СЛОВО В ПОЭТИЧЕСКОМ ФУНКЦИОНИРОВАНИИ

УДК 811.161.Г373

И. Ю. Уварова

ЛЕКСИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ЖИТИЯ СВЯТОЙ ВЕЛИКОМУЧЕНИЦЫ ИРИНЫ (ПО СИНОДАЛЬНОМУ ИЗДАНИЮ)

С применением комплексного подхода к анализу языковых фактов рассмотрена глагольная лексика, выражающая смысловые доминанты агиографического текста, установлена специфика функционирования глагольных словоформ в зависимости от типа жития и его композиционной организации.

73

This article deals with the verbs conveying semantic dominants of hagio-graphic texts; an integrated approach to the analysis of language facts makes it possible to establish that the features of verbal word forms function according to the type of hagiography and its composition.

Ключевые слова: житие, лексическая структура текста, русский глагол, семантическая структура слова, смысловая структура словоформы, семантические изменения.

Key words: hagiography, lexical structure of text, Russian verb, semantic structure of word, concept structure of word form, semantic transformations.

Понятие лексической структуры текста, активно разрабатываемое в современной функциональной лексикологии и лингвистике текста прежде всего на материале произведений художественной литературы [1; 2; 7; 9 — 11], может быть применено и к исследованию других типов текстов (см., напр., [8]), поскольку в специфике использования лексических единиц проявляется их своеобразие. В этом аспекте актуальным представляется изучение житийных текстов синодального издания, имеющих большое значение для формирования христианского мировоззрения и отражающих явления русского новоцерковнославянского языка. Термин «русский новоцерковнославянский» мы используем вслед за профессором С. П. Лопушанской, которая включает его в соотносительный ряд, где исходным является книжный старославянский язык. Рукописи, созданные и переписываемые с XI в. в Древней Руси, именуются не «изводами», а текстами, составляющими русский староцерковнославянский язык культа и средневековой книжности, развитие которого нашло отражение после XII в. в русском среднецерковнославянском, и лишь с XVII столетия можно говорить о русском новоцерковнославянском языке [6, с. 8].

Принимая во внимание разные толкования термина «лексическая структура текста», мы опираемся на определение, предложенное В. В. Степановой: «... лексическая структура текста — это одна из состав-

Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. 2012. Вып. 8. С. 73 — 77.

74

ляющих в иерархической структуре его содержания, это лексическое обеспечение выражения этого содержания» [7, с. 189]. Поскольку слово, актуализируя в тексте то или иное свое значение, реализуется во многих системных отношениях, мы считаем целесообразным применение комплексного подхода, разрабатываемого в лингвистической школе профессора С. П. Лопушанской [3], при котором разграничиваются семантическая структура слова, сложившаяся в системе языка, и смысловая структура словоформы, функционирующей в контексте, а также два типа семантических изменений в смысловой структуре словоформы — семантическая модуляция (при сохранении исходной категориально-лексической семы) и семантическая деривация (при изменении исходной категориально-лексической семы) [5].

В статье характеризуется лексическая структура жития майского цикла в синодальной редакции — Жития святой великомученицы Ирины (далее — Житие), которое относится к житиям, повествующим о мученическом подвиге святых. Великомученики почитаются церковью как претерпевшие особенно тяжелые и продолжительные мучения и проявившие при этом чрезвычайную твердость в вере [4, с. 24].

Построение текста рассматриваемого Жития соотносится с каноническим образцом, предполагающим четкое деление на три части: повествование о детстве и отрочестве святой; рассказ о принятии крещения с именем Ирина, о мученических подвигах ради Христа и о чудесах исцеления; повествование о преставлении святой. Смысловые доминанты каждой из композиционных частей находят свое выражение в глагольной лексике, поскольку глагол как самая емкая по своему содержанию часть речи раскрывает разнообразные проявления деятельности человека, его состояний, отношений между людьми.

Рождение и период детства святой характеризуются типичными для всех житий глаголами каузации начала существования — родити (например: роди = не5 дщерь [12, с. 149]), обращения — нлрещи (например: и нареуею пинелопа [12, с. 149]), передачи объекта — о=уити, нл/уити (например: дл по вса дни вос[одл г] неи, суитъ rниuлv] [12, с. 149]). Данные глаголы характеризуются единичными употреблениями в тексте, используются в прямом значении. В этой композиционной части нередки устойчивые глагольно-именные сочетания, характерные для церковнославянских текстов, например: нлуинлше при\одити въ воррлст [12, с. 149]; будучи употребленным в сочетании с существительным, обозначающим определенное физиологическое состояние человека (воррлст), глагол при[одити претерпевает семантические изменения деривационного характера, при которых исходная категориальнолексическая сема 'перемещение в пространстве' утрачивает свой статус, в качестве новой категориально-лексической семы выступает сема 'изменение состояния субъекта'.

С принятием таинства крещения святая Ирина получает Божественный дар, она преисполняется Благодати Божией и становится преданной Христу, готовой на многие испытания, что выражено соответствующими лексическими средствами. Прежде всего изменившееся состояние святой Ирины передается глаголами эмоционально-оценочного отношения ([вллити, вллиодлрити, ворлювити и др.), например: днеvъ

и нощію хваА5ше ивлагодарАшевгл [12, с. 152]; в] него в4ровл[], того ворлюви[], црА с/щл невеснлго в4унлго [12, с. 152]. Отмеченные глагольные словоформы употреблены в прямых значениях, выражают положительную оценку, лексемы,ллгодлрити, ворлювити с точки зрения словообразования маркированы как церковнославянизмы. Кроме того, в данной композиционной части представлены глаголы качественного состояния (оудивлАтисл, рлдовлтисА, у/дитисА и др.), характеризующиеся большей частотностью и разнообразием лексем, употребленных в прямых значениях, например: СмотрАше нл то отроковицл, вк/п4 и п4ст/нницл єа, и оуднвлА[/сА ов4 [12, с. 149]; рлдовлшесмже з г(с)д4 своемъ іис4 хрт4 [12, с. 152]. При описании эмоционального состояния в этой части Жития используются метафорические конструкции, в которых глагольные словоформы, в прямом значении называющие конкретное физическое действие или состояние, претерпевают семантические изменения деривационного характера: подвиже нл гн4въ (гарость), исполнитисА рлдости (=жлсл). В приведенных примерах глаголы утрачивают исходные категориально-лексические семы 'перемещение в пространстве', 'становление физического качества' и в сочетании с существительными, обозначающими эмоции, выражают значения «приведение в эмоциональное состояние», «пребывание в эмоциональном состоянии», реализуя соответствующие категориально-лексические семы. Следует отметить, что такие конструкции использованы в тексте Жития для выражения как положительных, так и отрицательных эмоций; при этом приставка ис- (ир-), маркируя глагол исполнитисА как церковнославянизм, актуализирует значение интенсивности переживаний субъекта.

Мученический подвиг святой начинается с того момента, когда она отказывается поклоняться языческим богам и претерпевает страдания и мучения ради Христа от императоров-язычников. Внутреннее несогласие, духовное противоборство передается с помощью глаголов, характеризующих негативные межличностные отношения (сверглти, р/глтисА, препирлтисА и др.), например: Еремшижевоги отєуєскіа рллтъ1А, сверглше онъ1А окном] дол/ [12, с. 152]; и р/глшесА сватла немощи и[] [12, с. 152].

Мученические страдания святой раскрываются в тексте Жития при помощи разнообразных глагольных словоформ с категориальнолексической семой 'физическое воздействие на объект' (=мертвити, г/вити, м/уити, оуморити, попрлти, =вити, зсл4пити, порлрити, привАрлти и др.), например: сов4товл съ єплрхом], клкзвъ! т/ю оуморити [12, с. 157]; пон/ждлеши ма и не [отащл м/уити та [12, с. 157] и др. Данные глаголы в тексте употребляются в прямом значении, называют действия, связанные с отрицательным воздействием на объект, и реализуют синонимические отношения, свойственные им в системе языка, что усиливает эмоциональное воздействие на читателя.

Следующая (высшая) ступень обретения святости находит свое выражение в чудесах, совершаемых святой Ириной. Чудеса исцеления описываются глаголами с категориально-лексической семой 'избавле-

ние' (исц4лити): не тоу|юво исц4ааш6болащ^\а [12, с. 160], 'изменение физиологического состояния' (зуищлти, восгресити): не тоу|юво

и«4л/ЛшеЕолАщЪ1А, шуищате проклженнъ1А [12, с. 160]; но ию нош/ о=иершлго воскреси vлтd0ю [12, с. 161]. Эти глаголы, характеризуя действия святой Ирины как положительные, вступают в антонимические отношения с глаголами, обозначающими действия язычников (оувити — восгресити, г/вити — исц4лити), реализуя на лексическом уровне противопоставление христианской веры, основанной на любви и милосердии, и язычества, ассоциирующегося с жестокостью и насилием.

Богоизбранность, праведность святой Ирины главным образом заключаются в евангельском просвещении своего народа, в служении Богу и людям, что репрезентируется в Житии глаголами речевой деятельности (пропов4длти, ворв4сти, в4щлти, гллголлти, vолити, сллвити, връ1влти — воррвлти, ©в4щлти, рещи, нлрещи, склрлти), которые маркированы как фонетические, словообразовательные, лексические церковнославянизмы, и глаголами мыслительной деятельности (о=в4длти, в4д4ти, порнлти, =уити). Что касается семантических изменений, то они обнаруживаются в смысловой структуре глагола зврлщлти: исходная категориально-лексическая сема 'изменение направления движения' при употреблении рассматриваемого глагола в сочетании с существительными Богъ, Христосъ разрушается, в качестве категориальнолексической актуализируется сема 'интеллектуальная деятельность', и глагол приобретает значение «обращать в христианство», например: vнwгІА ©1дзлзвъ ко [р(с)т/ зврлщлше [12, с. 165] — такое употребление можно считать устойчивым, характерным для церковнославянского текста.

В композиционной части Жития, повествующей о преставлении святой, обнаруживаются единичные словоупотребления глаголов прекращения бытия в составе устойчивых глагольно-именных сочетаний, например: поуике з г(с)д4 во ефес4 [12, с. 166].

Итак, лексическая структура Жития святой великомученицы Ирины, репрезентируя смысловые доминанты агиографического текста, формируется глаголами различных лексико-семантических групп, представленность которых находится в зависимости от типа жития и его композиционной организации. В начальной и заключительной частях Жития глаголы начала бытия (существования), обращения, передачи объекта, прекращения бытия (существования) реализуют прямые значения и употребляются в единичных контекстах. Содержательной наполненностью характеризуется основная часть житийного текста, в которой приближение святой Ирины к Божественному, духовному совершенствованию выражается глаголами разных лексико-семантических групп, отражающих мученический и просветительский подвиг святой. Лексические единицы употреблены как в прямых, так и в переносных значениях, ставших результатом деривационных семантических изменений в смысловых структурах словоформ (случаев семантической модуляции не зафиксировано), что придает повествованию образность и усиливает воздействие на читателя. Именно в этой части Жития на-

ходят реализацию парадигматические (синонимические и антонимические) отношения глагольной лексики, часто стилистически маркированной, демонстрируя возрастание духовной мощи святой, обретение ею святости и эксплицируя основные черты христианского мировоззрения.

Список литературы

1. Болотнова Н. С. Лексическая структура художественного текста в ассоциативном аспекте. Томск, 1994.

2. Гапеева Е. Л. Лексическая структура типовых фрагментов с монологической речью персонажа (на материале романа И. А. Гончарова «Обрыв») : автореф. дис. ... канд. филол. наук. СПб., 2001.

3. Горбань О. А., Косова М. В., Шептухина Е. М. Принципы комплексного подхода к анализу языковых явлений в трудах профессора С. П. Лопушанской // Семантика древнерусского глагола: синхронно-диахронический аспект : коллективная монография. Волгоград, 2009. С. 5 — 26.

4. Живов В. М. Святость : краткий словарь агиографических терминов. М., 1994.

5. Лопушанская С. П. Изменения семантической структуры русских бесприставочных глаголов движения в процессе модуляции // Русский глагол (в сопоставительном освещении). Волгоград, 1988. С. 5 — 19.

6. Лопушанская С. П. Разграничение старославянского и русского староцерковнославянского языков // Вестник Волгоградского государственного университета. Сер. 2: Филология. 1997. Вып. 2. С. 6 — 17.

7. Степанова В. В. Слово в тексте. Из лекций по функциональной лексикологии. СПб., 2006.

8. Супрун А. Е. К лексической структуре канона Службы св. Кириллу (специальные лексические доминанты) // Сб. от научни трудове, посветен на се-демдесетгодишнината на профессор Мирослав Янакиев. София, 1993. С. 71—81.

9. Супрун А. Е. Лексическая структура текста в ее соотношении с грамматической // Тезисы докладов на междунар. науч. конф., посвящ. 100-летию со дня рождения В. В. Виноградова. М., 1995. С. 229—230.

10. Чурилина Л. Н. Антропоцентризм художественного текста как принцип организации его лексической структуры : автореф. дис. . д-ра филол. наук. СПб., 2003.

11. Яцуга Т. Е. Регулятивный потенциал сравнения в лексической структуре поэтических текстов З. Гиппиус // Вестник Томского государственного педагогического университета. Сер.: Гуманитарные науки. 2007. Вып. 2. С. 97 — 103.

12. Житие и страдание святой славной великомученицы Ирины // Жития Святых. Минея Четья. Месяц май / 8-е синодальное изд. М., 1998.

Об авторе

Ирина Юрьевна Уварова — соиск., Волгоградский государственный университет.

E-mail: arina.istoki@mail.ru

About author

77

Irina Uvarova, PhD student, Volgograd State University. E-mail: arina.istoki@mail.ru