УДК 811.161.1(09)

ЛОМОНОСОВ КАК ЛИНГВИСТ-РЕФОРМАТОР Е.А.ЦЫПАНОВ

Институт языка, литературы и истории Коми НЦ УрО РАН, г.Сыктывкар

tsypanov@mail.komisc.ru

Рассматривается суть миссии М.В.Ломоносова как создателя основ современного русского литературного языка, на широком общественно-историческом фоне подчеркивается осознанная необходимость создания ученым «Российской грамматики» и других трудов по русской филологии.

Ключевые слова: языкознание, история изучения русского языка, вклад М.В.Ломоносова

E.A.TSYPANOV. LOMONOSOV AS THE LINGUIST-REFORMER

The essence of Lomonosov's mission as founder of the bases of modern Russian literary language is considered, on a wide socio-historical background the stress is laid on the realized necessity of creation by the scientist of "the Russian grammar" and other works on Russian philology.

Key words: linguistics, history of studying the Russ ian language, the contribution of M.V.Lomonosov

Изучение русского языка хотя и было для М.В.Ломоносова деятельностью побочной, не основной, тем не менее, с точки зрения его гражданских, общественных взглядов она была очень важной сферой его интересов. Всего в разной степени он знал восемь языков, переводил с латинского, немецкого, французского. Естественно, с детства он знал родной диалект, впоследствии им же названный поморским. Первоначальные знания по церковнославянскому языку, тогда культурному, официальному языку Российской Империи, он получил от крестьянина-земляка Федора Шубина, начав читать все имеющиеся в округе книги духовного содержания. Далее в Славяно-греко-латинской академии (Заиконоспасской школе) Ломоносов углубил изучение древнерусских писаний и активно изучал латинский язык, в чем преуспел: уже тогда переводил стихи древнеримских писателей. Тогда же самостоятельно изучал греческий язык. Перед отправкой в Германию с конца 1735 г. ученый начал учить немецкий язык, который раньше не знал совсем. Через десять месяцев он уже посылает письмо Президенту Российской академии наук И.-А.Кор-фу на немецком языке. В Германии молодой исследователь самостоятельно досконально изучил французский язык и начал изучать еврейский. Кроме того, от учителей, выходцев с Украины, он постиг тонкости украинского языка или, по словам самого Михаила Васильевича, малороссийского диалекта. Он не только учил языки для практического применения (читать, понимать научную литературу), но и много переводил на русский язык из поэзии, философии, риторики, анализировал выразительные и стилистические возможности языков. Живя в Германии, М.В.Ломоносов видел силу еди-

ного литературного немецкого языка, тонкость и изящество французского, читал высокохудожественные произведения на этих языках, естественно, проецируя свой языковой опыт на российские реалии. Здесь логично будет дать необходимые сведения о языковой и культурной ситуации, сложившейся к середине XVIII в. в России. Как правило, в исторических трудах такие «малозначительные» темы не освещаются, а отдается приоритет описанию лиц, дат, событий, скандальных фактов и т.п.

Российская элита уже семь веков до Ломоносова была двуязычна, вернее диглоссна. Здесь необходимо объяснить суть явления диглоссии. Диглоссия - это особый вид культурного двуязычия или билингвизма, когда одновременно функционируют два языка, но в разных сферах общественной жизни. В случае с Русью-Россией это церковнославянский (по происхождению это южнославянский) и русский (по происхождению восточнославянский) [1]. Церковнославянский обладал статусом престижного и употреблялся в «высоких» (небытовых) сферах: в церкви, книжно-письменной традиции, государственных документах и образовании, науке), а русский язык имел статус непрестижного языка и использовался главным образом в повседневном бытовом общении, фольклоре, низких письменных жанрах (объявления, договоры, записки). Русский язык был практически наддиалектным койне, который не имел никакого официального статуса и не преподавался в школах. На бытовом уровне элита его считала мужицко-купеческим, неотесанным, грубым и невыразительным языком. Иностранцы, бывавшие в империи, отмечали, что в России разговаривать надо по-русски, а писать -по-словенски. Письменный язык той эпохи пред-

ставляла собой мешанину из церковнославянских, простонародных, диалектных элементов, в лексике было избыточное количество заимствований, вульгаризмов, архаизмов, научная и специальная терминология практически отсутствовала. Кстати, нечто напоминающее тогдашний русский язык представляют собой литературные тексты нынешнего русского языка и особенно язык общения в Интернете. М.К.Каракулова выделяет следующие инновационные тенденции в современном русском литературном языке: демократизация (сближение с разговорным узусом), вульгаризация (активизация низких стилей), варваризация (излишнее употребление англицизмов), дискодификация и антиорфография (языковая вольница в устной речи и Интернете), карнавализация (преобладание смехового начала в ситуациях общения) [2]. Таким образом, история как бы возвращается.

В Петровскую эпоху языковая ситуация еще более усложнилась: образованные представители элиты стали многоязычными, через открытое Петром I окно в Европу быстро распространилось знание иностранных языков, немецкого, французского или голландского и как его следствие обильное и бессистемное распространение заимствований из западноевропейских языков. Многие представители элиты в интимных сферах (внутрисемейное общение, флирт на балах, чтение художественной литературы, личная переписка и т.п.) стали переходить на нерусские языки, что стало затем обычным явлением вплоть до середины XIX в. В то же время авторитет разговорного русского языка был очень низким, что хорошо видно, например, из произведений Пушкина, Толстого и других авторов. К примеру, Татьяна Ларина пишет письмо Евгению Онегину, естественно по-французски.

Шаг в сторону. Для иллюстрации вышесказанного можно привести два примера из времен Отечественной войны 1812 г. Известный общественный деятель Сергей Глинка во время войны издавал ультрапатриотический журнал «Русский вестник» и переписывался с друзьями по поводу материалов журнала. Мельком он заметил: «Мы переписывались по-французски». Будущий декабрист Никита Муравьев шестнадцатилетним юношей в порыве патриотических чувств без разрешения матери бежал в армию и был пойман крестьянами в подозрении в шпионаже, т.к. плохо говорил по-русски и сильным французским акцентом [1].

Какую же миссию выполнил М.В.Ломоносов в отношении русского языка и шире культуры? Об этом говорят названия его языковедческих работ:

• Краткое руководство к риторике (1743);

• Риторика (1748);

• Российская грамматика (1755).

Все его филологические труды сведены в один том полного собрания сочинений [3].

М.В.Ломоносов волевым методом ввел в Академию наук актуальнейшее тогда филологическое направление, изучение русского языка и составление современных словарей.

Главный труд его как лингвиста - составленная им «Российская грамматика». Кратко говоря,

грамматика М.В.Ломоносова явилась первой полной научной нормативной грамматикой русского языка, заложившей основы современному русскому языку. М.В.Ломоносов своей «Российской грамматикой» ясно определил основы и нормы языка -звукового состава и произношения, правописания, и самое главное, грамматики (учение о частях речи). Опирался он в своей работе на московское наречие русского языка. Напомним, что ученый выделял в русском языке три наречия (группы диалектов): северное (поморское), московское и малороссийское (украинское). Михаил Васильевич осознавал значение диалектной базы литературного языка как центрального диалекта, языка географического, экономического и политического центра растущей империи, по этому поводу замечая: «Московское наречие не только для важности столичного города, но и для своей отменной красоты прочим справедливо предпочитается». М.В.Ломоносов в реальности узаконил статус «простого российского языка» и установил полную самостоятельность его от церковнославянского. Эта работа была настолько востребована обществом, что с конца 50-х гг. и до конца 80-х гг. XVIII в. она переиздавалась Академией наук пять раз и один раз на немецком языке в 1764 г. Подробнее об этом см. монографию В.Н.Макеевой [4].

М.В.Ломоносов впервые разработал далее стилистическую систему русского языка, известную теорию трех штилей: высокого, среднего и низшего. Поэзия для М.В.Ломоносова была делом практическим и служила для выражения прогрессивных стремлений в развитии российского общества. Прежде всего поэт хотел продемонстрировать большие возможности и красоту русского языка в изящной литературе в совершенно различных стилях: в одах в высоком стиле, в сатирических произведениях в низшем. В последнем случае речь идет об известном стихотворении «Гимн бороде» (1757), где автор саркастически высмеивает всю косность, реакционность, отсталость тогдашней элиты российского общества. Русский язык как объект реформации, систематизации и кодификации М.В.Ломоносов представлял в своих творениях: научных трудах, публичных лекциях, трактатах и стихотворениях, в незаконченной поэме «Петр Великий», которую автор писал уже на склоне лет и которая задумывалась как русский национальный эпос. Далеко не каждый вспомнит имена русских писателей времен Ломоносова, например, Кантемира, Тре-диаковского. А вот после Ломоносова появились первые общенациональные русские классики Фонвизин, Карамзин, Державин, а затем и мировые классики Пушкин, Лермонтов, Гоголь и др. Тем не менее, довольно часто встречаются и в настоящее время цитаты из его стихотворений, к примеру: Науки юношей питают, Отраду старым подают...

Всей своей деятельностью он боролся также за расширение применения русского языка в сфере науки и высшего образования. Прежде всего, ученый стремился к тому, чтобы в стенах Академии наук зазвучал русский язык, чтобы там занимались также отечественной филологией. До прихода туда

Ломоносова никаких филологических проектов там не было, так как все филологи-профессора были приглашенными иностранцами. Русскими по национальности были лишь переводчики. Иностранцы не спешили заниматься ни русским языком, ни литературой. Красноречивый пример: профессор элоквенции З.-Т.Байер за 12 лет пребывания в России так и не изучил основной язык местного населения, т.е. русский [4]. Прежде всего, М.В.Ломоносов свои научные трактаты и труды писал по-русски, делая прецедент и подавая пример остальным ученым. В 1745 г. он хлопочет о высочайшем разрешении читать лекции на русском или российском (по терминологии того времени) языке, а затем уже в следующем году 20 июня впервые читает публичные лекции по физике, а далее по химии. В своих опубликованных трудах развивал также впервые научный стиль, терминологию, закладывал основы научного изложения. Естественным в этом отношении является его стремление основать Московский университет в целях полноценной подготовки специалистов в самой России и учить будущих высококвалифицированных специалистов на русском языке.

М.В.Ломоносов хорошо знал историю России и понимал, что растущая империя объединяет и многие нерусские народы и языки. Хотя до изучения финно-угорских языков у него руки не дошли, он ясно представлял понятия единства финно-угорских народов в прошлом и родства в настоящем. Ученый в своем труде «Древняя Российская история от начала российского народа до кончины великого князя Ярослава Первого, или до 1054 года» писал следующее: «Ливония, Естляндия, Ин-грия, Финния, Карелия, Лаппония, Пермия, чере-

миса, мордва, вотяки, зыряне говорят языками, немало сходными между собой, которые хотя и во многом разнятся, однако довольно показывают происхождение свое от одного начала. Сверх того, сильная земля Венгерская хотя от здешних чудских областей отделена великими славенски-ми государствами, то есть Россиею и Польшою, однако не должно сомневаться о единоплеменст-ве её жителей с чудью, рассудив одно только сходство их языка с чудскими диалектами. Представив чудской народ в нынешнем его рассеянном состоянии и по большей части у других держав в подданстве, помыслить можно, что в соединении бывал некогда силён на свете» [5, 21-22]. Его «Российская грамматика» послужила образцом при написании многих грамматик тюркских и финно-угорских языков в XVШ-XIX вв. Таким образом, филологическая деятельность М.В.Ломоносова дала большой импульс не только изучению русского языка, но и многих других языков российской державы.

Литература

1. Мечковская Н.Б. Общее языкознание: Структурная и социальная типология языков. М., 2001. 312 с.

2. Каракулова М.К. Русский язык в условиях глобализации. Глазов, 2010. 164 с.

3. Ломоносов М.В. Полное собрание сочинений: в 10 т. Т. 7. М.-Л., 1952.

4. Макеева В.Н. История создания «Российской грамматики» М.В.Ломоносова. М.-Л., 1961. 173 с.

5. Цыпанов Е.А. Финно-угорские языки: сравнительный обзор. Сыктывкар, 2009. 288 с.