УДК 81’38

ББК 81.07

С 92

Схакумидова М.С.

«Маска» коммуникативного партнёра как риторическая проблема

(Рецензирована)

Аннотация:

В статье исследуется проблема речевого поведения человека, прибегающего к лжи, чтобы таким образом достичь своей цели. В задачи исследования входит рассмотрение типов людей-лжецов, носителей маски, и заострение внимания ученых на данном феномене. В итоге автор приходит к выводу о том, что успех коммуникативного акта зависит от речевого поведения его участников, от их личностных качеств.

Ключевые слова:

Эмоционально-экспрессивная интонация, вербальные и невербальные средства, патологический резонёр, детерминант, анклав, фасцина.

Skhakumidova M.S.

“Mask” of the communicative partner as a rhetorical problem

Abstract:

The paper investigates speech behaviour of the person applying to lie to reach the purpose. This study examines types of people - liars, mask carriers, and attracts scientists’ attention to this phenomenon. It is inferred that the success of the communicative act depends on speech behaviour of participants and on their personal qualities.

Key words:

Emotionally - expressive intonation, verbal and nonverbal means, pathological reasoner, a determinant, an enclave, fascination.

В современном мире, взрывающемся от противоречий и агрессии, когда вопросы налаживания взаимоотношений между государствами, между широкими и узкими сообществами, между отдельными людьми приобретают особую остроту, проблема речевого поведения человека-обманщика, носителя маски, становится одной из главнейших в риторической науке [1: 56].

Проблема не нова, ей уделялось большое внимание еще в античном мире, когда риторика оформлялась как область деятельности и как наука. Важнейшими критериями коммуникативного кодекса в те времена признавались критерий истинности (верность действительности) и критерий искренности (верность себе). Одним из отличительных признаков истинной философии, подлинного философа и оратора, по Сократу, является признание единства знания и добродетели. «... всякое знание, отделенное от справедливости и другой добродетели, представляется плутовством, а не мудростью», - восклицал великий философ-оратор [1: 56].

Сегодня лжецов - носителей маски - большое многообразие. Мы остановимся лишь на тех из них, кто может претендовать на определенную типологизацию.

Масками у лгущего коммуникативно-речевого партнера могут служить: интонация, мимика, шутка, смех и улыбка, лесть и подобострастие, серьезное, умное и строгое выражение лица, твердый и упорный взгляд и другие. Палитра их выражения весьма разнообразна. Соответственно, можно выделить категории людей - носителей маски.

К первой категории можно отнести индивидов с постоянной доброжелательновесёлой интонацией в типичных ситуациях. У них маска хорошо отработана, отрепетирована. Распознается данный индивид в неожиданных (особенно экстремальных) жизненных обстоятельствах. Или маска выдает говорящего по истечении долгого времени

в опыте общающихся. Иногда носитель данной маски не выдает себя десятилетиями, окружающие принимают эту маску за истинную суть человека.

Привлекает к себе данный человек окружающих интересными, увлекательными рассказами, тембром голоса, выразительностью речи, обаянием, безусловно, прежде всего, хорошей интонацией, шуткой, юмором. Человек, относящийся к данной категории, отличается большой дозой пафоса, у него постоянный эмоциональный подъем, он этим обаяет окружающих, легкостью общения притягивает к себе людей, которые воспринимают его как доброжелательного, искреннего человека. Он для многих желанный, очаровательный душечка. В него (в неё) влюбляется противоположный пол безотказно. Он может быть кумиром общества, десятилетиями вводить в заблуждение почти всех, исключая отдельных людей, знающих его суть.

Вторая категория — индивид с маской умного, глубокомысленного и серьезного человека. Он постоянно контролирует свои поступки, вырабатывает твёрдый имидж, приемлемый в обществе, прекрасный стиль поведения. Примером могут служить партийные функционеры в СССР, у которых была прекрасно отрепетированная мимика (глаза смотрят твёрдо, мышцы лица натянуты, ни тени улыбки, губы сжаты, никакого движения на лице). Походка, телодвижения также демонстрировали «весомость», «значительность» данного типа (медленная, размеренная походка, ровный корпус со слегка наклоненной головой, минимальные движения головой и руками). Даже одежда у партийной номенклатуры была весьма типичной (хорошо сшитый костюм, верхняя одежда тёмных тонов, тёмная дорогая шляпа).

Сейчас подобную маску носят высокопоставленные люди (и даже среднего уровня), чиновники всех мастей. Стиль поведения этих людей в нашей стране получил широкое распространение и передается как цепная реакция. Появилась большая армия спичрайтеров и имиджмейкеров, которые усердно работают на своих хозяев. Если внимательно присмотреться, можно заметить, как сходно речевое поведение некоторых наших должностных лиц, политиков (одинаковые глубокомысленные паузы, одинаковая манера выделять опорные слова с помощью логических ударений и эмоциональноэкспрессивной интонации и т.п.).

Данный тип маски широко распространен в обществе с начальной стадией развития капиталистического строя и со стойкими пережитками неудавшегося социализма. «Ложь и двуличие были характерны для всех революционных движений, начиная с 1789 года и до нашего времени», - пишет Г.П. Климов [2: 290]. В наше время обман и манипуляция сформировались как науки. Противостоять им одной честностью нереально, что доказывается тысячами исторических примеров [3: 28]. Сказанным объясняются многие факторы речевого поведения в современном обществе: нижестоящий чиновник делает

доброжелательно-подобострастное лицо при общении с верхними чинами, проявляет усердие, готовность служить хозяину, использует восхваляющую эмоциональноэкспрессивную лексику (слова согласия, одобрения, похвалы).

Отметим, что носителей маски в нашем обществе становится все больше, поэтому нередко коммуникативный акт (КА), казалось бы состоявшийся весьма удачно, на поверку оказывается с нулевым результатом: он «пустой», ничего не дает коммуникантам. История знает немало случаев «коллективного заблуждения» (термин наш) носителей масок и одиночек-изгоев, правдолюбов, бывших объективными и не поступившихся своей совестью. Естественно, он не вписывается в тот сценарий, который принят большинством, не принимает условия игры и выталкивается из речевого общения либо вступает в конфликт с остальным содружеством. Происходит это примерно так. На совещании (совете, заседании) коллектива в решении вопроса единодушны все присутствующие. Против выступает один человек, категорически отрицающий общепринятое мнение. Коллектив ополчается против него, всячески осуждая его, при этом некоторые не стесняются в выражениях. Проходит время, и оказывается, что ОН (человек без маски) был прав.

Названные типы масок-лжецов — это хорошо говорящие люди, знающие язык и владеющие речевыми приёмами, что нередко препятствует их распознанию слушающими. Они владеют искусством речи, не только нормами языка, его единицами и средствами: у них хорошо поставленный ораторский голос (достаточный широтный и высотный диапазон), ясность и твёрдость произношения (обычно хорошая дикция). Держат себя уверенно, пафосно и, пожалуй, владеют фасцинативными приёмами [4: 119].

Можно утверждать, пользуясь метафорическим языком, что у лжецов - носителей маски хорошо «отработана» лицевая сторона, но изнанка безобразна. Эти люди превосходно преподносят себя в обществе, публично умеют держать себя в соответствии с нормами этикета, чем привлекают к себе восторженные взгляды окружающих, вызывая у них доверие, симпатию, расположение. Великий офтальмолог В. Фёдоров повторял, что существует масса высокообразованных людей с нулевой нравственностью. Известный доктор, безусловно, умел наблюдать, знал людей и не был равнодушен к их судьбам.

По мнению крупного учёного-психолога и врача-психиатра Пола Экмана, носителей маски-лжецов можно распознать по некоторым параметрам, т.к. существуют определённые утечки информации. Основными из них он считает: 1) микровыражения; 2) смазанные выражения; 3) признаки эмоций, зависящие от трудно управляемых мышц лица; 4) глаза (направление взгляда, внешние изменения, общее впечатление от глаз); 5) слёзы - результат действия высшей нервной системы; 6) румянец (покраснение), испарина, бледность и другие. (Данный вопрос не входил в задачи нашего исследования) [1: 102]. Однако существует мнение, что некоторые из названных параметров могут быть показателями и других признаков человека, таких как застенчивость, психологическая подавленность и др. [4: 34].

Выводы и вопросы, возникающие в связи с данной проблемой.

1. Носителями маски являются люди, категорически не желающие или не умеющие «услышать», «понять», «принять» чужое мнение. Это, безусловно, человеческий фактор, который необходимо рассматривать в этическом, психологическом и даже психическом аспектах.

2. Вероятно, это люди, не владеющие - по причине генетического кода или недостатка педагогического воспитания и уровня образования - элементарной культурой и речевым этикетом.

3. В типичных ситуациях индивиду-носителю маски не надо делать усилий скрыть обман: у него этот стереотип хорошо отработан.

4. Вопрос о приёмах, средствах, которыми пользуется носитель маски, представляет особый научный интерес. Главными из них, по нашим наблюдениям (эмпирическому анализу мы придаем огромное значение), являются: деланное выражение лица, искусственная улыбка, разнообразные тембральные окраски голоса, соответствующие целевой установке вербальные и невербальные средства.

5. Вопрос о том, какого носителя маски можно считать патологическим резонёром, остаётся открытым [5: 136].

6. Возникает вопрос о социальной основе масок. Есть искушение объяснить их существующим разнообразием характеров, интересов, целей, преследуемых ими. Однако эти факторы не являются глубинными. Основным детерминантом их появления является большое разнообразие культур, субкультур, анклавных культур и другие факторы.

Примечания:

1. Экман Пол. Психология лжи. Лондон; СПб., 1999.

2. Климов Г.П. Протоколы советских мудрецов. Краснодар, 2001.

3. Проект Россия. Выбор пути. Вторая книга. М., 2007.

4. Зимбардо Ф. Застенчивость. М., 1991.

5. Богданов Н. Тайные коды тела. М., 2007.

References:

1. Ecman Paul. Psychology of lie. London; SPb., 1999.

2. Klimov G.P. Report of the Soviet wise men. Krasnodar, 2001.

3. The project “Russia”. A choice of the way. The second book. M., 2007.

4. Zimbardo F. Shyness. M., 1991.

5. Bogdanov N. Secret codes of a body. M., 2007.