УДК 81.373

Ю.Ю. Леонова, аспирант, 8-910-160-99-86, Afalina1686@rambler.ru (Россия, Тула, ТГПУ им. Л. Н. Толстого)

ЛЕКСИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА ОБЪЕКТИВАЦИИ ПРОСЬБЫ В ЧЕЛОБИТНЫХ XVII ВЕКА

На основе анализа лексико-фразеологического состава челобитных ХУ11 в. выявлены стандартизированные средства объективации просьбы.

Ключевые слова: челобитная, просьба, документ, официально-деловой акт, лексико-семантические группы.

Одно из характерных для челобитных средств воздействия на лицо, которому адресована челобитная, - использование собственных и нарицательных имен существительных с суффиксами субъективной оценки, преимущественно с оттенками значения, передающими смирение, униженность и пренебрежение, реже с уменьшительными или уменьшительноласкательными оттенками значения. Приведем примеры: «Царю... бьет челом ... разоренной и пограбленный Васька Шорин. В нынешнем году послал я, холоп твой, людишек своих для торгового промыслишку...» [1] или: «Государю Борису Ивановичю бьет челом бедной и беспомощной сирота твой Никитка Калинин сынишко. Судом Божиим женишки моей не стало, а после ее остались детишка наши, 7 сынишко да осьмая дочеришко, а все малы. И ныне я бедной, а детишки мои наги, босы, рубашенок нет. Я бедной бью чилом тебе. а твоей государской милости пожаловать на одежонку» [2].

Вводя в текст своей просьбы существительные с суффиксами субъективной оценки, челобитчик стремится с их помощью принизить себя, подчеркнуть зависимое положение, бедность (иногда мнимую), показать убожество имущественного положения, хозяйства, неполноценность и незначительность окружающих его членов семьи, лиц и предметов, приуменьшить значение просимого.

В практике оформления челобитной к XVII в. четко определились те лексико-семантические группы имен существительных, от которых постоянно образовывались и употреблялись формы субъективной оценки. Среди них можно выделить следующие:

1) термины родства по крови и браку, названия лиц по полу и возрасту, общие названия для группы лиц, объединенных семейными связями: родишко, семьишка, матушка, батюшка, детишка, детушки, ребятишки, дочеришка, сынишка и др.;

2) наименования лиц по социально-сословной принадлежности: детишки боярские, казачек, князек, холопец, человечешко;

3) названия лиц по должности, выполняемым обязанностям: охот-ничишко, пономарек, старастишко земский,, приказный человечешко и.т.д.;

4) наименования административно-территориальных округов и населенных пунктов: городишко, волостишка, землица, деревнишко, сельцо ит.п.;

5) наименования земельных владений и сельскохозяйственных угодий: вотчинка, лесишко, именьишко, поместьеце...

6) названия строений: банишка, домишко, избенка, дворишко;

7) названия домашних животных: животинишка, скоинишка, ско-тишко, жеребчик, лошаденка и т.д.;

8) хозяйственно-бытовая лексика: дровишки, ларчик, ларишко, ко-робченка, санишки, суднишко, колоколец, соломка, хлебец и многие другие;

9) лексика, связанная по значению с производственной, торговой и иной деятельностью: делишки, доходчики, работишка, промыслишко, службишка, товаришко.

Основная масса существительных с суффиксами субъективной оценки выступает в челобитных с уничижительно-пренебрежительным эмоционально-экспрессивным созначением. К этой группе относятся су-ществительньте с суффиксом - ишк (о, а, мн. - и, а), -енк-а(о), -енц-а(о), -ух (а): вотчинчшка, поместьишко, работешка, дворенко, избенка, короб-ченка, осьмуха и др. Большинство из них представлено в челобитных десятками случаев употребления. Как правило, в текстах челобитных отмечаются соответствующие существительные и без суффикса субъективной оценки. Интересно отметить, что уничижительно-пренебрежительная форма от названий лиц по социальному положению или должности употребляется в заголовке челобитных только лицами, относящимися к низшим социальным группам русского общества (крестьянами, посадскими людьми, старостами, целовальниками). Лица, находящиеся на более высоких ступенях социальной и служебно-должностной иерархии, ее не употребляют.

Введение в текст челобитных уничижительно-пренебрежительных форм имен существительных не случайно. Это не результат стихийного проникновения в текст элементов, характерных для разговорной речи, а осознанный стилистический прием для усиления эмоционального воздействия на адресата челобитной. Такую же функцию выполняют имена существительные с суффиксами субъективной оценки, выступающие с эмоционально-экспрессивным оттенком субъективной уменьшительности. Сюда относятся существительные с суффиксами -к-а, -ок(-ек), -иц-а, - -инка, -енк-а, -ец, -ушк-а, -ечк-о: вдовка, шубка, землица, пригородок, клочинка, полуосьминка и др. Существительные эти не указывают на малый размер

предмета, а выполняют эмоционально-экспрессивную функцию: Прибыла, гсдрь, ко мъне племянница, брата моего дочишка, сирота, вдовица с мол-чишкам из Нонгоротчины (ИНРЯ, С, № 44, 199).

Существительные с суффиксами субъективной оценки вводятся в текст челобитных совершенно сознательно. Челобитчик, используя их, хочет либо приуменьшить то, что имеет к нему, либо стремится принизить себя, своих близких и т.д. и тем самым вызвать к себе сочувствие и добиться желаемой цели. Использование разных суффиксов и вариантов основ для образования уничижительно-пренебрежительной формы создает для автора (писца) возможность выбора того или иного образования. В челобитных встречаются и сосуществуют: бобылек - бобылец - бобылишко, винцо - винишко, дворенок - двореще - дворишко, денежки - денжонка(-и), дочка - дочеришка - дочишка, заводец - заводишко, избенка - избен-це(о), кляченка - кляченцо - клячка, работешка - работишка, сенишко -сенцо, суднишко - судишко, сынишко - сынчишко и др.

Со словообразовательной точки зрения существительные с суффиксами субъективной оценки представляют собой дериваты от основ имен существительных мужского, женского и среднего рода, а также от основ существительных, выступающих только в форме множественного числа.

В образованиях от основ существительных мужского рода преобладают формы с суффиксом -ишк-(о, а) и производным от него -чишк-(о, а): бобылишко, должишко, есаулишко и др., далее, по степени продуктивности суффиксов, следуют образования с суффиксами: -ок и -енок: бобылек, острожок, сынок и др., а также дворенок, кученок, человеченко, -ец: бобылец, овинец, сосудец и др., -енк-(о): дворенко, запасенко, человечеюсо и др. Единичными формами представлены образования с суффиксами: -ик: ларчик, мужик, годик; -ушк(а): батюшка, пирушка; - к(а): детинка, коробка (от короб); -ин-(а): детина, жребчина; -инк-(а): клочинка (от клок); -енц(’е): дворенце.

Среди образований от основ существительных женского рода преобладают формы с суффиксом -к- (а): вдовка, вотчинка, кобылка и др., далее следуют формы с суффиксами --ишк - (а, о) и -ешк(а): банишка, полосишка, работишка; -онк, -енк-(а, о): лошаденка, одеженка, шубенка и др.

Среди существительных с суффиксами субъективной оценки, образованных от основ существительных среднего рода, подавляющее большинство составляют формы с суффиксом -ишк-(о).

Эмоционально-экспрессивные формы от основ существительных piuralia tantum также образованы преимущественно при помощи суффикса -ишк- (и): воротишки, дровишки, животишки, людишки и др., формы с другими суффиксами единичны: -ушк-(и): детушки; -онк- (и): деньжонки; -к- (и): денежки, портки.

Рассмотрение использования в челобитных имен существительных с суффиксами субъективной оценки показывает, что в эту значительную по объему группу слов, отличающуюся большой частотой употребления как в официально-, так и в частно-деловых челобитных, входят слова повседневной обиходно-бытовой речи эпохи. Однако большинство из них, в том числе все образования с суффиксом -ишк-(-о, -а, - и), выполняют в челобитных определенную экспрессивно-эмоциональную функцию и являются одним из характерных стилевых средств челобитных.

В глагольной лексике челобитных выделяется значительная по объему группа беспрефиксных и префиксальных глаголов с суффиксами -а-, -ва-, -ива-/-ыва-, имеющих значение многократного способа действия и нерасчлененно длительного действия. Глаголы эти относятся к несовершенному виду и образуются от основ бесприставочных и некоторых приставочных глаголов того же несовершенного вида (брать - бирать; ходить - хаживать; жить - живать) и ограничены в своем употреблении преимущественно формами прошедшего времени хотя представлены и случаи их использования в формах настоящего времени и инфинитива.

Изучение многократных глаголов, употреблявшихся в челобитных, показывает, что это лексемы, относящиеся к актуальному словарному фонду русского языка ХVII в., наименования ряда широко распространенных в бытовой и хозяйствевно-деловой практике действий и процессов. Здесь представлены:

1) глаголы движения, перемещения в пространстве: важивать, дохаживать, уваживать, хаживать;

2) глаголы, обозначающие хозяйственно-бытовые действия: ры-вать, кашивать, молачивать, страивать;

3) глаголы, связанные с выполнением повинностей, торговоденежными отношениями: выкупливать, заимывать, плачивать;

4) наименования преступных действий по отношению к каким-либо лицам или их имуществу: бесчесчивать, бивать, бранивать, устращи-вать;

5) глаголы, связанные с исполнением служебных и воинских обязанностей: бирать, служивать;

6) глаголы волеизъявления: веливать, посылывать;

7) прочие: говаривать, живать, оставливать, прибавливать, убав-ливать и др.

Подавляющее большинство указанных выше многократных глаголов появляется в памятниках после ХV в. Это обусловлено не только формированием категории вида, но и расширением общественных функций письменного (литературного) языка, который охватывал все более разнообразные сферы общественной жизни, что неизбежно вело к привлечению литературно-письменным языком и прежде всего его деловыми и бытовы-

ми разновидностями, ресурсов народно-разговорной речи, в частности многократных глаголов. Челобитные в значительной степени дополняют наши представления об использовании этой группы глаголов и в деловом стиле литературно-письменного языка, и в обиходной народноразговорной речи ХVII в. Анализ употребления многократных глаголов в челобитных позволяет выделить прежде всего использование их в собственно многократном (неограниченно-кратном) значении, когда действие представляется как неограниченный ряд повторений. Это значение рассматриваемых глаголов обусловлено выражаемым данными глаголами способом действия. В этом значении выступают преимущественно глаголы бесприставочные или префиксальные, у многих из которых приставка настолько тесно слилась с корнем, что утратила выделимость.

Образования с -ыва- (-ива-), очевидно, не являются стилевым лексико-грамматическим средством челобитных, эти формы свидетельствуют о том, что этот вид актов (так же как и расспросные речи, в меньшей степени сказки) достаточно ярко отражает живую народно-обиходную речь и ее экспрессивные средства.

В кратком обзоре нет возможности показать богатство и разнообразие лексико-тематических и лексико-семантических групп, составляющих словарный состав рассматриваемых челобитных. Отметим только, что в нем представлены следующие основные лексические разряды:

1) лексика общего характера (наименования человека и лиц по полу и возрасту, частей тела человека и животного, термины родства, названия явлений природы и ландшафта, временных и пространственных представлений, человеческих чувств и форм их проявления, важнейших качеств и свойств предметов живой и мертвой природы, окружающего мира, глаголы движения и перемещения в пространстве, речи, зрительного и слухового восприятия, бытия и состояния, конкретных физических действий и многие другие);

2) общественно-политическая, социально-экономическая и торгово-финансовая терминология эпохи (сословнослужебные наименования лиц и социальных группировок, названия, относящиеся к государственному устройству, территориальному делению страны, наименования органов власти, термины судо- и делопроизводства, видов повинностей, денежных единиц и мер веса, объема, длины, лексика социально-сословных отношений, торговая номенклатура и т. д. и т. п.);

3) производственно-ремесленная и сельскохозяйственная лексика (профессиональные наименования лиц, названия производственных строений, предметов и орудий труда, сельскохозяйственных угодий, трудовых действий и т. д.);

4) церковно-религиозная лексика (названия основных культовых понятий, служителей культа, церковных праздников, предметов и действий, связанных с богослужением и выполнением религиозных обрядов);

5) бытовая лексика (наименования жилых и хозяйственных строений и их частей, предметов одежды и украшений, домашней утвари, повозок и упряжи и многих других предметов и понятий, связанных с бытом русских людей ХУ11 в.).

Список литературы

1. Акты исторические, собр. и изд. Археографической комиссией. Т. 1-3. СПб., 1841.

2. Акты юридические или собрание форм старинного делопроизводства. Изд. Археограф. комиссии. СПб., 1838.

3. Астахина Л.Ю. Семантические и словообразовательные аспекты изучения тематической группы // Лексические группы в русском языке XI-XVII вв. М., 1991.

4. Богоявленский Ф.К. Московский приказный аппарат и делопроизводство XVI-XVII веков. М.: Знак: Языки славянской культуры, 2006.

5. Виноградов В.В. К истории лексики русского литературного языка// Виноградов В.В. Избранные труды: Лексикология и лексикография. М., 1977.

6. Качалкин А.Н. Памятники местной деловой письменности XVII в. как источник исторической лексикологии // Вопросы языкознания. 1972. № 1.

7. Майоров А.П. Формуляр и лексическая содержательность явочных челобитных // История русского языка и лингвистическое источниковедение. М., 1987.

8. Судаков Г.В. Критерии выделения и особенности организации лексических групп // Лексические группы в русском языке XI-XVII вв. М., 1991.

J.J. Leonova

LEXICAL MEANS OF THE OBJECTIVIZATION OF THE REQUEST IN PETITIONS XVII CENTURY

On the basis of the analysis of lexicological and phraseological structure of petitions XVII century are revealed the standardized means of an objectivization of the request.

Key words: the petition, the request, the document, the officially-business certificate, lexico-semantic groups.

Получено 06.02.2012