Концепт «дестинация» в системе концептов международного туризма

Е. В. Мошняга (Российская международная академия туризма)*

В статье концепт «дестинация» рассматривается как базовый системообразующий концепт туристской концептосферы, выстраивающий направленность осмысления феномена туризма. Дестинация исследуется как фрагмент туристской картины мира, специально организованной реальности, как социальное конструирование туристского опыта, как инсталляция и интертекст.

Ключевые слова: концепт, система концептов, концептосфера, дестинация, инсталляция, интертекст, гиперреальность, симулякр, международный туризм.

В рождении лингвокультурного концепта участвует семантическое триединство «сознание — культура — язык». Концепты изначально имеют невербальную природу, зарождаясь в сознании, и лишь затем фиксируются в языке, следуя ментальной схеме: сознание — мышление — язык. Они являются посредниками между экстралингвистиче-ской и лингвистической реальностью, однако концептами становятся только те лингвокультурные реалии, которые оказываются базовыми, опорными, центральными, актуальными, ценными для данной культуры. Концепт в отличие от понятия, помимо смысла, соединяет в себе образные, ценностные и дискурсивные характеристики. Три непременных компонента концепта включают логическое понятие, образ и ценность. Понятие, облеченное в образ и заряженное ценностью, становится концептом, при этом, по заключению Д. С. Лихачева, концепт — это всегда потенциальный дискурс.

Концепты туризма выступают как «параметры порядка» системы международного туризма, объединяющей генерирующие туристов регионы (инициативные сообщества); транзитные территории; принимающие туристов регионы (рецептивные сообщества или дестинации); глобальную окружающую среду в целом. Система концептов (концеп-тосфера) туризма дискурсивно передает

культурный фон и дух времени определенного этапа развития туризма современным и будущим пользователям и исследователям, задает ценностные ориентиры развитию международного туризма, структурирует концептуальную модель мультикультурной и мультиязычной туристской картины мира, формирует инструментарий языка межкуль-турного общения в глобальном туристском пространстве.

Концепт дестинация (destination) является базовым системообразующим концептом туристской концептосферы, выстраивающим направленность осмысления феномена туризма. При этом сама дестинация как туристская реалия представляет собой центральный структурный элемент системы международного туризма.

Если понятие дестинация означает место, куда кто-либо или что-либо направляется или посылается, то концепт дестинация несет в себе смыслы не только места назначения, куда туристы прибывают с целью отдыха, развлечений, рекреации, с другими специализированными целями, но прежде всего фрагмента универсумного пространственно-временного континуума, фрагмента специально организованной (объективной, сконструированной, постановочной) действительности, образно окрашенного и ценностно заряженного локального фрагмента из

* Мошняга Елена Викторовна — кандидат педагогических наук, доцент, заведующая кафедрой лингвистики и межкультурной коммуникации Российской международной академии туризма, г. Москва. Тел.: +7 (499) 188-10-75. Эл. адрес: emoshnyaga@gmail.com

общей мозаики многообразной культуры человечества, фрагмента индивидуальной и коллективной туристской картины мира, элективного центра, куда индивид в модусе путешествия «убегает», спасаясь от рутины повседневности.

Дестинация является универсальным туристско-отраслевым концептом, разделяемым и одинаково интерпретируемым всеми культурами, участвующими в туристских обменах. Будучи во многом результатом развития массовой культуры, с одной стороны, и продуктом развития постмодернистской ситуации в культуре — с другой, дестинация может концептуализироваться как феноменологическая модель постмодернистской инсталляции, в пространственной композиции которой сочетаются природные ландшафты, элементы этнической культуры и истории, национальные традиции гостеприимства с современными коммуникациями и технологиями обслуживания, подчиненные общей концепции развития. Неотъемлемым компонентом дестинации-инсталляции, наполняющим ее «жизнью», социокультурными смыслами, потенциалом и гуманитарным ресурсом развития, оказываются не только «хозяева» — представители принимающего туристов сообщества, но и сами «гости» — туристы. Концептуально дести-нация отвечает чертам постмодернистского искусства инсталляции в том смысле, что являет собой символическую декорацию, в которой посетитель является непосредственным участником действа, т. е. не созерцает ее со стороны как зритель, а обнаруживает себя внутри нее. Здесь уместно вспомнить, что ученые-постмодернисты обращают внимание на то, что социальные практики современного общества распадаются на реальное и воображаемое. При этом разъединение является неотъемлемой частью единства мира и его глобальных практик: «автономное зрелище оказывается одновременно реальной тотальностью, содержащей это зрелище», а разъединение внутри тотальности искажает ее до такой степени, что зрелище видится как цель (Debord, 1987: 7). Физическое место

в определенном реальном географическом и историческом контексте в результате креативных трансформаций автором-создате-лем превращается в функциональное семиотическое пространство, культурный текст, наполненный смыслами, считываемыми посетителем.

Когнитивно дестинация — это микрокосм и некий фрейм, при разворачивании которого посетитель ожидает получение нового (или расширение полученного ранее) культурного, социального и туристского опыта. Производство дестинаций как интертекстов отвечает потребности туриста эпохи постмодерна в получении нового культурного опыта: проживания в сконструированном пространстве и времени, участия в постановочных практиках, экзистенциального опыта переживаний и эмоций от взаимодействия с объектами и субъектами дестинации. И сам посетитель дестинации, погружаясь в ткань нового для него текста, деконструируется в новый субъект коммуникации, определяемый новыми условиями существования. Происходит деконструкция, т. е. демонтаж и реинтерпретация привычных онтологических смыслов, причем каждый из посетителей дестинации как читателей интертекста привносит в его интерпретацию свои собственные смыслы, которые не являются ни постоянными и окончательными, ни безошибочными, истинными, ни единственно возможными.

Дестинация, реализующая генеральную идею индустрии туризма как индустрии мечты, конструируется как гиперреальность, наполненная симулякрами. Примерами тому могут сложить многочисленные тематические парки, создаваемые по всему миру, во многих случаях становящиеся сетевым бизнесом. Туристские объекты-симулякры и со-бытия-симулякры — результат креативной, имаджинативной, фантазийной деятельности человека по созданию объектов и событий, которые никогда не существовали в культурно-исторической реальности. Они формируют особую гиперреальность, декларирующую отказ от линейного воспри-

ятия пространства в пользу его многомерности (Усовская, 2006: 219). Симулятивная имитативная гиперреальность со своей семиотической средой включает разнообразные реальности, не соответствующие действительной реальности. Парки, музеи, галереи, другие объекты туристских посещений и экскурсионного показа, а также персонажи и мифы, используемые в рыночном продвижении туризма, построенные на си-мулякрах и симулякрах симулякров, активно развиваются и тиражируются, формируя туристский вкус, моду, спрос, создают эталонную модель для подражания концепто-логами и стратегами развития туризма.

Фундаментальным свойством симуляк-ра является «несоотнесенность и несоот-носимость» объектов с реальной действительностью, когда реальность вытесняется и замещается проектом. Появление и функционирование симулякров в современном обществе связаны, по выражению Ж. Бод-рийяра, с «агонией реальности». Потребитель тяготеет к миру, который превращается лишь в образы себя, к псевдособытиям и зрелищам. Именно к таким «вещам» применимы концепция Платона и сам термин «симу-лякр», т. е. «точная копия, оригинал которой никогда не существовал» (Jameson, 1991: 18). Современное общество тяготеет к «спектак-лизации» реальности, оно стало обществом зрелищ, в котором рождается, формируется и закрепляется культура симулякров, где «образ стал конечной формой воплощения товара» (Debord, 1987: 7).

Культура симулякров распространяется и на историческое прошлое, которое представляется в современном культурном и туристском пространстве измененным, модифицированным, художественно, стилистически и коммерчески преображенным. Культурно-исторические события, которые являются темами музейных и выставочных экспозиций, ложатся в основу событийного туризма, формирования туристских дести-наций, превращаются в образы и инсталляции, в проекты и акты, в симулякры и симу-лякры симулякров. Доисторический период

оказывается особенно лишенным какой-либо историчности, превращаясь в набор «зрелищ». Следуя постструктуралистской лингвистической теории, можно сказать, что прошлое как референтная ситуация оказывается «заключенным в скобки», а затем и вовсе стертым, оставляя нас только с текстами и более ни с чем (Jameson, 1991: 18). Реальность заменяется гиперреальностью, которая есть порождение призраков реального, т. е. симулякров. В основе гиперреальности — симуляция и ее базовые единицы — симулякры. Симулякр не воспринимается как ложь, напротив, видится реальнее, чем окружающий мир, потому что сопровождается фактами и документальными подтверждениями. Сегодня, как разъясняет Ж. Бод-рийяр, сама реальность гиперреалистична (Бодрийяр, 1996). «Симулякр связан с возникновением чувственного переживания в результате опосредованного контакта с заместителем объекта действительности» (Усовская, 2006: 238). Таким образом, ими-тативность и симулятивность культуры — самые яркие характерные черты, а симуля-кризация объектов — самая значимая тенденция современного развития семиотики туризма, находящаяся в концептуальном единстве с образом туризма как индустрии мечты.

В русскоязычном туристском дискурсе термин дестинация стал активно применяться лишь в последние годы и, скорее всего, именно потому, что в российском туристском сообществе он с самого начала стал восприниматься как многомерный и многоаспектный концепт, а не понятие, эквивалентное понятию турцентр. Традиционно использовавшиеся термины-понятия туристский центр и туристское направление не обладали какой-либо концептностью своего смыслового наполнения и при этом имели семантические искажения значений понятий центр и направление. Туристский центр коннотативно передавал смысл центрирования и центральности, выведения центра в доминирующее положение с автоматическим превращением окружающей его сре-

ды в периферию, смысл центрального территориально-административного положения, центральной значимости для страны или региона, в то время как дестинацией может быть не только крупный курорт или мегаполис, но и малый исторический город, тематический парк или колоритная глубинка, не имеющие для собственной страны или региона статуса центрального объекта или территории. Термин туристское направление вносил двойственность в понимание его значения: направление имеет и статическую, и динамическую коннотацию движения, например, в каком направлении отправиться путешествовать, в то время как destination — это место, стационарный объект, а не движение к нему. В Большом глоссарии терминов международного туризма дается следующее определение: «дестинация — (1) место (территория, район, местность) назначения, прибытия, (2) объект назначения, пользователь-получатель информации вычислительной сети, (3) цель путешествия, похода. Чаще всего термин используется в лексиконе профессионального туризма для обозначения местности или страны приема туристов» (Большой глоссарий..., 2006: 30). При том что термин дестинация в русскоязычном туристском дискурсе закреплен в словарях, ни один из известных зарегистрированных компонентов его дефиниций не отражает его концептуальный смысл. В современном русскоязычном туристском дискурсе отмечена тенденция ухода от русскоязычных терминов-понятий туристский центр (или турцентр) и туристское направление к термину-концепту дестинация, введенному в оборот и закрепленному как в отраслевых словарях и справочниках, так и в рабочих и официальных документах о состоянии и развитии туризма в РФ.

И. В. Зорин и А. И. Зорин указывают, что дестинация стала концептом под влиянием маркетинговых коммуникаций, «благодаря маркетингу понятие «дестинация» приобрело свойство концепта». И далее: «. благодаря внедрению в туристику идей маркетинга дестинация стала ее концептом — поняти-

ем, вышедшим за границы первичного значения данного слова (направления), вобравшим коллективные знания, формы и значения, почерпнутые из маркетинга» (Зорин, Зорин, 2009: 4).

Дестинация имеет открытый системный характер, это подсистема в общей системе туризма. Концептуально дестинация — это идеализация образа «места». Это концепт, который содержит признаки эталонности, параметры соответствия идеальному образу. С дестинацией связаны сопутствующие месту нарративы, мифы, истории, участвующие в формировании или привязывающие к себе концепцию формирования дестинации. «Нарратив эволюционировал в важный канал для формирования пространства и последующего имиджа места» (McCabe, Mar-son, 2006: 101). Нарратив — это инструмент репрезентации места.

Идее дестинации как инсталляции в полной мере соответствуют конструкты концепта дестинация в англоязычном туристском дискурсе: place (место), place construction (конструирование места), experience (опыт), identity (идентичность), setting (окружение), frontstage и backstage (фасад и тыл, парадный вид и задворки), которые, отражая постмодернистскую традицию, концептуально транслируют культурные и туристские, образные и ценностные составляющие дестинации. Эти конструкты также представляют собой концепты туризма.

Конструкты front и back в составе терминов frontstage и backstage передают амбивалентность дестинации. Необходимо особо отметить, что на концептах front и back в целом построена концепция индустрии гостеприимства: идея деления пространства на то, что открыто для глаз гостя, и на то, что скрыто (frontstage — backstage, front office — back office, front of the house — back of the house).

Концепт дестинация отсылает к идее социального конструирования пространства самими людьми и несет смысл социального конструирования туристского опыта. В результате пространство трансформируется

в места, которые приобретают социально конструированный и организованный вид. Места создаются и предназначаются для различных целей, включая путешествия, отдых, досуг, рекреацию, развлечение, гостеприимство.

Рассуждая о социальных, культурных и туристских смыслах концепта дестинация, С. МакКейб и Д. Марсон приводят типологию опыта путешественников в зависимости от того, является ли их посещение дестина-ции экскурсией одного дня, пакетированным туром или дальним путешествием, утверждая, что временное конструирование туристского пространства фундаментально для социального конструирования этого пространства. Исследователи также обращают внимание на то, что турист не только конструирует пространство в ожидании своего туристского опыта, но и привносит свой туристский опыт в сферу своей повседневной жизни, которая отражает и воссоздает опыт и пространство (там же: 91). Следует подчеркнуть, что фактически вся мировая тур-индустрия строится на производстве и реализации туристского опыта. Именно «красиво упакованный» и сопровождаемый туристскими нарративами туристский опыт является тем турпродуктом, который продается и покупается на туристском рынке. Спрос на туристский опыт подвержен колебаниям и изменениям в зависимости от множества факторов, таких как конъюнктура рынка, предыдущий туристский опыт, мода, престиж, возрастные, образовательные, финансовые и другие мотивы путешественников.

При рассмотрении дестинации исследователи переключают акцент с объектов пространства на саму концептуальную идею пространства: как определяется концепция пространства и, что более важно, каковы социальные отношения, связанные с ним (там же: 98-99). Место играет решающую роль в социальном конструировании себя (своей идентичности) и в образовании смыслов туристского опыта. Туристские пространства — это места потребления и конструирования с разнообразными и мультифеноменаль-

ными эмпирическими контекстами. Опыт места чрезвычайно важен в социальном конструировании места и идентичности. От дес-тинации, ее пространственно-временных рамок и социальных ролей зависят характер и особенности межкультурной туристской коммуникации, привязанной к месту и времени, протекающей «здесь и сейчас».

Апеллируя к идее формирования глобальной туристской культуры «на местах», Дж. Эри так характеризует глобальную туристскую культуру относительно туристского системообразующего концепта место в составе дестинации: «Происходит всепоглощающее производство и потребление «мест» по всему земному шару. Ключевые компоненты современной глобальной культуры сегодня включают гостиничный «шведский стол», бассейн, коктейль, пляж, зал аэропорта и бронзовый загар» (Urry, 2002: 141). Концепт место кодируется и декодируется в туристском пространстве как продукт. В контексте маркетинга данный подход распространяется и на дестинацию в целом.

Необходимо также обратить внимание, что дестинация — это пространство меж-культурной коммуникации, где работает идентичность. Для членов лингвокультурного сообщества, формирующегося как туристское сообщество и дестинация для внешнего мира, дестинация как концепт приобретает специфические смыслы: отражает ощущение единения друг с другом, чувство принадлежности, общих корней, общей исторической памяти, патриотизма, стремление сохранить и приумножить природное и культурное наследие.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Бодрийяр, Ж. (1996) Симулякры и симуляции // Философия эпохи постмодерна. Минск : Красико-принт. С. 48-73.

Большой глоссарий терминов международного туризма (2006) / под ред. М. Б. Биржако-ва, В. И. Никифорова. СПб. : ИД «Герда».

Зорин, А. И., Зорин, И. В. (2009) Дестинация. М. : РМАТ.

Усовская, Э. А. (2006) Постмодернизм. Минск : ТетраСистемс.

Debord, G. (1987) The Society of the Spectacle. London : Rebel Press.

Jameson, F. (1991) Postmodernism, or, the Cultural Logic of Late Capitalism. Durham : Duke University Press.

McCabe, S., Marson, D. (2006) Tourist Constructions and Consumptions of Space: Place, Modernity and Meaning // Tourism and Social Identities: Global Frameworks and Local Realities / P. M. Burns and M. Novelli (eds.). Oxford : Elsevier. P. 91-108.

Urry, J. (2002) The Tourist Gaze: Leisure and Travel in Contemporary Societies. 2d edn. London : Sage.

THE CONCEPT OF DESTINATION IN THE SYSTEM OF INTERNATIONAL TOURISM CONCEPTS

E. V. Moshniaga (The Russian International Academy for Tourism)

The concept of «destination» is identified as the basic system’s constituent concept in the tourist sphere of concepts, which sets forth the trend of the conceptualization of the tourism phenomenon. Destination is explored as a fragment of tourist worldview, a specially organized reality, as a social construction of tourist experience, and also as installation and intertext.

Keywords: concept, the system of concepts, the sphere of concepts, destination, installation, intertext, hyperreality, simulacrum, international tourism.

BIBLIOGRAPHY (TRANSLITERATION)

Bodriiiar, Zh. (1996) Simuliakry i simuliatsii // Filosofiia epokhi postmoderna. Minsk : Krasiko-print. S. 48-73.

Bol’shoi glossarii terminov mezhdunarodno-go turizma (2006) / pod red. M. B. Birzhakova, V. I. Nikiforova. SPb. : ID «Gerda».

Zorin, A. I., Zorin, I. V. (2009) Destinatsiia. M. : RMAT.

Usovskaia, E. A. (2006) Postmodernizm. Minsk : TetraSistems.

Debord, G. (1987) The Society of the Spectacle. London : Rebel Press.

Jameson, F. (1991) Postmodernism, or, the Cultural Logic of Late Capitalism. Durham : Duke University Press.

McCabe, S., Marson, D. (2006) Tourist Constructions and Consumptions of Space: Place, Modernity and Meaning // Tourism and Social Identities: Global Frameworks and Local Realities / P. M. Burns and M. Novelli (eds.). Oxford : Elsevier. P. 91-108.

Urry, J. (2002) The Tourist Gaze: Leisure and Travel in Contemporary Societies. 2d edn. London : Sage.

Авторефераты диссертаций, защищенных аспирантами Московского гуманитарного университета

Марик, И. В. Социальный пакет как способ реализации социальной ответственности предприятия : автореф. дис. ... канд. социол. наук [Текст] / Марик Иван Васильевич ; 22.00.04 — социальная структура, социальные институты и процессы, социологические науки. — М., 2011. — 18 с.