В этом случае естественно предположить, что первое ННЗ может актуализироваться и на базе ДЛП. А это значит, что в системе языка коммуникант связы-

вает форму «hood» прежде всего с первым значением. Но возможен и другой вариант актуализации НН значения, согласно которому системным значением слова «hood» является ДЛП. При этом от него может быть образовано и ННЗ (He held both sides of the parka hood closed against the snow) (значение основано на образе человека, придерживающего капюшон и укрывающегося от снега).

Предпринятый анализ показывает, что БЛП и ДЛП являются единицами лексической системы языка, и все значения, включая ННЗ, актуализируются от них на альтернативной основе в зависимости от коммуникативной установки участников общения. Это осуществляется посредством «приложения» ЛП к условиям актуальной речевой ситуации. Выполненный анализ является подтвер-

ждением тезиса о «незеркальном харак-

24

тере» единиц языка и речи.

Использование лексического прототипа открывает интересные перспективы в практике обучения иностранному языку. При обучении лексикону на базе ЛП студентам предъявляется ЛП и набор вероятных ситуаций актуализации ЛСВ. При этом задача обучения значительно упрощается: нужно лишь помочь учащемуся увидеть связь между содержанием ЛП и соответствующими коммуникативно-значащими компонентами понятий, лежащими в основе всех отдельных актуальных значений. Таким образом, снимается часто весьма трудная задача вывести все значения от главного на основе известных механизмов сужения, расширения, метонимии, метафоры и т. п.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Архипов И. К. Проблемы языка и речи в свете прототипической семантики // Проблемы лингвистики и методики преподавания иностранных языков. СПб: Studia Linguistica 6, 1998. С. 5-22.

2 Там же. С. 15.

3 Гак В. Г. Сопоставительная лексикология. М., 1977. С. 17.

4 Гийом Г. Принципы теоретической лингвистики. М., 1992. С. 84.

5 Брудный А. А. Значение слова и технология противопоставления // Семантическая структура слова. М., 1971. С. 10.

6 The American Heritage Dictionary of the English Language. Houghton Miftlin, 1970.

7 Webster's Third New International Dictionary. Springfield (Mass) Merriam co, 1961.

8 Collins COBUILD English Language Dictionary. London; Glasgow: Collins, 1990. P. 1703. Longman Dictionary of Contemporary English. Harlow, Longman group Ltd, 1995. The New Collins Concise Dictionary of the English Language. Sydney, London, Glasgow, 1983. The American Heritage Dictionary of the English Language. Указ. изд. Webster's Third New International Dictionary. Указ. изд. The American Heritage Dictionary of the English Language. Указ. изд. Там же.

Webster's Third New International Dictionary. Указ. изд. The American Heritage Dictionary of the English Language. Указ. изд. Там же.

Collins COBUILD English Language Dictionary. Указ. изд. Longman Dictionary of Contemporary English. Указ. изд. Webster's Third New International Dictionary. Указ. изд. Collins COBUILD English Language Dictionary. Указ. изд. Longman Dictionary of Contemporary English. Указ. изд. Архипов И. К. Указ. изд. С. 15. Там же. С. 5.

10 11 12

13

14

15

16 17

S. Pesina

METHODS OF IDENTIFYING SEMANTIC CORES OF POLYSEMANTIC NOUNS IN THE MODERN ENGLISH LANGUAGE

The article is concerned with determination of semantic cores of polysemantic nouns. Lexical prototypes are assumed to represent semantic cores of polysemantic words. A prototype means «original» and as a component human lexicon it precedes all the actual meanings in speech. As a stereotype of everyday thinking it makes the process of thinking easier. A lexical prototype can appear as «the nearest» prototype (then it is equal to the main nominative meaning) and «the further» prototype based on more abstract semantic components. The latter is the result of interpretation of all the meanings on a new higher level of abstraction. Each lexical prototype is chosen by a communicant and functions according to the aims and conditions of a communication process.