И. И. Садовникова

ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА НАЗВАНИЙ РАСТЕНИЙ

В ЭВЕНСКОМ ЯЗЫКЕ

Работа представлена сектором эвенской филологии Института проблем малочисленных народов Севера СО РАН.

Научный руководитель - доктор филологических наук, академик В. А. Роббек

Автор в статье дает анализ лексико-семантической структуры названий растений в эвенском языке. Изучение лексики, связанной с конкретной областью, приобретает важное научно-теоретическое и практическое значение, так как необходимость исследования лексики растительного мира в эвенском языке вызвана также и тем, что многие термины, связанные с растительным миром, отсутствуют в нормативных и терминологических словарях. А это способствует либо исчезновению отдельных слов, либо вытеснению их из эвенского языка соответствующими заимствованиями.

Фактический материал, собранный автором, может быть полезен при составлении переводных и толковых, терминологических словарей эвенского языка, также терминология, относящаяся к растительному миру, может вызвать значительный интерес и у специалистов других дисциплин (ботаники, зоологии, сельского хозяйства, этнографии, истории).

Ключевые слова: лексика, язык, структура, семантика, эвенский.

In this article, the author analyzes lexical and semantic structure of the names of plants in the Ëven language. Studying of the vocabulary connected with a particular area is of big scientific theoretical and practical importance since studying of the vocabulary of the vegetable kingdom in the Ëven language is much required also because many terms connected with the vegetable kingdom are absent in the normative and terminological dictionaries. It makes for the fact that separate words disappear or for the fact that separate words are forced out from the Ëven language by the appropriate loan-words.

The material collected by the author may be useful in compiling the explanatory, terminological dictionaries of the Ëven language. The terminology, related to the vegetable kingdom, may be of interest for the specialists of other disciplines (botany, zoology, agriculture, ethnography, history).

Key words: vocabulary, language, structure, semantics, Ëven.

Эвенская народная номенклатура, как и флористическая терминология любого другого языка, прошла длительный путь развития и содержит в себе всестороннюю характеристику своего объекта. Для растений, являющихся исконными или хорошо знакомыми местному населению, число названий и их разнообразие (разносторонность семантической характеристики таких растений) значительно больше, чем для малоизвестных1 .

Непрерывное пополнение сведений о растениях и об их свойствах, однако, стало возможным лишь в результате появления языка, который чрезвычайно ускорил процесс познания окружающей действительности и явился уникальным средством передачи накопленных знаний последующим поколениям. С возникновением членораздельной речи свои представления о флоре, свой опыт в этой сфере деятельности люди стали воплощать в соответствующих названиях. Поэтому на основании изучения народных названий растений можно сказать, какие растения считались лекарственными, какие виды не выделялись как самостоятельные и т. д.2

Поскольку лексико-семантические группы связаны с представлением о соотношении общего родового значения и значений частных, присущих отдельным разновидностям, нельзя не обратить внимания, что

именно в словарном материале отражается и фиксируется этот процесс познания окружающей действительности. При описании и систематизации наименований растений мы в своих наблюдениях опираемся на материалы, собранные нами в экспедиционных поездках, а также на данные из толковых, терминологических, этимологических и диалектологических словарей тунгусо-маньчжурских языков. Приведем некоторые примеры описания хвойных деревьев.

По предварительным данным, в научных исследованиях недостаточно привлечены названия растений. По данным историков, этнографов, предполагаемые народы проживают в лесистых местах и местах богатой растительностью. Было бы полезным для доказательства общности эвенского языка привлечь этот пласт лексики.

Лиственница. Из хвойных деревьев в местах кочевания эвенов преобладала лиственница. Она служила материалом для многих домашних поделок. Эвены изготовляли из древесины лиственницы массивные чаши и другие предметы домашней утвари. Для этих целей они выбирали комлевую часть дерева, считая ее особенно прочной и долговечной. Интересно то, что эвены выдерживали древесину в воде для придания дополнительной твердости. Другие деревья под водой окисляются от железа и

гниют, лиственница же и под водой, и на воздухе не разрушается, а становится еще тверже и прочнее.

ирэт эвен. ‘лиственница (молодая)’, ‘деревцо’, ‘прут’, ‘кустарник’, ‘тальник’; ирэк-тэ эвенк. ‘лиственница’, ‘дерево’; ирэктэ ~ ирэттэ сол. ‘лиственница’; щэктэ нег. ‘лиственница’; ис ~ иси, исма; хехита ‘лиственница большая сухая’, хенакта ~ хо-ноктон ‘лиственница молодая’; иси ороч., ман.; ики уд.; сиси ульч., орок., нан. ‘лиственница’; ингу, ингуса ‘лиственница (молодая)’, ‘тальник’3.

Ель. Древесина мягкая и легкая, легко обрабатывалась и являлась основным источником сырья для изготовления досок и хозяйственных предметов (вещей). Стружки использовали в качестве мочалок, для мытья посуды.

аста эвен.; нанта'пихта’, ‘ель’, ‘сосна’; асикта ороч.; асикта ~ асекта эвенк. ‘ель’, ‘пихта’; акикта уд. ‘ель’, ‘пихта’; хаста ульч.; ванта ‘ель’, ‘пихта’; хасикта орок., нан. ‘ель’;нанта нег.‘ ель’; деуакта ‘видели’.

Кедровый стланик болгит эвен.; бол-гикта нег. ороч.; болзикта ульч.;

боуита~бо]ита~бо]та орок ;болгикта нан. К-У ‘кедровый стланик’; болгикта эвенк. ‘кедровый стланик’, ‘тальник’.

Береза. Повсеместно растущим деревом из всех лиственных является береза, древесина, кора которой были материалом многих предметов утвари, транспорта, жилища и т. д. чалбан эвен. ‘береза’; салба ~ цал-ба сол. ‘береза’; чалбан нег. ‘береза’; чалба ~ чабба (н) ороч.‘береза’; чафакт‘ан уд. ‘березняк мелкий’; чакуран ман. ‘береза чернокорая (с листьями как у белой березы)’; чал-фа ‘береста (еще не высохшая, красноватая)’; пе ульч., орок. ; пиа нан; моо ман; пег-да ульч., орок.; пиагда нан. ‘береза карликовая’; кивэ эвен. ‘береза’, ‘береста’; эвенк. октамкура, октан, окта; октахамка ~ ок-такамка нег. ‘береза полярная’; нивэт ~ нивэт эвен.; нивэктэ эвенк.; н’ивэктэ нег., орок. ‘береза карликовая’, ‘тальник’ ; дивуд эвен. ; дивэктэ эвенк.; дивэгдэ нег. ‘береза

карликовая’, ; дуокта ороч. ; орок. дивэгдэ ‘береза черная’; тан ман. ‘береза черная’; убгучэ ~ увгуча эвенк. ‘береза (гнилая)’; чиг-бора нан. ‘береза черная’; зоорби моо ман. ‘чернокорая береза’.

Тополь Ьул эвен. ‘осина’, ‘тополь’; Ьула эвенк. ‘осина’, ‘тополь’, ‘ясень’, ‘ольха (черная)’; улу сол.; хол нег.; хулу ороч. ‘тополь’; пулу орок.; поло нан.; фулха моо ман. ‘осина’, ‘тополь’; амигдаороч., уд.;хамикданан.; амида ман.; бургаг эвен. ‘заросли тополя’, ‘за-росли ивы’; бурган эвенк.; бургас сол. ‘тополь ’; н’ирави эвен. ‘тополь-чернотал’.

Ольха - лиственное дерево или кустарник семейства березовых, растущий по сырым местам, берегам рек.

доктэ, отлат эвен. ‘ольха карликовая’; Ьула эвенк. ‘осина ’, ‘ясень’, ‘ольха (черная)’; зугдэн нег.; зугдэн ороч., уд.; дууумнэ уд.; зу-вэгдэ орок, пунда орок. ‘ольха’; дуггимту, пунда (н-) ульч.; ольха [<рус.] нан.

Кедровый стланик болгит эвен.; болгикта нег.; болгикта ороч.; болзикта ульч.; боуита~бо]ита~бо]та орок.; утэриктэ, болгикта нан. К-У ‘кедровый стланик’; болгикта эвенк. ‘кедровый стланик’, ‘тальник’.

ЯГОДА тэвтэ эвен. ‘ягода’; тэвуктэ эвенк. ‘ягода’, ‘клюква’; тэвуктэ нег. ‘брусника’, ‘голубика’, ‘черника’; тэуктэ уд. ‘брусника’; туиктэ ульч. ‘брусника’, ‘черника’; чуиктэ нан. ‘брусника’, ‘черника’; амтака ульч., нан. ‘ягода’.

Морошка иннамта эвен.; ин'намта-ин'намта нег.; ин'амукта ороч.; иннамукта эвенк.; инамукта уд. ‘морошка’;

ин'амукта ульч. ‘морошка’, ‘малина’. Голубика (голубица) гит эвен. ‘голубика’; эвен. ку]кит, го]кис ‘голубика’; зиктэ эвенк. ‘ягода’, ‘голубика’; зиктэ нег. ‘голубика’, ‘черника’; зустэ ульч. ‘голубика’; до-сокто-дусиктэ орок. ‘черника’.

зусиктэ нан.; дукси ман. ‘голубика’, ‘черника’; сэзуху (н-) ульч. ‘голубика’.

Черника умтичан эвен.; зиксинэ-зикси-вэ~зиксиуэ~зэкшигэ эвенк. ‘черника’, ‘смородина (черная)’; досокто-бусиктэ орок. ‘голубика’, ‘черника’; зиктэ нег. ‘голубика’,

‘черника’; чиктэ ороч. ‘черника’; туиктэ ульч.; чуиктэ нан. ‘брусника’, ‘черника’.

Отметим, что необходимость исследования лексики растительного мира в эвенском языке вызвана также и тем, что многие термины отсутствуют в нормативных и терминологических словарях. А это способствует либо исчезновению отдельных слов, либо вытеснению их из современного эвен-

ского языка соответствующими заимствованиями.

Однако для того чтобы картина была полной и убедительной, необходимо рассмотреть смежные отрасли эвенской фито-нимии. При этом более тщательному исследованию должны быть подвергнуты вопросы генезиса и морфологической структуры названий растений.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Цинциус В. И. Очерк грамматики эвенского языка. М.: Учпедгиз, 1947.

2 Цинциус В. И. Якутско-тунгусские лексические связи // Тунгусский сборник. Л., 1931.

3 Роббек В. А., Роббек М. Е. Эвенско-русский словарь. Л., 1988.