Е.А. Юрина

ЛЕКСИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА АССОЦИАТИВНО-ОБРАЗНОГО СЕМАНТИЧЕСКОГО ПОЛЯ

Статья выполнена при финансовой поддержке МО РФ на проведение молодыми учеными научных исследований в ведущих научно-педагогических коллективах высшихучебных заведений и научных организаций, грант РД 02-3.17-24, и при финансовой поддержке фонда Президента РФ, грант Н111 1736.2003.6.

Статья посвящена анализу образной лексики русского языка, отражающей метафорическое переосмысление признака «твердый». Совокупность языковых единиц, объединенная общностью ассоциативно-образного содержания, интерпретируется как ассоциативно-образное лексико-семантическое поле. В статье рассматриваются методологические основания, аспекты анализа и параметры описания лексического уровня (экстенсионала) ассоциативно-образного лексикосемантического поля с интегральным признаком, выраженным архилексемой «ТВЕРДЫЙ».

Проблематика исследования, результаты которого частично представлены в данной статье, находится в русле поисков современной лексикологии: лексической семантики, метафористики, когнитивисти-ки, связанных с анализом и описанием образного строя языка. По мнению многих исследователей, в качестве единицы «языка образов» можно рассматривать базовые (ключевые) метафоры, или «метафорические модели», отражающие типовые образы языковой культуры, вариативно реализованные в содержании образных средств языка и речи (см. работы Н.Д. Арутюновой [1], А.Н. Баранова и Ю.Н. Караулова [2], Н.А. Илюхиной [3], Н.В. Павлович [4], З.И. Резановой [5], Г.Н. Скляревской [6], В.Н. Телия [7, 8], А.П. Чудинова [9] и многих других исследователей, в той или иной степени разделяющих популярную сейчас идею Дж. Лакофа и М. Джонсона, представленную в книге «Метафоры, которыми мы живем» [10]).

Актуальность анализа образного способа отражения действительности в общеязыковом, семасиологическом, аспекте связывается исследователями со становлением в языкознании новой научной парадигмы, антропологической и культурологической по своей сути. Для решения такого рода исследовательских задач в качестве единицы анализа рассматриваются лексические парадигмы (группировки) различного объема и типа, реализующие общее образное представление или общий, инвариантный, типовой базовый образ реалии, служащий ассоциативно-образным основанием различных номинаций [3, 4, 6, 11, 12]. Основным подходом при описании подобных парадигм выступает полевое описание лексики, получившее в ряде работ определение полевого метода [13, 14], предполагающее группировку единиц на основании общности инвариантного смысла («архисемы») и наличия семантических связей.

Традиционно под семантическим полем понимается комплексная, иерархически структурированная, системно организованная, незамкнутая языковая единица, элементы которой объединены общностью инвариантного смысла («архисемы») и наличием семантических связей [3, 6, 11 - 15 и др.].

Одной из возможных моделей описания полевых структур в образной лексике является объединение единиц лексико-фразеологического уровня на основании общности метафорически переосмысленного физического признака материальных объектов (представляющего свойства физического порядка, воспринимаемые органами чувств), входящего в се-

мантику целого комплекса образных средств в различных аспектах образной интерпретации этого признака. Например, в поле «ТВЕРДЫЙ» входят языковые метафоры: твердый характер, железная воля, руки одеревенели, прочная семья, нерушимый союз, бревно 'о бесчувственном человеке' и др.; собственно образные слова: твердолобый, крепколобый, оцепенение, непоколебимый и др.; идиомы: камень на сердце (лежит), держать камень за пазухой, иметь твердую почву под ногами, стоять твердой ногой и др. Подобные парадигмы, обозначенные нами как «ассоциативно-образные семантические поля» [11, 12], являются предметом описания в данной работе. Минимальной единицей анализа является лексикосемантический вариант (ЛСВ) лексемы как реально функционирующая в речи и релевантная языковому сознанию носителя языка лексическая единица.

Ассоциативно-образное лексико-семантическое поле (АОСП) как комплексная языковая единица имеет план выражения - экстенсионал поля, представленный его лексическим (лексико-фразеологическим) составом; и план содержания - интенсионал поля, его понятийный уровень, включающий стереотипные образные представления, отражающие направления метафоризации исходного признака и способ его ассоциативного воплощения в языке. Остановимся на аспектах описания плана выражения поля.

В задачу описания экстенсионала поля входит, во-первых, характеристика его словарного состава с точки зрения объема и границ поля, а также с точки зрения семантических и структурно-семантических связей в пределах лексических группировок. Во-вторых, описание плана выражения поля предполагает структурирование его элементов от ядра к периферии с учетом степени актуальности доминантного признака (в рассматриваемом нами случае - признака «ТВЕРДЫЙ») в первичном значении мотивирующих единиц и образном значении метафорически мотивированных единиц.

Методика описания предполагает использование приемов и методов системно-структурного анализа:

1) компонентного анализа структуры значения слова («семного» анализа содержания лексико-семантических вариантов лексемы), дефиниционного анализа словарных толкований ЛСВ, дистрибутивного анализа сочетаемостных возможностей лексических единиц, контекстного анализа (Ю.Д. Апресян [16], И.А. Стернин [17], Э.В. Кузнецова [18] и др.];

2) прием мотивологического анализа морфо-сема-натической структуры мотивированных слов посред-

ством выявления соотношения их звучания и значения со звучанием и значением мотивирующих единиц (в основном - приемом интроспеции, т.е. с опорой на языковое сознание исследователя) (О.И. Блинова [19], А. Д. Адилова [20] и др.);

3) приём полевого моделирования, или «полевой метод» (В.В. Воробьев [13], Ю.Н. Караулов [21], С.Г. Ша-фиков [14] и др.). Итогом подобного описания явится модель лексического уровня поля, отражающая состав, структуру и иерархию его элементов.

Экстенсионал поля представлен лексемами, имеющими в своей структуре метафорические ЛОБ, лексемами с метафорической внутренней формой и образными фразеологизмами, а также мотивирующими их необразными лексическими единицами. Всего в составе поля насчитывается около 300 лексических единиц, буквально или метафорически отражающих представление о признаке «твердости».

Двуплановый характер экстенсионала поля обусловлен тем, что часть его лексического состава является непосредственными наименованиями признаков «твердости» и твердых предметов (сема «твердости» входит в понятийный смысл) и формирует первичный мотивирующий уровень поля - это безобразная лексика. Второй же план, а с точки зрения нашего анализа, - основной, ассоциативно-образный, метафорически мотивированный уровень экстен-сионала поля, - представлен лексикой, в которой сема «твердости» формирует образный смысл, т.е. входит в ассоциативный компонент содержания единиц, обозначающих различные материальные и идеальные сферы действительности - это образная лексика и фразеология.

Весь лексико-фразеологический материал, эксплицирующий первичный и метафорический уровни ассоциативно-образного лексико-семантического поля с интегральной семой «ТВЕРДЫЙ», может быть классифицирован в трех аспектах, актуальных для его описания.

Первый аспект связан с классификацией словарного состава поля в зависимости от категориальнограмматического значения мотивирующей лексической единицы, которое обусловливает тип (характер) метафоризации исходного первичного значения и, следовательно, тип ассоциативно-образного содержания результирующей мотивированной образной единицы. В связи с этим выделяется три группы лексем:

1) наименования признаков «твердости» и лексика, мотивированная ими;

2) наименования «твердых» предметов и лексика, мотивированная ими;

3) наименования «процессуально-динамических» свойств твердых предметов и лексика, мотивированная ими.

Рассмотрим подробнее каждую из выделенных групп.

I. Наименования признаков «твердости» и лексика, мотивированная ими:

(1). На первичном уровне поля - признаковые имена в их исходных значениях и лексика, непосредственно мотивированная ими: ТВЕРДЫЙ - твердеть,

отвердеть, твердость и др.; ПРОЧНЫЙ - прочность, прочно и др.; ЧЕРСТВЫЙ - зачерстветь, очерстветь и др.; КРЕПКИЙ - закрепить, укрепление и др.

(Г). На метафорическом уровне поля - образная лексика, метафорически мотивированная признаковыми наименованиями, а также образная фразеология, включающая признаковые имена: ТВЕРДЫЙ

(ЯМ) 'Такой, который устоит, не отступит перед чём-л., останется верным своим убеждениям, целям, намерениям, стойкий, непоколебимый (о человеке)' («Бешеным шквалом бросался и налетал враг на советских моряков, но они оставались тверды, непоколебимы» (Новиков-Прибой)); ТВЕРДОЛОБЫЙ (СО) 'Косный, консервативный; глупый, упрямый (о человеке) ' («Упрется, хоть кол на голове теши, твердолобый такой» (диал.)); ТВЕРДЫНЯ (ЯМ) 'Прочная опора, оплот (государство, социальная группа; система отношений и ценностей)' («Семейная твердыня, воздвигнутая неутомимыми руками Анны Петровны, рухнула» (Салтыков-Щедрин)); ПРОЧНЫЙ (ЯМ) 'Не подверженный переменам, надежный, постоянный (мир, семья, счастье, положение в обществе) ' («Сможет ли он дать ей не мимолетное, а прочное счастье - на всю жизнь?» (Борзенко)); СТОЯТЬ НА ТВЕРДОЙ ПОЧВЕ (ФЕ) 'Иметь прочное, надежное основание для своих дел, планов, расчетов'; СТОЯТЬ НА НОГАХ ПРОЧНО / КРЕПКО (ФЕ) 'Быть самостоятельным, занимать твердое служебное, общественное и т.п. положение' и др.

Образные единицы поля, относящиеся к данной группе, мотивированы исходными значениями лексем твердый, прочный, крепкий, жесткий, грубый, суровый, черствый (всего - 7 мотивирующих лексических единиц). Все мотивирующие ЛСВ содержат в своем значении семантические микрокомпоненты:

1) 'сохраняющий форму и размер';

2) 'с трудом поддающийся сжатию, сгибанию, резанию и другим физическим воздействиям';

3) 'устойчивый, не шаткий';

4) 'грубый на ощупь'.

Эти семы выступают в значениях лексических единиц поля в различных комбинациях и занимают различное положение в иерархической организации их семной структуры. Например, сема 'грубый на ощупь' является периферийной для исходных ЛСВ лексем ТВЕРДЫЙ и ЧЕРСТВЫЙ; является ядерной, дифференциальной семой - для ЖЕСТКИЙ, ГРУБЫЙ и СУРОВЫЙ, и не входит в семную структуру слов ПРОЧНЫЙ и КРЕПКИЙ. Тем не менее, присутствие одной или нескольких из данных сем в ядерной зоне семной структуры слова явилось критерием отбора этого слова в лексический состав поля с интегральным признаком «ТВЕРДЫЙ».

В образных единицах поля идея «твердости» формирует не предметно-понятийный план содержания («денотатов» образного значения [22]), а ассоциативнообразный план содержания («ассоциатив» образного значения [там же]), отражающий типовые образы (стереотипные образные представления) языковой культуры. Ассоциатив образного значения можно представить

как устойчивый образный смысловой фон, связанный с денотативно-сигнификативным содержанием слова по принципу «модуса фиктивности». Например:

ТВЕРДЫЙ / КРЕПКИЙ человек (воля, характер, сердце) - денотатив (Д): 'сильный духовно; стойкий, решительный, непоколебимый, непреклонный'; ассо-циатив (А): как бы 'с трудом поддающийся внешним физическим воздействиям; способный сохранять свою форму и размер', как если бы был ТВЕРДЫМ, КРЕПКИМ, <как твердый предмет (камень, железо и пр.)>. «Тогда в этом твердом, непреклонном женском сердце неотразимо созрел план удара» (Достоевский); «Для того, чтобы быть крепким коммунистом, требуется прежде всего твердое коммунистическое мировоззрение» (М. Калинин); «- Интересно, кого наметили? - спросил Сидорчук. - Тут человека надо крепкого, с железными нервами» (Саянов).

ПРОЧНЫЙ / КРЕПКИЙ мир, семья, положение в обществе, отношения между людьми - (Д): 'не подверженный переменам, надежный, верный, постоянный'; (А): как бы 'с трудом поддающийся внешним физическим воздействиям; устойчивый, не шаткий', как если бы был ПРОЧНЫМ, КРЕПКИМ <как твердый предмет (камень, железо и пр.)>. «Берг был исправный, храбрый офицер... с блестящей карьерой впереди и даже прочным положением в обществе» (Л. Толстой); «Сможет ли он дать ей не мимолетное, а прочное счастье — на всю жизнь?» (Борзенко); «Сталевар не уступал своего первенства, и его авторитет упрочился» (В. Попов); «Все более и более росла и крепла моя к ней привязанность» (Достоевский).

ЖЕСТКИЙ / ЧЕРСТВЫЙ / ГРУБЫЙ / ТВЕРДОКОЖИЙ человек (характер, слова, душа) - (Д): 'лишенный чуткости, отзывчивости; суровый, резкий'; (А): как бы 'неприятный, грубый на ощупь', как если бы был ЖЕСТКИЙ / ЧЕРСТВЫЙ / ГРУБЫЙ / ТВЕРДЫЙ, <как твердый предмет (камень, железо и пр.)> «Таня нашла в себе силы быть жесткой и требовательной» (Ажаев); «Тарантьев постоянно был груб в обращении со всеми, не исключая и приятелей» (Гончаров); «Нельзя однако же сказать, что природа героя нашего была так сурова и черства и чувства его были до того притуплены, чтобы он не знал ни жалости, ни сострадания» (Гоголь); «Она считала Борю бессердечным и все удивлялась, откуда у него такой черствый характер» (Паустовский).

В ассоциативно-образном компоненте содержания образных слов, мотивированных наименованиями признаков, оказываются выраженными, вербализованными, во-первых, ассоциации со статическими (внутренними, онтологическими) свойствами твердых предметов, включенные в толкование ассоциативного содержания посредством модуса фиктивности «как если бы». Доминантным при этом является признак 'высокая степень плотности', представленный в разновидностях: а) 'плотность всего предмета' (твердый, крепкий), б) 'плотность соединения составных предметов' (прочный, крепкий), в) 'плотность поверхности предмета' (жесткий, грубый).

Во-вторых, ассоциативное содержание образных слов данной группы также содержит ассоциации с динамическими (направленными извне или вовне) проявлениями этих статических качеств, включенные в толкование посредством модуса фиктивности «как бы». К числу динамических свойств проявления «твердости» относятся: а) 'сопротивляемость - способность сохранять внутреннюю целостность при воздействии извне' как проявление преимущественно свойства 'высокой плотности всего предмета'; б) 'стабильность - способность сохранять пространственную расположенность (или соположен-ность частей) при воздействии извне' как проявление преимущественно свойства 'высокая плотность соединения частей предмета'; в) 'орудийность

- способность оказывать ощутимое воздействие на воспринимающего субъекта при контактах' как проявление преимущественно свойства 'высокой плотности поверхности предмета'.

Именно эти три аспекта проявления «твердости», актуализированные в образном содержании единиц поля, определяют три основные направления ме-тафоризации признака «твердый» в русском языке:

а) 'сопротивляемость' твердых предметов служит в русском языке образным воплощением и образным выражением таких качеств, как физическая сила, здоровье, выносливость, психическая и эмоциональная устойчивость, смелость, решительность, а также -глупость, бесчувственность, равнодушие (категориальный сдвиг в область свойств физиологического, психического и ментально-речевого уровня);

б) 'стабильность' прочных, крепких, твердых предметов образно воплощает в языке постоянство, надежность, долговременность, правильность, консерватизм (категориальный сдвиг в область свойств ментально-речевого и социального уровня);

в) 'орудийность' твердых, жестких, черствых, грубых предметов воплощает в образном строе языка жестокость, безжалостность, невоспитанность, резкость, интенсивность (категориальный сдвиг преимущественно в область свойств этического и социального уровня).

Более подробно направления метафоризации признака «твердый» будут рассмотрены при описании понятийного уровня (интенсионала) поля.

II. Наименования «твердых» предметов и лексика, мотивированная ими:

(2). На первичном уровне поля - предметные имена в их исходных значениях и лексика, непосредственно мотивированная ими: КАМЕНЬ - каменный, каменеть, ЖЕЛЕЗО - железный, железно, ДЕРЕВО -деревянный, деревенеть, ЛЕД -леденеть и др.

(2'). На метафорическом уровне поля - образная лексика, метафорически мотивированная предметными именами, а также образная фразеология, включающая предметные имена:

БРЕВНО (ЯМ) 'О тупом, глупом и нечутком человеке ' («На Петрушку сказано не полагаться, Петрушка бревно, Петрушка глуп» (Гоголь)); МЕТАЛЛ (ЯМ) 'Резкая интонация, категорический тон речи' («Металл звенел в его голосе» (Гранин)); ЖЕЛЕЗНЫЙ (ЯМ) 'Сильный, крепкий (о человеке и его ка-

чествах)' («Железный организм Мересьева легко перенес ампутацию» (Полевой)); КРЕМНИСТЫЙ (ЯМ) 'Твердый, непреклонный (о характере человека)' («Почти половина села принадлежала к различным раскольническим толкам, и это были самые богатые, самые скупые, прижимистые, кремнистые и религиозные мужики» (Скиталец)); ОСТОЛБЕНЕЛЫЙ (СО) 'Ставший неподвижным от сильного потрясения, удивления' (Швабрин, совсем уничтоженный, стоял как остолбенелый» (Пушкин)); КАМЕНЕТЬ (сов. ЗАКАМЕНЕТЬ, ОКАМЕНЕТЬ). 'Становиться (стать) неподвижным, безжизненным (о лице, частях тела)' («Лицо человека, одетого мужиком, оставалось неподвижным, даже ещё более каменело» (Горький)); ОЦЕПЕНЕНИЕ (СО) 'Состояние неподвижности, вызванное сильным впечатлением, переживанием' (Иван Иванович сидел совершенно неподвижно и глядел в одну точку, и видно было, что в таком состоянии оцепенения он находился все время, пока я спал» (Чехов)); СТОЯТЬ СТОЛБОМ и СТОЯТЬ КАК СТОЛБ 'Стоять неподвижно, обычно с бессмысленным видом' и др.

Данная группа представлена образной лексикой и фразеологией, мотивированной наименованиями твердых предметов, которые в образном строе языка выступают в качестве «эталонов твердости». Всего в составе поля выявлено 17 лексических единиц, представляющих эталоны «твердости», реализованные в образной номинации. Это лексемы железо, металл, сталь, чугун; камень, кремень, гранит; дерево, дуб, дубина, бревно, пень, орех; кость; лед; столб, цепь. Все они являются существительными с конкретной семантикой в своих первичных значениях и обладают мощным образным потенциалом благодаря наглядности, «картинности», конкретно-чувственной «осязаемости» своего значения, о чем свидетельствует их высокая метафорическая активность (например, все они являются метафорическими проекциями на человека). О.И. Блинова называет подобную лексику «потенциально образной» [19], И.А. Стернин говорит о преобладании в её значении «эмпирического компонента», отражающего конкретно-чувственный образ (зрительный, тактильный и пр.) называемого предмета [17].

Поскольку в данных единицах образное содержание включает представление о целостно воспринимаемом предмете (не только тактильно, но и визуально воспринимаемом), метафоризация ключевого признака твердости приобретает здесь конкретно-чувственное воплощение, а образ твердого предмета-эталона в содержании образной единицы выполняет своеобразную роль «сенсорного конкрети-затора». Сам признак твердости, лежащий в основе метафоризации, выступает в образном значении таких слов на фоне других признаков твердых предметов: признаков формы (сердце окаменело), размера (круговое оцепление), цвета (чугунная голова), звучания (металл в голосе), массы (камень на сердце лежит) и т.п. (Вспомним высказывание Л.В. Щер-бы о том, что существительное - это «связка» признаков). Все это делает образное значение слов данного типа более наглядным, ярким. Сравните: твер-

дый характер - железный, кремневый характер - кремень («Тогда в этом твердом, непреклонном женском сердце неотразимо созрел план удара (Достоевский). - «Самолюбие в нем было огромное и характер имел железный» (Тургенев). - «А ведь они, старики-то, характерные, упорные, кремневыге» (Успенский). - «Дядя был кремень: во всем, что относилось к религии, политике, нравственности, он был крут и неумолим» (Чехов).).

Соотношение ассоциируемых в семантике данных образных единиц представлений может быть дополнено выражением сравнения денотата (референта) образной номинации с эталоном образной ассоциации, вводимого в толкование ассоциативнообразного содержания слова при помощи модуса фиктивности «как». Категориальный сдвиг, сопровождающий процесс метафоризации, - «сильный (характер), как если бы был твердым», - дополняется апелляцией к эталонному носителю данного признака, выраженной в сравнении денотата образной номинации с предметом-эталоном: «характер /сильный, как если бы был твердым/, как железо (кремень, сталь)». Например:

ЗАКАМЕНЕТЬ / ОКАМЕНЕТЬ / ОКАМЕНИТЬ / КАМЕНЕТЬ (о человеке) - (Д): 'Стать (становиться, сделать) бесчувственным, равнодушным; ожесточиться (ожесточить) под влиянием негативных жизненных обстоятельств'. (А): как бы 'повысить сопротивляемость к внешним воздействиям, перестать поддаваться внешним воздействиям, как если бы душа/сердце/человек стали бы твердыми, крепкими, жесткими, т.е. стали бы обладать высокой плотностью, как КАМЕНЬ'. «Надя чувствовала, как она каменела, превращалась в бездушное существо» (Помяловский); «Елена молиться не могла. Она окаменела» (Тургенев); «У меня сегодня много дела: Надо память до конца убить, Надо, чтоб душа окаменела, Надо снова научиться жить» (Ахматова); «Молю святое провиденье: Оставь мне

тягостные дни, Но дай железное терпенье, Но сердце мне отмени» (Языков); «О господи, дай силы! Дай твердости! Окамени мне сердце!» (Островский); «С.: - Шибко плакала на похоронах она. В.: -А Валя? С.: - Ну, Валентина - я так-то её... Не так. В.: - Сердце, может, закаменело» (Том.,

Верш).

Таким образом, в ассоциативном содержании слов, мотивированных предметными именами, выражены все три этапа метафоризации: на уровне динамических свойств, на уровне статических свойств и на уровне предметного сопоставления.

III. Наименования «процессуально-динамических» свойств твердых предметов и лексика, мотивированная ими:

(3). На первичном уровне поля - первичные наименования процессов, которые могут, либо не могут, осуществляться по отношению к твердым предметам, с участием твердых предметов или с целью сделать предметы твердыми, и лексика, не метафорически мотивированная ими: НЕ РАЗРУШАЕТСЯ -нерушимый; НЕ КОЛЕБЛЕТСЯ - непоколебимый, не-

колебимый; НЕ ГНЕТСЯ - несгибаемый; ЗАКАЛИТЬ -закаленный, закалка, СКОВАТЬ — скованный и др.

(3')- На метафорическом уровне поля - образная лексика, метафорически мотивированная процессуальными наименованиями, а также образная фразеология, их включающая: НЕПОКОЛЕБИМЫЙ

(СО) 'Такой, что нельзя поколебать; непреклонный (человек, его убеждения, мнения, привычки, устои, намерения и т.п.)' («Откуда у него появились эти слова, эта вежливая, но непоколебимая настойчивость?» (Чаковский)); НЕПРЕКЛОННЫЙ (СО). 'Стойкий, твердый в своих действиях, поступках, убеждениях; непоколебимый (человек)' («Илья был непреклонен в достижении своих целей» (Горький)); НЕРУШИМЫЙ (СО) 'Такой, который не может быть нарушен, разрушен (связи, отношения людей; обещания, клятвы и т.п.)' («Обещание, данное умирающему человеку, всегда считалось нерушимым» (Рыленков)); СКОВАТЬ (ЯМ) Лишить возможности двигаться или лишить свободы, легкости в движениях' («На мгновение страх сковал её движения» (Н. Островский)) и др.

Образная лексика данной группы мотивирована следующими наименованиями процессов и процессуальных признаков, связанных со свойствами твердых предметов: не разрушается - нерушимый; не рвется - непрерывный, неразрывный; не гнется -несгибаемый, негибкий; не ломается - несломленный; не разбивается - непробиваемый, непрошибаемый; не пропускает свет и влагу - непроницаемый; стоит - утойчивый, стойкий; не колеблется - неколебимый, непоколебимый; не уклоняется (не отклоняется) - непреклонный, неуклонный; подвергается закалке, ковке, плавке, пайке (металлы) - закаленный, закалить, закалка; скованный, закованный, прикованный; спаянный, сплав; крепко, прочно, твердо соединенный (закрепленный) - связанный, привязанный; сшитый, пришитый; прибитый, сбитый; приклеенный, прилепленный. Всего 18 исходных мотивирующих лексем.

В ассоциативно-образном содержании образных слов поля, мотивированных процессуальными наименованиями, отразились такие два аспекта свойства «твердости», как 'сопротивляемость' и 'стабильность': НЕПРЕКЛОННЫЙ / НЕКОЛЕБИМЫЙ / НЕПОКОЛЕБИМЫЙ / СТОЙКИЙ человек (воля, характер, решение, чувство) - (Д): 'сильный духом, уверенный в своих убеждениях, решениях и поступках, способный их отстоять' // 'свойственный такому сильному человеку'; (А): 'как бы не поддающийся внешним физическим воздействиям, не меняющий своей структуры и расположения; которого как бы нельзя ПОКОЛЕБАТЬ, ПРЕКЛОНИТЬ, который УСТОИТ' <'как если бы был твердым, крепким, прочным, как камень, железо и т.п.'>. «В нем было что-то жестокое, непреклонное и властное. Сразу чувствовался в адмирале человек железной воли» (Станюкович). «Я должен был сказать жестко и непреклонно: «Нет, я не согласен»» (Кузьмин).

«Кчебе видел, что он недоступен никаким доводам, что решение его неколебимо» (Федин). «Княжна Марья была молчалива и непоколебима» (Л. Тол-

стой). «Лейтенант Паскин знал свою дружную и стойкую команду, но и он, следя за действиями матросов, изумлялся их боевым качествам» (Нови-ков-Прибой). «От этих книг в душе спокойно сложилась стойкая уверенность: я не один на земле и -не пропаду!» (Горький).

НЕРУШИМЫЙ / НЕРАЗРЫВНЫЙ / УСТОЙЧИВЫЙ (УСТОЙ) / НЕУКЛОННЫЙ связи, отношения людей; обещания, клятвы; социальные явления, процессы. (Д): 'Постоянный, не подверженный изменениям, надежный'; (А): 'как бы не поддающийся внешним физическим воздействиям, не меняющий своей структуры и расположения; которого как бы нельзя РАЗРУШИТЬ, РАЗОРВАТЬ, НАКЛОНИТЬ, который УСТОИТ', Скак если бы был твердым, крепким, прочным, как камень, железо и т.п.'>. «Обычным, нерушимым порядком шла на хуторе жизнь» (Шолохов). «На Неве нерушимо стоят дворцы, памятники, мосты» (Вишневский). «Спаяла их всех боевая неразрывная дружба» (Первенцев). «Как сплавить все творчество с жизнью в единое, неразрывное целое?» (Овчаренко). «Яубедичся, что все стройки в нашей стране так неразрывно связаны, что их почти невозможно разъединить, как нельзя разъять на части живое существо» (Паустовский). «Черемшановцы - народ основательный, с устойчивыми нравами» (Славин). «Лишенный честолюбия и устойчивых политических взглядов, к войне Копылов относился как к неизбежному злу и не чаял ее окончания» (Шолохов). «Гарденин-ская жизнь выбита из колеи, и что-то трещит, что-то распадается в её вековечных устоях» (Эр-тель). «Илья учился у нее этой неуклонной твердости в достижении цели своей» (Горький).

Выраженным в ассоциативном компоненте содержания образной лексики, мотивированной процессуальными наименованиями, оказывается метафорическое сближение понятий на уровне динамических свойств «твердых предметов», которое в толковании образного содержания представлено посредством «модуса фиктивности» как бы.

Второй аспект описания экстенсионала поля связан с распределением лексических единиц по мотивационно-образным парадигмам (или - мотивационно-образным гнездам) внутри каждой из выделенных ранее групп,

Под мотивационно-образной лексической парадигмой (МОП) понимается объединение образных слов и мотивационно связанных с ними необразных единиц на основании их структурно-семантической общности, проявляющейся в единстве корневой морфемы (лексической части мотивационной формы слова, отражающей мотивационный признак), значение которой метафорически переосмысливается в образных единицах парадигмы [22].

В качестве примера приведем МОП с мотивирующей лексемой крепкий, в составе которой насчитывается 33 лексемы: крепкий, крепко, крепкоголовый, крепколобый, крепко-накрепко, крепконогий, креплёный, крепнуть (сов. окрепнуть), крепость, крепостной, крепь, крепчать, крепить, крепиться, закрепить (закреплять), закрепиться (несов. закреплять-

ся), закрепление, закрепостить (сов. закрепощать), закрепоститься (несов. закрепощаться), раскрепостить (несов. раскрепощать), раскрепости-ться (не-сов. раскрепощаться), подкрепить (несов. подкреплять), подкрепиться (несов. подкрепляться), подкрепление, прикрепить (несов. прикреплять), прикрепиться (несов. прикрепляться), скрепить (несов. скреплять), скрепиться, открепиться (несов. открепляться), укрепить (несов. укреплять), укрепиться (несов. укрепляться), укрепление, укрепляющий.

В числе 64-х образных единиц данной парадигмы насчитывается 55 языковых метафор (крепкий 'сильный духовно (о человеке); крепкий 'надежный, верный (о словах, клятвах)'; крепить 'делать более надежным, усиливать (о межличностных и социальных контактах)'; закрепление 'повторение с целью запоминания' и др.; 5 собственно образных слов (крепкоголовый, крепколобый 'излишне упорный, упрямый (о человеке)'; крепконогий 'выносливый в ходьбе, езде (о человеке, животном'; подкрепиться 'придать себе сил, бодрости едой' и др.); 4 фразеологических единицы: крепкое слово (словцо); крепкий сон; задним умом крепок; скрепя сердце.

По своему лексическому составу и структуре мотивационно-образная парадигма (или мотивационнообразное гнездо) напоминает словообразовательное гнездо, но имеет с последним ряд существенных различий. Во-первых, в состав МОП включаются только образные лексемы и лексемы, имеющие в своей структуре метафорические ЛСВ. Во-вторых, связывающие единицы парадигмы отношения лексической мотивации, устанавливаемые рядовыми носителями языка, могут не совпадать с деривационными отношениями, отражающими процесс словопроизводства.

Количество мотивационно-образных парадигм в каждой из трех выделенных ранее лексических групп поля соответствует количеству исходных мотивирующих лексем. В группе признаковых наименований было выявлено 7 мотивационно-образных парадигм, образные единицы которых мотивированы первичными ЛСВ лексем твердый, прочный, крепкий, жесткий, грубый, суровый, черствый. В группе предметных наименований - 17 МОП, мотивирующие единицы которых представляют эталоны «твердости», реализованные в образной номинации. Это первичные ЛСВ лексем железо, металл, сталь, чугун; камень, кремень, гранит; дерево, дуб, дубина, бревно, пень, орех; кость; лед; столб, цепь. В группе процессуальных наименований было обнаружено 18 МОП, мотивированных следующими единицами, обозначающими процессы, которые могут (либо не могут) осуществляться по отношению к твердым предметам: не разрушается - нерушимый; не рвется

- непрерывный, неразрывный; не гнется - несгибаемый, негибкий; не ломается - несломленный; не разбивается — непробиваемый, непрошибаемый; не пропускает свет и влагу - непроницаемый; стоит -устойчивый, стойкий; не колеблется - неколебимый, непоколебимый; не уклоняется (не отклоняется) - непреклонный, неуклонный; подвергается закалке, ковке, плавке, пайке (металлы) - закаленный, закалить, закалка; скованный, закованный, прико-

ванный; спаянный, сплав; крепко, прочно, твердо соединенный (закрепленный) - связанный, привязанный; сшитый, пришитый; прибитый, сбитый; приклеенный, прилепленный.

Третий аспект описания экстенсионала поля связан с классификацией элементов поля по степени удаленности от центра (ядра поля), в связи с чем в лексической структуре поля выделяется четыре зоны:

1) ядерная зона, или ядро поля;

2) околоядерная зона;

3) ближняя периферия;

4) дальняя периферия.

В ядерную зону входит лексика, которая в своем прямом или образном значении непосредственно выражает набор семантических компонентов, связанных с определением в русском языке признака «ТВЕРДЫЙ». Так, например, среди признаковых наименований ядро составляют лексема ТВЕРДЫЙ в своих первичных значениях - 'сохраняющий форму и размер' / 'с трудом поддающийся сжатию, сгибанию, резанию и другим физическим воздействиям' / 'устойчивый, не шаткий', её производные в первичных значениях ТВЕРДОСТЬ, ТВЕРДО и др.; а также совокупность метафорически мотивированных образных лексических единиц, составляющих ядро метафорического поля - твердая рука, твердый график, твердые цены, твердить, твердолобый и др.

Околоядерную зону составляют лексические единицы, в содержании которых актуальны отдельные семантические компоненты первичного значения доминантной лексемы: КРЕПКИЙ 'такой, который трудно сломать, разбить, порвать и т.п'.; ПРОЧНЫЙ 'с трудом поддающийся разрушению, порче / надежный, устойчивый'; а околоядерное подмножество метафорического уровня поля формируют их образные производные - крепкая держава, крепкая семья, укрепиться в своем положении и др.; прочные нервы, прочный союз, упрочить отношения и др.

В зону ближней периферии входят лексические единицы, в которых на ядерный признак «наслаиваются» дополнительные семантические компоненты, то есть доминантный признак начинает варьироваться, выступать в окружении других сем, например, ЖЕСТКИЙ 'твердый, крепкий, + грубый на ощупь'; ЧЕРСТВЫЙ 'ставший твердым + в результате высыхания утративший изначальную мягкость'.

В зону дальней периферии входят слова, в которых признак твердости выступает периферийным на фоне другого ядерного признака, например: ЗАЛЕДЕНЕТЬ 'стать холодным + стать твердым'; ЧУГУННЫЙ, СВИНЦОВЫЙ (в метафорических значениях) 'тяжелый + твердый' и др. Дальняя периферия поля является зоной пересечения с другими ассоциативнообразными лексико-семантическими полями с доминантными признаками «тяжелый» и «холодный».

Среди предметных наименований ядерными выступают лексемы камень, дерево (скорее, в вещественном значении 'древесина'), железо и кость, а также мотивированные ими образные единицы - на метафорическом уровне поля. Околоядерную зону составляет лексика, обозначающая видовые разновидности референтов ядерных ЛЕ с безусловно актуализи-

рованным ядерным признаком ТВЕРДЫЙ: кремень, гранит (особо прочные, твердые разновидности камня); дуб (самое прочное дерево с особо твердой древесиной); металл, сталь (особо прочная разновидность металла). Ближнюю периферию представляют лексемы пень (остаток дерева - негативно), бревно, чурка (части ствола дерева, используемые в быту), дубина (примитивное деревянное оружие), а также столб, орех, цепь. Дальнюю периферию - чугун, свинец, лед.

Среди процессуальных наименований к числу ядерной отнесем лексику, в которой отразились свойства 'высокой плотности' и 'неподвижности' твердых предметов: не разрушается - нерушимый, не гнется - несгибаемый, негибкий, не ломается — несломленный; не разбивается — непробиваемый, непрошибаемый; стоит - устойчивый, стойкий; не колеблется - неколебимый, непоколебимый; не уклоняется (не отклоняется) - непреклонный, неуклонный. Околоядерную зону формируют МОП с доминантными лексемами не рвется - непрерывный, неразрывный] не пропускает свет и влагу - непроницаемый. Ближнюю периферию - подвергается закалке, ковке, плавке, пайке (о металлах) - закаленный, закалить, закалка; скованный, закованный, прикованный; спаянный, сплав', крепко, прочно, твердо соединенный (закрепленный) - связанный, привязанный; сшитый, пришитый; прибитый, сбитый; приклеенный, прилепленный. Дальнюю периферию -застыть, замерзнуть, засохнуть.

Таким образом, лексический состав ассоциативно-образного лексико-семантического поля можно представить распределенным по полевой модели, изображенной на рис. 1.

Экстенсионал поля представляет собой двуплановую структуру, состоящую из первичного уровня

Рис. 1.

поля и метафорического уровня поля, на каждом из которых выделяется ядро, околоядерная зона, зона ближней и дальней периферии. Каждый из уровней поля включает три группы лексических единиц (признаковую, предметную и процессуальную лексику), которые представлены на схеме в виде секторов. Каждая группа включает определенный набор мотивационнообразных парадигм, распределенных от ядра к периферии. Данная модель поля позволяет в целостном и иерархически систематизированном виде представить лексику, воплотившую образные представления, связанные с метафоризацией одного ключевого признака. В рассмотренном нами случае

- признака «твердости».

ЛИТЕРАТУРА

1. Арутюнова Н.Д. Время: модели и метафоры // Логический анализ языка. Язык и время. М., 1997. С. 51-61.

2. Баранов А.Я, Караулов Ю.Н. Русская политическая метафора: материалы к словарю. М, 1991.

3. Илюхина Н.А. Образ в лексико-семантическом аспекте. Самара: Самарский университет, 1998.

4. Павлович Н.В. Язык образов. Парадигмы образов в русском поэтическом языке. М., 1995.

5. Резанова З.И. Метафорическое моделирование концептосферы русского языка // Язык в поликультурном пространстве: теоретические и прикладные аспекты. Томск: ТПУ, 2001. С. 121 - 124.

6. Скляревская Г.Н.. Метафора в системе языка. СПб. 1993.

7. Телия В.Н. Метафора как модель смыслопроизводсгва и ее экспрессивно-оценочная функция // Метафора в языке и тексте. М., 1988. С. 26-52.

8. Телия ВН. Русская фразеология. М., 1996.

9. Чудинов А.П. Россия в метафорическом зеркале: когнитивное исследование политической метафоры (1991-2000). Пермь, 2001.

10. LakoffG., Johnson М. Metaphors we live by. Chikago / London: The University of Cikago Press, 1980.

11. Шенделева (Юрина) E. А. Полевая организация образной лексики и фразеологии // Фразеология в контексте культуры. М., 1999. С. 74-79.

12. Шенделева (Юрина) Е. А. Ассоциативно-образное семантическое поле как лингвокульторологический феномен // Язык и культура. Сборник научных статей XIII Междун. науч. конф. Томск, 1999. С. 8-13.

13. Воробьев В.В. Лингвокультурология (теория и методы): Монография. М.: РУДН, 1997.

14. Шафиков С.Г. Семантические универсалии в лексике. Уфа: Изд-во Башкирок, ун-та, 1996.

15. Щур Г.С. Теории поля в лингвистике. М.: Наука, 1974.

16. Апресян Ю.Д. Лексическая семантика: Синонимические средства языка. М., 1974.

17. Стернин И.А. Лексическое значение слова в речи. Воронеж, 1985.

18. Кузнецова Э.В. Лексикология русского языка. М.: Высш. школа, 1989.

19. Блинова О.И. Явление мотивации слов. Лексикологический аспект. Томск, 1984.

20.АдиловаАД. Основы мотивологического анализа. Учебно-методическое пособие. Кокшетау: Изд-во Кокшет. ун-та, 1999. 118 с.

21. Караулов Ю.Н. Общая и русская идеография. М.: Наука, 1976.

22. Шенделева (Юрина) Е.А. Образное значение слова и его реализация в речи //Язык. Система. Личность. Екатеринбург, 1998. С. 193-194.

23. Юрина Е.А. Мотивационно-образные парадигмы в среднеобских говорах // Мотивология, ономасиология, лексикография: современное состояние и перспективы. Материалы Междунар. научн. конф. Кокшетау, 2002. С. 137 - 143.

Статья представлена кафедрой русского языка филологического факультета Томского государственного университета, поступила в научную редакцию «Филология» 28 апреля 2003 г.