Е.О. Французская

КОНЦЕПТ КАК ДИАХРОНИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН (НА ПРИМЕРЕ ВЫРАЖЕНИЯ МЕГАКОНЦЕПТА TEA В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ)

В данной работе проводится сравнительно-сопоставительный анализ семантики средств выражения концептов, составляющих мегаконцепт tea, в разные периоды английской истории. Наличие трех концептов, выраженных словом tea, подтверждается особенностями употребления и сочетаемости данной лексемы. Развитие исходного концепта и формирование на его базе более сложного культурного концепта, а затем концепта со значением «прием пищи» происходит из-за изменения отношения к культуре потребления чая в сознании англичан.

Ключевые слова: мегаконцепт; концепт; диахрония; гастрономическая составляющая концепта; лексическая сочетаемость.

Изучение явлений, предметов, фактов посредством сопоставления и сравнения характерно для многих направлений науки, однако наиболее универсальное применение оно нашло в лингвистике при работе с языковым материалом [1]. Понятия «сравнение» и «сопоставление» рассматриваются рядом ученых как синонимы, поскольку термин «сравнение» в широком смысле слова указывает на процедуру, позволяющую установить как общее, так и различное между двумя и более объектами [2. С. 6-7]. Другие исследователи разграничивают употребление этих терминов и считают, например, сравнение - генетическим методом, методом установления родства, а сопоставление - типологическим методом, методом установления типа, сходства лексических систем [3. С. 13]. Сравнение выступает как способ выявления сходных черт между изучаемыми явлениями, сопоставление служит для анализа наиболее значимых отличий [4. С. 5; 5. С. 9].

В сравнительно-сопоставительном методе выделяют синхронический и диахронический подходы к изучению фактов языка. Синхронический подход способствует исследованиям в рамках одного или более языков на определенном моменте их развития. Диахроническая лингвистика проявляет интерес к проблемам языковых изменений и преобразований во времени. Наиболее успешным в связи с этим можно считать сочетание в лингвистическом исследовании синхронического и диахронического подходов, поскольку «любая «синхрония» исторична, исторически реальна и идиоматична данному индивидуальному языку для данного места и времени; только при лингвистическом анализе момент времени в ней приводится с нулевым показателем» [6. С. 40].

В лингвистике традиционно различают два типа сравнения: межъязыковое и внутриязыковое [2, 4]. Межъязыковое сравнение необходимо для обнаружения сходств и различий между двумя и более языками [7]. Для работы с единицами одного языка исследователи применяют внутриязыковое сравнение. В зависимости от того, необходимо ли раскрыть специфику языковых фактов на отдельном этапе истории или особенности функционирования языковых фактов в разные периоды развития языка, используют синхроническое или диахроническое внутриязыковое сравнение [4. С. 8].

Сопоставительный анализ ставит основным условием выбор базы контрастивного исследования, исходной меры сравнения [1. С. 29]. В теории сопоставительной лингвистики ключевым понятием является 1вгИит оотрагаиотя (лат. третий член сравнения) - критерий сравнения, то, в чем совпадают две сравниваемые ве-

щи. При межъязыковом и внутриязыковом сравнении придерживаются описания языка / языков, направленного либо от формы, либо от значения.

В данной работе проводится сравнительно -сопоставительный анализ концептов по двум историческим периодам: а) с XVIII в. до середины XX в.; б) вторая половина XX в. Базой сравнения (третьим членом) служат разноуровневые языковые средства выражения концептов, репрезентированных словом tea. Использование приема сопоставления (сравнения) в когнитивной лингвистике позволяет выявить своеобразие концептов как элементов миропонимания [8. С. 28].

Наиболее результативным для исследования средств выражения концептов в настоящем исследовании считается концептуальный анализ.

Примененные методы когнитивных исследований, анализ словарных дефиниций и примеров из произведений английской художественной литературы позволяют нам говорить о существовании в культуре и сознании англичан культурного мегаконцепта, объективированного лексемой tea. Наличие мегаконцептов присуще любой культуре. Они включают в себя наиболее важные признаки, характерные для данной культуры и отличающие ее от других [9].

Мегаконцепт, репрезентированный словом tea, по нашему мнению, включает три концепта, каждый из которых представлен лексемой tea.

Первой составляющей мегаконцепта является простой бытовой конкретный концепт чаи, начавший формироваться в конце XVII - начале XVIII в. и связанный в первую очередь с напитком.

Второй составляющей выступает многослойный сегментный культурный концепт чаи, включающий помимо базового слоя, чай как напиток, четыре культурных когнитивных слоя: чай как лекарство, чай как возможность общения, чай как способ проявить хорошее отношение, гостеприимство, чай как способ провести время. К базовому слою примыкают два сегмента: (а) чай как прием пищи, в свою очередь имеющий два слоя (чай-трапеза, характерная для английской культуры, и чай-время суток, соответствующее данной трапезе), и (б) чай как общественное или семейное мероприятие. Периферия данного концепта репрезентирована устойчивыми выражениями и сленгом.

Третья составляющая представлена концептом чай как прием пищи, сформировавшийся, по-видимому, во второй половине XX в. на базе сегмента многослойного сегментного культурного концепта чай.

Наличие трех составляющих мегаконцепта, представленного словом tea, подтверждается особенностя-

ми лексической сочетаемости глаголов с лексемой tea и ее значениями.

Формирование бытового концепта чай начинается в конце XVII в. со знакомства англичан с этим напитком. В XVIII в. традиция употребления чая прочно закрепляется в высших слоях английского общества и даже оказывает влияние на устоявшиеся традиции принятия пищи, поскольку между ранним ленчем и поздним обедом становится принято подавать чай с легкой закуской. Подобное чаепитие предполагает приглашение гостей [10. С. 45].

Лексема tea в значении напитка требует сочетаемости с глаголом to drink, что наиболее часто встречается в литературе XVIII в.: <...> I am sorry you invited him to drink tea (Fielding. Amelia). <... > how long you have been acquainted with those ladies who drank tea with us this afternoon (Smollett. The Adventures of Ferdinand Count Fathom). <...> I stole away to the ladies, and drank tea till eight (Swift. The Journal to Stella).

На этом этапе еще не сформированы английские традиции чаепития и используется оригинальная восточная посуда, пиала без ручек - a dish of tea: <...> she had scarce drank a dish of tea before she changed her mind <... > (Fielding. Amelia). <...> we may enjoy ourselves over a glass of punch or a dish of tea (Smollett. The Adventures of Ferdinand Count Fathom).

Посуда и приборы, подаваемые во время чаепития, на этом этапе носят название tea-equipage: Whilst the maid was preparing the tea-equipage, Amelia <... > (Fielding. Amelia). The tea-equipage was brought in (Richardson. Pamela).

В XIX и XX вв. это название меняется на tea service или tea things: <... > a list of items to be shipped to Cincinnati for himself and his wife: Irene Adler’s best tea service <... > (Rendell. The Keys to the Street). “Is that the reason so many tea-things are put out here?” she asked (Carrol. Alice in Wonderland). <... > said Lucy, rising briskly to her feet and clearing up the tea things. <... >And she took the tea things downstairs (Drabble. The Waterfall).

В культуре Англии XVIII в. уже закладываются основы для дальнейшего развития традиций чаепития и, соответственно, для изменения структуры концепта, что в дальнейшем приводит к формированию многослойного сегментного культурного концепта в сознании англичан.

Например, на чай приглашают гостей в знак благодарности и хорошего к ним отношения: <... > you have been very obliging to us; and a dish of tea shall be at your service at any time <... > (Fielding. Amelia).

Совместные чаепития становятся поводом пообщаться: Just now Mr. B. tells me, that the Countess Dowager and the Viscountess, her sister, are to be here to see my Billy, and to drink tea with me <... > (Richardson. Pamela).

Формируется традиция подавать чай в определенное время, поэтому сочетание tea-time может обозначать не только чаепитие, но и время суток: And I hope to join you there by your tea-time in the afternoon (Richardson. Pamela).

Расцвет чайной культуры Англии приходится на XIX в., когда чай становится доступным большинству населения. Чайные, куда допускают лиц обоего пола, распространяются по всей стране; появляется традиция

пить чай с молоком. Чай становится неотъемлемой частью жизни англичанина. Чай - это прием пищи, без которого не обходится английская семья из любого слоя общества, разнятся только время приема пищи и его гастрономическая составляющая. Званый чай также является крупным общественным или важным семейным мероприятием.

С XIX в. до середины XX в. формируется и развивается многослойный сегментный культурный концепт, репрезентированный в речи словом tea.

Четко прослеживается ядро концепта - представление о напитке из заваренных чайных листьев с соответствующим вкусом и ароматом, который подается в чашке - чашка чаю (a cup of tea). She longed for a cup of nice hot tea with all her heart (Blyton. Six Cousins at Mistletoe Farm). Много внимания уделяется ритуалу приготовления и подачи чая. Suzanne was about to help herself to sugar using the teaspoon from her saucer; pointedly, Julia offered her the sugar spoon (Lennox. Written on Glass).

В ходе развития общества базовый слой концепта, репрезентированного словом чай, дополняется когнитивными слоями. Чай на этих уровнях выступает (а) как лекарственное средство: To tell poor, hysterical young mother that everything would be all right! To tell her not to worry! To tell her she’d feel better if she had some tea (Forster. Mothers’ Boys); (б) как знак гостеприимства: Have some tea — come on, come along; here’s the tray. Laura, ring for fresh tea for Mr Coutts (Lawrence. The Witch a la Mode); (в) как возможность общения с друзьями: I know all about your surreptitious little cup of tea with her on the sly yesterday (Amis. Lucky Jim); (г) как способ провести время: Lily is <... > sitting in the living room on the one thin sofa, the colour of a cereal box, reading a book called Taming the Dragon in Your Child and nursing a cup of tea (Dawson. Magpie).

К базовому слою концепта, репрезентированного словом tea, примыкают два сегмента: (а) чай как прием пищи, два слоя этого сегмента представляют соответственно либо саму трапезу: There would be tea laid out in the kitchen and under the sunshade at the side of the house, a good old fashioned, proper tea, which people expected, sandwiches and cakes and scones and fruit bread, and raspberries and cream (Hill. Mrs. de Winter); либо время суток, в которое обычно происходит трапеза: He’s always at home to tea, sir, to play with the children (Galsworthy. The Man of Property); (б) чай как общественное мероприятие: But here was Ginny <... > acting as politely as if she were at the vicarage tea-party (Gilda O’Neil. Dream On); или семейное событие: It’s Mark -and Tammylan! They’ve come to tea. Hallo, Mark! Hallo, Tammylan! Wait a minute I’ll open the door! (Blyton Enid. More Adventures on Willow Farm).

К периферии концепта относятся разнообразные конструкции со словом tea; наиболее часто употребляется one’s cup of tea. Эта оценочная конструкция показывает, насколько то или иное действие, вещь или ситуация типичны для человека: I think it really wasn’t his cup of tea, so he wanted to make something rather different (Adams. The Salmon Of Doubt).

Во второй половине XX в. популярность чая начинает падать, что объясняется несколькими причинами: массовое производство значительно ухудшило каче-

ство напитка, на общественных и официальных мероприятиях чай чаще всего заменяют прохладительные и алкогольные напитки. Быстрому темпу жизни теперь больше соответствует кофе из французских или американских кофеен, распространившихся по всей стране и особенно популярных в крупных городах. Чай, однако, сохраняет свои позиции символа английской культуры - его подают во всех туристически значимых местах и по особым случаям, когда необходимо подчеркнуть принадлежность момента английским традициям.

Наиболее серьезные изменения коснулись сегмента концепта чай в значении «прием пищи». Хотя сам напиток значительно сдал свои позиции, чай как трапеза прочно вошел в систему приемов пищи в Англии: Breakfast at eight, dinner at noon, tea at four, supper at eight: all meals in this house occurred with absolute precision and sameness (Bennett. Anna of the Five Towns). <... > she found Ted sitting at the kitchen table eating his tea <... > She lit the gas and sat down at the table to wait for the water to boil. Ted liked to have a cup of tea after he had finished his meal (O’Neil. Dream On).

Чай как напиток перестал считаться обязательной частью данной трапезы, изменились и блюда, подаваемые к чаю: He had planned an omelette for his tea and she agreed to share (Gregory. The Wave Machine).

Изменения гастрономической составляющей концепта позволило использовать в языке со словом tea те же глаголы, что и с другими названиями приемов пищи. Это объясняется взаимозависимостью языка и культуры: «Язык не может существовать вне культуры, как и культура не может существовать без языка», а любое изменение одного из них непременно повлечет изменение другого [11. С. 16].

В английской литературе до середины XX в. наиболее распространенным случаем является сочетание слова tea (чай как прием пищи) с глаголом to have: It will be like having a meat-tea, or reading an English novel (Wilde. The Picture of Dorian Grey). In England we always have tea at half past (Lawrence. The Captain’s Doll).

Начиная со второй половины XX в. лексема tea применительно к приему пищи употребляется с глаголами to make (в значении не только заваривать чай, но готовить еду), to cook, to eat: About three o’clock she (Muriel) made herself a cup of tea, put her Cadbury’s creme egg on a plate and carried the tray into the garden. <... > then she went inside to make a substantial tea for herself (Shaw. The New Rector). My grandmother now had to cook for us. And so for breakfast, dinner, lunch, and tea, we had golden toast and silver marmalade and cups of tea (Gaiman. Queen of Knives). <... > he and Christine would not, after all, be able to eat tea together the following afternoon (Amis. Lucky Jim).

Сравнительно-сопоставительный анализ средств выражения мегаконцепта, реперезентированного лексемой tea, позволяет нам выделить его составляющие, представленные в английском языке словом tea. Изменения, произошедшие в культуре английского общества в период с начала XVIII в. до настоящего времени, не могли не повлиять на функционирование слова tea в языке. Изменение гастрономической составляющей концепта и утрата важности роли самого напитка привели к тому, что сформировался новый концепт на базе сегмента уже существующего концепта tea. Лексическая сочетаемость средств выражения нового концепта позволяет ему войти в парадигму названий приемов пищи. Новый концепт чай как прием пищи является исключительной характеристикой языка и культуры Англии.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ярцева В.Н. Контрастивная грамматика. М. : Наука, 1981. 111 с.

2. Зеленецкий А.Л. Сравнительная типология основных европейских языков : учеб. пособие для студентов лингв. фак-тов. М. : ИЦ «Академия»,

2004. 252 с.

3. Бронникова Д.Л. Сравнительно-сопоставительный анализ терминологического корпуса подъязыков альтернативного топлива и электроники

(по данным частотных словарей) : автореф. дис. ... канд. филол. наук. М., 2009. 21 с.

4. НерознакВ.П. О трех подходах к изучению языков в рамках синхронного сравнения: типологический - характерологический - контрастив-

ный // Сопоставительная лингвистика и обучение неродному языку / под ред. В.Н. Ярцевой. М. : Наука, 1987. С. 5-26.

5. Гак В.Г. О контрастивной лингвистике // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 25. Контрастивная лингвистика : переводы / сост. В.П. Не-

рознака ; общ. ред. и вступ. ст. В.Г. Гака. М. : Прогресс, 1989. С. 5-17.

6. Реформатский А.А. Принципы синхронного описания языка // Лингвистика и поэтика. М., 1987. С. 20-40.

7. Полякова Н.В. Концепт «дом» и особенности его репрезентации в селькупском и русском языках // Вестник Томского государственного

педагогического университета. Вып. 4 (55). 2006. С. 147-152.

8. Полякова Н.В. Концепт ПРОСТРАНСТВО и средства его репрезентации в селькупском и русском языках : дис. ... канд. филол. наук. Томск,

2006. 120 с.

9. Киров Е.Ф. Концепты и концептосфера языка и ментальности // Вестник Московского государственного педагогического университета.

№ 1 (2). М., 2009. С. 15-18.

10. Сатина В. Ф. Читаем и говорим о Британии и британцах. 2-е изд., стереотип. Минск : Высш. шк., 1997. 255 с.

11. Гудков Д.Б. Теория и практика межкультурной коммуникации. М. : Гнозис, 2003. 288 с.

Статья представлена научной редакцией «Филология» 27 июня 2011 г.