УДК: 41.0 ББК 81.2 Рус,021

Е.А. Макарова

ЛЕКСИЧЕСКАЯ ПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТА «ЖИЗНЬ» В РОМАНЕ Б.Л. ПАСТЕРНАКА «ДОКТОР ЖИВАГО»

Статья посвящена исследованию специфики функционирования субстантивированных прилагательных, репрезентирующих художественный концепт «жизнь» в дискурсе главного персонажа романа Б. Л. Пастернака - Юрия Живаго.

Ключевые слова: художественный текст; художественный концепт; дискурс; субстантивированное прилагательное; текстовые смысловые парадигмы; текстовое ассоциативносемантическое поле; текстовые лексико-тематическое группы

Е.А. Makarova

LEXICAL PRESENTATION OF CONCEPT «LIFE» IN B.L. PASTERNAK'S NOVEL «DOCTOR ZHIVAGO»

(on the material of substantivized adjectives)

The article is devoted to the research of specific functioning of substantivized adjectives representative of the artistic concept «Life» of the main character’s discourse in B.L. Pasternak’s novel Doctor Zhivago.

Key words: Artistic text; artistic concept; discourse, substantivized adjective; meaning content paradigms; textual associative-semantic field; textual lexical-thematic groups

Антропоцентрический подход к концепту как к единице сознания индивидуума, идеальной сущности, которой человек оперирует в процессах мышления и которая отражает содержание опыта и знания субъекта [КСКТ, 1996, с. 90], предполагает рассмотрение художественного текста в качестве одного из возможных способов фиксации, объективации сознания или индивидуальной картины мира конкретной языковой личности, например, языковой личности автора или персонажа. В этом случае речь идет об индивидуальном концепте.

Индивидуальный концепт реализуется через речевые произведения ЯЗЫКОВОЙ личности, т.е. через производимые ею тексты, поэтому индивидуальный концепт может быть интерпретирован как концепт текстовый, а по отношению к художественному тексту -как концепт художественный (термин введен С.А. Аскольдовым). Таким образом, под художественным концептом нами понимается индивидуально-авторское осмысление общих ментальных сущностей, получающее свою репрезентацию в художественном произведении

или совокупности произведений того или иного автора с помощью оригинальных (в основном - образных) средств вербализации.

При изучении индивидуальных концептов, характерных для творчества выдающихся художников слова, наиболее важным оказывается лексический уровень текста, поскольку он является «основной формой репрезентации концептуальной картины мира автора» [Бо-лотнова, 1992, с. 98]. Особую актуальность в этой связи приобретает изучение лексических средств экспликации художественных концептов, репрезентированных в семантическом пространстве художественного текста и формирующих его концептуальную структуру (концептосферу), под которой понимается вся совокупность взаимосвязанных концептов, актуализированных в нем вербально.

Целью данной статьи является описание специфики функционирования окказиональных субстантивированных прилагательных как одного из способов лексической репрезентации художественного концепта «Жизнь» в романе Б.Л. Пастернака «Доктор Живаго».

Концепт жизнь является ключевым не только для исследуемого романа, но и для всей русской концептосферы, поэтому не раз становился объектом изучения: как культурологический концепт, «некое коллективное достояние русской духовной жизни» он представлен в словаре Ю.С. Степанова [Степанов, 2001]; в качестве фрагментов русской языковой картины мира рассматриваются концепты жизнь и смерть в статье ДО. Чернейко и Хо Сон Тэ [2001]; как компоненты художественного мировидения, определяющие особенности идиостиля Б.Л. Пастернака, анализируются указанные концепты в диссертационном исследовании О.С. Чумак [Чумак, 2004]. Изучение же концепта жизнь как элемента индивидуальной картины мира, основанного на анализе персонажного дискурса и особенностей его лексической организации, насколько нам известно, не проводилось. В связи с этим и возникает исследовательская задача - показать роль субстантивированных прилагательных как лексических средств экспликации художественного концепта жизнь в персонажной субъектной сфере.

Исследование субстантивированных прилагательных как репрезентантов концепта жизнь на материале конкретного текста позволит расширить наши представления о возможных способах лексической экспликации данного культурного концепта и о его взаимодействии с другими концептами в художественной системе текста.

В русском языковом сознании концепт жизнь, эксплицирующийся различными лексическими единицами, воспринимается как относящийся к рациональной сфере, хотя жизнь и смерть являются феноменами реального мира. Сами эти феномены «постигаются мыслью, разумом (понимаются и / или переживаются), но стоящие за ними сущности разуму недоступны» [Чернейко, 2001, с. 50]. Понятия жизни и смерти экзистенциально значимы как для отдельного человека, так и всех людей, живущих на земле.

В русской языковой картине мира именем концепта жизнь выступает лексема жизнь. Словарные дефиниции имени жизнь фиксируют представления носителей языка о жизни, во-первых, как об особой форме движения материи; во-вторых, как о физиологическом состоянии человека, животного, рас-

тения от зарождения до смерти; в-третьих, о полноте проявления физических и духовных сил; в-четвертых, о периоде существования кого-либо где-либо; в-пятых, об установившемся порядке в повседневном существовании [МАС, Т. 1., с. 484].

В семантическом пространстве романа Б.Л. Пастернака «Доктор Живаго» актуализируются все перечисленные значения лексемы жизнь, что и позволяет прогнозировать смысловое содержание стоящего за ней концепта, который выступает в данном произведении в качестве базового текстового концепта, или гиперконцепта (макроконцепта).

Ключевым символом к разгадыванию эстетического смысла романа и его гиперконцепта служит имя Живаго в значении живого духа, недвусмысленно содержащее в своей семантике аллюзию евангельского текста о «Сыне Духа Живаго». Это и есть первоисток живой, т.е. бессмертной жизни, по Б. Пастернаку. Не случайно и гиперконцепт жизнь получает свою семантизацию в субъектной сфере главного персонажа.

Анализ речевого портрета главного героя чрезвычайно важен, поскольку роман имеет сложную структуру повествования, в нем, кроме автора, в роли «соповествователя» выступает главный персонаж, а все изображенные в романе события пропущены сквозь призму его личностного восприятия. Одним из средств вербализации этого личностного отношения к действительности становятся в речи Ю. Живаго субстантивированные прилагательные, что связано со спецификой их семантики, способностью «предметно» означивать те или иные смысловые признаки художественных реалий. Эта способность определяется самим существом процесса субстантивации, под которым традиционно понимается образование существительных, структурно и семантически мотивированных прилагательными, с использованием в качестве словообразовательного форманта окончаний прилагательного (парадигма одного из грамматических родов или только множественного числа); при этом какие-либо дополнительные формальные отличия мотивированного от мотивирующего отсутствуют. Ср.: дежурный солдат - дежурный, детская комната - детская, сладкое блюдо - сладкое, прохладительные напитки - прохладительные и др.

В концептосфере главного героя романа Б. Пастернака - Юрия Живаго - концепт жизнь воспринимается как эмоциональный, наполненный образным, эстетическим содержанием. В качестве вербализаторов концепта жизнь, помимо узуальных экспликантов

- существительного жизнь и глагола жить, в речевой сфере главного персонажа используются и окказиональные субстантивированные прилагательные, отражающие неповторимость образа мыслей главного героя и его взглядов на мир. Показательна в этом плане текстовая смысловая парадигма «жить — порываться вперед — высшее — совершенство — достигать», реализующая семантику концептуальной модели ЖИЗНЬ-ДВИЖЕНИЕ в следующем высказывании главного персонажа:

«Мне невероятно, до страсти хочется жить, а жить ведь значит всегда порываться вперед, к высшему, к совершенству и достигать его».

Эстетическое преобразование концепта, преобладание в нем образного слоя свидетельствует о том, что в персонажном дискурсе данный концепт становится собственно художественным, т.е. отражающим индивидуальное осмысление таких общечеловеческих ментальных сущностей, как жизнь и смерть, с помощью оригинальных способов экспликации.

К таким необычным средствам лексической объективации концепта жизнь как фрагмента индивидуальной картины мира языковой личности «Юрий Андреевич Живаго» относится значительная группа окказиональных субстантивированных прилагательных. В текстовое ассоциативно-семантическое поле (ТАСП), репрезентирующее концепт жизнь в субъектной сфере главного персонажа, включается около 220 субстантивированных единиц, выявленных на основе анализа лексической структуры 148 текстовых фрагментов. Большая часть из них (115 единиц) представлена субстантивированными прилагательными среднего рода единственного числа, образованными от качественных и относительных прилагательных {артистическое, бессознательное, злободневное, кровное, национально-близкое, обиходное, роковое, русское, сокровенное, смиренное, темное, физическое, человеческое, чувственное, яркое и др.). В состав исследуемого ТАСП также включаются 15 субстан-

тивированных прилагательных женского рода, обозначающих лицо (<безрассудная, безропотная, любимая, незадачливая, ненаглядная), 20 субстантивированных прилагательных мужского рода {голый, косой, легкий, черный, сильный, слабый, подлый), 30 субстантивированных прилагательных множественного числа, характеризующих человека {ходячие, перевязочные, безногие, знакомые, нужные, домашние, слабые, беззащитные, честные и др.,), 2 отглагольных субстантивированных прилагательных {небывалое, пришлая), 35 субстанти-ватов окказионального типа, образованных от окачествленных причастий {бывшее, достигнутое, знающие, кровоточащее, непредвиденное, неотвратимое, неуловимое, утраченная, чествуемые и др.).

Текстовое ассоциативно-семантическое поле «Жизнь», соотнесенное со специфической языковой личностью «Юрий Живаго» и объединяющее лексические средства экспликации соответствующего гиперконцепта, является совокупным, так как членится на четыре микрополя - «Жизнь как физиологическое состояние человека», «Жизнь как полнота проявления духовных и физических сил», «Жизнь как период существования человека», «Жизнь как порядок повседневного существования». Субстантивированные прилагательные в качестве лексических единиц, составляющих каждое из этих микрополей, выполняют в тексте функцию средств экспликации одной из граней концепта как сложно организованной и неоднозначной сущности.

Субстантивированные прилагательные, объективирующие макроконцепт «Жизнь» и выявленные в результате анализа лексической организации текстовых фрагментов, репрезентирующих Ю. Живаго как субъекта рефлексии, могут быть представлены в виде нескольких текстовых лексических объединений

- текстовых лексико-тематических групп (ТЛТГ):

- ТЛТГ «Бог» («Вера»): высшее, святое, главное, божественное и др.

- ТЛТГ «Человек»: 1) подгруппа «наименования лица или группы лиц» - ближний, дальний, взрослые, домашние, знакомые и т.п.;

2) подгруппа «наименования собственно оценки» - животное, любопытные, нужные, предприимчивые, сочувствующие, двуногое и т.п.;

3) подгруппа «качества, свойства человека» -

сильный, слабый, подлый, беззащитные, честные и др.; 4) подгруппа «физическое состояние человека» - ходячие, перевязочные, больные, тяжелые, безногие и т.п.; 5) подгруппа «социальная характеристика человека» - богатые, бедные, низший, высший, простые и др.; 6) подгруппа «внутренний мир человека» - внутреннее, сокровенное, пережитое, испытанное и т.п.

- ТЛТГ «Революция»: небывалое, неотвратимое, неотменимое, неслыханное, непредвиденное, великое, крупное, невообразимое и др.

- ТЛТГ «Время»: новое, старое, прежнее, бывшее, прошлое и др.

- ТЛТГ «Любовь»: 1) подгруппа «любовь к женщине» - безрассудная, безропотная, любимая, ненаглядная, дорогое, светлое и т.п.; 2) подгруппа «физическая любовь» - физическое, чувственное, темное, бессознательное и т.п.; 3) подгруппа «семья, дом»: насущное, смиренное, обиходное, бытовое и др.

- ТЛТГ «Творчество»: кровное, болезнетворное, сокровенное и др.

- ТЛТГ «Действительность»: наружное, внешнее, бытовое и т.п.

- ТЛТГ «Смерть»: роковое, важное.

- ТЛТГ «Оценка»: великое, загадочное, национально-близкое, необыкновенное, особенное, памятное, русское, скучное, удивительное, яркое и др.

- ТЛТГ «Отношения»: общее, подобное, сходное, типическое.

- ТЛТГ «Жизнь»: живое, мертвый, живой, человеческое и т.п.

Лексико-тематические объединения (ТЛТГ), составившие макрополе «Жизнь», свидетельствуют об имбрикации в картине мира Юрия Живаго как языковой личности целого ряда базовых мировоззренческих концептов.

На рисунке отражены далеко не все межконцептуальные связи, характеризующие гиперконцепт «Жизнь» в персонажной субъектной сфере, но только те из них, без которых интерпретация концепта оказывается принципиально невозможной.

В структуре совокупного ассоциативно-семантического поля «жизнь», эксплицирующего гипер-

концепт «жизнь» в субъектной сфере Ю. Живаго как языковой личности, прослеживаются смысловые доминанты человек, творчество, любовь, время, революция, которые и составляют ядро рассматриваемого поля. Каждая из перечисленных смысловых доминант формирует индивидуальное семантическое поле, которое может одновременно рассматриваться и как средство экспликации общего концепта «жизнь», и как средство объективации частных концептов, означенных смысловыми доминантами. Иначе говоря, индивидуальное семантическое поле «жизнь» представляет собой концептуализированную область [Степанов, 2001, с. 74], или контекст существования совокупности микроконцептов.

В тексте анализируемого романа макроконцепт жизнь формируется на основе взаимодействия разных личностных микроконцептов, актуализированных вербально: человек, любовь, творчество, время, революция, связанных отношениями взаимной соотнесенности и обусловленности. Такие образные смыслы, как человек, любовь, творчество, время, революция, за которыми стоит всепроникающий Бог, определяют основные ценностные ориентиры автора и его главного персонажа, а также всю образную систему романа «Доктор Живаго», в котором правит бал то, что Б. Пастернак назвал «безотчетно-пьяным общим потоком жизни». Этому потоку жизни смолоду отдается Живаго.

Рассмотрим структуру ассоциативносемантического поля «жизнь», репрезентирующего художественный гиперконцепт «жизнь» и взаимоотношения составляющих его микроконцептов в речевой сфере главного персонажа.

«Бог» («Вера»)

►«СМЕРТЬ»

«Человек»

«Творчество»

^«Любовь»

«Время»

«Революция»

Одним из собственно языковых средств, цементирующих ассоциативно-семантическое поле концепта жизнь в субъектной сфере Ю. Живаго, становится индивидуальное семантическое поле «Оценка», репрезентируемое субстантивированными единицами. Ядро индивидуального семантического поля «Оценка» составляют «наименования собственно оценки» и примыкающая к ним группа суб-стантиватов с «оценочно-квалификационным значением» (всего -100 единиц). В роли субъекта оценки в дискурсе Ю. Живаго в большинстве отмеченных случаев выступает человек (или общество в целом) и совершаемые им поступки, что свидетельствует о тесной связи индивидуальных семантических полей «Человек» и «Оценка», а также стоящих за ними концептов в концептосфере главного персонажа.

Человек для главного героя романа олицетворяет собою субъекта непрекращающегося потока жизни, при этом живое начало сосредоточено у него (как и у Б. Пастернака) не в образах «роевой», коллективной жизни, не в образе «народа», но - личности, причем независимо от социальной иерархии.

Основанием для оценки человека в дискурсе Юрия Живаго служат:

а) интеллектуальные и нравственные качества субъекта: честные, знающие, подлый, сильный, слабый, беззащитные и т.п.; б) внутренний мир человека: внутреннее, сокровенное, пережитое, испытанное и т.п.; в) физиологическое состояние человека: больные, тяжелые, безногие и т.п.; г) представление о нужности уб ненужности, ценности человека как такового и совершаемых им действий (утилитарная оценка): нужные, выгодное, невыгодное, значительное, важное, главное, национально-близкое и некоторые др. Ср.:

«И над сильным властвует подлый и слабый»; «... никого из близких и нужных не осталось»; « - Помни, больше нет ни честных, ни друзей. Ни тем более знающих».

Субстантивированные прилагательные как средство экспликации оценки и как отдельный фрагмент индивидуального лексикона главного персонажа характеризуют Ю. Живаго, во-первых, как личность, склонную к оригинальным вербальным средствам выражения оценки, во-вторых, как личность с рефлексирующим типом мышления, способную критиче-

ски осмыслять окружающих людей и их поступки в тех редких мгновениях «полноты бытия» жизни, которые нашли отражение в его воспоминаниях-размышлениях.

Наиболее полный свой смысл и завершенн-ность формы жизни находят на уровне «феноменологии сердца» - переживаний героем любви и смерти. При этом гиперконцепт жизнь связан отношениями контраста с концептом смерть, с которым они образуют в пространстве текста коррелятивную пару [Чумак, 2004]. Смерть в изображении Пастернака

- начало духопорождающее.

Обычная бинарная оппозиция жизнь / смерть у Ю. Живаго осложнена важнейшей «духовной» категорией - творчеством. Смерть предстает в «Докторе Живаго» - по закону противодействия - источником поэтического вдохновения, толкает Живаго к творчеству. После сцены похорон Анны Ивановны Громеко он «с вожделением» предвкушает момент, когда начнет писать стихи. Сам талант понимается героем как «дар жизни», залог бессмертия. Реализация же творческих поисков главного героя оказывается возможной лишь в качестве завещания - стихов Живаго, оставшихся после его смерти, которую он воспринимает как нечто роковое.

Другой полюс бытия - любовь - предстает в романе «высшим видом живой энергии», как отмечает один из героев произведения - Веде-няпин.

Эмоциональный концепт любовь как элемент концептосферы ЯЗЫКОВОЙ личности «Юрий Живаго» находится в прямой зависимости от общей мировоззренческой позиции персонажа и связан отношениями включенности с гиперконцептом жизнь. Любовь для главного героя несет в себе вершину жизни, является апогеем его судьбы, после которого происходит неизбежный спуск вниз, обвал существования. Отъезд Ларисы из Юрятина стал фатальным событием для Юрия Живаго, свое прощание с любимой женщиной, «плач по Ларе», он воплощает в поэтическом творчестве:

«- ... Я запишу память о тебе в нежном, щемяще печальном изображении. ...Яположу черты твои на бумагу... Ломаной, извилистой линией накидывает море пемзу, пробку, ракушки, водоросли, все самое легкое и невесомое, что оно могло поднять со дна. ... Так прибило тебя бурей жизни ко мне, гордость моя.

Так изображу я тебя»; «-Прощай, единственно любимая, навсегда утраченная!»

Таким образом, концепт «любовь» в индивидуальной картине мира языковой личности «Юрий Андреевич Живаго» оказывается связанным отношениями взаимной соотнесенности с концептом «творчество» и отношениями включения с гиперконцептом «жизнь».

Концепт <<революция» входит в состав художественного гиперконцета «жизнь» также на основе отношений включения. В роли языкового эквивалента соответствующего концепта выступает отглагольное субстантивированное прилагательное небывалое и замещающие его субстантивированные единицы (очередное,, злободневное, крупное, великое, невообразимое, неслыханное, неотвратимое и др.). Например:

«Надвигается неслыханное, небывалое. ... Когда оно настанет, дай нам Бог не растерять друг друга и не потерять души...»; «Я тоже думаю, что России суждено стать первым за существование мира царством социализма. Когда это случится, оно надолго оглушит нас... Мы забудем часть прошлого и не будем искать небывалому объяснения...»; «А тут, нате, пожалуйста. Это небывалое, это чудо истории, это откровение ахнуто в самую гущу продолжающейся обыденщины, без внимания к ее ходу. ... Так неуместно и несвоевременно только самое великое».

Восхищенно принимая «чудо истории», Ю. Живаго постепенно начинает видеть и другую, оборотную сторону революции. С этим связана эволюция содержания исследуемого концепта в персонажном дискурсе. Революция становится для Живаго антиподом жизни как всего сущего, антиподом личного. Показательна в этом смысле окказиональная текстовая парадигма, основанная на уникальных референтных и когнитивных текстовых ассоциациях: «личное — революция - жизнь прекратилась —убивают -умирают» в следующем высказывании главного героя:

«В течение ее (революции - Е.М.) вам будет казаться, как нам на войне, что жизнь прекратилась, все личное кончилось, что ничего на свете больше не происходит, а только убивают и умирают...»

Как показывает анализ, в личностной кон-цептосфере Ю. Живаго революция связывается с представлением о стихии, соединяющей

несоединимое: правоту возмездия, чистоту вековой мечты народа о справедливости с разрушительностью способов, беспощадной и неутомимой потребностью в жертвах, что неприемлемо для Ю. Живаго, для которого человеческая жизнь представляет самую большую ценность. Те слова, которые говорит о себе Лара, в равной степени могут быть отнесены и к главному герою, поскольку все его поступки обусловлены не идеей, а скорее всего доверием к «самому главному, силе жизни, или красоте, или правде».

Таким образом, концептуальная структура персонажной субъектной сферы и гиперконцепт «жизнь» как ее обобщение формируются на основе взаимодействия вербализованных в тексте романа различных личностных микроконцептов (человек, любовь, творчество, революция, оценка) с учетом общей лексической структуры текста и ассоциативных связей ключевых слов-номинантов концептов и их текстовых ассоциатов.

Библиографический список

1. Болотнова, Н.С. Художественный текст в коммуникативном аспекте и комплексный анализ единиц лексического уровня [Текст] / Н.С. Болотникова. -Томск: Изд-во Томского ун-та, 1992.

2. КТСКТ- Краткий словарь когнитивных терминов / Е.С. Кубрякова, В.З. Демьянков, Ю.Г. Панкрац [и др.] /под общ. ред. Е.С. Кубряковой. - М.: Изд-во МГУ, 1996.

3. МАС - Словарь русского языка: в 4 т. / Под ред. А.П. Евгеньевой. - М.: Рус. яз., 1981-1984. -4 т.

4. Степанов, Ю. С. Константы: Словарь русской культуры. - 2-е изд., испр. и доп. - М.: Академический Проект, 2001.

5. Чернейко, Л. О. Концепты жизнь и смерть как фрагменты русской языковой картины мира / Л.О. Чернейко, Хо Сон Тэ // НДВШ. Филологические науки. - 2001. -№ 5. - С. 50-59.

6. Чумак, О.С. Корреляция концептов «жизнь» и «смерть» в идиостиле Б.Л. Пастернака (на материале романа «Доктор Живаго»): автореф. дис. ... канд. филол. наук: 10.02.01 / О.С. Чумак. - Саратов, 2004.