ББК 821.6

Н. И. Дорохова

ЛИНГВОСЕМИОТИКА ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ АНГЛОСАКСОВ В ПРОСТРАНСТВЕ ЖИЛОГО ХАБИТАТА

Введение

В настоящее время в лингвистике крепнет исследовательский интерес к диахронической динамике трансформации знаков повседневности в коммуникации разнообразных этнических объединений. Семиозис жизни и быта этносов, становление и развитие их институциональных, социальных, сакральных и прочих отношений в ракурсе их рефлексии в языковых и неязыковых знаках сегодня изучен весьма слабо.

Начало исследовательскому процессу положено учеными-германистами, объектом интереса которых является динамика семиозиса повседневности англосаксонского этноса (У-Х11 вв.). Нам известно небольшое количество работ, посвященных данной тематике: феномен повседневности, понимаемый как ритуализованный уклад жизни и быта отдельного этноса, многочисленные проявления которых рефлектированы в его лингвокультуре в виде конгломерата знаков, динамически меняющихся в ходе истории данного этноса, исследовался в работах Т. Н. Астафуровой и А. В. Олянича [1], Е. Г. Бруновой [2], М. М. Горелова [3], М. и Ч. Квеннеллов [4], М. Г. Муравьевой [5], М. В. Никитина [6], Е. А. Самохиной [7], И. Ф. Янушкевич [8] и др.

В то же время в указанных работах нет подробного описания лингвосемиотики англосаксонского жилища в динамическом аспекте: не исследовались изменения в языковой рефлексии знаков жилья и хабитата англосаксов; не описывались языковые номинации англосаксонского дома и окружающего его пространства. В задачи настоящей статьи входит восполнение возникшего пробела: нами будут рассмотрены номинации англосаксонского хабитата, рефлектирующие повседневную жизнь англосаксов в динамике их социальной и бытовой истории.

Таким образом, ясна основная задача нашего исследования: осуществить лингвосемиотическое описание номинативной системы жилища англосаксов У-Х11 вв., представить лингвокультурологический анализ исторических изменений в повседневной жизни англосаксов, связанной со строительством, обустройством и совершенствованием территории проживания и детерминированной социальной дифференциацией англосаксонского общества в обозначенный исторический период.

Для реализации этой задачи применяются следующие методы:

- описательный (наблюдение, интерпретация и обобщение);

- метод интроспекции и ретроспекции;

- концептуальный анализ для выявления и изучения концептосферы «быт» англосаксонской лингвокультуры;

- семиотический анализ, позволяющий выявить свойства и параметры лингвосемиотического пространства жилища в англосаксонской лингвокультуре;

- семасиологический анализ для верификации понятийного пространства исследуемого феномена повседневности англосаксонского этноса рассматриваемого периода;

- компонентный анализ для уточнения семантической структуры словесных знаков жилища и направления ее динамического изменения;

- этимологический анализ текстов для изучения истории формирования концептов, входящих в концептосферу «быт»;

- количественный анализ для статистической верификации получаемых лингвосемиотических данных.

Вначале будут рассмотрены исторические предпосылки развития англосаксонского хабитата, затем мы перейдем к описанию языковых знаков, номинирующих устройство англосаксонского жилища и пространства вокруг него; в заключении будут подведены итоги и сделаны выводы относительно результатов исследования.

1. Исторический аспект развития англосаксонского хабитата

Англосаксонские поселения возникли по принципу проживания клана (семьи). М. и Ч. Квеннелы, одни из самых последовательных исследователей повседневной жизни англосаксов, констатируют: «Тацит, знавший этот народ [имеются в виду древние германцы, к которым относились и англосаксы - Н. Д.], писал: «Селятся же германцы каждый отдельно и сам по себе, где кому приглянулись родник, поляна или дубрава», что до сих пор присуще англичанам; у них нет особой гражданской гордости, но они любят свою страну. Тацит, конечно же, не имел в виду одиноких людей, живших сами по себе или даже отдельными семьями, как сейчас, в смешных маленьких домиках в пригородах» [4].

Во времена англосаксов семьи, которые жили вместе, походили на клан или племя. Беда Достопочтенный всегда говорит не о численности жителей и провинции, а о количестве семей. Он рисует также интересную картину семейных традиций, сообщая следующие сведения об одной семье: «Эрик или Эск (или Эоза), от которого короли Кента звались Эскингами ... сын Ти-тила, сын Уффы, по имени которого короли восточных англов зовутся Уффингами ... короли в первую очередь были вождями ... у тех древних саксов не было короля, но было несколько вождей, управлявших своим народом; и когда начиналась какая-нибудь война, они бросали жребий, и за тем, на кого он пал, следовали и повиновались во время войны; но как только война заканчивалась, все вожди вновь получали равную власть» [9].

Эти же исследователи отмечают, что из этих небольших поселений выросли английские деревни: вождь строил свой холл (номинация hall), вокруг которого вырастали хижины его сторонников и жилища для женщин. В каждой деревне имелось особое место для собраний (номинация Moot Hill), где проходили судилища (номинация doom) и в центре которого располагался источник воды. Все перечисленные строения окружались рвом и насыпью с частоколом наверху. К ним примыкали общинные поля, заканчивавшиеся возле рубежа, при подходе к которому чужак должен был протрубить в свой рог, иначе ему грозила смерть. Свободный человек был фригольдером (держателем) части земли; в отрядах воинов, приплывших в Англию, сначала было немного рабов, но позже захваченных в плен бриттов обратили в рабство. И по мере того, как англосаксы все более обустраивались на этих землях, вожди становились королями, некоторые люди возвышались, а остальные становились рабами.

В Книге Страшного суда, завершенной в 1086 г., упоминаются приходы времен Эдуарда Исповедника, которые до сих пор сохранились и берут свое начало еще в описываемые времена. Холл превращался в замок вождя, а с приходом христианства и крещением вождя в пределах замка возводилась часовня, позднее исполнявшая функции приходской церкви. Достопочтенный Беда упоминает и гостиницу, обязательно была и мельница, чтобы молоть зерно. Подобная система сельского хозяйства предположительно оставалась преобладающей в Англии вплоть до XVIII в., когда огораживание общинных земель нанесло ей смертельный удар [10].

Холл вождя просуществовал вплоть до времен королевы Елизаветы I как основное помещение в доме: здесь собирались все домашние для приема пищи и увеселений. Даже сегодня большие дома в деревне часто называют холлами. Коттеджи кухни, которые сначала были отдельными зданиями, постепенно присоединялись к холлу, а в XIV-XV вв. окончательно соединились под одной крышей, и, таким образом, английское жилище обрело свою современную форму. В англосаксонском эпосе «Беовульф» обнаруживается описание древнего холла: Бео-вульф, конунг гаутов (остров Готланд в Балтийском море), прибыл в Данию, чтобы навестить Хродгара, который построил Мид Холл (Медовый Зал), названный Хеоротом, выполнявший функции жилища для слуг. Этот холл отличался высотой и шириной фронтонов, был украшен золотом, а дверь закрывалась на кованые засовы.

В моменты пиршеств и торжеств холл украшался златоткаными тканями; после пира люди вповалку валились спать прямо в холле. Как говорится в поэме, «Служат им ложами и подголовьями скамьи дощатые; щиты широкие стоят, блистая, у них в изголовьях; на главах виднеются высокие шлемы; и меч отменный у каждого воина был под рукою, и сбруя кольчатая. Таков обычай у них, всечасно готовых к сече: и в дальнем походе, и в доме отчем - везде, где опасность грозит владыке, стоит на страже дружина добрая!» [11].

Холл Хеорот был деревянным строением, больше напоминавшим огромный амбар. Отметим важную семиотическую особенность ранних англосаксонских холлов: место предводителя, вместо того чтобы находиться на рельефном возвышении, как это было в более поздних средневековых залах, расположено в центре северной части. Главного гостя сажали напротив - в юж-

ной стороне, где было окно. Женщины садились на поперечные скамьи в конце зала. Очаг располагался в центре. В «Хрониках» Достопочтенного Беды подробно излагается прием путешествующего, когда он приезжает в деревню и входит в дом, где пируют соседи: «Они долго сидели за ужином и много пили, в центре комнаты горел большой костер; случалось, что искры падали на крышу дома, покрытую соломой, которая загоралась» [10]. В сагах «Беовульфа» упоминается, что спальные комнаты располагались в других зданиях, обычно на втором этаже; туда приходилось подниматься по внешней лестнице.

Как свидетельствуют М. и Ч. Квеннелы, деревянный остов остается самой характерной чертой английского здания: «Обычный англичанин зачастую довольно искусно обращается с пилой и стамеской и может соорудить изумительный домик или амбар, и куда бы он ни отправлялся, он всегда придерживается строительной традиции, унаследованной им от англосаксонских предков. Современные строительные законы подавляют эту склонность к строительству в Англии, но в доминионах и в США англосаксонские предки оставили свой след в форме пристрастия к деревянному зодчеству» [4].

Жилища простых англосаксов в деревнях не претендовали на тот изыск, который все более становился характерным для жилища вождя, а затем и короля. Уже у римского историка Тацита обнаруживаем свидетельства этому. Характеризуя быт германцев и англосаксов, он утверждал, что эти народы «...не живут в городах и даже не терпят, чтобы их жилища примыкали вплотную друг к другу. Селятся же германцы каждый отдельно и сам по себе, где кому приглянулись родник, поляна или дубрава... Строят же они, не употреблял ни камня, ни черепицы; все, что им нужно, они сооружают из дерева, почти не отделывая его и не заботясь о внешнем виде строения и о том, чтобы на него приятно было смотреть. Впрочем, кое-какие места на нем они с большой тщательностью обмазывают землей, такой чистой и блестящей, что создается впечатление, будто оно расписано цветными узорами...» [9].

Типичный дом зажиточного англосакса характеризовался следующей семиотической структурой: в общих чертах он напоминал амбар и церковь одновременно; пара больших дверей выходила в пространство, похожее на неф церкви с приделами по бокам. В одном из приделов держали лошадей, в другом - коров, головами обращенных к центру, поскольку именно с этой стороны им давали корм. Сено и зерно хранились под крышей. Мужчины-слуги спали над одним приделом, женщины - над другим. Хозяин жил в помещении, напоминавшем трансепты церкви; там же разводился огонь, дым от которого наполнял все помещение и заглушал запах навоза. Имелись также дополнительные помещения для удобства и нужд всей семьи [4].

Англосаксонское жилище вождя или главы клана, его структура и расположение помещений представлены на рисунке-реконструкции (рис.): так, по данным археологии, выглядело жилое пространство англосаксов с V по XI в. вплоть до прихода норманнов, принесших свои семиотические предпочтения в организации жилища и хабитата.

Англосаксонское жилище вождя или главы клана, его структура и расположение помещений

Необходимость иметь крышу над головой всегда волновала человека; в течение всей истории англосаксов формировался особый тип кровли, особенно широко распространенный в Северной и Центральной Англии. Выбирался искривленный ствол дуба и распиливался на половинки; две части, называемые стропилами (номинация crucks), устанавливались с таким расчетом, чтобы они пересеклись наверху для подпорки конькового бруса, и соединялись с помощью анкерной балки, тем самым предотвращая расхождение стен.

Семиотическая динамика англосаксонского жилища состоит в изменении округлой формы жилища в прямоугольную. Так, хижина дубильщика в местечке Хай Фернесс дает представление о том, как именно происходили эти изменения. Две пары балок установлены в форме прямоугольника размерами 13 х 8 футов и наклонены друг к другу, поддерживая коньковый брус длиной в 4 фута. Низкие плетеные стены подпирают стропила, на которых размещена солома. В доме Типот Холл (Скривлсби, графство Линкольншир) стропила упираются в землю без каких-нибудь вертикальных внешних стен. Крыша, имевшая консольные балки в IV в., усовершенствовалась: к ней добавились подпорки к боковым приделам [3].

2. Лингвосемиотика повседневности хабитата англосаксонского вождя

Повседневность хабитата англосаксонского вождя и его семьи, челяди, воинов и приживалов может емко характеризоваться как «жизнь в длинных залах». Пространство центра жизнедеятельности дружины господина номинировано древнеанглийской номинацией heall. Длинный зал являлся сосредоточием всей социальной деятельности. В пределах его стен лорд и его тэны ели, пили, смаковали, спорили, а иногда и дрались.

На раскопках в Нортумбрии обнаружен королевский дворец одного из правителей Берники периода раннего христианства. Центральным строением являлся длинный зал. Внутри зала находилось большое открытое пространство с ямой для очага в центре. Длинные прямоугольные столы и скамьи (номинация medubenc) устанавливались для крупных пиршеств и удалялись, когда компания отправлялась ко сну - обычно в первые часы после полуночи. Временные перегородки или портьеры из ткани обеспечивали необходимое уединение. Знатные женщины со своей женской прислугой жили в отдельной части дома. Молодые воины (номинации hearthweru и geoguth) и знатные тэны, не состоящие в браке, жили в длинном зале. Воины-ветераны (номинация duguth), которые были женаты или кому была пожалована земля, жили либо в других строениях, либо в своих собственных поместьях.

Возле длинного зала находился уникальный «амфитеатр». Он состоял из ступенчатой насыпи, имеющей форму клина, имел сидячие места приблизительно на 120 человек и, вероятно, служил местом, с которого король Берники обращался к своим приверженцам. Вокруг длинного зала располагались постройки поменьше, предназначенные под складские помещения, дополнительное жилье и цехи, а также под места, которые, возможно, имели языческие религиозные функции. В пределах этого комплекса, являвшегося действующей столицей Берники, королевские тэны жили, кормились, развлекались, упражнялись и подготавливались к войне.

Подобная структура жилища вождя не менялась много веков: так, королевская усадьба X в. у Чеддера в Сомерсете, имеющая подобный жилищу вождя в Нортумбрии ряд строений, дополнена всего лишь каменной христианской часовней.

Обратимся теперь к репертуару лингвистических знаков древнеанглийского языка, рефлектирующих жизнь и быт англосаксов в обозначенный период истории этноса. В результате анализа древнеанглийского толкового словаря «A Concise Anglo-Saxon Dictionary» Дж. Р. Кларка Холла (365 180 словоупотреблений) [12] нами был извлечен ряд номинаций повседневной жизни этноса в пространстве хабитата. Нами были обнаружены и типологизированы следующие номинации:

- номинации поселений разных типов и конфигураций с разным количеством населения -большим [burg, f (byrg) a dwelling within a fortified enclosure, fort, castle; borough, walled town] и малым [burgtun, m (-es/-as) city; e9elsta9ol, m (-es/-sta6elas) settlement; ceaster, f (ceastre/ceastra) town; neawest, f (-e/-e), m (-es/-as) neighborhood; ^orp, m (-es/-as) farm; village; tun, m (-es/-as) farm, village, town; sta9ol, m (sta6les/sta6las) base, foundation, support; estate, farm];

- номинации локусов социализации жителей поселений [ceapstow, f (-e/-a) market-place, market; hof, n (-es/-u) temple, sanctuary];

- номинации собственно строений разного функционального предназначения [bold, n (-es/-) castle, temple; getimbre, n (-es/-u) building, structure; geweorc, n (-es/-) construction; fortification; haga, m (-n/-n) hedge; fortified enclosure; hus, n (-es/-) inn; inn, 1. n (-es/-) dwelling, apartment, lodging, house; mylen, m (-es/-as), f (-e/-a) mill; reced, n (-es/-), m (-es/-as) building, house, palace, hall; tur, m (-es/-as) tower, fortress; ^egnunghus, n (-es/-) a house in which an employment is carried on, a workshop; weardstow, f (-e/-a) watchtower; weorchus, n (-es/-) workshop];

- номинации жилища различных типов [castel, m (castles/castlas) castle, fort; ham, m (-es/-as) manor, estate; home, house; heall, f (-e/-a) hall, house; palace, temple; heord, m (-es/-as) hearth, fire; house, home; inhfred, m (-es/-as) family household, house; wfcstow, f (-e/-a) dwelling-place, residence];

- номинации помещений различных типов и функциональных предназначений в жилищах [cofa, m (-n/-n) closet, chamber; cycene, f (-an/-an) kitchen; feohgeard, m (-es/-as) cattle yard; s«l, n (-es/salu) room, hall; yppe, f (-an/-an) upper room, the upper part of a home, raised place];

- номинации структур и конструкций внутри помещений различных типов [duru, f (-a/-a) door, gate; eagduru, f (-a/-a) window; geat, n (-es/gatu) gate, door, opening; hod, m (-es/-as) hood; hrof, m (-es/-as) roof, ceiling; top; ingang, m (-es/-as) entrance, access; ofen, m (ofnes/ofnas) furnace; oven; ^wealpe, n (-es/-) bathroom];

- номинации пространства хабитата вокруг жилища [geard, m (-es/-as) yard, garden, court; hecge, f (-an/-an) enclosure, hedge; wiell, m (-es/-as) well; wyrttun, m (-es/-as) garden].

Е. А. Самохина, анализируя агрикультурную зону англосаксонской концептосферы Land, выделяет целый ряд номинаций, связанных с пространством хабитата англосакса-землепашца.

Это номинации:

- обработки земельного надела (plyg, m what a yoke of oxen could plough in a day, a plough land; plygesland, n ploughland; plyh, m what a yoke of oxen could plough in a day, a plough land, a plough);

- территории агрокультурной обработки (поле или его участок, т. е. «cer - field);

- садового участка (leactQn; leac -garden);

- пастбищ (лугов) для выпаса скота (m«d - medow);

- необработанной земли, приготовленной под вспашку (sulh«cer, m a strip of land for ploughing; sulhgang, m the land which can be gone over by one plough in a day, plough-gang) [7].

Агрикультурная зона англосаксонской концептосферы Land формируется также номинациями как собственно земледелия (вспашка феодальных земель - bеоnyr9, f ploughing required from a tenant); так и субъектов сельскохозяйственного труда, актуализированными в виде знаков-персоналий:

- пахаря и земледельца (номинации «cerceorl, m rustic, ploughman, farmer, field-churl; «cermann, m farmer, field-man; «htemann, m farmer, plough-man; serf; sulhhandla, m one who holds the handle of a plough, plough man; sulhh«bbere, m ploughman, one who holds a plough);

- пасечников, ухаживавших за пчелиным роем и ульями, собиравших для феодала мед (beoceorl, m bee-master, bee-keeper; beocere, m bee-keeper);

- пастухов и скотоводов, в чьи обязанности входили присмотр и кормление феодального стада (первоначальная общая номинация «hteswеоn, m swineherd who was a chattel on an estate, a cowherd, swineherd, who belongs to the property of his lord и позднее сформировавшиеся номинации по специализациям выращиваемых и выпасных животных, такие как inheord, f herd kept by the lord on his lands and belonging to him; m a drove-man, cattle-keeper; feohbеgenga, m cattle-keeper; gafolswеоn, m swine-herd who paid rent, or part of his stock, in kind for permission to feed his pigs on the land, tribute-swainhierde, m shepherd, herdsman; hierdecnapa, m shepherd boy; hierdekas adj without a shepherd; hierdemann, m shepherd; h^perhyrde, m herdsman; h«gweard, m keeper of cattle in a common field; mеоlhyrde, m mule-keeper);

- хранителей амбаров (berebrytta, m, gebrot, m barn-keeper);

- обработчиков земельного надела при помощи бороны - egрe, готовивших землю к севу (egpere, m harrower);

- мясников или обвальщиков как обработчиков туш забитых на бойне животных (fl«scmangere, m, hrlperheawere, m butcher);

- садовников (eactQnweard, m, leacweard, m gardener);

- косарей (m«dmann, m, m«pere, m, m«pre, m, sнеоberend, m mower), заготавливавших сено для скота;

- сборщиков урожая (^pemann, m reaper);

- сеятелей (s9wend, m, s9were, m, s«dere, m sower) [7].

Внутреннее пространство англосаксонского жилища репрезентировано целым рядом соответствующих номинаций:

- мебели [bedd, n (-es/-) bed, couch; beod, m (-es/-as) table; bowl, dish; leohtfet, n (-es/-fatu) lantern, torch, lamp; scylfe, f (-an/-an) shelf; setl, n (-es/-) seat, throne; tabule, f (-an/-an) table; writing tablet; yddisc, n (-es/-) furniture];

- утвари и предметов быта [beod, m (-es/-as) bowl, dish; belg, m (-es/-as) bag; purse, leathern bottle; cypa, m (-n/-n), also cype f (-n/-n) vessel, basket; candelweoce, f (-an/-an) candle-wick, torch; canne, f (-an/-an) can, cup; cni'f, m (-es/-as) knife; disc, m (-es/-as) dish, plate, bowl; fet, n (-es/fatu)

vat, vessel, jar, cup; f«tels, m (-es/-as) vessel; bag, sack; fodor, n (-es/-) load, case, basket; handcla9, m (-es/-as) towel; metefet, n (-es/-fatu) dish; orc, 1. m (-es/-as) pitcher, cup; pusa, m (-n/-n) bag, scrip; sacc, m (-es/-as) sack, bag; tigel, f (-e/-a) earthen vessel, crock, pot, brick];

- деталей интерьера [cla9, m (-es/-as) cloth; clothes, covering, sail; godwebb, n (-es/-) fine cloth, purple; handgesceaft, f (-e/-a) handiwork; hr^gl, n (-es/-) dress, clothing; cloth, sheet; li'n, n (-es/-) flax, linen, cloth, napkin; waghr^gel, n (-es/-) tapestry, vail];

- культовых сакральных предметов [cofgodas, m pl household gods];

- одежды [pad, f (-e/-a) covering, coat, cloak; scynn, n (-es/-) skin, fur; scyrte, f (-an/-an) skirt; w«d, f (-e/-e) robe, dress, clothing; brydes ~e wedding garment; w«fels, m (-es/-as) covering, mantle, cloak, dress, clothing, garment].

Кроме того, на равных правах с жильцами в англосаксонском хабитате зафиксированы номинации домашних животных, проживавших вместе с хозяевами и удовлетворявших потребности англосаксов-земледельцев [blanca, m (-n/-n) (white) horse; cu, f (cy/cy) cow; feoh, n (feos/-) cattle, herd; gos, f (ges/ges) goose (gen sing ges, gose; dat sing ges; nom/acc pl ges; gen pl gosa; datpl gosum); hors, n (-es/-) horse; orf, n (-es/-) cattle, livestock; oxa, m (-n/-n) ox; nom/acc pl also exen, rexen; dat pl oxnum, oxum; pawa, m (-n/-n) peacock, peahen; ry99a m (-n/-n) a species of dog, mastiff; wicg, n (-es/-) horse]. Зафиксирована также возможность англосаксов к передвижению при помощи лошадей и быков (номинация повозки - wegu, f (-e/-a) vehicle).

Наконец, в пространстве англосаксонского хабитата зафиксированы лингвистические знаки-персоналии внутриклановых (семейных) отношений [hearra, m (-n/-n) lord, master; hired, m (hirdes/hirdas) family; brotherhood; husbonda, m (-n/-n) householder, master of a house (husband); husbonde, f (-an/-an) mistress of a house; hйshlaford, m (-es/-as) master of the house; landhlaford, m (-es/-as) lord of a country, lord of a manor, landlord] и отношений добрососедства [neahgeb^, m (-es/-) neighbor].

Заключение

Итак, историко-лингвосемиотическое изучение пространственного хабитата англосаксонского социума как элемента феномена повседневности дало нам возможность сделать следующий вывод: пространство хабитата англосаксонского этноса в ранний период его истории вплоть до пришествия норманнов в XI столетии на Британские острова, имело весьма разветвленную семиотику, что зафиксировано в обширном репертуаре лингвистических знаков (номинаций), рефлектирующих жилища различных типов, их устройство, функциональное предназначение, а также пространство вокруг жилища. В номинативный репертуар, репрезентированный лексемами древнеанглийского языка, вошли также предметы повседневного быта англосаксов, места их социализации и отправления религиозных ритуалов, животные, удовлетворявшие витальные потребности социума того времени. Кроме того, зафиксированы знаки-персоналии, рефлектировавшие внутриклановые (семейные) отношения и отношения добрососедства.

В перспективы дальнейшего изучения входит исследование динамики расширения номинативного репертуара феномена повседневности англосаксов с приходом норманнов и становления государственности с объединением разрозненных англосаксонских королевств в единую институциональную административную структуру. В дальнейшей серии публикаций нами предполагается:

- выявить системообразующие функции и лингвопрагматические параметры концепто-сферы «быт» в лингвосемиотической картине мира англосаксов V-XVI вв.;

- выявить и описать лингвосемиотические характеристики повседневной жизни англосаксонского этноса V-XVI вв.;

- выделить и исследовать трансформационные тенденции в формировании системы номинаций жилища в донорманнский, норманнский и посленорманнский периоды истории англосаксонского этноса на фоне социального неравенства.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Астафурова Т. Н., Олянич А. В. Типология и классификация институциональных номинаций в англосаксонской лингвокультуре // Homo institutius - Человек институциональный / под ред. О. В. Инша-кова. - Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2005. - 854 с.

2. Брунова Е. Г. Архаичные пространственные отношения в англосаксонской языковой модели мира: автореф. дис. ... д-ра филол. наук. - М., 2007. - 42 с.

3. Горелов М. М. Датское и нормандское завоевания Англии в Х! веке: сравнительный анализ: автореф. дис. ... канд. ист. наук. - М., 2000. - 21 с.

4. Квеннел М., Квеннел Ч. Г. Б. Повседневная жизнь в Англии во времена англосаксов, викингов и норманнов. - СПб.: Евразия, 2002. - 381 с.

5. Муравьева М. Г. Марджори и Чарльз Квеннелы: у истоков истории повседневности // Квеннел М., Квеннел Ч. Г. Б. Повседневная жизнь в Англии во времена англосаксов, викингов и норманнов. -СПб.: Евразия, 2002. - С. 3-27.

6. Никитин М. В. Предел семиотики // Вопросы языкознания. - 1997. - № 1. - С. 3-14.

7. Самохина Е. А. Репрезентация концептосферы «LAND» в английской лингвокультуре: дис. ... канд. филол наук. - Волгоград, 2010. - 280 с.

8. Янушкевич И. Ф. Лингвосемиотика англосаксонской культуры: дис. ... д-ра филол. наук. - Волгоград, 2009. - 494 с.

9. Тацит К. О происхождении германцев и местоположении Германии [Электронный ресурс]. URL: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/tacit/htm (дата обращения 08.10.2010).

10. Bede (673-735): Ecclesiastical History of the English Nation. Book III // [Электронный ресурс]. URL: http: // www.fordham.edu/halsall/basis/bede/book-3.html.

11. Beowulf / transl. by Francis B. Gummere [Электронный ресурс]. URL:

http://www.fordham.edu/halsall/sbook.html.

12. Hall J. R. C. A Concise Anglo-Saxon Dictionary. - Toronto: University of Toronto Press, 1991. - 482 р.

Статья поступила в редакцию 29.10.2010

LINGUA-SEMIOTICS OF ANGLO-SAXON EVERYDAY LIFE WITHIN THE SPACE OF LIVING HABITAT

N. I. Dorokhova

The article covers the problem of description of the dynamical change in everyday life of an Anglo-Saxon ethnos in V-XII centuries. The phenomenon of everyday life is considered as the ritualized way of living and being of a certain ethnos that is reflected in its linguaculture as a cluster of signs that dynamically change in the ethnos’ course of history. A lingua-semiotic description of an Anglo-Saxon everyday habitat’s nominative system has been initiated. Lingua-cultural analysis of historical change in everyday life of Anglo-Saxon ethnos concerning construction and living territory perfection and determined by social differentiation of an Anglo-Saxon society within the depicted historical frames is given.

Key words: lingua-semiotics, sign, diachrony, ethnos, nomination, habitat, everyday life.