УДК 81'27:81'246

ББК 81.001.2

Г 93

Гукетлова Ф.Н.,

Бербекова Ф.А.

Метафорическая номинация концепта «красота» в разных лингвокультурах

Аннотация:

Статья является продолжением публикаций, посвященных рассмотрению концепта «красота». Цель - выявить этнокультурную специфику концепта «красота» в кабардиночеркесской, русской и французской языковых картинах мира. Цель нашей работы предполагает решение следующих задач: определить универсальное и специфическое в функционировании концепта «красота» в названных языках; выявить способы метафорической номинации женской красоты в каждом из сопоставляемых лингвокультур. Концепт «красота» позволяет выявить систему символов и эталонов национальной культуры сравниваемых языков.

Ключевые слова:

Метафора, образное средство, языковая картина мира, концепт «красота», код культуры, способы номинации.

Guketlova F.N.,

Berbekova F.A.

Metaphorical nomination of concept “beauty” in different linguocultures

Abstract:

The paper continues studies of concept “beauty”. The purpose of the paper is to reveal ethnocultural specificity of concept “beauty” in the Kabardian-Circassian, Russian and French language world-views. The objectives of the work are to define universal and specific in functioning of concept “beauty” in the named languages and to reveal ways of a metaphorical nomination of female beauty in each of the compared linguocultures. Concept “beauty” allows revealing a system of symbols and standards of national culture of the compared languages.

Keywords:

Metaphor, figurative means, language world-view, concept “beauty”, a culture code, ways of a nomination.

Интенсивное изучение иностранных языков и естественное стремление улучшить их преподавание влечет за собой развитие прикладных аспектов лингвистики и лингвокультурологии, теоретической базой которых являются сопоставительноконтрастивные исследования. Для выявления общих свойств национальной личности и своеобразия кабардино-черкесского, русского и французского языков очень много дает применение сопоставительной методики. По определению В. Г. Гака, сравнительное описание форм языков вскрывает существующие в каждом языке словарные пробелы, «белые пятна» на семантической карте языка, незаметные изнутри человеку, владеющему только одним языком [1: 7]. Именно сопоставление родного языка и «своей» культуры с другим языком и с «чужой» культурой помогает обратить внимание на их непохожесть на твою «собственную» культуру, предлагая новое осмысление окружающего тебя мира - снимается иллюзия единственно возможного видения мира, обогащая и расширяя собственное мировидение и мироощущение [2: 9]. В данной работе в качестве сопоставления мы выбрали метафорическую номинацию волос концепта «красота».

Символика волос в большинстве культурных мифологических традиций связывается с жизненной силой, мощью и властью. «Волосы на голове, - по свидетельству Х.Э. Керлота, -поскольку они покрывают верхнюю часть человеческого тела, символизируют духовные силы» [3: 396-399].

Адыги (самоназвание кабардинцев и черкессов) уделяли особое внимание цвету, густоте, длине волос, так как эти представления соотносятся с воззрениями, связывающими с длинными волосами жизненную силу, энергию и плодородие. С длинными, густыми волосами связывались представления о счастье и благополучии: щхьэцышхуэ насып палъэныкъуэщ (букв.: длинные волосы - это половина счастья); щхьэц дахэр бзылъхугъэм и ныкъуэщ (букв.: красивые волосы половина женщины); цыбэругъурлыщ, насыпыф1эщ (букв.: волосатые - удачливые, счастливые). Как минимум волосы должны доходить до икр: лъэнк1ап1ит1ым нэс, хуэ зышхым и щхьэцыр к1ыхь мэхъу (букв.: у того, кто ест сухожилия, вырастают длинные волосы). Длина же до пят была желаемой: лъэдакъит1ым нызэдэтеуэу (букв.: волосы, ударяющиеся по обеим пяткам).

Определенные коннотации связывались также с цветом волос. Чаще воспевались волосы цвета осенней ежевики: бжьыхьэ мэрак1уапц1э. Часто фигурируют в фольклоре девушки с волосами цвета белого золота (дыщэху) и золотисто-желтого шелка (данагъуэ). Рыжие волосы в адыгских мифопоэтических воззрениях связывались с понятием хьилэ -хитрость, ловкость, лукавство, коварство: жьак1агъуэм хьилагъибгъу хэлъщ - (букв.: в рыжебородом девять хитростей есть). Черные волосы - щхьэцф1ыц1эдахэ (букв.: черноволосой красавицы) - соотносятся с ночью, мраком. Один из общепринятых страндартов женской красоты у адыгов - щхьэцыгъуэ (букв.: золотисто-русые волосы); а также черные: къанжэм и ф1ыц1эр и ф1ыц1у (букв.: то, что у сороки черное - ее чернота). Светлые, белокурые волосы, в отличие от многих других культурных традиций, у адыгов не только не считались признаком красоты, а, напротив, обладали негативными коннотациями: кхъуэц - (букв.: свинная щетина) [4: 124-125]. Светлые волосы были не в почете и презрительно сравнивались с белесыми «волосками» дыни: фонащэцу сырыху .

Волосы должны были быть очень густыми - щхьэц 1ув; щхьэц пл1ак1уэ. Густые длинные волосы передавались сравнением с гривой льва (аслъэным и соку); с густым непроглядным болотным камышом (псыпц1эхэк1къамылу щхьэк1апц1э).

Шелковистость определялась следующим способом: волосы перехватывались одной рукой посередине и поднимались до лопаток. При разжатии пальцев они должны были выскользнуть из ладони под тяжестью собственного веса: 1эк1уэц1ырыж (букв.: скользящий через ладонь).

А теперь об одном явлении, придающем, по мнению народа, особый шарм волосам женщины. Представьте себе плотно собранные на затылке густые волосы. При этом начиная от надбровий из гладкой поверхности волос выбиваются две волнистые пряди. Они часто становились объектом воспевания: дыщэхуурэ си нэжьгъуцит1ыр тхьэк1умэк1ит1ым

ныдызоупщГэ - букв.: золотисто-светлого цвета две пряди волос заправляю за уши. Адыги пребывали в твердой уверенности, что эти пряди очень чувствительны, вплоть до того, что ими в закрытом помещении можно уловить прохладу и влажность раннего летнего утра

[5: 4].

В русской культуре обращают особое внимание, также как и в сопоставляемых лингвокультурах, на волосы [6: 139-141], сравнивая их с природными объектами: волосы длинные, как реки, как водопад, как ручьи; грязные как болото, волосы густые, как лес; с явлениями природы: волосы прямые, как нити дождя; волосы курчавые, как облака, волосы грязные, как сосульки; с животными: волосы длинные, как конская грива; как хвост у коня; мягкие, как шерсть; как пух; волосы грязные, как у поросенка, как у свиньи, как у бездомного пса; волосы курчавые, как у барана; волосы курчавые, как у овцы; волосы курчавые, как у ягненка; с растениями: волосы мягкие, как лен; как водоросли; волосы курчавые, как береза; прямые, как солома; грязные, как солома; с временем суток: волосы длинные, как ночь; с временем года: волосы длинные, как зима; с рукотворными объектами: волосы длинные, как

дорога; как веревка; как нить; как полотно; как прутья; волосы мягкие, как шелк; как вата; грязные, как пакля, как половая тряпка, как дорога, как шнурки; курчавые, как спираль, как стружка; прямые, как палки, как нити, как пакля, как линия, как струна, как прутья, как плети; как стрела; с явлениями культуры, литературными героями, библейскими, фольклорными, мифологическими персонажами: волосы курчавые, как у Пушкина, как у Минаева, как у Буратино; длинные, как у Белоснежки, как у русалки, как у Евы, как нить Ариадны, как у ведьмы; грязные, как у Бабы Яги; с представителями других народов: волосы грязные, как у чукчи; курчавые, как у негра; прямые, как у финна, как у шведки, как у индианки; с людьми разного возраста, социального положения: волосы грязные, как у

бродяги, как у бомжа, как у нищенки; мягкие, как у ребенка.

Для русских русые волосы считаются очень красивыми: руса коса до шелкова пояса.

Представители французского языка обращают особое внимание на структуру и длину волос: le cheveux abondant - густые волосы, густая шевелюра; cheveux longs - длинные волосы; cheveux courts (coupés) - короткие волосы; cheveux en brose - коротко подрезанный, подстриженный; стрижка ежиком, бобриком; c ’est la sagesse qui lui fait tomber les cheveux - он полысел от ума; cheveux courts, à la victime - коротко остриженные волосы «а ля виктим» (жертва гильотины); fin comme un cheveu - тонкий как волосок; cheveux lisses - гладкие волосы; ses cheveux frisent comme des baguettes de tambour - букв.: волосы вьются, как барабанные палочки - иронично об очень прямых волосах; волосы у нее прямые, словно палки; cheveux ondulés - волнистые волосы; cheveux bouclés - вьющиеся волосы; cheveux en désorde - растрепанные волосы; cheveux dénoués - распущенные волосы; cheveux frisés -завитые волосы; cheveux ( или coiffure) en coup de vent - (букв.: волосы (прическа), как порыв ветра); распущенные, развевающиеся волосы; буйная, непокорная шевелюра; chevelu -волосатый, косматый, обросший волосами; porter une natte - носить косу; queue de cheval -конский хвост (вид прически). У французов длинные волосы считаются знаком королевской власти и независимости.

Французы различают разные цвета волос: cheveux cendrés (dorés) - пепельные (золотистые) волосы; cheveux blonds - светлые, белокурые волосы; cheveux blancs - (букв.: белые волосы) седые; cheveux bruns - темные волосы; брюнетка; cheveux d’ébène - (букв.: черное дерево); cheveux comme ailes de corbeau - (букв.: волосы черные, как вороново крыло); cheveux gris (à peine grisonnants, poivre et sel) - (букв.: перец с солью), седеющие волосы, волосы с проседью; respecter les cheveux blancs - уважать седины; cheveux roux -рыжие волосы; une petite brune - брюнетка; une petite blonde - блондинка; une petite rousse -рыжеволосая; roux ardent - огненно-рыжий; poil de carotte - (букв.: морковный) рыжий; queue de vache - (букв.: хвост коровы) рыжая коса.

Французы связывают волосы с индивидуальным духом или жизненной силой - идея, которая объясняет обычай хранить отрезанные локоны.

Результаты нашего анализа могут дать не только материал для изучения самих языков, но также сведения о культурном, психическом, духовном, даже материальном уровнях кабардино-черкесского, французского, русского народов, показать их своеобразие, менталитет, мир чувств, представлений.

Наиболее ярко соотношение языка и культуры иллюстрируется на материале идиоматики. Именно фразеологический уровень языка наиболее ярко проявляет специфику языковой модели мира народа - носителя языка и подтверждает факт взаимовлияния языка и культуры [7: 14]. Люди, говорящие на разных языках, создают в своем сознании различные виртуальные модели мира, а потому являются носителями различных культур и различного общественного поведения.

Примечания:

1. Гак В.Г. О сопоставительном методе// Новое в зарубежной лингвистике. М.: Прогресс, 1989. 27 с.

2. Гукетлова Ф.Н. Зооморфный код культуры в языковой картине мира: автореф. дис. ... д-ра филол. наук. М., 2009. 47 с.

3. Керлот Х.Э. Словарь символов. М.: REEL-book, 1994. 608 с.

4. Кудаева З.Ж. Мифоэпическая модель адыгской словесной культуры. Нальчик: Эльбрус, 2008. 296 с.

5. Ципинов А.А. Сидит на подушке - голубка. Привстанет - львица // Газета Юга. Нальчик, 2006. № 17.

6. Маслова В.А. Лингвокультурология: учеб. пособие. М.: Академия, 2001. 208 с.

7. Ворокова Н.У Этнокультурная специфика устойчивых оборотов. Нальчик, 2002. 132 с.