А.С.Балкунова

— аспирант кафедры лингвистики и перевода Нижневартовского государственного гуманитарного университета

Э.М.Рянская

— доктор филологических наук, профессор кафедры лингвистики и перевода Нижневартовского государственного гуманитарного университета

МЕСТО НИКНЕЙМОВ В ОНОМАСТИКЕ

АННОТАЦИЯ. Статья посвящена проблеме статуса никнеймов — виртуальных имен собственных. Рассматриваются их отличительные признаки в сопоставлении с пограничными или сходными языковыми явлениями.

The article is devoted to the problem of the status of nicknames, which are virtual proper names. The author of the article investigates the main distinctive features of nicknames in comparison with borderline or similar language phenomena.

Никнейм (ник) как виртуальное имя собственное, условное или вымышленное компьютерное имя, художественный образ, который пользователи создают для личного общения в сети, представляет собой достаточно новое явление в ономастике, поэтому статус его окончательно не определен. Как справедливо отмечает А.К.Матвеев, мир ономастики, и прежде всего имен людей, настолько велик и значим, что любой прикоснувшийся к нему не может пройти мимо, не попытавшись его осмыслить [11. С. 7].

Через всю предметную лексику проходит бинарное деление существительных на нарицательные и собственные. В основе этого разделения лежит противопоставление обобщенных названий однородных предметов (город, река, окно) наименованиям единичных предметов, выделенных из ряда однородных [5. С. 30; 3. С. 92]. Имена собственные обычно не раскрывают признаков предметов, в то время как нарицательные существительные способны указывать на свойства обозначаемых объектов действительности, если они производные: подснежник (находящийся под снегом). Имена собственные по отношению к предмету носят случайный, условный характер [7. С. 1], характеризуются полной или относительной произвольностью первоначального выбора и непереводимостью на другие языки.

Некоторые лингвисты подразделяют имена собственные на две группы: имена собственные в узком смысле этого слова (имена, прозвища людей, клички животных, географические и астрологические названия) и наименования, представленные сочетаниями слов, словосочетаниями и предложениями (названия учреждений, исторических эпох, названий газет, журналов и т.п.) [10. С. 11; 15. С. 21]. В связи с этим уместна точка зрения А.К.Мат-веева, считающего, что термин «имя собственное», противопоставляемый термину «имя нарицательное», «затрудняет определение места собственных имен в языке, поскольку ограничивает их мир пределами слова и, более того, существительных». По мнению автора, имена собственные могут быть словосочетанием и даже предложением, т.е. выходят за рамки лексики: «попытки определить статус имени, как правило, не дают результата, поскольку слово — только одна ипостась имени» [11. С. 9]. Имена, по словам А.К.Матвеева, могут рассматриваться как «звуковой материал, смысловое неономастическое содержание которого, иногда очень существенное в момент возникновения имени, может быть затем утрачено безо всякого ущерба для его функционирования». Поэтому при необходимости можно «творить» собственные имена из любого языкового материала [11].

Сказанное в полной мере имеет отношение к классу антропонимов, сходных по своей природе с никнеймами — вымышленными именами, созданными пользователями Интернета на основе разнообразных, в том числе и неоднословных, языковых единиц.

Как имена собственные никнеймы обладают признаком единичности обозначения отдельных индивидов. Выбор виртуального имени осуществляется носителем произвольно, а личностные свойства, имплицитно заложенные в слове-знаке, субъективны и не могут в полной мере отражать реальные характеристики человека. Что касается перевода на другой язык, то никнеймы, как имена собственные, не могут быть формально переведены, но возможны в некоторых случаях их интерпретация или комментарии. Например, никнейму Киска можно подобрать английский эквивалент Pussy, а про100ОЛЯ — нет. Никнеймы обладают грамматической однозначностью и спецификой формы, поскольку в состав имен могут быть инкорпорированы графические обозначения: Sl@va, Prince$$ka, -=Volk-D=- и т.п.

Обладая основными признаками имен собственных, никнеймы составляют, тем не менее, особую группу благодаря отдельным особенностям. Никнейм как антропоним входит в ряд имен людей, представленных как различными формами, так и отдельными типами (личное имя, отчество, фамилия, прозвище, кличка, псевдоним, андроним, патроним и т.п.), рассматриваемыми с позиций ресурсов именования [14. С. 23]. Изучение антропонимов связано с проблемами формирования имен, характера информации, которую может нести имя (характеристика человеческих качеств, род занятий, происхождение из какой-либо местности и т.д.), функционирования в речи (номинация, идентификация, дифференциация, смена имен, связанная со сферой коммуникации и др.).

Существенным для решения статуса никнейма является вопрос о двойственном характере антропономической лексики. Идеи об общих и единичных именах Т.Гоббса, развоп-лощенных и воплощенных именах А.Гардинера, нашедшие развитие в отечественной лингвистике [подробно об этом см.: 14. С. 23—30], сводятся в целом к тому, что одни имена являются принадлежностью языка, потенциальным ресурсом для именования вне связи с конкретным лицом, другие закрепляются за конкретными индивидами, актуализируясь при определенных условиях. Исходя из этих особенностей никнеймы входят в сферу «актуальной антропонимии», представляющей собой, по словам С.Н. Смольникова, «систему конкретно-референтных собственных именований, актуальных для носителей языка и употребляемых в речи для обозначения и индивидуальных объектов» [14. С. 29]. Это означает, прежде всего, что никнеймы, в отличие от потенциальных имен, имеют закрепленность в языке и способность к устойчивой воспроизводимости, они являются результатом речевой номинации. Среди основных характеристик никнеймов — единичность и определенность номинации, наличие референции, а также семантическая и структурная специфика.

Единичность и определенность номинации никнеймов проявляется в том, что они являются результатом самономинации: носители виртуальных имен являются их авторами. Семантические особенности никнеймов как актуальных антропонимов определяются конкретными признаками, которые репрезентирует в имени сам коммуникант исходя из собственных интенций. При этом, как выясняется в дальнейшем, истинность/неистинность личных характеристик остается имплицитной. Для актуальных и для потенциальных антропонимов характерно наличие общих сем: ‘имя’, ‘лицо’, ‘пол’, ‘национальность’ и др. [14. С. 30]. Но если потенциальные антропонимы, обладая классификационной семантикой , содержат обобщенные представления о носителях имени, то никнейм конкретизирует образ, будучи языковым знаком структурно более сложным. Даже если выбирается личное имя в качестве никнейма, то оно редко дублирует реальную форму, чаще всего представлено в виде коннотативно окрашенных вариантов, например: Сергей — Сергун, Серёга; Кристина — Кристишка, Олег — ОЛЕЖИК и т.д. Также встречаются варианты написания личных имен (никнеймов) с прописной (Вадим, Оксана, Алена) и со строчной букв (павел, оля, юля).

В немногочисленных исследованиях, посвященных этому явлению номинации, ник-нейму отводится место в ряду различных единиц: псевдоним, кличка, прозвище и др.

Обратимся сначала к таким единицам прозвищной номинации, как кличка и прозвище. Особенность заключается в разнородности и зыбкости границ между ними, в отсутствии четких дефиниций, прежде всего, в европейской лингвистике [6. С. 64]. Так, во французской антропонимике разграничивают кличку (sobriquet) — имя, данное спонтанно, на основе какой-либо отличительной черты, и прозвище (surnom) — дополнительное имя наряду с официальным [19. P. 43—44, 86; 20. P. 43]. Х.Вальтер и В.М.Мокиенко усматривают разницу между терминами в том, что «прозвище тяготеет к более общему номинативному диапозону», а кличка характеризуется специализированностью, обусловленной коннота-тивностью. Как отмечают авторы, в ранней традиции термины «кличка» и «прозвище» отличались тем, что «кличка» относилась в большей мере к обозначению животных, в современном же русском языке они семантически сблизились. Более того, в современных словарях «кличка» (по отношению к человеку) определяется через «прозвище» и, как правило, присущая ему первоначально негативная оценочность теряется [6. С. 54—55].

Прозвища и клички объединяются и с точки зрения их категориальных признаков, среди которых отмечают неофициальность, факультативность (по сравнению с обязательными личными именами и фамилиями), «личностную конкретность», неисчерпаемость материала для их образования (открытый ряд), «индивидуальную анонимность», эмоциональную окрашенность, наличие типичных структурно-образовательных моделей, сохранение исходной языковой мотивации [6]. Что касается сферы употребления прозвищ и кличек, то исследователи указывают на ограниченность их использования принадлежностью к отдельному социуму или локальностью и окказиональностью.

Одной из особенностей кличек и прозвищ является их связь с явлением вторичной номинации, в результате которой выявляется соотнесенность существующего в языке словесного знака с новым окказиональным референтом [1. С. 7—9]. М.А.Арутюнян, обращаясь к данной проблеме, уделяет внимание использованию во вторичной номинации имен нарицательных — «говорящих имен», например: Лиходеев, Босой и т.д. (М.А.Булгаков «Мастер и Маргарита»). Типичным говорящим именем является конкретное имя, созданное автором в конкретном произведении. В отличие от клички или прозвища оно является первичным, основным и используется только в данном авторском произведении [1. С. 9].

При обращении к источникам именования среди никнеймов заметны аналогичные процессы. Прежде всего, можно говорить о вторичной номинации, причем в образовании никнеймов участвуют как имена собственные, так и имена нарицательные. Имена собственные могут быть представлены прецедентными именами, позволяющими обозначить определенный признак (Дракула, Амазонка901, хБагирах), или являться модифицированным личным именем или фамилией, идентифицирующими личность (Володя, Натали, Sergio, scoriak), при этом чаще всего добавляется коннотативный компонент (Катечкин, Т@нюшк@). Нередки и аналоги «говорящих имен», используемых для подчеркивания собственных качеств: Beauty (красота), pchelka, Зеленоглазая.

Прозвище и кличка квалифицируются, таким образом, как такой вид антропонима, который характеризует и индивидуализирует объект (лицо) по определенному, чаще всего оценочному, признаку, сохраняя прозрачность номинации. По общим параметрам налицо определенное сходство никнейма с прозвищем и кличкой. Однако функциональная специфика никнеймов, заключающаяся в самонаименовании, позволяет считать их специфическим явлением, лишь в некоторой мере пограничным процессу именования посредством прозвищного лексикона.

Специфика никнеймов определяется, в первую очередь, сферой их использования — интернет-пространством, что находит отражение в их характеристиках. Так, А.Кушнир рассматривает ник с текстом (фразы в чате) как равносильные, неотделимые понятия, поскольку это важнейшие элементы чатового общения. А создание никнейма он определяет как творческий акт, и его появление вызывает определенный горизонт ожидания всех чаттеров [9].

Е.А.Белоусова под виртуальным именем подразумевает имя, которое пишется, а не слышится. Это так называемый визуальный сигнал, а не акустический [4].

Свое видение понятия «никнейм» выражают и сами пользователи Интернета. Так, О.А.Харитонова (ник Джессика), автор статьи «Ники как псевдонимы в виртуальном общении», дает следующее определение: «ник — это имя, под которым человека знают в чате», это нечто иное, как роль, образ, взятый напрокат, своеобразная самопрезентация, визитная карточка, предъявленная для идентификации и привлечения внимания [16]. Участник интернет-форума под странным ником Выхода нет написал, что «ник — один из основных способов самопрезентации в Сети. Ники могут много сказать о человеке, зачастую люди выражают ником свои интересы, увлечения. Иногда по нику, как по первому впечатлению, я могу сказать: интересен мне этот человек для беседы или нет». Продавец счастья уверен, что «многие пользователи Всемирной паутины используют ее, в частности чаты и форумы, для создания какого-то собственного иллюзорного виртуального мира, они создают себе новый образ, новую манеру поведения, новую биографию и, конечно, новое имя как главную деталь нового имиджа. Ники придумываются тщательно, как костюм, предназначенный для маскарада, и часто имеют самый замысловатый вид».

Главным признаком никнеймов является самономинация: они выдумываются самими номинаторами, то есть человек сам называет себя. Такой тип имен собственных определяется как псевдоним (греч. рвеиёоБ — ложь, onyma — имя): «вид антропонима, т.е. вид любого собственного имени, которое может иметь человек; это вымышленное имя, существующее в общественной жизни человека наряду с настоящим именем или вместо него» [13. С. 118]. В связи с этим никнеймы часто относят к псевдонимам. Так, в Википедии (интернет-энциклопедии) никнейм или ник (от англ. nickname/nikneim) определяется как сетевое имя или псевдоним, используемый пользователем в Интернете при общении в чате, форуме или блоге. Во французском языковом сообществе, где предписано избегать англицизмов, используется термин «le pseudonyme sur Internet» [20. P. 5].

По мнению Б.Башаевой, никнейм — это тот же псевдоним, прозвище или импровизация собственного имени [2]. А.В.Жичкина полагает, что в Интернете коммуниканты, описывая себя определенным образом, создают так называемые «виртуальные личности», которые наделяются именем, часто псевдонимом, называемым nick (от nickname — псевдоним) или label — лейбл, ярлык [8]. По словам К.С.Цибизова, ник (кличка, псевдоним) — это имя, выбираемое коммуникантом, в котором раскрывается желание автора, «надев на себя маску героя своего прозвища», побыть тем, кем хочется быть. Он создается с помощью лексических и паравербальных языковых средств [18. С. 233].

В лингвистике псевдоним определяют как вымышленное или условное имя. Причинами появления псевдонима бывали также неблагозвучие фамилии, боязнь провала на литературном поприще, сословные предрассудки, наличие однофамильцев. От других ономастических единиц псевдоним отличается не только свойствами искусственного целенаправленного самонаречения, ограниченного характера употребления в нескольких или одной сфере, вторичной номинации. Отмечается двуплановый характер его семантики — способность выполнять функцию имени собственного, сохраняя доономастическое значение основы, а также специфика функций — с одной стороны, маскировочная (сокрытие настоящего имени), с другой — рекламная [17. С. 12—15; 12].

На наш взгляд, по своей характеристике вымышленного имени, заменяющего настоящее имя и придуманного его носителем, никнейм может быть отнесен к псевдонимам, но с определенной оговоркой. С точки зрения формальных особенностей создания имен псевдонимы и никнеймы имеют некоторые сходные признаки. Прежде всего, это индивидуальная принадлежность (связь с автором): Анжелика Варум — псевдоним популярной певицы Марии Варум, ники Stepashka (Дмитрий Степанов), samolya (костян самойлов).

Еще один признак, объединяющий псевдоним и никнейм, — самоназывание, самоидентификация. Понятие псевдонима как средства самоименования автора [19. P. 45] оспаривается некоторыми исследователями, поскольку псевдоним может быть результатом творчества не только его носителя, но и других людей [17. P. 9]. Очевидно, что данное утверждение применимо к литературным или иным произведениям, где роль именователя может выполнять издатель или продюсер [17].

Когда человек придумывает себе псевдоним или никнейм, он идентифицирует, называет себя, рисует определенный образ. Так, например, при восприятии ника ...Одинока... (Ксения Тихонова) всплывает образ одинокой девушки, которая, придумав себе такое виртуальное имя, рассчитывает познакомиться, найти подходящих собеседников в чате. Считается, что в процессе придумывания образа (личности) в псевдониме присутствует больше официальности, чем в нике, к примеру, Марина Влади — Мария-Луиза Полякова-Бай-дарова (жена В.Высоцкого), Мэрилин Монро — Норма Бейкер (американская киноактриса).

Следует отметить, что рассматриваемые ономастические единицы индивидуальны и специфичны по своему строению и смыслу. Они могут состоять как из одного, так и из нескольких слов, употребляться как в прямом, так и в переносном смысле: Карандаш — псевдоним М.Н.Румянцева, ники: ГлАмУр ЛеДи — ильмирочка илькабаева, зимародок — гала зарослова.

При создании псевдонима и никнейма важна мотивированность. Псевдонимы придумывали не только для того, чтобы скрыться, но и чтобы выделиться среди других (Саша Черный — Александр Михайлович Гликберг, Мадонна — Мадонна Луиза Чикконе). Что касается никнеймов, рассматриваемый признак чаще всего строится на ассоциативных связях, которые являются внутренней реакцией на слово-стимул (Fire — Илья, m@lina — Мария Князева). Когда коммуникант в чате ищет себе собеседников, то в первую очередь он обращает внимание на первичную информацию будущего собеседника, т.е. на никнейм, и лишь затем обращается к вторичной информации — фамилия, имя, отчество, пол, возраст, город и другие данные. Стоит учитывать фонетико-графические особенности, которые придают виртуальному имени эмоциональность, забавность, карнавальность, кокетство, например, @@-(Kr@s@vCHiK)-@@ (без имени), анюта:-*(анюта+смайл «поцелуй»), «@леськ@!» (алеся).

Среди изучаемых единиц ономастики, кроме того, наблюдается некоторая аффектиро-ванность (искусственность). Способ создания бессмысленных слов в качестве никнеймов — Nikitaki (таня) — требует расшифровки. Среди посетителей чатов немало тех, кто не задумывается, что означает их сетевое имя, главное, что оно есть. Так называемые новые лексические единицы никогда не будут зафиксированы в словарях, поскольку их смысл знает (или не знает) только тот, кто придумал его, например, AmunRa (Александр), Грувибузик (нет имени), Keitaro (Михаил).

Необходимо отметить и такой признак, как экспрессивность [18. С. 232], который придает выразительность и больше присутствует в никах, нежели в псевдонимах. Так, например: Демьян Бедный — псевдоним русского, советского писателя Ефима Алексеевича Придворова; ники ChudiC (Виталя), стерва (сниженный).

Таким образом, основное сходство никнеймов с псевдонимами основывается на признаках вымышленности имени, индивидуальной принадлежности, самоназывания и самоидентификации, мотивированности, искусственности, экспрессивности, а также ограниченности сферы употребления. Вместе с тем очевидны и определенные отличия никней-мов от собственно псевдонимов.

Возникновение ников связано с новым видом коммуникации (сети Интернет) и имеет целью не столько скрыть реальную информацию о себе, сколько позиционировать себя в виртуальном мире, подчеркнув личностные черты или создав определенный образ, чаще всего придуманный. Поэтому в никах необходимы замысловатость, вычурность, изюминка,

а в псевдонимах — в большей степени анонимность, тайность настоящего имени. Специфика использования и, следовательно, создания никнеймов связана с тем, что интернет-коммуникация позволяет установить не односторонний, а взаимный контакт коммуникантов. В этой связи в никнейме как слове-знаке прагматический компонент более эксплицирован, чем в псевдониме. Он выражает информацию о коммуниканте, стремящемся в первую очередь обратить на себя внимание, создать благоприятные условия для восприятия смыслового оттенка ника (если он присутствует). Рассматривая никнеймы как явление, смежное понятию «псевдонимы», следует подчеркнуть их специфику, обусловленную сферой использования в сети Интернет, представляющей особый вид коммуникативного пространства.

Таким образом, никнейм — новое явление в ономастике, появившееся в результате развития интернет-коммуникации. Оно обнаруживает структурно-семантические и функциональные сходства прежде всего с псевдонимами, а также с кличками и прозвищами. Однако несомненным является и особый статус этих языковых единиц, выражающийся в специфике их образовательных моделей и в исключительности контекста использования.

ЛИТЕРАТУРА

1. Арутюнян М. А. Антономасия как средство языковой номинации // Вестн. Моск. гос. обл. ун-та. 2010. № 2.

2. Башаева Б. Никнейм как явление ономастики: лексико-грамматическая характеристика. URL: http ://www.sugi-obninsk.ru/index.php? set=cont&id=60

3. Бедняков А.С., Матийченко А.С. Русский язык: учебное пособие для нерусских педучилищ. Ч. 1.: Лексика, фонетика и морфология. М., 1962.

4. Белоусова Е.А. Формирование айдентити современного пользователя Интернет: гендер, класс, раса. URL: http//vzar.net/forum/showthread.php?= 1241

5. Буланин Л.Л. Трудные вопросы морфологии. М., 1976.

6. Вальтер Х., Мокиенко В.М. Русские прозвища как объект лексикографии // Вопросы ономастики. 2005. № 2.

7. Вороничев О.Е. О взаимодействии собственных и нарицательных имен существительных // Русский язык в школе и дома. 2010. № 2.

8. Жичкина А.В. Социально-психологические аспекты общения в Интернете. URL: http://flogiston.ru/ articles/netpsy/refinf.html

9. Кушнир А. Чат как драма. URL: http://сетевая-литература.рф/teoriya/kushmr.html

10. Лопатин В.В. Как правильно? С большой буквы или с маленькой? Орфографический словарь. М., 2002.

11. Матвеев А.К. Апология имени // Вопросы ономастики. 2004. № 1.

12. Мочалкина К.С. Псевдонимы в системе современной русской антропонимии: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. Волгоград, 2004.

13. Подольская Н.В. Словарь русской ономастической терминологии. М., 1978.

14. Смольников С.Н. Актуальная и потенциальная русская антропонимия // Вопросы ономастики. 2005. № 2.

15. Ушакова Л.И. Современный русский язык. Морфология. Белгород, 1999.

16. Харитонова О.А. Ники как псевдонимы в виртуальном общении. URL: http://forum.setko.ru/view-topic.php?f=28&t=712

17. Холодных Г.В. Псевдоиздания: понятие, сущность, виды (на примере изданий на французском языке XVIII — начала XIX вв.): Автореф. дис. ... канд. филол. наук. М., 2007.

18. Цибизов К.С. Анонимность и экспрессивность как условия речевого поведения в чат-дискурсе // Изв. Рос. гос. пед. ун-та им. А.И.Герцена. 2009. № 97.

19. Fabre P. Les noms de personnes. Origine et évolution. Prénoms. Noms de famille. Surnoms. Pseudonymes. P., 1925.

20. Martin A. Le pseudonyme sur Internet, une nomination située au Carrefour de l'anonymat et de la sphère privée. P., 2006.