УДК 811.55

О. А. Андреева, З. М. Богословская ЛЕКСИЧЕСКАЯ ОБЪЕКТИВАЦИЯ СМЫСЛА «ПРОШЕДШЕЕ ВРЕМЯ» В КЕТСКОМ ЯЗЫКЕ

Описан один из структурных компонентов концепта «время» в исчезающей страте - кетском языке. Рассматривается объективация смысла «прошедшее время» лексическими средствами указанного языка.

Ключевые слова: концепт «время», прошлое, пространственная метафора, кетский язык.

Концепт времени является универсальным и одним из основополагающих концептов всех известных человеческих культур. В связи с интересом современной лингвистики к проблеме концептуализации времени в целом и в разных культурах в частности [1] особо ценными представляются работы, выполненные на материале уникальных миноритарных образований. К числу таких образований относится кетский язык - единственный сохранившийся представитель енисейской языковой семьи, своеобразие типологического строя которого вызывает дискуссии среди лингвистов [2]. На сегодняшний день в активной форме кетским языком владеют лишь 20-25 человек.

Поскольку концепт «время» является неоднородным и многомерным, описание его содержания в полном объеме представляет собой трудновыполнимую задачу в рамках одной статьи. В предлагаемой работе рассматривается лексическая объективация только одного из компонентов указанного концепта в кетском языке - компонента «прошедшее время». В качестве фактологической основы исследования послужили: данные словаря енисейских языков в 3-х томах - «Vergleichendes Woerterbuch der Jennisej-Sprachen», изданного в Германии [3]; публикации, выполненные на материале кетского языка [4, с. 1014]; мультимедийная база данных кетского языка [5], а также полевые записи О. А. Андреевой, собранные при работе с информантами З. В. Максуно-вой, И. И. Серковым, В. А. Романенковой.

В основе расстановки границ между составляющими временной трихотомии лежит так называемый «человеческий фактор», поскольку осознание времени как прошедшего, настоящего и будущего возможно лишь при условии присутствия человека. Как отмечает Н. Д. Арутюнова, «фактор времени ... играет важнейшую роль в создании модели человека, а фактор человека - в моделировании времени.» [6, с. 688].

Противопоставление «прошлое - настоящее» считается первичным в историческом плане, оно основано на рефлексии субъекта относительно объектов текущего восприятия, т. е. сферы наличного опыта и объектов предшествовавшего опыта. Именно поэтому время во многих языках формировалось как бинарная оппозиция «прошедшее / настоящее». По мере накопления опыта и знаний

происходило дальнейшее членение сферы наличного опыта на сферы реального, данного в ощущениях и переживаниях, и опыта прогнозируемого, предполагаемого, т. е. будущего [7, с. 81-82]. Следует сказать о том, что Б. Комри в своей книге «Tense» приводит примеры из языков, в которых оппозиция «реальное (с референцией на настоящее и прошедшее без каких-либо грамматических различий) / нереальное (будущее)» подверглась грамматикализации. Такая оппозиция фактически является оппозицией «будущее / не-будущее» [8].

В кетском языке на грамматическом уровне в системе глагольных форм реализуется противопоставление «прошедшее / непрошедшее». Прошедшее время маркируется в глагольной словоформе претеритальным показателем. Темпорально немаркированная форма может реферировать на момент настоящего, а также будущего времени.

На лексическом уровне составляющая («прошедшее время») изучаемого концепта не выражена отдельной единицей. При отсутствии однолексемной номинации содержание данного компонента «рассеяно» в лексико-семантическом пространстве кетского языка.

Слова, передающие в кетском языке значение «прошлое», можно разбить на две основные семантические оппозиции: 1) те, которые реферируют на определенное время в прошлом, и 2) те, которые реферируют на неопределенное время в прошлом.

Среди слов, указывающих на определенное время в прошлом, наиболее частотными в корпусе анализируемого материала являются обозначения прошлого года и прошедшего дня.

Слово s’Ayat со значением «прошлый (год/ лето)» восходит, согласно Г. К. Вернеру, к слову s’A:t - «пятка» (< siRat < *sAq «пятка» + 2a?t «кость») [4, с. 57]: bu s’Ayat du:nu

1bu sakat du-[i]n-[q]o

3Sg прошлый SSg.M-PST-умереть

«Он в прошлом году умер» [Серков]. s’Ayat kit bu qoj dayej

sakat 1kat 1bu 4qoj d[u]-a-q-ej

прошлый зима 3Sg медведь

3Sg.M-Obj.3Sg.M-PST-убить

«Прошлой зимой он медведя убил» [Серков]. Части тела человека являются одним из наибо-

лее традиционных источников метафорической номинации в кетском языке [9, с. 60], что отчетливо демонстрирует антропоцентричность языка и косвенно центрированность человеческого сознания на фигуре самого человека. Порождающей областью для метафорического переноса в случае с лексемой s’Ayat явилось тело человека, занимающее определенное положение в пространстве. Пятка - задняя, нижняя часть тела человека, задняя часть ступни, таким образом, можно предположить, что «прошлый год» в сознании кетов отождествляется с чем-то, находящимся позади субъекта.

Исследования, проведенные на материале различных языков, показали, что в сознании людей сосуществуют одновременно два представления о времени - статическое и динамическое ([10-12] и др.). В статической концепции время рассматривается как некое пространство, по которому движется человек, он же и является в этом случае «мерой всех вещей». Динамическая концепция описывает время как движущуюся субстанцию, потому логично предположить, что в данном случае именно время как субъект действия будет точкой отсчета. Факты изучаемого языка позволяют предположить актуальность этих представлений для кетского сознания. Таким образом, слово s’Ayat в статической концепции времени может отсылать к пространству времени, уже пройденному человеком, т. е. находящемуся под ногами, но уже не под всей ступней, а под задней ее частью. В динамической концепции это время, ушедшее за фигуру субъекта.

Подтверждением нашего предположения могут служить контексты, в которых информанты для указания на события прошлого употребляют единицу oyta с пространственным значением «позади, задний»:

oqte daq quqe taviye qote daq ben taviye од1а da?q kuqa [di]-t-a-b-ki

задний жизнь 2Sg.Dat. [1Sg]-мент.

сост.-Dur.-Obj.3Sg.N-рассказать

qote da?q 1ban [di]-t-a-b-ki

впереди жизнь NEG [1Sg]-мент.сост.-

Dur.-Obj.3Sg.N-рассказать

«Что я прожила (о жизни в прошлом, букв. о задней жизни) - могу тебе рассказать, что будет в будущем (букв. о передней жизни) - не расскажу» [Романенкова].

ab dAq amerjobsrjaл ’ oqte igdobsn 1ab da?q amaq-obaq-as oqte igd[a]-a-qan 1Sg жизнь матери-отцы-Кот. позади на берегу-Dur.-Inh.

«Моя жизнь с родителями позади осталась» [Максунова].

Некоторые информанты, испытывая затруднения при передаче значения «предки», предлагали

свой вариант, не зафиксированный в словаре и не встречающийся в корпусе текстов, но образованный на основе модели «предки - люди прошлого, люди того времени, которое осталось позади / ушло за наблюдателя»: oyte doilden dey

од1а d[u]-a-il-d[aq]-en 2de?q

позади 3Р1-Виг.-Р8Т-жить-Р1.Б1 люди

«предки» [Максунова].

Информант И. И. Серков предложил следующий вариант для обозначения предков: ap kupka dolin kAndey !ab kupka d[u]-a-[i]1-in kandeq

1Poss перед 3Р1-Виг.-РБТ-жить-Р1.Б1

кеты (светлые люди)

«Люди, жившие передо мной (говорящего на прямой времени)» [Серков].

Данный пример несколько противоречит нашему объяснению, так как реферируемая точка в этом случае «я», а не «прямая времени».

Предложенные носителями языка описательные конструкции свидетельствуют о том, что пространственное понимание времени характерно для современного кетского сознания.

Указание на темпоральную локализацию события в прошлом может осуществляться при помощи наречий us’ka и s’uya. Исходное значение данных единиц пространственное - «назад, в обратную сторону»: haj s’in oyon lestiya i bol’e ban s’uyonden haj 1sin o-k-a-[i]n-[tn] 1es-diqa

еще раз 3Sg.M-Det.-Dur.-PST^ra лес-Dat. i bo1e 1ban suk-a-[i]n-den/tn

и больше NEG обратно-Dur.-PST-идти

«Еще раз в лес ушел и больше не вернулся» [13, с. 123].

ko:y us’ka i:s’diyd

koq uska is-diqa

иди назад рыба-Dat.

«Иди обратно к рыбке» [12, с. 21].

В нижеприведенных примерах us’ka и s’uya локализуют событие прошлого на прямой времени на определенном расстоянии (определенном количестве темпоральных единиц - четыре дня, три года) позади субъекта.

bu donarej s’ik eky us’k 1bu d[u]-o-[i]n-a-dij 1sik ekq uska

3Sg зSg.M-Dur.-PST-R.SJ-прийти четыре день/Р1 назад

«Он пришел четыре дня назад» [Серков]. as’ka bu bijbatonoq? - duy s’oqnqa os’ka aska 1bu bajba-a-t-(i)n-aq - 2do?q sikq-ka uska

когда 3Sg сирота-3Sg.M-Det.-PST-стать - три год/Р1- Loc. назад

«Когда он осиротел? - Три года назад» [14, с. 78].

qo: siq s’uya et kis’ey dul’din !qo sikg suka bt kiseg d[i]-a-[i]l-

d[aq]-in

десять год/Pl назад 1Pl здесь 1Pl-

Виг.-Р8Т-жить-Р1.Б1

«Десять лет назад мы здесь жили» [Романенко-ва].

Для обозначения вчерашнего дня используется единица qores’, в которой можно выделить элемент qot - «впереди», что, однако, не противоречит нашему положению о пространственной концептуализации прошлого как находящегося позади наблюдателя. В следующем примере время описывается не относительно субъекта - человека, а относительно самого времени, т. е. других его отрезков. Прошлое локализовано позади человека, но на прямой времени, направленной из будущего в прошлое, оно находится в самом начале, т. е. впереди относительно периодов настоящего и будущего времени:

qodes ’ uk bis’eq obil’de? qores 1u biseg obilde

вчера 2Sg где был

«Где ты вчера был?» [Максунова]. qodes buda bisebdaqta dino kon qodes bu-da biseb-dagta d[u]-in-[q]o

kon

вчера 3Sg-Gen. брат-Ades.

SSg.M-PST-умирать конь

«Вчера у его брата умерла лошадь» [15, с. 152]. Среди единиц, указывающих на неопределенное время в прошлом, частотными являются ARaj, inam и anat.

Для номинации наиболее дистанцированного от настоящего времени прошлого используется ARaj. Его темпоральное значение сформировалось, очевидно, на основе пространственного значения. В родственных кетскому языку вымерших языках обнаруживается следующее: в коттском языке фgai имеет значения «раньше», «вперед, впереди», в пумпокольском языке ojgaj - это «впереди». В отличие от двух других слов inam и anat ARaj указывает на далекое прошлое. Некоторые информанты, комментируя различие в употреблении данных слов, объясняли значение ARaj как «очень давно, не в течение жизни человека». Действительно, наиболее часто данная единица встречается в мифологических сюжетах, сказках и почти не встречается в современных разговорно-бытовых текстах:

ARaj kAnadeq qas’eq dolden aqaj kandeg qaseg d[u]-a-[i]l-d[aq]-in

раньше кеты там 3Pl-Dur.-PST^rnb-Pl.SJ

«Раньше в старину кеты там жили» [Максуно-ва].

лRaj ЫГа de1y dolin

эqaj Ы1а Ме?д d[u]-a-[i]l-[daq]-in

раньше как люди 3Р1-Виг.-РБТ-жить-

Р1.Б1

«Как раньше люди жили» [13, с. 62]. лRaj тат kэnes’ka dol’daq qoq

эqaj таш кэпа8-ка d[u]-o-[i]1-daq

^о?к

раньше давно светлый (белый свет)-Ьое.

3Sg.M-Dur.-PST-жить один

«Давным-давно на свете жил один (рыбак)» [16, с. 33].

При помощи наречия лRaj в кетском языке образованы словосочетания со значением «прародители» (прапрадедушки, прапрабабушки): лRaj bamaq / лRaj bataq (букв. «впереди, раньше - бабушка, старуха / дедушка, старик-Р1.»). Данные единицы также представляют собой реализацию метафорического переноса «предки - люди, которые были раньше, впереди на прямой времени, направленной из будущего в прошлое»:

лRaj bataq ШфЪт, as’ka ки1 Ы d£q dimbes’in эqaj bat-ag it-aц-[i]1-aш,

раньше старик-Р1. чувство-3P1-PST-взять

aska кики Ме?д d[u]-i[k]-[i]n-bes-in

когда бородатый люди 3Р1-досюда-

PST-прийти-P1.SJ

«Прадеды знали, когда бородатые люди пришли» [17, с. 244].

Еще более отдаленные во времени родственники могут обозначаться единицами qotil ’ - лRaj -1ор и qotil ’- лRaj - 1a■m, в которых элемент qotil’ -«впереди» отчетливо указывает на их пространственную локализацию в начале временной оси: qotil’-лRaj-op on ’Шкт obilda as’ketэn qoti1-эqaj-1ob оп it-a-[i]1-am

оЫШ askэt-en

впереди-раньше-отец много

чувство-3Sg.M-PST-взять был сказка-Р1

«Прапрадедушка знал много сказок» [Максуно-ва].

Этимология слов anat и inam не ясна. Inam указывает на время в прошлом, удаленное от говорящего большим или не очень промежутком времени: Ьщ tambil’Ьэп inam di:inbisin Ъщ tam ЫШ 1Ьэп ^ш d[u]-[ik]-in-bes-n 3Р1 откуда КЕО давно 3P1-досюда-PST-движ.вверх-Р1^

«Они откуда-то совсем недавно пришли» [13, с. 24].

Аnat - слово с широким семантическим объемом. Оно может указывать на довольно отдаленное прошлое (обычно в пределах жизни говорящего человека):

anat de'iq dol’in qщa

anat Ме?д d[u]-a-[i]1-[daq]-in qug-ka

раньше люди 3Р1-Виг.-Р8Т-жить-Р1.81

чум/Pl-Loc

«Раньше люди в чумах жили» [13, с. 50]. anat atnaqta obilda qak tcPb, en atnaqta in ta?b anat at-nagta obilda 1qak ta?b,

раньше 1P1-Ades было пять соба-

ка/Pl

1en at-nagta in ta?b

сейчас 1P1-Ades. два собака/Р1

«Раньше у нас было пять собак, теперь две» [15, с. 205].

Anat может указывать и на совсем недавнее прошлое, например, на событие / действие, произошедшее / не произошедшее несколько часов назад: aks’atit anat at ban sitijkindat aksdiga anat at 1ban sitej-q-in-di-t

почему раньше 1Sg NEG будить-кау-

затив-PST-Obj.1Sg-однокр. перех.

«Почему вы меня раньше не разбудили» [13, с. 99].

С помощью anat образованы единицы со значением «позапрошлый год» - anat 3s’i: и «позавчера» -anar ’ij (anat +2i? «день»), anatqores’ (qores’«вчера»): anar-i tam qores ’ a ban ban anar-i anarij 1tam qores a ban 1ban anarij

позавчера ли вчера а NEG NEG вчера

«На днях (позавчера) или / ли вчера ... Нет, нет, на днях (вчера)» [16]. anat s’i bu oyon kinil’ anat 3si 1bu o-k-a-[i]n-[tn] kin-i1

раньше год 3Sg 3Sg.M-Ab1.-Dur.-PST^ra

здесь-АЫ.

«В позапрошлом году он уехал отсюда» [Максу-нова].

Для обозначения позапрошлого года информанты также используют словосочетание s’Ayat kun’s’iya (букв. «другой, второй, следующий за прошлым годом»):

s’Ayat kuns’iya bu oyon kinil’ sakat kunsika 1bu o-k-a-[i]n-

[tn] kin-i1

прошлый следующий 3Sg 3Sg.M-Abl.-

Dur.-PST-идти здесь-Abl.

«В позапрошлом году он уехал отсюда» [Максу-нова].

Данная лексическая единица не зафиксирована в словаре Г. К. Вернера. Можно предположить, что информанты образовали ее по аналогии с qor’es’ kun ’s’iya - «позавчера» (букв. «второй, следующий за вчера»):

qores ’ kuns’iya at ovilda buriqta qores kunsika at ovilda bu-diqta

вчера следующий 1Sg был 3Sg-Ades.

«Позавчера я был у нее (в гостях)» [Серков]. Интересно, что по такому же образцу образована лексическая единица со значением «послезавтра» - anoks ’ kuns’iya (букв. «второй, следующий за завтра»), т. е. отсчет может исходить от говорящего как в ретроспективном, так и перспективном / прямом направлении.

Таким образом, лексические единицы кетского языка, объективирующие смысл «прошлое (время)» на уровне этимологии и исходного значения слова, представляют собой реализацию пространственной метафоры. Время мыслится кетами в виде материи, движущейся мимо человека, либо как некоторое пространство и его отрезки, по которому может двигаться человек. Базисное значение компонента «прошлое» можно представить как «находящееся позади наблюдателя» либо как «находящееся впереди на линии времени относительно других ее отрезков». Полученные результаты позволяют сделать предварительные выводы о ядерных признаках концепта «время» в кетском языке: к ним относится сопряженность времени с пространством и его тесная связь с движением. Представленный анализ темпоральной лексики кетского языка, с одной стороны, подтверждает распространенное в лингвистической литературе мнение о невозможности осмысления концепта «время» без обращения к метафоре и, с другой стороны, указывает на универсальный характер метафоры «пространство - время» [10; 18; 19].

Список сокращений, используемых в глоссах

1 - первое лицо, 2 - второе лицо, 3 - третье лицо, Abl. - маркер аблатива, Adess. - маркер адессива, Dat. - маркер датива, Det. - детерминатив, Dur. - маркер дуратива, Gen. - маркер генитива, Inh. - маркер инхоатива, Kom. - маркер комитатива, Loc. - маркер локатива, M - мужской класс, N - вещный класс, NEG - отрицание, Obj. - маркер объекта, Pl - множественное число, Poss - маркер поссесивности, PST -маркер прошедшего времени, R.SJ - кореферентный маркер субъекта, Sg - единственное число, SJ - маркер субъекта.

Список литературы

1. Чугунова С. А. Концептуализация времени в разных культурах: автореф. дис. ... д-ра филол. наук. Тверь, 2009. 44 с.

2. Вернер Г. Вайда Эд. Связующее звено между сибирскими языками и языками на-дене. - Дене-енисейские связи // Вестн. Томского гос. пед. ун-та (Tomsk State Pedagogical University Bulletin). 2011. Вып. 3 (105). С. 177-179.

3. Werner H. Vergleichendes Wörterbuch der Jenissej-Sprachen. In 3 Bd. Wiesbaden: Harrassowitz, 2002.

4. Вернер Г. К. Слова темпоральной семантики в енисейских языках // Языки народов Сибири: сб., посвящ. 95-летию проф. А. П. Дульзона

/ под ред. Ю. А. Морева, Р. Ф. Деннинга, О. А. Осиповой. Томск: Изд-во Том. гос. пед. ин-та, 1995. С. 52-59.

5. Мультимедийная база данных кетского языка / сост.: О. А. Казакевич, Л. М. Захаров и др. URL: http://minlang.srcc.msu.rU/kets/g/g_qtext_ ru.htm (дата обращения: 22.10.2010).

6. Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека. М.: Языки русской культуры, 1999. 895 с.

7. Кравченко А. В. Язык и восприятие: Когнитивные аспекты языковой категоризации. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1996. 160 с.

8. Comrie B. Tense. Cambridge [u.a.]: Cambridge Univ. Pr. 1990. 139 p.

9. Поляков В. А. Способы лексической номинации в енисейских языках. Новосибирск: Наука, 1987. 118 с.

10. Yu N. The contemporary theory of metaphor: a perspective from Chinese. Amsterdam [u.a.]: Benjamins, 1998. 278 p.

11. Арутюнова Н. Д. Время: модели и метафоры // Логический анализ языка. Язык и время. М.: Индрик, 1997. С. 51-61.

12. Lakoff G., Turner M. More than cool reason: a field guide to poetic metaphor. Chicago: University of Chicago Press, 1989. 237 p.

13. Кетские фольклорные и бытовые тексты / под ред. Е. Г. Которовой, Т. И. Поротовой. Томск: Изд-во Том. гос. пед. ун-та, 2001. 124 c.

14. Дульзон А. П. Сказки народов сибирского Севера 1. Томск: Изд-во Том. гос. ун-та, 1972. 202 с.

15. Georg S. A. Descriptive Grammar of Ket (Yenisei Ostyak), Vol. I: Introduction, Phonology, Morphology. Folkestone/Kent: Global Oriental, 2007. 328 p.

16. Гайер Р. С. Сказки и бытовые тексты // Сказки народов сибирского Севера IV. Томск: Изд-во Том. гос. ун-та, 1981. С. 27-40.

17. Вернер Г. К. Песнь о моем брате = Аб бисебдан, и'ль: эпическая поэма: книга для чтения в ст. кл. кетских школ. Красноярск: Изд-во Красноярск. гос. пед. ун-та, 1999. 264 c.

18. Weinrich H. Semantik der kühnen Metapher // Sprache in Texten. Stuttgart, 1963. S. 259-316.

19. Radden G. Metaphorisierte Zeit // Dürscheid Ch., Ramers K. H., Schwarz M. Sprache im Fokus: Festschrift für Heinz Vater zum 65. Geburtstag. Tübingen: Nimeyer, 1997. S. 427-442.

Андреева О. А., ст. преподаватель.

Томский государственный педагогический университет.

Ул. Киевская, 60, Томск, Россия, 634061.

E-mai1: andrejewa188@sibmai1.com

Богословская З. М., доктор филологических наук, профессор.

Томский политехнический университет.

Пр. Ленина, 30, Томск, Россия, 634050.

E-mai1: zefarija@mai1.ru

Материал поступил в редакцию 14.03.2011.

O. A. Andreeva, Z. M. Bogoslovskaya

LEXICAL OBJECTIFICATION OF THE CONCEPT OF “THE PAST’’ ON THE EXAMPLE OF THE KET LANGUAGE

This artic1e exp1ores the objectification of one of the structura1 components of the concept of “time” by the 1exica1 means of the Ket 1anguage.

Key words: concept "time ’’, past, spatial mataphor, seriously endangered languages, the Ket language.

Andreeva O. A.

Tomsk State Pedagogical University.

U1. Kievskaya, 60, Tomsk, Russia, 634061.

E-mai1: andrejewa188@sibmai1.com

Bogos1ovskaya Z. M.

Tomsk Polytechnic University.

Pr. Lenina, 30, Tomsk, Russia, 634050.

E-mai1: zefarija@mai1.ru